А.В.Яровой. «Фигуры воспоминаний» Донских степей.

 

Калмыцкая степь

Последние несколько лет мы все чаще слышим о казаках, как о ревнителях нравственности, хранителях отечественных скреп. Подчас новости, освещающие их вдохновенную активность, отзываются откровенным абсурдом. Чтобы разобраться, кто же такие современные казаки, «Дискурс» обратился к историку, этнологу, социологу и культурологу, кандидату социологических и доктору философских наук, доценту Азово-Черноморского инженерного института Андрею Яровому.

Холодный выдался нынче май. Да еще астраханец выхолаживает последнее тепло, которое душа пытается сохранить, зябко кутаясь в старую, видавшую виды бурку. Того и гляди сорвется с места и понесет ветер душу, словно это и не душа человека, а какой-нибудь избежавший печной топки курай… Май у меня месяц печальный. Вот уж второй десяток заканчивается, как пошла моя бабушка грехи сдавать на Турчановку – так погост называется в наших Задонских степях, видимо, в память о находившемся здесь хуторе казака Турчанинова. Пошла и пошла, словно вышел человек на улицу, забыв закрыть за собой дверь. «Здесь недалече – за реку-то только перейти, да на курган подняться – вот и жилье тебе, до Второго пришествия», – говорили старики. Жилье это временное, дорога от него Батиевым шляхом тянется к старым нашим небесным станицам, а там уже все свои поджидают…

Ушедшие от нас оставляют невидимые связи, соединяющие нас с прошлым, дающие нам осмысленность существования, и эта испещренная балками, речушками и курганами степь, начинает говорить с нами понятным языком, если мы различаем в ее очертаниях некие, как сказал бы М. Хальбвакс, фигуры воспоминаний. Оживший культурный ландшафт и является тем, что формирует нашу идентичность, да так прочно, что и многословие всей системы школьного образования не в состоянии ее изменить.

Поэтому удивительно иногда слышать рассуждения неких историков, что казаки – это социальная группа… сословие… что они суть бежавшие от гнета боярского вольнолюбивые и пассионарные русские люди… собрались во единое братство, с архаичной военной демократией… всего и не перечислишь, что только ни говорят кандидаты и доктора. Одних только гипотез происхождения казаков называют около сотни…

А что же сами донские казаки? Что они говорят о своем происхождении? Почему они упорно не желают называться великороссами или русскими? Как, собственно, и украинцы для них не являются родственниками. В конце XVIII века говорили донцы А. Ригельману, что русские мы по вере, но не по природе: «Казаки от казаков ведутся», – гордо говорят Штокману воинственные станичники после драки со слободскими хохлами в «Тихом Доне» Шолохова. Эта аксиома сегодня будоражит умы обывателей, привыкших видеть «неоказаков» – ряженных, кричащих «люба!», громящих выставки, бьющих оппозиционеров… но не об этом «казачестве» моя речь.

Читать далее

В.П. Трут. КАЗАЧЕСТВО КАК ЭТНОСОЦИАЛЬНОЕ И СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

Проблемы всесторонней, обстоятельной, научно-обоснованной и всеобъемлющей характеристики казачества как своеобразного явления отечественной истории, вопросы его происхождения, исторического развития, этапы исторического пути, в настоящее время имеют несомненную научную и общественно-политическую актуальность. Это связано как с необходимостью изучения и осмысления этого феномена истории нашей страны, так и с происходящими в настоящее время важными, хотя и достаточно непростыми процессами казачьего возрождения.

В современной историографии и публицистике  активно обсуждается вопрос о том, кем же были казаки к началу ХХ века – представителями народности, нации, народа или сословия. Дискуссии по этому вопросу велись еще в XIX веке, но к единому мнению ученые не пришли. Характерно, однако, что в 1-й пол. XIX в. среди российских историков и географов (этнография как наука оформилась позднее) преобладала идея «казачье-русского» народа, как обособленной этнической группы восточных славян. Например, в учебнике по географии Арсеньева донские, черноморские, сибирские и уральские казаки рассматривались отдельно от русского народа в разделе «О племенах народов, обитающих в российских владениях», и были отнесены к славянскому племени наряду с поляками. Как самостоятельный характеризовался «казачий народ» и в учебнике по истории Устрялова. Причем оба этих учебных пособия в свое время выдержали по 30 изданий. (См.: Фёдоров С. Краткий очерк истории казачества // Календарь-альманах «Вольного казачества» на 1930 год. Прага, 1930. – С.50.) Представляется, что дискуссии по данной проблеме во многом носят беспредметный, искусственный характер, поскольку их участники, в силу отсутствия необходимых знаний в области социологии и этнологии, не до конца  разобрались  в  предмете  спора.  В  результате  этого  прямо противопоставляются совершенно разноплановые категории. К настоящему времени в отечественной и зарубежной социологии сформированы всесторонне разработанные и научно обоснованные теоретические концепции структурной организации общества. В их основу положен обширный комплекс критериев, отражающий современные научные разработки социологов.

В социологической литературе существует четкая дифференциация структур общества, согласно которой выделяются:

— социально-этническая структура общества, то есть исторические общности людей (род, племя, народность, нация, этнос), возникающие объективно как результат соединения людей территорией, экономикой, культурой, обычаями, традициями, психическими особенностями и пр.;

— социально-классовая структура, возникающая объективно
как результат разъединения людей и включающая в себя такие понятия как классы, касты, сословия, социальные группы и социальные слои;

— территориальная структура, отражающая основные типы
поселений – макрополис, город, село, поселок и пр.;

— демографическая структура, обусловленная половозрастными отличиями;

семейно-бытовая структура, в которую входят соседские родственные общности  людей  [1].

Иногда в научной литературе выделяются также социальные структуры по конфессиональным, культурным, профессиональным признакам.

Таким образом, любое общество делится на самостоятельные большие социальные группы. И каждый член общества одновременно входит, как правило, в каждую из них.

Для того чтобы разобраться и определить, кем же были казаки к началу нынешнего столетия, необходимо остановиться на рассмотрении смыслового содержания терминов, употребляемый при той или иной характеристике казачества. Так,  в советской этнографической науке народность определялась  как исторически сложившаяся территориальная  языковая, экономическая, культурная общность людей, предшествующая нации  [2]. В свою очередь, нация характеризовалась  как историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера, которые составляют ее признаки [3] .

Однако по  практически общепризнанному мнению современных российских и зарубежных этнологов (этнографов) понятия народности, нации, национальности весьма неопределенны и многообразны. Зачастую они употребляются в далеко не адекватных значениях. Кроме того, данные термины, обозначая определенные общности людей, не отражают их многочисленных специфических черт и особенностей. Не случайно, поэтому, что в настоящее время российские энциклопедические издания прямо указывают на то, что, например,  «народность — термин,  употреблявшийся  в советской  науке  для  обозначения  различных  типов  этнических  общностей»[4].

Поэтому уже в 1970-х годах отечественные и зарубежные специалисты этнологи старались в основном оперировать термином «этнос» (этнографическая группа). А то общее, что связано с наличием у каждой из называемых ими совокупности людей своей культурно-бытовой и языковой специфики, единого самосознания, называли  этническим  [5]. В настоящее время данный термин  определяется следующим образом: «этнос – этническая общность, исторически сложившаяся группа людей, обладающая  общим самосознанием и самоназванием (этнонимом), общностью происхождения и культуры (чаще всего языка)» [6].

Отмечая большую сложность задачи определения места этнических общностей среди различных человеческих объединений, этнологи предлагают различные подходы к определению  этноса. При этом ключевую роль играет выделение его основных признаков. Так, одни авторы относят к ним культуру и язык, Другие добавляют к этому общность территории, особенности психического склада и этническое самосознание. Ряд специалистов в число основных этнических признаков включают также общность происхождения и государственную принадлежность. Зарубежные исследователи определяют этнос как единство, осознаваемое людьми  [7].

Но этнос представляет собой не простую сумму признаков, а целостное образование, в котором ведущее место могут занимать его различные составляющие. В одних случаях на переднем плане может находиться единство происхождения, в других – языка, в третьих – уклад жизни и хозяйственно-бытовые особенности и т.д. В то же время этносом является не любая большая группа людей, которой свойственна общность определенных объективных свойств. Этносом признается только то объединение людей, которое осознает себя как таковое, отличает себя от других аналогичных объединений. Осознание членами этноса своего группового единства именуют этническим самосознанием. Его внешним выражением является самоназвание (этноним) [8]. Ученые-этнологи особо выделяют тот факт, что представителям любого этноса непременно присуще взаимное различие, антитеза (противопоставление) «мы» –  «они» [9]. Другими словами, основным определяющим признаком каждого этноса является его этническое самосознание (в обиходе оно, как правило, именуется национальным самосознанием). Вместе с тем, многие важные этнические признаки, как, например, различные особенности жизненного уклада, культуры, психики, не являются обязательными для всех этносов. С полным основанием к этой категории признаков этноса можно отнести и язык. То обстоятельство, что общность языка – это не обязательный этнический признак, постоянно подчеркивается в научной литературе. Ведь как совершенно справедливо отмечают этнологи, «если исходить из идеи «общности языка» как обязательного этнического признака, то немало народов автоматически «потеряют право» на это название» [10]. Действительно, население трех материков земного шара (Северной и Южной Америки и Австралии), не говоря уже об отдельных странах, говорит, в основном, на «чужих» европейских языках (английском, испанском, французском, португальском). Однако никому и в голову не придет заявлять на этом  основании о сомнительности существования канадской, американской, австралийской, бразильской и множества других наций  или, точнее, этих этносов.

В отечественной этнологии существует несколько определений понятия «этнос». Наиболее распространенными из них являются следующие два. С.М. Широкогоров называет этносом группу людей, «говорящих на одном языке, признающих своё единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых от таковых других» [11]. Ю.В. Бромлей считает этносом «исторически сложившуюся совокупность людей обладающих общими относительно стабильными особенностями культуры (в том числе языка) и психики, также осознанием своего единства и отличия от других таких же образований» [12].

Л.Н. Гумилев определяет этнос как «естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности» [13], т.е. ощущением подсознательной взаимной симпатии (антипатии) людей, определяющим деление на «своих» и «чужих»; проявлением антитезы «мы-они». В этнографическом смысле, как считали в своё время советские этнологи, термин «этнос» был близок понятию «народ» [14].

Специалисты-этнологи в своё время выделяли так же субэтносы, характеризуемые ими как общности, у которых этнические свойства выражены с меньшей интенсивностью, чем у основных этнических подразделений (этносов) и которые являются их составными частями [15]. Образование субэтносов происходит в процессе осознания большой группой людей своей общности, единства групповых отличительных особенностей или иных компонентов культуры  [16].

Относительно этнической характеристики казачества мы можем с уверенностью констатировать следующее: к началу нашего столетия у него отчетливо прослеживается безусловное присутствие не только всех признаков субэтноса, но целого ряда основных признаков этноса.

При этом у казаков наблюдается особо заметное выделение определяющего этнического признака – осознание ими своего  четкого различия по отношению к другим народам, находило свое отражение во множестве проявлений, наиболее заметным и распространенным из которых являлось постоянное подчеркивание самими казаками своего отличия от остального населения страны в социально-этническом плане. Как справедливо отмечается в научной литературе, чем бы конкретно не находило свое выражение этническое самосознание, сам факт его проявления, отделения в сознании людей с одними этническими признаками от людей с другими этническими признаками знаменует собой формирование нового этноса [17].

Конечно, этот процесс с различной интенсивностью происходил в казачьих войсках, возникших естественноисторическим путем (например, в Донском и Терском) и в казачьих войсках, искусственно образованных правительством, исходя из необходимости защиты границ государства, освоения новых территорий и т.п. Но с течением времени различия в степени интенсивности протекания данного процесса практически нивелировались.

Сегодня крайне сложно дать исчерпывающую этническую характеристику казачества, поскольку, на наш взгляд, достаточно четкие и всесторонние научно аргументированные критерии определения степени выражения этнических свойств того или иного народа до конца не разработаны. Не стоит упускать из виду и то обстоятельство, что проблемой этносоциальной характеристики казачества непосредственно никто не занимался. Не удивительно поэтому, что даже среди признанных авторитетных исследователей по данному вопросу обнаруживаются определенные расхождения. Так, например, Л.Н. Гумилев определял донское  казачество  как особый субэтнос, впоследствии ставший этносом [18].  А Ю.В. Бромлей характеризует его как  субэтнос [19].

По нашему мнению, принадлежность казачества к самостоятельной этнической группе и его характеристика как субэтноса в определённой степени может быть вполне оправдана. Причем данное положение не находится в непосредственной зависимости от того сторонниками какой из теорий происхождения мы являемся. В то же время нельзя не отметить и того, что процесс «перерастания» казачьего субэтноса в этнос, окончательного оформления казачьего этноса со всеми присущими ему признаками окончательно не завершился. Он был искусственно прерван в период Гражданской войны. Причем особенно сильный удар по формировавшемуся «молодому» этносу был нанесен так называемой политикой «расказачивания», воплотившей в себе как геноцид в отношении казачества как народа, так и насильственную ликвидацию казачьего сословия.

Вполне естественно возникает и вопрос, можно ли считать казаков представителями особого сословия, отнеся их к категории, характерной для социально-классовой организации общества.

