Яровой А.В. Казачьи воинские искусства: к постановке проблемы.

IMG_0054

Яровой А.В.

Целью работы является рассмотрение проблемы связанной с казачьими воинскими искусствами, которые в последние годы превратились в своеобразный символ казачества. Историография пополнилась немногочисленными работами, затрагивающими различные аспекты проявления казачьего мастерства на войне, военной подготовки призывников, проявлениям воинских традиций в праздничной культуре казаков. Публицистическая литература также предложила описание разнообразных систем казачьих боевых искусств, детальное описание «казачьих» приемов владения оружием, пикой, рукопашным боем, однако, чаще всего написанных в жанре фольк-хистори.

В качестве примера такой научной работы рассмотрим таблицу из монографии известного исследователя традиционных рукопашных состязаний восточных славян Б.В. Горбунова. Фундаментальная работа Б.Н. Горбунова [1,с. 19] затрагивает донских казаков в аспекте распространение различных видов традиционных рукопашных состязаний. Горбунов активно использует в работе статистический метод, полагая, что это придаст его труду более научно обоснованный характер. Однако при изучении таблицы «Распределение сообщений о народных рукопашных состязаниях по губерниям и уездам в XIX – начале ХХ в.» в разделе, относящемся к области войска донского видим такую картину.

 

  Количество сообщений
  Всего в XIX-XX  вв. Нач. XIX – 1850 г. 1860-

1880

1890-

нач. ХХ в.

  Кулачные бои Борьба Кулачные бои Борьба Кул. бои Борь

ба

Кул. бои Борь

ба

Донецкий 6 9 3 3 2 4 1 2
1-й Донской 7 5 3 3 3 1 1 1
2-й Донской 5 31 2 11 2 12 1 8
Ростовский 24 22 10 9 8 8 6 5
Сальский 6 5 2 2 2 2 2 1
Таганрогский 5 3 2 1 2 1 1 1
Усть-Медведецкий 8 4 4 2 3 1 1 1
Хоперский 20 14 10 5 6 5 4 4
Черкасский 9 5 4 2 3 1 2 2

Таблица примечательная во многих отношениях. Во-первых, не совсем понятно как составлялась такая таблица. Ежегодные атаманские отчеты не содержали информации о кулачных боях, имеются отрывочные, даже красочные описания кулачек очевидцами и по воспоминаниям, что можно говорить о традиционности этого явления в том или ином населенном пункте. Можно также составить статистику таких сообщений, которые имеются в различных источниках, но они не скажут ничего о динамике самого явления, поскольку если явление традиционное, то на него просто не будут обращать внимание, если оно связано с какими то нарушениями или сверхординарными событиями, то тогда его могут упомянуть, или в связи с подготовкой молодежи к службе, или как элемент этнографического описания быта станиц. В каждом случае такое явление следует расценивать как уникальное и традиционное, но это нисколько не говорит о его динамике. Например, автор пишет, что во 2-м Донском округе было 22 сообщения о борьбе и 24 сообщения о кулачном бое. Значит должно быть как минимум 22 источника. Но источниковая база исследования не включает в себя такого количества по округу, откуда данные? Во-вторых, автор расписывает количество сообщений по всем округам с начала XIX века, однако окружное деление было установлено в 1833 году, Ростовский округ образовался в 1887 г., Сальский округ – в 1884 г. из Калмыцкого округа, а Таганрогский – в 1887 г. из Таганрогского градоначальства. Возникает вопрос – откуда данные и какого характера источники использовал автор. Означает ли это, что с 1800 по 1850 гг. в Калмыцком округе проходили кулачные бои и борьба среди калмыков? Или все же здесь подразумеваются какие-то казачьи станицы? И каково происхождение цифр относящихся к Черкасскому округу, в котором располагалось старая и новая столицы, и где борьба и кулачный бой были очень широко распространены, вплоть до начала ХХ века? А по Горбунову получается, что борьба и кулачный бой были гораздо более развиты в Ростовском округе, которого на тот момент еще и не существовало. И это в научном исследовании, что же тогда говорить о многочисленных работах фольк-хистори?

Разнообразные определения, которыми наделяют авторы рассматриваемое явление, высвечивают перед нами терминологическую проблему. «Военное искусство», «воинское искусство», «боевое искусство», «военное ремесло» ‑ такой терминологический разброс заставляет обратиться к подробному рассмотрению указанных понятий. Под военным искусством обычно понимают теорию и практику подготовки и ведения военных действий. Военное искусство представляется теорией военного дела, чаще умозрительной конструкцией, отражающей законы и принципы войны.