Сословие, как известно, определяется как социальная группа, обладающая закрепленными в обычае или законе и передаваемыми по наследству правами и обязанностями [20]. В Росси начиная со 2-й пол. XVIII в., утвердилось сословное деление на дворянство, духовенство, крестьянство, купечество и мещанство, существовавшее до издания советского декрета об упразднении сословий. Все основные признаки сословной организации присутствовали и у казачества. И мы можем с полным основанием констатировать, что казачество являлось специфическим военно-служилым сословием. При этом, правда, внутри  него с течением времени возникает  ещё и сословное деление, характерное в целом для общероссийского сословного общественного устройства. Так среди казаков были и представители дворянства, купечества, духовенства. То есть возникает своеобразная ситуация, когда казачий этнос одновременно выступает и в качестве особого сословия, имеющего, в свою очередь, общероссийскую сословную структуру. Именно в этом плане казачество может характеризоваться как особое, уникальное этносоциальное явление не только российской, но и мировой истории. Последней известны случаи, когда исключительно социальные признаки постепенно приобретали этнический характер и сословие превращалось в этнос [21]. Но существование этноса-сословия на протяжении длительного хронологического периода, за исключением казачества, в мире не наблюдалось.

Подытоживая все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что казачество представляло собой сложное саморазвивающееся этносоциальное явление. Одновременно входя и в социально-этническую, и в социально-классовую группы, казаки являлись полноправными представителями сформировавшегося субэтноса, в тоже самое время оформившегося в специфическое сословие. Попытки же искусственного разделения единого этносоциального явления,   каким являлось казачество, и противопоставления друг другу таких абсолютно разноплановых понятий, как казачий субэтнос и казачье сословие, являются бесперспективными и попросту ненаучными. Это проистекает либо из незнания, либо из сознательного  игнорирования важнейших положений социологии как науки об обществе как целостной системе и об отдельных социальных институтах и процессах.

В исторический период казачий  субэтнос  продемонстрировал высокий уровень своего общего развития. Причём динамика его успешного поступательного движения по пути достижения более высоких рубежей этносоциальной организации отличалась весьма быстрыми темпами и завидным постоянством и только в силу целого ряда как объективных, так  и субъективных факторов естественноисторический процесс его развития был искусственно прерван в страшные годы Гражданской войны.

В то же время всё вышесказанное ни в коем случае не может служить основанием для утверждений о существовании у казачества каких-либо сепаратистских умонастроений. Несмотря на присутствие у него чётко выраженных своеобразных черт этнического характера, казаки являлись неотъемлемой составной частью российского суперэтноса,  не мыслили себя вне России. Прочное осознание общероссийского национально-государственного единства и своего места в нём являлось для казаков непреложной истиной. Превалирование в сознании казачества общероссийских государственных интересов находило своё проявление в высоком патриотизме казаков, их искреннем чувстве дога, верности присяге, ответственности за судьбу Родины, постоянной готовности встать на её защиту.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

  1. См.: Зборовский Г.Е., Орлов Г.П. Введение в социологию. Екатеринбург, 1992. С. 130.
  2. Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 17. М., 1971. С.280.
  3. Там же. С.375.
  4. Краткая Российская энциклопедия. В 3-х т. Т.2. М., 2004. С.639.
  5. Современные этнические процессы в СССР, М., 1977, С.5. Подробнее об этом см.: Бромлей Ю.В. Этнография и этнос. М., 1973; Он же. Очерки теории этноса. М., 1983.
  6. Краткая Российская энциклопедия. В 3-х т. Т.3. М., 2004. С.882.
  7. Бромлей Ю.В. Этнография и этнос. С. 26.
  8. Современные этнические процессы в СССР. С. 10.
  9. Бромлей Ю.В. Указ. соч. С. 27, 31.
  10. Бромлей Ю.В. Подольный Р.Г. Человечество – это народы. М., 1990. С. 25.
  11. Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений //Известия Восточного факультета Дальневосточного ун-та. Т. 1. Шанхай. 1923.С. 13, 122.
  12. Бромлей Ю.В. Указ.соч. С.37.
  13. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989. С.481.
  14. Советский энциклопедический словарь. Изд. 4-е, М., 1989. С.1582.
  15. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.,1983.С.81.
  16. Там же. С.82.
  17. Бромлей Ю.В.,Подольный Р.Г. Указ. соч. С. 120.
  18. Гумилев Л.Н. От Руси к России. Очерки этнической истории. М.,1992. 201, 286.
  19. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987. С. 36; Он же. Очерки теории этноса. С. 83-84.
  20. Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 24/1. М., 1976. С. 199.
  21. См.: Бромлей Ю.В., Подольный Р.Г. Указ. соч. С.201

Опубликовано: Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011-2012 гг. Материалы Всероссийской научной конференции. Дикаревские чтения (17). Краснодар, 2014. стр. 111-118

При перепечатывании ссылка на сайт Дикое поле обязательна

Защитить родные просторы

Братья казаки!

На землю войска Донского, доставшуюся казакам от наших славных предков, надвигается экологическая катастрофа. Строительство комбината по добыче и обогащению руды, с целью получения никеля и сопутствующих металлов, в Новохоперском районе Воронежской области грозит превратить огромную часть центрально-черноземной зоны РФ и исторической территории войска Донского в норильскую тундру.

Более полутора лет казаки верхнего Дона вместе с другими патриотическими силами ведут борьбу с этим злом. Нежелание властей всех уровней услышать требования сотен тысяч граждан России привели к стихийному выступлению народа 22 июня 2013 года. Тогда же состоялся «Круг спасения Хопра». В его работе приняли участие более четырехсот казаков — представители различных казачьих организаций Дона. Они единогласно приняли решение созвать всеобщий Валовый Круг Донских казаков с целью решить давно назревшую, стратегическую задачу – объединение донских казаков независимо от принадлежности к различным организациям, для борьбы за Хопер, Дон, нашу родную землю.

По решению от 22.06.2013г. Валовый круг донских казаков должен состояться 17 августа 2013г. В силу сложившихся обстоятельств оптимальным местом для его проведения выбрана территория Хоперского округа Всевеликого войска Донского, ст.Михайловская Урюпинского района Волгоградской области.

Проект повестки дня Круга прилагается.

На круге предполагается избрать Совет Атаманов донских казаков (Совет донских атаманов) из числа организаций, прибывших на круг и исполнительный орган Совета Атаманов – правление.

На круг приглашаются высшие руководители – атаманы организаций, обществ, объединений, общин донских казаков или их полномочные представители во главе делегаций.

Численность делегаций не регламентируется. Круг будет открытым для представителей патриотически настроенных общественных организаций, партий и движений, органов власти, силовых структур, представители которых смогут принять в нем участие в качестве гостей.

Круг должен положить начало главному процессу в судьбе современных донских казаков, а именно: сделать первый шаг к объединению усилий и согласованию действий всех организаций донских казаков и всего казачьего народа.

Круг призван доказать, что не смотря на усилия наших скрытых недругов и явных врагов, стремящихся не допустить объединения донских казаков в единую силу, мы можем объединиться перед лицом общей угрозы, в борьбе за одинаково родную для всех нас донскую землю.

Заявки на участие в круге, поправки и предложения к повестке дня направлять по адресу: Titan166@mail.ru, тел.: 8-906-402-56-50; факс: 8-844-42-3-04-03.

Оргкомитет по подготовке Валового круга донских казаков.

Проект повестки дня Валового Круга Донских казаков 17.08.2013г.

1. О противодействии добыче никеля в Прихоперье;

2. О создании Совета атаманов Донских казаков;

3. О создании Правления Совета атаманов Донских казаков по противодействию никелевой угрозе;

4. Разное

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИГРЫ ДОНСКИХ КАЗАКОВ В СТАНИЦЕ РОМАНОВСКОЙ

28 сентября 2013 года в станице Романовской (1-й Донской округ; Волгодонской район Ростовской области) пройдут национальные игры донских казаков шермиции, приуроченные к четырехсотлетию со дня основания станицы Романовской. Организаторами Игр выступает Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции», при поддержке Администрации Волгодонского района Ростовской области.

Приглашаем донских казаков принять участие в шермициях и посостязаться в рубке мишеней, бое на шашках и пиках, стрельбе из традиционного лука, борьбе на поясах и кулачном бое, проявить себя в коллективной игре «в царя», попробовать свои силы в джигитовке.

Место проведения шермиций: станица Романовская, Фестивальная площадь. Начало в 10.00.

ПОЛОЖЕНИЕ
о проведении национальных игр донских казаков – шермиций,
посвященных 400-летию со дня основания станицы Романовской

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Культура донских казаков является неотъемлемой частью общечеловеческой культуры. Уникальным явлением казачьей культуры выступают шермиции– широкомасштабные состязания, приуроченные к различным календарным праздникам, проводам и возвращению из похода, свадьбам, военно-траурным обрядам. В духовной культуре казаков шермиции («домашние игры») занимают особое место: они выступают механизмом трансляции культурного опыта, устанавливают межпоколенные связи, и выражают собой различные формы адаптивно-упреждающего поведения. Шермиции демонстрировали военную выучку и дух казаков. В этих своеобразно и красочно обставленных обрядах и обрядовых играх отрабатывались многие элементы техники и тактики ведения боев, в них народ демонстрировал жизнестойкость и жизнеутверждающее начало, выявлял лучших и достойных, вырабатывал образцы поведения для подражания. Слово «шермиции» означает состязания с оружием, воинские упражнения на праздниках. Сегодня этим словом обозначаются все этноспортивные мероприятия казаков имеющие обрядовый характер.

В настоящее время шермиции являются эталоном традиционной воинской культуры казаков, включающим в себя ритуальную часть, связанную с поминовением и чествованием предков, со старинными воинскими обрядами, играми и  состязаниями. Шермиции помогают сохранить исторические корни, ценности и традиции казаков. Праздник шермиций на которые приезжают представители различных национальностей и других этнических групп казаков являет пример культурного общения, толерантности и взаимообогащения народов.

Цели и задачи игр:

— развитие и популяризация шермиций как национального вида спорта казаков в Ростовской области;

— возрождение и сохранение народных праздников и обрядов донских казаков;

— сохранение и развитие традиционных казачьих состязаний;

— популяризация и дальнейшее развитие национальных видов спорта, воспитание подрастающего поколения и молодежи на основе многовековых традиций народной культуры;

— повышение мастерства участников шермиций;

— сплочение граждан на основе интереса к познанию своих народно-этнических корней,  национальных и самобытных традиций и обычаев других народов, воспитание  чувства национального достоинства, социальной справедливости, патриотизма и ответственности за судьбу страны;

— сохранение культурного наследия народов Юга России, развитие единого культурного пространства и укрепления культурных связей между субъектами Российской Федерации, демонстрация общности и богатства духовной культуры различных этнических групп казаков;

— нормализация общественно-политической ситуации в субъектах Российской Федерации, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ.

2. ОРГАНИЗАТОРЫ СОРЕВНОВАНИЙ

Администрация Волгодонского района Ростовской области;

Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции» (г. Ростов-на-Дону) в лице Потаповского отделения Федерации («Школа шермиций») (х. Потапов Волгодонского района Ростовской области).

3. МЕСТО И СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ

Игры проходят 28-29 сентября 2013 года в Ростовской области, Волгодонском районе, станице Романовской. Начало в 10.00. ч. 28 сентября. Команды съезжаются накануне 27 сентября и разъезжаются 29 сентября.

4. ТРЕБОВАНИЯ К УЧАСТНИКАМ И УСЛОВИЯ ИХ ДОПУСКА

В шермициях принимают участие как делегации городов и районов компактного проживания этнических групп казаков Дона и России, так и отдельные казаки, представляющие эти группы.

Состав делегаций формируется исходя из обязательных видов состязаний праздника, по которым будут определяться призовые места: шармицы на шашках, шармицы на пиках, рубка одиночных мишеней, рубка полосы мишеней, коллективная игра «Царь».

Допуском к шермициям является «Словесность». Демонстрация казаками знания родовой и станичной истории, обычаев и традиций казаков; знания и умения обращаться с оружием. На «Словесность» казаки являются разновозрастной командой, представляются какой станицы, каких казачьих родов. Если у стариков возникнут вопросы по истории войска, юрта, станицы, хутора или их рода команда отвечает (примерные вопросы размещены на казачьем информационном портале «Дикое поле»). После этого представители команды должны сыграть станичную песню, станцевать казачка, прочитать стихи казачьих поэтов, старики каждому задают вопросы по устройству и владению оружием. На все дается 10-15 минут. Словесность является допуском к играм. Если казачью общину представляет отдельный человек, то отвечать на вопросы он должен сам, при этом допускается, что он может выбрать песню, стих или танец самостоятельно. Для всех экзамен по знанию и владению шашкой, пикой, луком и кинжалом обязателен.

Во всех видах состязаний призовые места будут отмечены ценными подарками. По совокупности 5-ти обязательных видов состязаний для делегаций – участников праздника учреждаются призы.

Кроме обязательных видов состязаний все участники и гости праздника смогут принять участие и получить призы в обширной состязательной программе шермиций – перетяжки, кулачки, борьба на ломка, конные состязания, стрельба из традиционного лука и др.

Участники шермиций: возрастные категории:

А) Подготовительный разряд: 6-9 лет;

Б) казачата 10-12 лет;

В) казачата 13-14 лет;

Г) кужата 15-17 лет;

Д) молодики 18–20 лет;

Е) казаки 21-40 лет;

Ж) старики старше 41 года.

Весовые категории: Соревнования в дисциплине «борьба на ломка», «кулачный бой» проводятся в четырёх возрастных группах:

а) казачата (12-14 лет), кужата (15-17 лет), молодики (18-20 лет),

до 30 кг; до 33 кг; до 36 кг; до 39 кг; до 42 кг; до 45 кг; до 48 кг; до 51 кг; до 55 кг; до 60 кг; до 65 кг; до 70 кг; до 75 кг; до 80 кг; свыше 80 кг.

б) казаки (21-40 лет): до 60 кг; до 65 кг; до 70 кг; до 80 кг; до 85 кг; свыше 85 кг.

5. ПРОГРАММА ИГР

Дисциплина «рубка мишеней в пешем строю» – исторически сложившаяся у донских казаков форма проведения состязаний в рубке шашкой. Подобные состязания проводились в качестве подготовительных упражнений к рубке верхом на коне. Соревнование представляет собой прохождение полосы с разными мишенями в пешем строю с целью поражения их шашкой и получением определенного количества баллов за фиксированный промежуток времени.

Дисциплина «шармицы на шашках» – исторически сложившаяся у донских казаков форма проведения состязаний с использованием шашки (в играх и при обучении настоящая шашка заменялась палкой или удары наносились плашмя, или клинки оборачивались острой стороной назад и бой велся обухом шашки. В ст. Цимлянской в подобных играх «в шашки», были запрещены колющие удары.). Характеризуется задачей нанесения сопернику оцениваемых рубящих ударов шашкой.

Дисциплина «шармицы на пиках» — исторически сложившаяся у донских казаков особая форма состязаний с оружием, сопровождавшая праздничные мероприятия. Основная задача состязаний – нанесение сопернику оцениваемых колющих ударов пикой (дротиком) (длинно-древковым оружием с мягким наконечником). На Масленицу гулебные ватаги казаков ходили по станице с флагами, при встрече с другой командой устраивали шермиции, бросались друг на друга в дротики. Систематизация движений с пикой в пешем строю была проведена ген. А. Соколовым в середине XIX века.

Дисциплина «борьба на ломка» – исторически сложившаяся у донских казаков особая форма состязаний, использовавшаяся в военно-траурной и календарно-праздничной обрядности. Соревнование проводится в виде борцовского поединка, целью которого является с помощью борцовских действий из предварительного поясного захвата, заставить противника коснуться телом ковра. Борьба «на ломка», «под пряжки» была популярна на Дону и имела древние кочевнические корни. Цель такой борьбы заключалась в том, кто кого кинет. Захват за пряжки мог быть не всегда постоянным. Так, по описанию М. Харузина в борьбе с калмыками казаки использовали высокие броски, борьба велась не только до падения, но по особому уговору необходимо было удержать противника под собой некоторое время. Подобный вид народной борьбы просуществовал на Дону вплоть до середины ХХ века, сохранились приемы и правила таких поединков в этнографических описаниях.

Дисциплина «кулАчки» — исторически сложившаяся у донских казаков форма состязаний, использовавшаяся в военно-траурной и календарно-праздничной обрядности. Соревнование проводится в виде кулачного поединка, целью бойца в поединке является с помощью ударов подавить сопротивление противника. Традиционно такие бои в начале ХХ века назывались «на любителя», «на круга». Их вели предводители ватаг перед коллективным кулачным боем. Они велись до первой крови, до момента демонстрации полного физического и психологического превосходства одной из сторон. Удары были самые обычные и классифицировались по месту приложения «под вздых», «по сопатке», «в ухо», «подтереть сопли», «в лоб», «в скворечник», «по микиткам», «лязгнуть по зубам», «взять на локоток» и проч. Защиты представляли собой подставки, сбивы, уклонения от ударов противника. Важным показателем являлось умение держать удар, что характеризовалось принятием ударов на корпус, плечи, голову. При нанесении ударов использовались прыжки, проходы, перехваты и захваты рук и одежды противника. В современной разновидности кулачного боя остались критерии оценки победы, основные удары и защиты, при этом для предотвращения травм бой ведется в защитном снаряжении, перчатках, при запрещенных зонах поражения, запрещенных захватах и ударов ногами.

Дисциплина «джигитовка» — исторически сложившаяся у донских казаков форма состязаний в которой первенство определяется по оцененному в баллах лучшему исполнению индивидуальных боевых и спортивных приемов кавалериста при условии ограничения времени на их выполнение. Джигитовка направлена на развитие у всадника ловкости, смелости, отваги, высокого мастерства владения лошадью. Соревнования по джигитовке проводятся на открытом грунте, или, если позволяют размеры боевого поля, в помещении. Джигитовка включает в себя упражнения в метании дротика с коня в мишень, поднятие предметов с земли.

Дисциплина «стрельба из традиционного лука».  На дистанции 20 метров, располагаются метровые мишени, которые необходимо поразить 5 стрелами. Состязаются два участника. Победителем считается тот, кто наберет наибольшее количество баллов. Соревнования проводятся в возрастных группах. Примечания.  Спортсменам запрещается поднимать лук со стрелой до сигнала о начале стрельбы. На шермициях предполагается три круга – обучающий, пристрелочный и состязательный и основной. В соревнованиях участвуют казаки последних трех возрастных групп, начиная с 18 лет.

Командная Игра «Царь».  Участвуют  две команды по пять человек,  в каждой команде выбирают «царя». Всем, кроме «царей» раздаются спортивные казачьи шашки (скш). Задача каждой из команд поразить  скш  «царя» противников, при этом защитить своего «царя».  Участники защищаются и атакуют только спортивной казачьей шашкой, элементы борьбы не допускаются. Игрок получивший поражающий удар скш поднимает невооруженную руку вверх и покидает поле.  Наносить удары в голову и пах запрещено.  «Царь» может только убегать и уклоняться.  Соперники нанесшие  одновременные  удары друг другу — покидают поле.

Команда удаляется с поля и ей засчитывается поражение если игроки не соблюдают правил, ведут себя грубо и не этично по отношению к сопернику. Поле размером 16 на 22 метра. Судей четверо. Двое судей находятся в торцах  площадки. Судья находящийся в торце площадки  наблюдает за действиями игроков и при поражении «царя» дает сигнал свистком или флажком ( свисток лучше). Боковые судьи  наблюдают за площадкой и перемещаются вдоль всего поля. Судьи на поле не выходят.

6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ И НАГРАЖДЕНИЕ

Победители могут быть как в отдельной дисциплине, так и в командном зачете, если в команде будет один победитель от одного возраста. Рукопашные дисциплины – борьба и кулачный бой оцениваются отдельно, независимо от шермиций. Так же отдельно оцениваются и конные ристания и стрельба из лука. В командном зачете необходимо принять участие во всех дисциплинах шермиций – шармицы на шашках и пиках, рубка шашкой одиночной мишени, рубка шашкой полосы из мишеней, а также в коллективной игре «Царь».

Всем участникам с собой иметь копии паспортов с пропиской, свидетельств о рождении — ОБЯЗАТЕЛЬНО!

7. ФИНАНСОВЫЕ УСЛОВИЯ

Оплата расходов, связанных с организацией соревнований осуществляется на средства собранные казаками-участниками шермиций, а также при помощи администрации Волгодонского района.

8. ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ  УЧАСТНИКОВ И ЗРИТЕЛЕЙ

Традиционные игры связаны с военно-траурными обрядами донских казаков и проводятся в местах почитания предков и погибших героев, объектах памятниках федерального значения, или на площадках предусмотренных для массовых мероприятий отвечающих требованиям соответствующих нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации и направленных на обеспечение общественного порядка и безопасности участников и зрителей.

9. СТРАХОВАНИЕ УЧАСТНИКОВ

Участие в Шермициях осуществляется только при наличии договора (оригинала) о страховании жизни и здоровья от  несчастных случаев, который предоставляется в комиссию по допуску участников на каждого участника соревнований. Страхование участников обеспечивают командирующие организации.

10. ЗАЯВКИ НА УЧАСТИЕ

Заявки  на участие в шермициях необходимо предоставить не позднее 20 сентября 2013г. по адресу: e-mail: zadonchina@yandex.ru

Послесловие к Токаревским чтениям

29 июня 2013 года в конференц-зале Районного Дома культуры города Зернограда прошла III-я Межвузовская научно-практическая конференция Токаревские чтения-3 посвященная выдающемуся конструктору-оружейнику Ф.В. Токареву, уроженцу станицы Мечетинской. Проблематика конференции была связана с войной и военной службой в воинских культурах народов Юга России, которая рассматривалась в широком многоаспектном диапазоне: от археологических и историографических изысканий в области Древней, Средневековой, Новой и Новейшей истории, до этнографических и культурологических рассмотрений жизни воинственных народов Юга России и соседних государств. Практический аспект конференции заключался в обмене опытом между специалистами в области исторического, казачьего и военно-патриотического воспитания и образования.

Организаторами конференции выступали Администрация Зерноградского района Ростовской области, Кафедра археологии и истории Древнего мира Южного Федерального университета, МУК «Зерноградский историко-краеведческий музей» и Федерация казачьих воинских искусств «Шермиций».

Конференцию открыл показ фильма, представленного Федерацией казачьих воинских искусств «Дон. Картина мира», посвященного раскрытию символических аспектов картины мира донских казаков. После просмотра фильма с приветственным словом к собравшимся ученным, учителям, главам местных администраций выступил Виктор Иванович Кучеров,

кучеров

который в своем выступлении в частности отметил следующее:

«Тема конференции представляет огромный интерес для всех, кто интересуется историей родного края, историей казачества и историей известных казаков. В конференции принимают участие несколько глав поселений Зерноградского района, учителя истории сельских школ, работники культуры. К сожалению представители реестрового казачества не присутствуют сегодня, как и в прошлые разы. Мне очень жаль, что это так происходит. Но это отражает тенденцию в развитии всего казачьего движения, что мы почувствовали и на примере нашего района. Существует несколько направлений в развитии в развитии казачества – это военная и гражданская служба и исторический аспект. Наверное я выскажу свою точку зрения, она имеет право на существование. Сегодня говорить о военной службе наверное преждевременно. Но то, чем занимаются участники Токаревских чтений мне представляется самым верным и самым правильным способом, методом возрождения казачества. Казачьи корни, казачий дух, дух людей справедливых, бескомпромиссных, патриотичных востребован сегодня. Поэтому Токаревские чтения очень важны для воспитания молодежи… Я думаю, что Токаревские чтения послужат развитием этого аспекта развития казачества: чтобы мы были донскими казаками не на словах, а по сути, становились наши дети донскими казаками. Пусть они работают и будут кем угодно: врачами, рабочими, учителями… но по духу, по личностным качествам мы должны подтверждать наши глубокие исторические корни донского казачества…»

В заключении своего выступления В.И. Кучеров предложил внести в резолюцию конференции следующие моменты:
1. Обратить внимание ВКО ВВД на деятельность конференции;
2. Внести предложения в программу районного и областного развития казачества;
3. Широко осветить в прессе деятельность Токаревских чтений.

В ходе конференции прозвучали выступления основных, заявленных ранее докладчиков.

Первое выступление доктора философских наук, доцента кафедры истории, философии и политологии Ярового А.В. называлось «Война и состязание в картине мира донских казаков». Докладчик раскрыл знаково-символический уровень войны и военного дела в картине мира донских казаков, отметил религиозное осмысление сражения и его последствия для этнического самосознания, как в прошлом, так и в настоящем времени.

татарчук

Следующее выступление было посвящено истории и особенности деятельности ростовского Суворовско-Нахимовского клуба, с которым выступил Титарчук Г.Г. полковник, председатель РРОО «Суворовско-Нахимовский клуб». Докладчик рассказал о работе клуба, о военно-патриотической работе, в которой участвуют представители Суворовско-Нахимовского клуба, представил фотовыставку деятельности.

богаченко

Доклад доцента кафедры археологии и истории древнего мира ЮФУ, кандидата исторических наук Т.В. Богаченко был посвящен интересной проблеме древней истории «Воительницы на Кавказе: мифология и этнография». Докладчик подробно осветила историографию вопроса, влияние античной традиции описания амазонок на последующих путешественников; отражение сюжетов о девовоительницах в эпосе народов Кавказа и Предкавказья.

Профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ЮФУ, д.и.н Сень Д.В. предложил тему «Боевое сотрудничество казачьих сообществ Северо-Восточного Кавказа и Кубани с народами Северного Кавказа (конец XVII в. — начало XVIII вв.)», в которой осветил итоги изучения нескольких групп казаков Северного Кавказа, их отношения с народами Северного Кавказа и Крымским ханством в частности.

Профессор АЧГАА, д.и.н. Зайдинер В.И. сделал доклад об участии казачьих частей РККА в освобождении Зерноградского района. Подробно осветил воинские части, освобожденные населенные пункты и потери Красной армии при освобождении района.

кабанов

К.и.н., доцент АЧГАА Кабанов А.Н. выступил с докладом «О безвозвратных потерях 4 Гвардейского казачьего кавалерийского корпуса и 5 Гвардейского казачьего кавалерийского корпуса при освобождении Зерноградского района (январь-февраль 1943 года) и увековечивании памяти павших казаков», в котором остановился на методике определения истинных потерь при освобождении населенных пунктов района, неточностях и уточнениях при работе с документальной базой, паспортами захоронений.

Администратор казачьего информационного портала «Дикое поле» О.Б. Николаев в своем выступлении осветил неизвестные страницы истории, биографию и судьбу донского казака И. Турчанинова, героя Гражданской войны в США.