Под воинским искусством можно понимать часть военного искусства, которая связана с подготовкой и умением вести бой, сражение. Здесь представляется важным подчеркнуть, что воинская подготовка может базироваться как на регламентированной уставом деятельности, так и на преданиях традиции. Воинское искусство это искусство воина, человека прошедшего духовную и физическую подготовку, умеющего владеть средствами ведения боя и средствами передвижения. Комбинация этих трех элементов в разных условиях пространства и времени составляет суть воинского искусства. Комбинация, ведущая к победе, обладает эстетическим выражением, она фиксируется в памяти и передается от старшего поколения младшему.

Воинское искусство имеет прикладное значение и включает в себя бой, поход, отдых в лагере, сторожевую и разведывательную службу, «малую» войну, засаду, неожиданное нападение, службу по сопровождению обозов-транспортов, нападение на транспорты, фуражировку и прочее. Главным из всего перечисленного является бой, как основа любого военного столкновения.

Называть умения и навыки обращения с традиционным оружием казаков искусством, можно только тогда, когда эти умения выходят за рамки военного ремесла и обретают эстетическое измерение. Прагматичность и функциональность действия, сохраняя свою чистоту, представят не просто совершенный результат, но еще и возведут его в статус правила и образца для всеобщего подражания. В этом случае воин и его оружие, его манера действовать и жить, превращаются в эталон, который распространяется на его поведение, внешний вид и внутреннее содержание. Война и состязания в ратном мастерстве образуют каноны воинского искусства ‑ правила обращения с оружием и правила поведения в бою, которые собирают вокруг себя все остальные ценности казачьего сообщества. Создателями таких канонов являются мастера, достигшие в воинском ремесле совершенства. Эстетическая форма, создаваемая воинским искусством может быть выражена в приеме, который принес воину победу или в тактическом рисунке, который, например, заманил неприятеля в засаду, эти формы собирались народом в особым образом организованную «копилку памяти». Эта «копилка» открывалась на разные мероприятия, где все эти приемы и способы победы, осваивались и демонстрировались окружающим. Состязания сопровождали всякие съезды и сходы казаков, особенно станичные сборы, где после обсуждения общественных дел, заслуженные воины обращались к рассказам о своих подвигах, а «пылкая молодежь с жадностью ловила слова их». Наслушавшись разных повестей из военной жизни, молодые люди садились на лошадей и выезжали за станицу, где старались в действиях представить рассказанное им, и, разделившись на две стороны, делали примерные сражения – шермиции. Заслуженные казаки присоединялись к ним и помогали своими наставлениями.[2, с.22-23].

«Домашние игры» донцов являлись своеобразными древними духовно-физическими центрами, которые объединяли общины в единое, этническое целое. На такие состязания съезжались представители разных казачьих городков, часто организованными командами, со своими атаманами и стариками, с угощением, запевалами и музыкантами, при знаменах и бунчуках. В казачьих играх участвовали лучшие из лучших казаков – не запятнавшие себя «дурной жизнью дома или предосудительными проступками в походах». Участники игр прибывали в лучших одеждах и с лучшим оружием, их кони были наряжены в ронзыки, конскую сбрую на турецкий манер, в которой узда, нагрудник, панфы были сделаны и украшены серебром и шелковыми кистями, иногда с позолотой и каменьями. Отваги демонстрировали друзьям и недругам на скачках удальство и исправность молодецкую. Как бытописательствовал полковник В.М. Пудавов: «Не любо ли посмотреть на них? ‑ кони львы-львами, збруя турецкая, серебряная, позолоченая, вся как жар горит, а сами-то богатыри ‑ диво, что за люди! Один семерых сломит. Старики красуются седыми бородами, молодцы усами в вершка три, в четыре; а юноши живой ухваткою и алым цветом на щеках. Все эти наездники зашиты в бархат, камку, в штофы и сукна немецкие. Сюда же съезжаются в нарядных возках с жаровнями, одетые в парчи и разноцветы, наши прабабушки с красавицами дочками».

Все присутствовавшие на играх участники проникались чувством единения, гордости за отважных рыцарей, которые демонстрировали образцы красоты и гармонии, стремление служить во благо народу. В.М. Пудавов замечал: «Бывало миру, миру, ‑ глазом не окинешь, ‑ а все составляют из себя как бы одно семейство: рассказы, шутки, смех, запевания и выстрелы, попеременно одушевляют эту пеструю, веселую гулярную толпу»[3].