бойко

Директор НОЦ «Археология» к.и.н. Бойко А.Л. сделал доклад о «ГИС-технологии» и памятниках военной археологии, в котором подробно осветил использование современных технологий в археологии.

Студент IV курса ДО исторического факультета ЮФУ Чурбанов М.О. представил доклад на тему «Наиболее «вооруженные» погребения нижнедонских меотов. Попытка интерпретации», который в своем выступлении в частности, остановился на анализе «антеннообразных» рукоятей холодного оружия.

В заключение конференции прошло обсуждение докладов и выработка резолюции конференции.

Воззвание атамана донских казаков ВВДЗ

АТАМАН ДОНСКИХ КАЗАКОВ ВВДЗ
Yaropolk L. Miheyev, 1166 Rockhaven Court, Salinas, CA 93906-5019; U.S.A.
miheyev@sbcglobal.net ; donskoy.ataman@mail.ru

Воззвание по поводу часовни в Лиенце

Дорогие казаки и русские люди!

Начиная с 60х годов прошлого века, несколько раз начиналось дело строительства часовни на месте выдачи казаков в июне 1945 года в Лиенце. Каждый раз строительство срывалось из за несогласованности зарубежного казачества.

3 года тому назад представители реестровых казаков (зарегистрированных в РФ для несения военной службы) просили городское управление г. Лиенца предоставить им место для строительства часовни. Они взяли на себя обязательство осуществить финансирование ее строительства. Однако, по неизвестной нам причине, когда город Лиенц выделил для строительства часовни бесплатно землю, провёл согласования и получил разрешение на строительство, реестровые казаки отказались на финансирование строительства, поставив городское управление в трудное положение, а существование часовни на казачьем кладбище под вопрос.

Одновременно с данной провокацией ими и российскими властями усилилилось давление по прекращению деятельности Мемориала борьбы казачества с большевизмом в станице Еланской на Дону.

Последние события развернувшейся травли Мемориала и его создателя, войскового старшины Мелихова В.П, вплоть до абсурдного обвинения его в экстремизме, не исключает возможность закрытия данных Мемориалов, расположенных в станице Еланской и в городе Подольске, освещающих борьбу казачества и белого воинства с большевизмом. Тогда, может быть, единственным оставшимся памятником нашей трагедии (ограждённым законом), в ХХ (да и в XXI-м) веке, будет Мемориал на месте выдачи казаков в июне 1945 года в Лиенце.

Австрийские власти предлагают Всевеликому Войску Донскому За Рубежом организовать строительство часовни и принять участие в создании Мемориала, аналогичному тому, который был создан в станице Еланской на Дону.

К сожалению, городские власти г. Лиенца уже слишком долгое время находятся в неведении: будут ли казаки осуществлять строительство часовни или нет. Поэтому 1-го июня с.г. власти поставили нам условие, что мы должны сообщить им к 15-му июля 2013 г. свое решение возмём ли мы на себя строительство или нет. В противном случае, городское управление г. Лиенца забирает участок обратно и уже никогда не будет возвращаться к этому вопросу.

Нам необходимо получить письменную гарантию, от казачьих и русских организаций и частных лиц, о принятии на себя финансовых обязательств до 1 июля, чтобы мы смогли подвести итог и сообщить во время в Лиенц.

Организация Австрийского Чёрнаго Креста, заведующая всеми военными кладбищами в Австрии, открывает банковский счёт для постройки часовни. Она же будет производить строительные работы и уход за всем проэктом.

Я надеюсь, что в этот раз, отбросив разногласия, приложим все имеющиеся силы и осуществим совместно строительство казачьей часовни в Лиенце.

Помогите нам в нашем общем деле. Сообщения с данными обещаниями и вопросами посылать непосредственно мне по адресу: donskoy.ataman@mail.ru или miheyev@sbcglobal.net . Пожертвования слудует посылать на адрес Австрийского Железного Креста. Реквизиты и инструкции будут высланы тем, кто собирается сделать пожертвование на строительство часовни. Есть возможность, что Австрийский Чёрный Крест примет личные чеки из банков в США и Западной Европы.

Храни Вас Господь и Пресвятая Богородица,

Ярополк Л. Михеев

Атаман Всевеликого Войска Донского За Рубежом

п.с. Прошу Вас распространить, это Возвание, всем казачьим и русским организациям по всему миру. Времени у нас не осталось.Я уверен что благодарное казачество и будущая Россия этого никогда не забудет

БАНКОВСКИЕ РЕКВИЗИТЫ ОРГАНИЗАЦИИ «ЧЕРНЫЙ КРЕСТ»

Raiffeisen-Landesbank Tirol AG Lautend auf: Österr. Schwarzes Kreuz Hermann Hotter BLZ: 36000 Ktonr.: 1506211 IBAN: AT47 3600 0000 0150 6211 BIC: RZTIAT22 Referenz: KOSAKEN KAPELLE LIENZ Обращаем Ваше внимание на строку, которую необходимо обязательно указывать «Kosaken Kapelle Lienz» — что означает «Казачья часовня в ЛИенце».

ЕСЛИ ПОСЫЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЯ ЧЕКАМИ:

адрес куда надо посылать чеки из Северной Америки и Западной Европы:

Для пожертвования на часовню в Лиенце.

Österreichische Schwarzes Kreuz Hermann Hotter Salurner Str. 4/III 6020 Innsbruck

Österreich

AUSTRIA

Обязательно необходимо упомянуть:

KOSAKEN KAPELLE — LIENZ

***

P.s. Для проверки осуществления перевода по данному счету мы сделали перевод небольшой сумы через платежную систему Contact, находящуюся в нашем банке.

Условия и комиссия банка при переводе из РФ в Австрию: 1. Переводимая сумма менее 1500 евро – комиссия за перевод 15 евро (в нашем случае мы перевели 40 евро, заплатив при этом комиссию 15 евро – 644, 63 руб.). 2. Переводимая сумма от 1500 евро до 5000 евро – комиссия за перевод 1 процент от суммы перевода. 3. Переводимая сумма от 5000 евро до 10000 евро – комиссия за перевод 50 евро. Из чего следует, что лучше всего перевод осуществлять не каждому в отдельности, а собрать деньги от близкой группы лиц и осуществить перевод одной общей суммы: Например : 5 человек, жертвуют по 40 евро: если отправляет каждый по отдельности, то

платится за каждый перевод 644 руб.комиссии х 5 = 3220 руб. Если же все пять человек соберут по 40 евро, то общий перевод будет 200 евро, а комиссия составит , как за один перевод – те же 644 руб. И в-третьих, мы получаем довольно много писем с уведомлениями, что тот или иной человек не может, вследствие своего финансового состояния, оказать помощь, более-менее значительную, и он предлагает осуществить переводы по 1 тыс. руб. в месяц (это около 25 евро). Огромное спасибо всем, кто счел для себя возможным осуществить такие пожертвования. Но с учетом вышеизложенного, когда минимальная комиссия за перевод составляет 644 руб., делать такие переводы ежемесячно нецелесообразно. Все «съест» комиссия. Поэтому лучше переводы не осуществлять каждый месяц, а откладывать деньги ежемесячно и впоследствии сделать перевод всех накопленных средств в ноябре-декабре текущего года, так как полный баланс собранных средств будет осуществлен именно в этот срок. Сейчас мы уже договорились с «Черным Крестом», что сбор будем осуществлять до конца года и тогда уже подведем окончательный итог и решим вопрос по началу строительства Часовни с 2014 года.

Демократия

Демократия — тема данной дискуссии, которая, в свою очередь, есть своеобразный отклик на фильм «Казачья республика».

В обсуждении принимают участие:

Михаил Чумак — Кинорежиссер и кинопродюсер, член Союза кинематографистов России, автор фильма «Казачья республика». Российский проект научно-популярного кино «Атлас Культуры»

Юрий Дегтярёв — казак станицы Гниловской О.В.Д.

Андрей Яровой — доктор философских наук, Федерация казачьих воинских искусств Шермиции

В обсуждении могут принять участие все желающие.

Итак…

Можно ли сказать, что народовластие (демократия) является естественной коллективной потребностью? Что ближе человеческой природе – подчинение «вертикальному давлению» или «общественный договор»? Каким должен быть человек носитель демократических ценностей?

Михаил Чумак Оговорюсь сразу, под демократией понимаю народовластие и институты, обеспечивающие, гарантирующие это народовластие. Религиозные подвижники и, тем более, философы, в своих проповедях и трудах исходят из примата свободы выбора, свободы воли. Люди вольны выбирать. Казаки выбрали народовластие, другие народы строили сложные феодальные, вассальные системы отношений. Не уверен,что существует «естественная» природная потребность в демократии или, напротив, стремление убежать от бремени свободы под опеку сильной власти. В фильме мы предлагаем относиться к демократии как к вполне утилитарной вещи. Не демонизировать, не идеализировать, не сакрализировать демократию. Народовластие — это технология организации социальной жизни, это способ жить на этой земле. Казаки свой выбор сделали и сохраняли ему верность. У нас нет ответа на вопрос — почему, по каким мотивам это произошло. Есть только догадка. Народовластие — самый эффективный способ жизни.

Юрий Дегтярёв Во-первых. Демократия и народовластие – совершенно разные вещи. Демос – это свободные граждане государства, принимающие участие в управлении им. Но это не все население страны. На Дону существовало именно народовластие. Примером народовластия нужно считать так называемое Копное право или Домострой. Здесь решения принимались при согласии ВСЕХ жителей определенной территории. Оно обсуждалось до той поры пока не находился приемлемый для всех вариант. Это в мирное время, когда от скорости принятия решения не зависело само существование племени, народа. В военное или приближенное к нему по опасности время решения принимал один, уполномоченный к этому человек. Ему вверяло общество свою судьбу. Исходя из этого второй вопрос просто кажется неуместным. «Человеческой природы» не существует априори. Человек живет в природе созданой Богом. Он подчиняется ее=Его законам. И как для общества в целом, так и для каждой индивидуальности не может быть различия в законах общественных и личностных. Они дополняют друг друга и являются единым целым. В-третьих. Носитель демократических ценностей – рабовладелец. В современном понятии это бизнесмен, поддерживающий своих рабочих в состоянии работоспособности. Позволяющий им иногда пофыркать на хозяина…. Ну и т.д.. Демократическое государство – это оплот бизнесменов-рабовладельцев. Организация помогающая руководящему и владеющему классу делать все что вздумается ради своей выгоды.

Андрей Яровой Народовластие, на мой взгляд, требует наличия демократической культуры, которая не может функционировать без своего носителя – человека, проникнутого демократическими ценностями. Здесь важный вопрос. Любая культура есть особый ценностно-нормативный ряд, который образуется как ответ, или лучше сказать, как результат горения: столкновений мнений, выраженных волеустремлений, самоутверждений личностей… Это горение образует фундамент, на котором произрастает здание культуры, выкристаллизовывается ее форма. Без горения форма существует как пустая оболочка, не выдерживающая ударов судьбы и времени, оболочка рушится и возникает новое горение и новая форма. Существовали сообщества людей, которые воспитывали и поддерживали всей системой народного воспитания человека, готового к столкновению, к состязанию, в ком кипел агональный дух. У Гесиода этот дух связан с двумя Эридами – богинями вражды. Помните? «Эта способна понудить к труду и ленивого даже; видит ленивец, что рядом другой близ него богатеет, станет и сам торопиться с посадками, с севом, с устройством Дома. Сосед соревнует соседу, который к богатству сердцем стремится. Вот эта Эрида для смертных полезна. Зависть питает гончар к гончару и к плотнику плотник; Нищему нищий, певцу же певец соревнуют усердно». То есть, античность знает вражду-состязание, как двигатель, который толкает человека к первенству, к совершенству. О том же писал Аристотель, и гениальный Ницше. Последний вообще считал, что уберите агональность гомеровского времени и останется «только жизнь, в которой царят дети ночи – раздор, похоть, обман, старость и смерть». Вот вам человек, готовый к схватке, стремящийся к первенству. Этот образ мы обнаружим во всех обществах, которые относят к обществам «военной демократии». Казачья культура здесь не исключение. Проистекают отсюда и другие качества человека, не боящегося за свои поступки, обладающего достоинством, поскольку за этим стоит его собственная доблесть и доблесть его предков, это прямота и честность. В контексте нашего разговора прямота, есть отсутствие кривить душой. Это важно качество для волеизъявления человека знающего, чего он хочет и куда идет. К чему я это все говорю? Только в обществе, где состязание само по себе обладает ценностью – демократия является естественной потребностью. Для забитого жизнью, историей и судьбой человека не может быть демократии, будет анархия. Что ближе человеку, подчинение или общественный договор? Опять же здесь нет прямого различия – если вы общим голосование выбрали первого среди равных, или он доказал свое первенство, то подчиняться ему, идти в указанном им направлении важная задача. Но и тот, кто стоит во главе, всегда должен опасаться, что кто-то угрожает его первенству, а значит надо быть лучшим. В условиях мобилизации, когда на кону жизнь людей, власть его возрастает, и наоборот. Само подчинение, когда твоя воля управляется железной рукой, видится неким благом для личности лишенной состязательного духа. «Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит».

Правомерно ли противопоставлять институт казачьей (прямой) демократии и обычая (традиции)? Как они соотносятся?

Юрий Дегтярёв Если считать, что словосочетание «казачья демократия» рассматривается в контексте народоправства…. То институты казачьей власти и обычаи, как и законы общественно-личностного взаимодействия и дополнения, должны гармонично дополнять друг друга. У них просто различные сферы применения и реализации.

Андрей Яровой Прямая демократия у казаков многим видится как явление, оторванное от обычая, поскольку укоренился в массах стереотип казака – как вольного, свободного человека, бежавшего от уз обычая и традиций крестьянской общины. И в этом случае срабатывает модель европейской демократии, как волеизъявлении свободных, лишенных сковывающих уз традиций. Ведь понимаемая в таком ключе демократия достижение цивилизованного буржуазного общества. Но надо сказать, что в казачьей культуре демократия являлась прямым продолжением традиций агонального общества. Съехались в степи или море, собрались на майдане, все предписано обычным правом, вплоть до того, кто, где и как должен стоять, что делать и что говорить. Это демократия общества живущего в условиях демографического давления, ежедневной барымты (барымта – степная война), это общество отнюдь не равных людей, поскольку все они делятся по удачливой добычи, по знатности рода, по доверию сообщества, по возрасту… И то, описанная картинка соответствует раннему, рыцарскому периоду казачьей истории, но отнюдь не позднему, имперскому или сословному периоду.

Михаил Чумак Я не вижу конфликта и повода для такого противопоставления. На мой взгляд, стремление воссоздавать демократическую систему правления закреплено в традиции у казаков и через традицию транслировалась из поколения в поколение. Уверен, что демократический характер личной и общественной жизни у казаков был основой самой традиции. Между традицией (понимаемой в самом широком смысле слова: фольклор, военные практики, привычки и обычаи) и станичной демократией нет конфликта. Она — демократия — в самой основе, в самой земле, в душе каждого, кто был казаком. Стремление сохранять народовластие отмечено на всем протяжении истории народа.

Насколько возможно в современной России восстановление института прямой демократии (как правило, опросы общественного мнения рисуют менее радужную картину)? Насколько болезненным может быть расставание с патерналистским мышлением?

Михаил Чумак Наш фильм, его главный посыл, состоит в том, что опыт демократии у казаков указывает на возможность и целесообразность демократического выбора. Мы считаем, что выбор в пользу демократического правления должен происходить не сверху, не по инициативе государства, а по воле самих граждан. Все существующие в современном мире демократии создавались и существуют исключительно по этому принципу. Люди не должны бояться свободы.

Андрей Яровой Исходя из вышесказанного, я не думаю, что в современной России, возможно создать институт прямой демократии. Локальные сообщества индивидов плохо связаны, отношение к власти, как кормящему месту, никуда не делось… Формальная демократия вполне устраивает власть предержащих, да и самому человеку это может оказаться в обузу. Ведь человек все больше вовлекаем во все сферы общества, и они требуют от него сил и энергии, психологического напряжения, которые доступны далеки не всем… Потом, в действии прямая демократия должна касаться всех вопросов, которые лежат на плечах нынешней власти… Что будет с ней, если люди придя с работы, не будут отдыхать, а пойдут мести улицы, ремонтировать тротуары, водопроводы и проч. и проч. Готов ли современный человек к этому? Возможно я утрирую, но огромная ответственность ложится на человека, за место в котором он живет.

Юрий Дегтярёв Действующей Конституции РФ предусмотрена возможность прямого народоправства в государстве. Оно выражено в принципах деятельности Органов Территориального Общественного Самоуправления (ОТОС). Это основа-основ народоправства. Оно в настоящее время может быть осуществлено через систему квартальных/десятидворников/десятников (первый вариант в наше время наиболее понятен). В казачьих институтах это выборщики — люди, имеющие понятие о нуждах, желаниях и, главное, возможностях своих соседей. Эта «должность» не является выгодной ни экономически, ни морально. Это сосед, которому передоверено право отдать мой голос. Выгода одна – меньше крику. Разборки, согласования разносятся от места принятия решения в кварталы поселения.

Существует ли казачья прямая демократия в ее историческом понимании у современных казачьих общественных организаций?

Юрий Дегтярёв Конечно, существует. Просто люди до того «зашуганы», что позволяют творить с собой все, что хотят те же самые «рабовладельцы». Ведь все здороваются, стараются уважать друг друга…. Признают и уважают опыт старости. В каком состоянии это все находится – дело другое.

Андрей Яровой Казачья прямая демократия в современных казачьих обществах не существует. Пока одни играют в казаков-разбойников, другие маршируют по приказу сверху. Хотя ведь на микроуровне казаки, собираясь вместе, решают массу возникающих перед ними вопросов, сами, без указки или помощи войскового атамана и податаманьев… Что не приветствуется в среде тех, кто ходит по указке…

Михаил Чумак Я с горечью высказываю свою точку зрения. Казаки, казачье сословие, казачья культура, традиции, казачий способ жизни на земле и станичная демократия были насильственно уничтожены в огне гражданской войны. Геноцид полностью разрушил основу этой культуры. То, что осталось, то, что есть, мы все, здесь живущие, — это генетический фон уничтоженной культуры. Не более того. Сама форма, статус и облик современных общественных казачьих организаций указывает именно на полное отсутствие связи с прошлым. Потомки казаков занимаются чем угодно, только не своим народом. Они шьют форму, собирают и изучают древности, рефлексируют и рассуждают, но свой выбор в пользу демократии и свободы не совершают. Свободу не следует понимать как призыв к сепаратизму и строительству невесть чего. Свобода предполагает персональный выбор, персональную ответственность за содержание жизни сообщества, в котором человек проживает свою жизнь.

«Государственная демократия» и «демократия гражданского общества» — есть ли разница?

Юрий Дегтярёв Видимо есть разница. Но по сути это один и тот же строй.

Михаил Чумак «Государственная демократия» отражает состояние демократии в самом обществе. Если нет народовластия на уровне сел, городов, станиц, улиц, районов и небольших городов, то нет демократии в стране. Как в нашем случае — есть названия: конституция, парламент, президент, губернатор, глава района и депутаты всех мастей, но под этими понятиями совершенно нет демократического содержания. Наши отношения не определяет народовластие. По сути они наполнены феодальными отношениями. Понятно, что изменить эту ситуацию возможно только и исключительно изменив собственное отношение к жизни, своим обязанностям и правам.

Андрей Яровой Если искать разницу, то я бы обратил внимание на то, что «государственная демократия» может быть идеологемой, за которой может скрываться все что угодно… Как и демократия гражданского общества – понятия не вполне сочетаемые, ведь по идее гражданское общество внегосударственно, но наличие власти у общества сразу укажет на наличие еще одного субъекта власти… А разве такое возможно в уважающем себя государстве?

Лиенц — казачья «Голгофа»

1 июня — особая и трагическая дата для казаков. Первого июня 1945 года в «Долине Смерти», рядом с австрийским городом Лиенц, на основе Ялтинского соглашения английское командование насильственно передало в руки советского НКВД около 70 тысяч казаков «Казачьего Стана», включая стариков, женщин и детей, тем самым обрекая их на смерть в лагерях Урала и Сибири. Николай Толстой (внук Льва Толстого) назвал эти события «казачьей Голгофой».

Директивой председателя ВЦИК и руководителя Оргбюро ЦК РКП(б) Свердлова от 24 января 1919 года предписывалось: «Последние события на различных фронтах и в казачьих районах, наши продвижения вглубь казачьих войск заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребляя их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам.
3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно.
4. Уравнять пришлых иногородних с казаками в земельном и во всех других отношениях.
5. Провести полное разоружение, расстреливать каждого, у которого будет обнаружено оружие после срока сдачи.
6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.
7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.
8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.
9. Центральный комитет постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли. ЦК РКП (б)».

«Освобождая» казачьи земли для переселенцев, в станицах расстреливали в сутки по 30-60 человек. Только за 6 дней в станицах Казанской и Шумилинской расстреляно свыше 400 человек. В Вешенской — 600. Так начиналось «расказачивание». Это уже потом были Соловки, 20-е и 30-е годы и подавление «Кубанского саботажа». Но несломленная, уцелевшая часть казачества так и не приняла Советской власти.

«В сентябре 1932 года, закопав зерно в землю, казак Самбуровской станицы Северо-Донского округа Бурухин, когда ночью пришли хлебозаготовители, «вышел на крыльцо в полной парадной казачьей форме, при медалях и крестах и сказал: «Не видать советской власти хлеба от честного казака», а его сын ударил топором по голове «активиста-наводчика» (На штурм трассы (Дмитров). 1936, экстренный выпуск, с. 10). «В конце ноября 1932 года восстали жители станицы Тихорецкой на Кубани, почти две недели мужественно отражавшие атаки вооруженных до зубов чекистских карателей, «пустивших в ход артиллерию, танки и даже газы. Несмотря на недостаток оружия, численное превосходство неприятеля, на большое число раненых и убитых и недостачу продовольствия и военных припасов, восставшие держались, в общем, двенадцать дней и только на тринадцатый день бой по всей линии прекратился. Расправа началась в первый же день, после отступления от Тихорецкой повстанцев. Расстреляны были все без исключения пленные, захваченные в боях. Началась расправа с мирным населением. Расстреливали днем и ночью всех, против кого были малейшие подозрения в симпатии к восставшим. Не было пощады НИКОМУ, ни детям, ни старикам, ни женщинам, ни даже больным» (Кавказский Казак (Белград). 12/1932, с.6).

«Я был мальчиком, когда в станице Усть-Медведицкой красные на моих глазах зарубили отца, изнасиловали обеих сестер, а потом повесили. Я прятался в камышах, а красные искали меня по всей станице: «Щенка прибить тоже надо!» Я бежал, бродяжничал. Оказавшись в детдоме, назвал другую фамилию… Началась война, меня призвали в Красную армию. В первом же бою перешел на сторону немцев. Сказал, что буду мстить за всех родных, пока я жив. И я мстил» (Воспоминания казака станицы Усть-Медведицкой).

«Я родился в августе 1925 года в Новочеркасской тюрьме. Отца и мать расстреляли вскоре после моего рождения. По просьбе матери меня передали в ее родную станицу Кривянскую. Усыновителем стал казак Григорий Назарович Пивоваров, в годы Гражданской войны служивший у моего родного отца в летучих отрядах, боровшихся с большевиками. Приемную мать звали Евдокия Ильинична. Они скрывали, что я им не родной сын. Летом 1942 года пришли немцы с казаками. Стали формировать добровольческий казачий полк. Я первым в станице стал добровольцем 1-го казачьего полка (1-й взвод, 1-я сотня). Получил кобылу, седло и сбрую, шашку и карабин. Принял присягу на верность батюшке Тихому Дону. Стал служить под командой Походного атамана полковника Павлова, с которым связал себя на жизнь и на смерть. Отец и мать похвалили и гордились мною» (Из воспоминаний казака В.Пивоварова станицs Кривянской). Это лишь немногие из многочисленных свидетельств геноцида казачьего народа. Поэтому, прежде чем обвинять казаков в предательстве, необходимо знать предысторию их морального и политического выбора.

10 ноября 1943 года была опубликована Декларация Германского правительства казакам, признававшая их права на государственную самостоятельность и неприкосновенность территорий казачьих земель. Текст декларации был разработан при участии генерала П.Н. Краснова. «Декларация Германского правительства. Казаки никогда не признавали власти большевиков. Старшие Войска — Донское, Кубанское (бывшее Запорожское), Терское, Уральское (бывшее Яицкое) — жили в давние времена своей государственной властью и не были подвластны Московскому Государству. Вольные, не знавшие рабства и крепостного труда казаки закалили себя в боях. Когда большевики захватили Россию, казаки с 1917 по 1921 гг. боролись за свою самобытность с врагом, во много раз превосходившим их числом, материальными средствами и техникой. Вы были побеждены, но не сломлены. На протяжении десятка лет, с 1921 по 1933 гг., вы постоянно восставали против власти большевиков. Вас морили голодом, избивали, ссылали с семьями на Крайний Север, вам приходилось вести жуткую жизнь гонимых и ждущих казни людей. Ваши земли были отобраны, ваши войска уничтожены. Вы ждали освобождения. Вы ждали помощи. Когда доблестная Германская Армия подошла к вашим рубежам, вы появились в ней не как пленные, но как верные соратники. Вы всем народом ушли с германскими войсками, предпочитая ужасы войны и кочевую жизнь — рабству под большевиками. Все, кто только мог сражаться, взялись за оружие. Второй год вы плечом к плечу сражаетесь вместе с германскими войсками.

В воздаяние ваших заслуг, в нынешнюю величайшую войну совершенных, в уважение прав ваших на землю, кровью предков политую и полтыся чи лет вам принадлежащую, в основание ваших прав на самобытность считаем долгом нашим утвердить за вами, казаками, и теми иногородними, которые с вами жили и доблестно сражались против коммунизма:

1. Все права и преимущества служебные, каковые имели предки ваши в прежние времена. 2. Вашу самобытность, стяжавшую вам историческую славу. 3. Неприкосновенность ваших земельных угодий, приобретенных военными трудами, заслугами и кровью ваших предков. 4. Если бы боевые обстоятельства временно не допустили бы вас на земли предков ваших, то мы устроим вашу казачью жизнь на востоке Европы, под защитой фюрера, снабдив вас землей и всем необходимым для вашей самобытности. Мы убеждены, что вы верно и послушно вольетесь в общую работу с Германией и другими народами для устроения новой Европы и создания в ней порядка. Да поможет вам в этом Всемогущий! Начальник Штаба Германского Верховного Командования Ген. фельдмаршал Кейтель. Рейхсминистр Восточных Областей Розенберг».

Ко времени окончания Второй мировой войны на территории Германии и Австрии, а также, частично, во Франции, Италии, Чехословакии и некоторых других государствах Западной Европы, по данным Главного управления Казачьих войск (ГУКВ), находилось до 110 тысяч казаков. Из них свыше 20 тысяч, включая стариков, женщин и детей, — в «Казачьем Стане» Походного атамана Т.И. Доманова, в Южной Австрии, на берегах реки Дравы у Лиенца. До 45 тысяч человек составляли 15-й Казачий Кавалерийский корпус (15-й ККК) под командованием генерал-лейтенанта Гельмута фон Паннвица, сосредоточенный в южной Австрии, севернее города Клагенфурта.

Согласно договоренности, достигнутой на Ялтинской конференции между Сталиным и Черчиллем, британское правительство обязалось выдать после окончания войны Советскому правительству всех перемещенных лиц, бывших гражданами СССР на 1939 год. Помимо бывших граждан СССР англичанами были выданы многие эмигранты, никогда не имевшие отношения к советскому гражданству. Свыше 25 тыс. донских, кубанских и терских казаков «Казачьего Стана» — мужчин, женщин и детей были выданы британскими войсками СССР, где их ожидал «суд». На кладбище Kosakenfriedhof (Лиенц) в 18 массовых могилах похоронено около 700 погибших; еще около 600 тел людей, бросившихся в реку и там утонувших (женщины с детьми), погребены в различных местах вниз по течению реки. Каждый год 1 июня на кладбище проводится панихида Русской православной церковью.

«Как эти казаки пели! И как они умирали! Потому что если только наш счет выстрелов был хоть сколько-нибудь верным, очень мало осталось людей для трудовых лагерей. С тех пор я рассказывал историю о выдаче казаков несколько раз, но никто не верил мне» (Из письма бывшего английского военнослужащего, участника событий в Лиенце в газету Sanday Express 1974г.).

Фильм «Казачья республика»

«На протяжении всей истории казачества исследователи выделили удивительный феномен этой культуры. Казаки выбирают архаичный и к моменту зарождения казачества давно забытый способ организации социальной жизни — военную демократию. Демократия и ее институты помогали казакам на протяжении столетий преодолевать масштабные проблемы как военного, так и социально-экономического характера. Опыт казачества чрезвычайно важен и представляет определенный интерес как для граждан, так и для государственных институтов современной демократической России.»

ООО «Киностудия Атлас медиа» © 2013 г.

Режиссер — Елена Чумак
Сценарий — Михаил Чумак, Михаил Коломенский
Продюсер — Владимир Дубровин
Исполнительный продюсер — Михаил Чумак
Операторская группа — киностудия «Атлас Медиа»

Нам крайне интересно узнать ваше мнение о фильме. Поделитесь впечатлениями в обсуждении.

VIII Национальные казачьи игры состоялись

11 мая 2013 года на Монастырском урочище, священном для всех казаков месте, находящемся в живописных окрестностях станицы Старочеркасской, в рамках праздника «Красная Горка», прошли VIII Национальные казачьи игры – шермиции. Казаки исторических Донского, Уральского (Яицкого), Кубанского и Терского казачьих войск состязались в традиционных состязаниях по владению традиционным казачьим оружием, а также в джигитовке, борьбе «на ломка» и кулачном бое. В Играх приняли участие донские казаки из ст. Александровской (Ростов-на-Дону), ст. Мечетинской, х. Потапов и х. Рябичев ст. Романовской, хуторов и станиц Зимовниковского юрта, г. Аксая, г. Шахты, кубанские казаки ст. Староминской, терские казаки ст. Горячеводской, уральские казаки из г. Уральска (Казахстан), Саратовской и Самарской общин уральских (яицких) казаков. На шермиции также прибыли украинские казаки из Харьковской области и представители казачьих общин г. Москвы.

Игры начались с молебна, который отслужил настоятель Благовещенского греческого Храма кубанский казак о. Александр (Назаренко). После чего им же был совершен чин благословения воинских оружий. С напутственным стариковским словом к участникам шермиций обратился уважаемый донской казак х. Богураева ст. Усть-Белокалитвенской И.И. Колодкин, прозвучали заветы предков, собранные и опубликованные в 1898г. полковником Войска Донского В.М. Пудавовым. Затем состоялись детские казачьи инициации, на конь были посажены донские казаки Степан Арбузов, Александр Мироненко, уральский (яицкий) казак Матвей Савачаев, кубанский казак Тихон Ильинов.

Отборочную дисциплину шермиций «словесность» судил совет старейшин и наставников Федерации казачьих воинских искусств «Шермиции» — уральский (яицкий) казак Владимиров Евгений Владимирович, кубанский казак Божко Сергей Викторович, представляющий Романовский юрт Войска Донского и уральский (яицкий) казак Пустобаев Андрей Владимирович.

Далее прошли небольшие состязания в конной выездке и джигитовке, победу в которых одержал уральский (яицкий) казак Алексей Сергеевич Ставкин.

В шермициях (рубка полосы, рубка одиночной мишени, бой (шармицы) на шашках и пиках в разных возрастных категориях победу одержали:

Возрастная группа 6-9 лет

Кудеев Алексей, х. Потапов ст. Романовская Донское войско – 1 место;
Соловьян Игорь, г. Москва – 2 место;
Перерва Александр, х. Потапов ст. Романовская Донское войско – 3 место;
Стариков А.С. ВПК «Пересвет», ст. Рассвет Ростовской обл. – 3 место.
Возрастная группа 10-12 лет
Петрашов И., Зимовниковский юрт Донского войска – 1 место;
Беляков Д., Зимовниковский юрт Донского войска – 2 место,
Кардач А., Романовский юрт Донского войска – 3 место.

Возрастная группа 13-14 лет

Поливин Илья, Романовский юрт Донского войска – 1 место.
Апандов Егор, Романовский юрт Донского войска – 2 место.
Кутильвасов Кирилл, Романовский юрт Донского войска – 3 место.
Возрастная группа 15-17 лет.
Подборный Игорь, Романовский юрт Донского войска – 1 место.
Романчук Иван, Романовский юрт Донского войска – 2 место,
Буц Александр, Романовский юрт Донского войска – 3 место.
Возрастная группа 18-20 лет.
Чуприна А., кубанский казак ст. Староминской – 1 место.
Смирнов Г., ВПК «Пересвет», ст. Рассвет Ростовской обл. – 2 место.
Просиченко Д., станица Александровская РКО ВВД – 3 место.

Возрастная группа 21-40 лет

Скакунов Николай, х. Потапов, Романовский юрт – 1 место.
Кирсанов Владимир, г. Уральск Яицкого войска – 2 место
Замалютдинов Валерий, г. Уральск Яицкого войска – 3 место.

По завершению основных состязаний по шермициям, прошли состязания по кулачному бою и борьбе «на ломка». Казаки старше 41 года состязались вне призового фонда в рубке одиночных мишеней, прохождении полосы с шашкой и кинжалом, в бое (шармицах) на шашках и пиках. Все желающие могли обучиться и посоревноваться в стрельбе из традиционного лука (судья донской казак х. Коса ст. Елизаветинской Илья Пшеничнов). По завершении Игр прошло награждение победителей, которые исполнили традиционный танец с оружием, после чего участники Игр со старейшинами шермиций отправились на территорию Стана для совместной беседы.

Особливая благодарность за неоценимый вклад внесенный в Шермичное дело.

Дмитрий Борисанов.
Петр Борисанов. «Гамазея»
Александр Михайлов. «Поход»

Максим Ильинов
Павел Сериков
Сергей Арчединец
Валерий Рязанов
Максим Хмель
Евгений Галицин
О. Александр (Назаренко)
О. Михаил (Вьюнников)
Иван Колодкин
Гниловской хор.
Андрей Зинковский
Вера смотритель камплицы.

Семинар по казачьим воинским искусствам

Семинар по казачьим воинским искусствам – шермициям в городе Зернограде

14 апреля 2013 года в городе Зернограде Ростовской области на базе Зерноградского историко-краеведческого музея состоится учебно-практический семинар Федерации казачьих воинских искусств «Шермиций»посвященный следующим вопросам:

1. Казачьи воинские традиции, как основа этнического самосознания современных казаков.

2. Канон казачьих боевых искусств (теория и практика, правила и судейство): бой на шашках и пиках; КСШ – казачья спортивная шашка; борьба на ломка; традиционный кулачный бой; рубка шашкой различных мишеней и полосы и другие.

3. Использование шермиций в учебно-воспитательном процессе школ, клубов и кадетских учебных заведений.

4. Регламент обрядовых действий связанных с военно-траурной обрядностью: традиция и современность.

5. Шермиции – как этноспорт донских казаков. Обучение и повышение квалификации тренеров и преподавателей шермиций.

6. Практическая работа, обмен опытом, методические рекомендации.

На семинар приглашаются представители казачьих общин, руководители секций, клубов развивающих шермиции, представители школ, военно-патриотических клубов, казачьих кадетских корпусов желающие принять участие в казачьих традиционных играх – шермициях и все любители казачьих воинских традиций.

Семинар будет проходить по адресу г.Зерноград, РДК ул. Мира, 22/43

Дон Иванович взывает о помощи!

Запретить строительство Багаевского гидроузла на реке Дон!

Потому, что от 44 промысловых видов рыб ценных пород Азовского бассейна за последние четверть века почти ничего не осталось. Потому, что в результате хищнического хозяйствования за какие-то полвека уничтожены стратегические рыбные запасы, которые кормили пол-Европы и спасали население Приазовья в годы лихолетья: войн, голода и потрясений.
Потому, что живая экосистема реки Дон ценнее счетов олигархов в банках.
Потому, что мы обязаны оставить Родину детям не хуже чем когда мы сами пришли в этот чудный мир.
Потому, что мы такие же соучастники, если позволяем преступникам безнаказанно убивать все живое вокруг и одиночество человека на планете будет ему наказанием за равнодушие.

Подпишите!!!

Домашние игры на Масленицу в хуторе Потапов.

В субботу Сырной недели 16 марта 2013 года в хуторе Потапов прошли состязания донских казаков, организатором которых выступило Потаповское отделение Федерации казачьих воинских искусств шермиций Романовского юрта (С.Божко, Н. Скакунов, Н. Арьков). Соревнования проходили в традиционных казачьих дисциплинах рубка шашкой одиночных мишеней и полосы из лозы, фехтовании на пиках и шашках, фланкировке шашкой, кулачном бое, а также в командных состязаниях по перетягиванию каната, фехтовальной игре в «Царя».

Победителями в командном зачете стали команда станицы Дубенцовская (1 место), команда хутора Потапов (2 место), команда п. Солнечный (3 место).

В одиночных состязаниях, в возрастных группах 10-12 лет – 1 место Шестоков Роман; 2 место Кущев; 3 место Наумов.
Возрастная группа 13-14лет: 1 место Поливин Илья; 2 место Понаморев; 3 место Малышенко Дмитрий.
Возрастная группа 15-17 лет. 1 место Буц Александр; 2 место Романчук Иван; 3 место Маркин Илья
Возрастная группа 20-40 лет. 1 место Луковской Роман; 2 место Веретельников Василий; 3 место Кушнир.
В соревнованиях по кулачному бою.

1 место Данюк; 2 место Буц А.; 3 место Романчук И.
За участие и поддержку в проведении игр Федерация шермиций выражает отцу Василию (Пивоварову), а также Первому товарищу атамана Романовского юрта А.В. Войтову, казаку Мокроусову Виктору за судейство кулачных боев, а также судьям Попову И.А., Дружинину А.Ю., Кардаш В. за судейство коллективных сосревнований
Особую благодарность за поддержку и помощь, а также за приготовленную щярбу организаторы игр выражают казакам х. Потапов Кудееву В.Н., Морковскому В.Ф., Клюеву С. и казачке Верхоломовой Татьяне.

Яровой А.В. О характере агональности казачьей культуры (отклик на статью С.Н. Лукаша в журнале Казарла №7 2012)

Проблема, поставленная в работе С.Н. Лукашем, связана с перспективами существования казачества в современных условиях, которые за последние сотню лет претерпели существенные изменения вызванные прогрессом. Опираясь на идею Н.К. Калашниковой об агональном характере казачьей культуры, а также на положения «Новой исторической науки» о ментальности и менталитете, Лукаш делает вывод, что казачий феномен представлял собой не простое единение сословного и этнического, а «их суммой являлось новое состояние социокультурной системы, выраженное в казачьей менталь-ности. Ментальные свойства казаков проявлялись в особом агонально-деятельностном характере казачьей культуры, обусловленном спецификой пограничного проживания и необходимостью постоянной борьбы за свое жизненное пространство и идеалы православия» [1, стр.27].

По мере прочтения данной работы у меня возникли определенного ро-да мысли, которые я постарался зафиксировать и обозначить в виде заметки, посвященной агональному характеру казачьей культуры. Для начала определимся в терминологии. Агональное определяется как стремление бытия личности к самоутверждению. Агональность реализуется в виде агонистики, а в условиях экстремальных для возникшей социальности она мобилизует все силы для выживания и конденсирует ценностное ядро культуры в особый этос, отражая его в особом пространстве памяти (мнемотопе). Указанные элементы образуют агональную культуру. Агональность пронизывает все сферы общества, создавая пространство для индивидуального и коллектив-ного бытия. Агональность содержит не просто природное влечение, но ак-тивную борьбу за жизненное пространство, будь это личная свобода индиви-да или благосостояние общества. В этой борьбе уже нет места природной, инстинктивной агрессивности, которая замыкается в рамки ритуала, здесь

обнаруживаются различные формы агональности, которые можно назвать превращенными формами агона – это конкуренция в экономике, борьба за власть в политике, борьба за любовь в интимной сфере, состязательность в доблести [2]. Те понятия агона и агональности, которые использовала в своей работе Н.К. Калашникова восходят к нашей, десятилетней давности, работе, положения которой на сегодняшний момент претерпели существенные изменения. У Калашниковой они понимаются довольно узко в свете миграционной теории происхождения и применительно к исследованию культурного ландшафта в свете теории Коганского [4].

И.Г. Яковенко, который задал основное направление всей работе Лукаша высказался, что «вне вполне определенного архаичного, ставшего навсегда достоянием истории, социального, культурного и геополитического контекста казачество существовать не может» [1. c.24]. На наш взгляд, если учитывать различие, предлагаемое С.В. Черницыным [3], между понятиями «казачество» (сословная составляющая) и «казаки» (этническая составляющая), то можно сделать вывод, что для казачества как сословного сообщества действительно историческое время вышло, и в этом контексте вполне можно согласиться с Яковенко. Теперь нет тех рамок, которые с одной стороны сдерживали развитие народа, направляли его в доминирующее военное русло, а с другой стороны нет и охраняющих от рассказачивания сословных границ, которые сдерживали процессы ассимиляции в начале ХХ века и которые чуть не погубили казаков в период Гражданской войны, когда новая власть стала уничтожать старые сословия. То есть, сегодня о казаках надо говорить исключительно, как о носителях этнического самосознания, при этом следует учитывать стремление государства и церкви видеть в казаках только сословную составляющую, «воинов Христовых», некий человеческий ресурс готовый на быструю мобилизацию (по типу национальной гвардии).

Этническое самосознание казаков сохранилось и до настоящего време-ни, несмотря на изменение социального, культурного и геополитического контекста.

Использование достижений школы «Анналов» применительно к казачьей культуре должно сегодня приветствоваться, поскольку комплексное изучение истории казаков, несмотря на значительный рост работ, еще только предстоит. На самом деле методология «Новой исторической науки» не сводима исключительно к использованию понятий ментальность и менталитет, и рассмотрение их в качестве одного из обстоятельств функционирования социальных систем, о чем пишет С.Н. Лукаш [1.с.24],

Видимо Лукаш в агональности видит показатель ментальности казаков. Агональность как стремление к самоутверждению личности, является универсальным качеством культуры. Это показатель жизнеспособности индиви-да, основа его личностного поведения. Поскольку раннее состояние казачьих сообществ, так называемый рыцарский период, был связан с кочевым или полукочевым состоянием (если брать в расчет характер степей Северного Причерноморья, с их необходимостью заготавливать на зиму сено), который требовал воспитания воинственного, способного к ежедневной барымте личности, могущей выжить в условиях демографического давления, обеспечить добычей свой род, сохранить юртовые угодья и проч.

Кочевники, как известно, отличались храбростью и физической силой; постоянно проявляя себя в схватках, имея перед глазами образец лучшего воина, батыра. (Как не вспомнить предка донского атамана Андриана Карповича Денисова?). Такие воины становились главными героями песен и легенд, пользовались всеобщим уважением и почетом. Поскольку в бесконечных сражениях выживали лишь самые сильные и смелые, то таким образом степные воины подвергались естественному отбору, закреплявшему такие качества как физическая сила, выносливость, агрессивность [5, c, 47]. В таких обществах воспитывалась культивировалась чувство первенства, поскольку оно являлась залогом выживания.

Все это и определяло агональный характер казачьей культуры на ран-нем этапе, который в дальнейшем в XIX веке прочно связался с регламентацией жизни казаков государством. Агональный характер проявляется, прежде

всего, в стремлении человека быть первым, так как не «активное наступление и освоение», а размер добычи являлись показателем доблести и чести воина, здесь очень осторожно надо говорить о коллективизме, о солидарности, ко-торый, по сути, отличался от коллективизма оседлых народов. Приводимые поговорки Лукашем «казаку в бою смерть красна» или «руби меня татарская сабля, не бей царская плеть» имеют, скорее всего, не народное происхождение, а литературное, или являются переделанными вариантами общеизвестных русских поговорок.

Сами по себе поговорки требуют тщательного отбора, поскольку записывались в советское время от различных этнических групп населения и происхождение их до конца не выяснены. Как их можно отнести к раннему периоду существования казачьих общин? Тем более что народное творчество было способно создавать пословицы и не восхваляющие производственный, хлеборобный труд: «На Кубани добрэ жыть: один робэ, сим лэжыть. А як солнцэ прэпэчэ и пуслидний утэчэ» [6] и т.д.

Что же касается выделяемого Лукашем славяно-тюркского противосто-яния и пограничного характера казачьей культуры, то здесь не следует преувеличивать сам фактор такого противостояния, поскольку связи с тюрками у местных донских славян были довольно тесны, как и связи запорожского казачества с Крымским ханством не всегда были напряженными; здесь можно вспомнить и донских татар, и участие казаков-некрасовцев в жизни Осман-ской империи, и запорожских казаков в судьбе Крымского ханства в пору подчинения его Турцией. Дикое поле не осознавалось самими казаками, как природными его обитателями за Дикое, таковым его величали Московские летописи ссылка. Донцы, например, называли место своего проживания «старым полем». В 1708 году Кондрат Булавин, призывая донцов к борьбе с царским правительством, писал: «Прежде всего, Старое Поле крепко было и держалось, а ныне же злые люди Старое Поле перевели, ни во что почли…» [7, с. 119].

В своей работе С.Н. Лукаш высказал несогласие с таким пониманием агональности, при котором оно синонимично воинственности. Напомню, что воинственность есть решительность, готовность к столкновению, храбрость [8, с.80]. Подобными качествами должен обладать человек агонального типа, стремящийся к первенству, а воинственный характер человека не всегда свя-зан с воинской субкультурой. Ведь и солдат может быть трусом, то есть принадлежность к армии или военному делу не делает априори такого человека воинственным. Вот здесь воинственность уже выступает показателем мен-тальности, поскольку через воинственность агональность проявляет себя в воинской культуре, к которой можно отнести культуру казаков. Вопрос о различении военной и воинской культур (субкультур) был нами рассмотрен в специальной работе, поэтому не будем останавливаться на нем, а просто от-несем читателя к литературе [9, с.68-75]

Размышляя о динамике социально-экономических, культурных, обра-зовательных процессах в казачьих регионах во второй половине XIX – начале XX века, С.Н. Лукаш говорит о существенном изменении в ценностно-смысловой сфере казачьей культуры, под воздействием социального прогресса. При этом воздействие прогресса он усматривает в изменении образа жизни казаков, в их оседлом характере, в осваиваемой ими земледельческой культуре, поскольку получение дохода от занятием земледелием и животноводством становится основным источником в бюджете казачьих хозяйств. Нельзя согласиться с тем утверждением, что казаки до занятия ими земледелием представляли собой варваров, находящихся за гранью цивилизации. Поскольку известно, что населяя поймы Дона и Днепра, проживая в укреп-ленных, островных поселениях, казаки обладали высокой морской культу-рой, как, впрочем, казакам была известна и культура номадов, что совершен-но не ставит их в один разряд с первобытными варварами или разбойными обществами, или разбойными обществами, живущими исключительно набе-гами и захватами. Такой образ жизни мог соответствовать молодым воинам, живущим обособленно от основных родовых сообществ, в мужских коллек-тивах воинов, товариществах.

После отмены крепостного права, в пореформенных период на Дон и Новороссию хлынули толпы мигрантов, что совершенно не поменяло мен-тальных установок казаков, поскольку сословные ограничения и предписания, сыграли этнодифференцирующую роль, защитив казаков от ассимиляции, в этом отношении показательны заметки М. Харузина, о взаимоотноше-нии казаков и русских [10, с.18]. И когда Лукаш пишет, что в конце 19 века «мерилом казачьего благосостояния начинает выступать свободный земледельческий труд, который становится нравственным смыслом существования, очищающим итогом всех войн» [1, с.26], то скорее можно говорить не об изменении ментальности у казаков, а о наличии ценностей земледельческой культуры в ментальности пришлого населения. Иное дело, когда в донские станицы начинают испытывать влияние процесса модернизации страны в по-реформенный период: был сокращен срок военной службы, дозволен выход из казацкого сословия, создан класс торговых казаков, введены земские учреждения, расширяется влияние капиталистических отношений. По мысли М. Харузина: рушился стародавний уклад жизни, и патриархальные обычаи уступали давлению изменяющихся условий быта [10, с. 21]. Но вот насколько менялись ментальные установки казаков? Ведь капиталистические отно-шения являются довольно благодатной почвой для реализации агональности. Но вот насколько труд одномоментно превратился на грани веков в основную ментальную установку? Непонятным также оказывается поведения каза-ка в хозяйственной жизни, который сам особенно не любил работать, если вспомнить записки русских путешественников по Дону начала ХХ века. Заинтересованность в хозяйственном благополучии связано у казаков с сословными обязанностями, которые накладывали на их быт очень значительные требования. Что собственно и объясняет их трудоспособность и мобилизационный характер.

Наличие в казачьей культуре дихотомии труд-мир, нельзя констатировать и понимать однозначно. Война для казака это, прежде всего добыча, а с ней престиж, мерило доблести. В поздний период это офицерское звание, а с ним и увеличение земельного пая, и уважение от стариков, которые без выучки и высокого воинского мастерства нельзя было добиться, к такому же разряду престижности следует отнести и воинские награды. Поэтому война не могла быть исключительно служением ратным мастерством Родине и Вере (это скорее желанная идеологическая установка государства), также и труд вряд ли соотносился с благом Отечеству, а скорее всего с возможностью со-браться на службу, не влезть с ней в долги и справить сыновей в конные части, а не пешие. Интересно, что ценность добычи по замечанию Ф. Крюкова составляла неотъемлемое качество и в I Мировую, да и в Гражданскую вой-ну, достаточно вспомнить поведение Пантелей Прокофьевича, приехавшего проведать Григория на службе. Грабеж на войне всегда считался делом обычным, и собственно не расценивался как грабеж. В рассказе Крюкова, к прибывшим с фронта служивым станичники обращаются с неизменным во-просом: «Чего принес?» Один из них отвечает за всех: «Вот все, что на мне. Да вот винтовка немецкая – офицер благословил взять. Я говорю: дайте, вашбродь, на Тихий Дон повезу, чтобы поглядели добрые люди, от чего наши буйные головушки тут ложаться. «Повези», — говорит». После такого, казалось бы, неожиданного ответа следует красноречивый заключительный диалог:

«- Это и все нажитое!

— А другие-то и вовсе ходят – голые коленки… Я, по крайней мере, при одежде, а твой Павло, может разумши ходит…». Однако станишники к его ответам относятся с большим недоверием [11, с.141]

Теперь обратимся к вопросу: а может ли быть война смыслом жизни? Для народов, живущих в условиях демографического давления – может. Более того, несмотря на то, что С.Н. Лукаш пишет о том, что война не может быть смыслом жизни – «это противоречит религиозным представлениям,

нравственным законам жизни на земле» [1, с.26], то следует понять, что в картине мира донских казаков война имела и нравственное, и религиозное, и экономическое обоснование. Например, Пудавов объяснял появление войн изначальным убийством Авеля Каином, где последний олицетворял ложь и зло мира.

Мнения современных информаторов об отношении к трудовой дея-тельности следует воспринимать критически, поскольку их социализация приходилась на советский период истории, где был создан культ труда и тру-дового подвига. Отсюда и «битва за урожай», трудно назвать это словосоче-тание исключительно казачьим, до революции уборка урожая – страда – не носила такого боевого, состязательного настроя, поскольку община была за-интересована в скорой уборке хлеба, а без взаимопомощи и взаимовыручки их ожидал голод.

Мнение Потто о том, что «Хорош казак на гумне, хорош и на войне», на наш взгляд, не говорит о ценности труда, как основы жизнедеятельности, а требует буквального понимания, того, что Потто говорит дальше – «воен-ные качества войска всегда находились и будут находиться в тесной зависи-мости от домашнего хозяйства. Жил казак в достатке – и под ним отличный конь, да и в запасе их было несколько» [1, с.26]. То есть, опять ценность труда определяется исключительно военным образом жизни.

Ссылка на то, что у кубанского казачества наиболее часто употребляет-ся слово «робыть», так как основа жизни «работа», также ставить дополни-тельную проблему перед исследователями, насколько часто использовалось слова «процювать» в качестве обозначения «работать» и слово «робыть» в качестве обозначения слова «делать»? С такими исследованиями, мне не приходилось встречаться.

Наконец, остановимся еще на одной проблеме связанной, по мнению Лукаша с агональностью феминности, в которой он видит, вслед за Цибуль-никовой, общественно одобряемое казаками «амазонство», как в феминной, так и маскулинной среде. Причиной этому послужило периодическое участие женщин-казачек в боевых действиях локального значения в связи с военным

укладом жизни самого казачества как такового [1, c.27]. Основой характера казачки, по мнения Лукаша, является «боевитость» — активную готовность отстаивать свое право на что-либо любыми способами, включая и традиционно мужские. Отметим, что в казачьей среде отношение к женщине-матери всегда было уважительным и надо напомнить, что и сами семьи являлись ос-новой патриархального уклада. «Амазонство» женщин не могло рассматри-ваться положительно, и всегда было исключением из правил. Также нельзя считать проявлением агональности женскую ревность или попросту зависть, поскольку мерилом ее является доблесть, понятие которое в женском пространстве не несет той же смысловой нагрузки, что в мужском. В этом отношении основой казачьей культуры является пространство мужское.

Рассмотренные моменты выступления С.Н. Лукаша на самом деле не умаляют заслуг автора статьи, но указывают на те спорные аспекты работы, которые не позволяют делать однозначных выводов, относительно существо-вания «труда» в ментальных установках казаков. Иное дело, как связаны все эти установки с этническими стереотипами, с формированием этнической идентичности в прошлом и настоящем, да и в будущем тоже.

Формы сохранения традиционности (уже не как традиционного уклада) могут быть различными – от казачьих общин, совместных праздников, тра-диционных игр, до станичных поминовений, фольклорных коллективов и проч. Наличие агональности, можно сравнить с пассионарностью Л.Н. Гумилева, ее наличие способствует жизнеутверждению не только личности, народа, но и казачьей культуры в целом. Сохраниться ли этническое самосозна-ние у ее носителей, будут ли развиваться рудименты традиционности или превратятся в музейные экспонаты, в выставки обряженных клоунов и роле-виков, на эти вопросы может ответить время.

Примечания:

1. Лукаш С.Н. Ценность труда в ментальном аспекте казачьей культу-ры. Казарла, №7. 2013.

2. Яровой А.В. Агональное пространство культуры // Рубикон. Вып. 24. Ростов-на-Дону, 2003, с.3-6; его же. Воинствующая стихия культуры. Ростов-на-Дону, 2006; его же. Агональная культура: сущность и динамика (по мате-риалам Дикого поля). Ростов-на-Дону, 2009; его же. Воинская культура казачества: символическое пространство и ритуал. Ростов-на-Дону, 2011; его же. и др.

3. Черницын С.В. Некоторые вопросы изучения воинской культуры донских казаков // Война и военная служба в воинских культурах Юга Рос-сии. Материалы второй межвузовской конференции «Токаревские чтения». Зерноград, 2012. С.6-9.

4. Калашникова Н.К. Агональные основы культуры донского казаче-ства. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Ростов-на-Дону, 2005.

5. Нефедов С. Война и общество. Факторный анализ исторического процесса. М., 2008.

6. Ткаченко П. И. Кубанские пословицы и поговорки. С.Д. Мастепанов о пословицах и поговорках народов Северного Кавказа. Краснодар, 2008.

7. Казачий словарь-справочник. Т.3. М., 1992.

8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984.

9. Яровой А.В. Воинская культура: сущность и содержание (агональ-ные аспекты войны и общества). Зерноград, 2012.

11. Цит. по: Малюкова Л. «И покатился с грохотом обвал…». Судьба и творчество Ф.Д. Крюкова. Ростов-на-Дону, 2007.

В.П. ТРУТ: О ЧИСЛЕННОСТИ КАЗАКОВ В РУССКОЙ АРМИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Определение точной численности призванных в армию в годы войны казаков представляет довольно сложную проблему. Ведь в процессе любой значительной по размерам мобилизации неизбежно возникают трудности с учетом, происходит множество недоразумений, накладок, сбоев, допускались разного рода неточности и даже прямые ошибки. И хотя в России мобилизация была проведена достаточно успешно, свидетельством чего служило награждение осуществлявших ее лиц специальными медалями, в ее ходе также отмечались указанные недостатки. Поэтому даже в имеющихся в архивах официальных документах разных структурных подразделений военного ведомства содержатся отличные друг от друга данные. К тому же в ряде случаев сведения по данному вопросу являются далеко не полными, а иногда и прямо противоречивыми. Кроме названных причин существуют и проблемы, вытекающие из внутренней специфики воинских призывов. Так, при их рассмотрении необходимо учитывать численность армии к моменту начала мобилизации, так как находившееся к этому времени в армии в мобилизационные списки, естественно, не попадали. Отдельно надо выделять количественные данные, относящиеся к общему числу мобилизованных в армию, направленных непосредственно в действующую армию и в тыловые части, по каким статьям проходили призывники, в каких областях и в какое время проходила мобилизация тех или иных призывных возрастов, какие при этом были официально допущены отступления от установленных правил и т.п.

О сложности этой проблемы говорят и различные данные, содержащиеся в военной и исторической литературе. Причем зачастую

расхождения приводимых в них цифровых показателей весьма значительны. В полной мере это относится и к специальной, и к авторитетной энциклопедической литературе. Например, в «Советской Военной Энциклопедии» и в «Большой Советской Энциклопедии» говорится, что общая численность призванных в армию казаков всех казачьих войск страны составила свыше 200 тысяч человек [1]. Более поздние работы издательства «Советская Энциклопедия», такие как «Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия», «Советский Энциклопедический Словарь» и другие, содержат данные о том, что казачеством в Первую Мировую войну было выставлено около 300 тысяч человек [2]. Эта же цифра приводится и во всех последующих энциклопедических и специальных изданиях и является по сути устоявшейся и общепризнанной. Ее приблизительность и некоторая условность почти никого особо не смущала.

В вышедшем совсем недавно коллективом трехтомнике «История казачества Азиатской России» на основании данных, почерпнутых из книги «Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия», о чем свидетельствуют соответствующие сноски, общая численность призванных в армию казаков определяется в 319,9 тысяч человек [3]. Эта цифра не может не вызвать удивления, поскольку исходные данные, положенные в ее основу, не соответствуют названному авторами источнику. По их утверждению, в основе сведений по отдельным казачьим войскам лежат материалы книги «Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия» [4]. Однако приводимые ими цифры серьезно расходятся с названным источником. Например, по Оренбургскому казачьему Войску дается цифра 60 тысяч призванных в армию казаков [5]. А в работе, откуда якобы были взяты исходные материалы, в действительности называется около 30 тысяч [6]. Разница, как видим, двукратная Аналогичные расхождения, правда уже не такие разительные, присутствуют и по другим казачьим войскам. К тому же, как можно получить точную итоговую цифру 319,9 тысяч человек,

если многие ее составляющие имеют приставки «свыше» и «около», свидетельствующие об их приблизительности.

Наиболее аргументированные, точные и научно обоснованные данные общего количества мобилизованных казаков содержатся в роботах авторитетного исследователя данной проблемы Г.Л. Воскобойникова. По его сведениям, всего казачество в годы войны выставило свыше 8 тысяч офицеров и 360 тысяч нижних чинов [7]. Таким образом, итоговая цифра находившихся в армии в период Первой мировой войны казаков всех казачьих войск страны составляет свыше 368 тысяч человек.

Серьезные трудности возникают и при количественном определении мобилизованных во время войны казаков в каждом из казачьих войск в отдельности. Приводимые данные довольно часто носят спорный и весьма противоречивый характер. Одним из достаточно показательных примеров может служить ситуация с разными подходами к определению общего количества призванных в армию кубанских казаков.

В энциклопедических изданиях приводится цифра в 90 тысяч находившихся в армии кубанцев [8], а в более поздней специальной военно-энциклопедической работе называется около 89 тысяч призванных в армию в годы войны кубанских казаках [9]. В некоторых книгах, без приведения конкретных сведений об источниках данной информации, говорится о том, что в рассматриваемый период в армии было около 80 тысяч кубанских казаков [10]. В других работах содержится утверждение о 97 тысячах мобилизованных кубанских казаков [11]. Новейшие данные, основанные на достаточно глубокой проработке имеющейся источниковой базы, свидетельствуют о более значительном количестве кубанцев, сражавшихся на фронтах Первой мировой. Среди них, как наиболее обоснованные, особого внимания заслуживают следующие сведения. В.Н. Мальцев убежден, что только в рядах действующей армии в годы войны находилось 107 тысяч кубанских казаков [12]. Г.Л. Воскобойников приводит аргументированные

цифры, говорящие о том, что па конец 1916 г. в армии, без учета кубанцев, находившихся в отдельных и особых сотнях, числилось 2409 кубанских казачьих офицеров и 103706 нижних чинов [13]. Всего 106115 кубанских казаков.

Аналогичная картина складывается и по другим казачьим войскам. Так, численность призванных в армию в годы войны донских казаков колеблется от около 100 тысяч человек [14] до свыше 100 тысяч человек [15] и 125 тысяч человек [16]. Количество мобилизованных к концу 1916 — началу 1917 гг. астраханцев определяется и в 1,8 тысяч человек [17], и в 2,6 тысяч человек [18]: амурцев — и в 2,5 тысяч человек [19], и в 3,5 тысяч человек [20], и даже в 5,7 тысяч человек [21]; забайкальцев — и в около 13 тысяч человек [22], ив 14-14,5 тысяч человек [23], и в 14,9 тысяч человек [24]; оренбуржцев — и в 32 тысячи человек [25], и в 27 тысяч человек [26], и в явно нереальные 60 тысяч человек [27]; семиреченцев и в 3,5 тысячи человек [28], и около 4,6 тысячи человек [29]; сибирских казаков – и в 11 тысяч человек [30] и в 11,5 тысяч человек [31]; терцев — и в 18 тысяч человек [32], и в 19,3 тысяч человек [33]; уральцев — и в 13,5 тысяч человек [34], и в 13 тысяч человек [35]; уссурийцев — и в 2,5 тысячи человек [36], и в 2 тысячи человек [37]. Как видим, многие из приведенных данных, несмотря на соответствующую источниковую базу и научную аргументацию, весьма существенно расходятся друг с другом. Это лишний раз служит свидетельством сложности отмеченной проблемы и различия путей ее разрешения.

В настоящее время наиболее точно выверенные и аргументировано обоснованные итоговые сведения о количестве мобилизованных казаков имеются по Донскому и Оренбургскому казачьим Войскам. Донское казачество в период Первой мировой войны направило в армию 113742 казака [38], а оренбургское — 36674 казака [39].

Уровень мобилизации среди казачества значительно превышал аналогичные показатели среди других категорий населения страны. На войну было практически поголовно мобилизовано все мужское казачье население призывных возрастов. Казаки в полной мере изведали все ужасы и тяготы войны, понесли большие потери.

Казаки, как большинство солдат и офицеров, в период войны честно и в полной мере выполнили свой долг по защите Родины.

_____________________________________________________________

1. См.: Советская военная энциклопедия. В 8-и т. Т. 1. М.: Воениздат,1977. — С.34; Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 11. М.: Советская Энциклопедия, 1973. — С.176.

2. См.: Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. М.: Советская Энциклопедия, 1987. — С.252; Советский Энциклопедический Словарь. Изд. 4-е. М.: Советская Энциклопедия,1989. — С.529.

3. История казачества Азиатской России. В 3-х т. Гл. ред. В.А. Алексеев. Т.3. Отв. ред. В. Ф. Мамонов. Екатеринбург: УрО РАН, 1995. — С. 24.

4. Там же. Примечание к таблице 3 «Численность казаков, призванных в армию в 1917 г.»

5. Там же. С. 24, табл. 3.

6. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. — С.420.

7. Воскобойников Г. Л. Казачьи формирования в Первой Мировой войне. // Проблемы казачьего возрождения. Сб. научн. статей. Часть 2.Ростов н/Д, Логос, 1996. — С.50.

8. Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е Т. 11. — С.176.

9. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия Изд. 2-е. — С.315.

10.История казачества Азиатской России. Т. 3. — С.24. Прим. ** к табл. 3.

11.Ермолин А. П. Революция и казачество. М.: Мысль, 1982. — С.25.

12.Мальцев В. Н. Кубанские казаки в Первой Мировой войне: к постановке проблемы // Проблемы истории казачества XVI-XX вв. — С.87.

13.Воскобойников Г. Л. Казачество в первой мировой войне 1914-1918 г. – С.112.

14.Там же.

15.Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 8. — С.451.

16.Ермолин А. П. Указ. соч. — С.25.

17.Воскобойников Г. Л. Указ. соч. — С.113.

18.Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. — С.47.

19.Воскобойников Г. Л. Указ. соч. — С.113.

20.История казачества Азиатской России. Т.3. С.24. Табл. 3.

21.Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. — С.33.

22.Там же. — С.211.

23.Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 9. — С.254.

24.Воскобойников Г. Л. Указ. соч. — С.113.

25.Там же. — С.112

26.Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 18. — С.505.

27.История казачества Азиатской России. Т.3. — С.24. Табл. 3.

28.Там же.

29.Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. — С.542.

30.Там же.

31.Воскобойников Г.Л. Указ. соч. — С.112.

32.Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 25. — С.510; Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. — С.591.

33.Воскобойников Г. Л. Указ. соч. — С.112.

34.Там же.

35.Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 27. С. 68; Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. — С.625

36. Большая Советская Энциклопедия, Изд. 3-е. Т. 27. — С.121: Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. — С.628.

37. Воскобойников Г. Л. Указ. соч. — С.113.

38. Даниленко Т. Новая коллекция // Новочеркасские ведомости. 1995. 18 августа.

39. Баканов В.П. Из истории Оренбургского казачества. Магнитогорск, Магнит, 1993. — С.91.