Состязания проводимые на сырной неделе назывались шермициями, маневрами, домашними играми. Их красочное описание оставил Е.Котельников [4]. Шермиции поддерживали нравственность и хорошее поведение казаков. Казаки с давних времен высоко ценили честь участвовать в общественных собраниях, судить и рядить вместе со стариками, пользоваться всеобщим уважением и почетом. Любой проступок, связанный с пьянством, развратным поведением или преступлением удалял его от этого стремления, а вот отличия на состязаниях, военной службе, в отважном поиске, наоборот приближали его к заветной цели.

Такие «домашние маневры», часто соединялись со стрельбою в цель с лошади и пешком, с борьбой и кулачными боями, которые случались не только в воскресные дни, после станичных сборов, но повторялись тогда, когда казаки съезжались вместе, особенно верхами: при разделах травных посевов, при переездах из хуторов в станицы и обратно, на светло-праздничных, Троицких, святочных и масленичных играх, в поминальных и траурных обрядах, в свадебном «храбром поезде», в инициациях подрастающего поколения. Так возникали древние казачьи игры, которые с века XVIII стали называться шермиции, домашние игры, домашние маневры, хотя возможно такое название существовало и ранее.

Следующей проблемой выступает содержательная сторона понятия «воинского искусства казаков». Разрешение этой проблемы связано с построением классификационной схемы, которая бы отражала естественный характер его бытования и учитывала бы локальные варианты конкретного существования. Такая процедура позволит систематизировать исторические, этнографические и др. источники; позволит решать вопросы генезиса, эволюции, влияние других военных систем на формирование воинского искусства казаков, которое предстает перед исследователем в начале ХХ столетия. Фундаментальным основанием для классификации воинского искусства является состязательный характер всей казачьей культуры. Шермиции – это не только «копилка» ратного мастерства, это еще и личное стремление каждого участника к славе, к победе, к собственной значимости в судьбе общины и народа. Соперничество удальцов отражалось и в соперничестве станиц. Соревнование казаков порождало соперничество одной станицы с другой, отчего некоторые из них все больше выделяясь, обретали известность и славу по всей земле донских казаков. Казаки таких станиц славились особенно своею храбростью, подавая другим благородный пример для подражания. К таким станицам относились Раздорская, Старочеркасская, Кочетовская, Пятиизбянская и Букановская, в них многие простые казаки дослужились не только до полковников, но некоторые становились знаменитыми генералами. Например, уроженцами станицы Раздорской были генерал от кавалерии и наказной атаман Власов Максим Григорьевич, генерал-майор Черевков Евтей Иванович, генерал-майор Балабин Степан Фёдорович, генерал-майор Басов Пётр Трофимович, генерал от кавалерии Кульгачёв Алексей Петрович, генерал-майор Марков Михаил Маркович. Глядя на заслуги этих отличных станиц, казаки других станиц рвались изо всех сил отличиться в домашних играх, в походах или на службе. Чувство состязательности или молодечества одного перед другим, как писал в 1852 году генерал И.И. Краснов, «развило пылкие силы души, возвысило чувствованием стремление к чести и славе» [2, с.15].

Общая классификационная схема предполагает ранжирование на классы, которые выделяются в связи с использованием или не использованием средств передвижения; в классах выделяются группы – по использованию или не использованию оружию, подгруппы различаются по воздействию на противника, будь то удар шашкой или борцовский бросок, и наконец, виды бытования отмечают особенности состязательных практик существовавших в хуторах и станицах Области Войска донского.

Детализация данной схемы может выглядеть следующим образом. В военном отношении походы казаков были сухопутные и морские[5,v], следовательно, и оружием владели верхом на коне и пешком. Отсюда первым критерием для классификации является наличие средства передвижения. Подобный критерий определен был кормящим ландшафтом донцов, их пойменным положением, наличием средств передвижения в виде стругов или коней.

Состязания пешие с оружием могли быть индивидуальные (единоборство) и коллективные. Оружие, исходя из различных источников, можно подразделить на холодное, древковое и стрелковое. Каждая разновидность оружия порождала и свой тип состязания. Основным длинноклинковым оружием казаков ориентировочно с конца XVII в. была шашка.

Использование длинноклинкового оружия породило и игровую практику в донских станицах, когда вместо настоящей шашки применяли камышовые или лубочные шашки и сабли [6]. В таком виде народное фехтование просуществовало до первой четверти ХХ столетия (хотя наблюдалось и позже, в играх казачат, в которые они не брали иногородних[7]) и имеет различные локальные особенности. Интересны правила таких игр – когда противник получал «ранение» в спину или по затылку, то считался убитым и должен был лежать на бойном месте до окончания схватки. В одних играх старались поразить безоружного предводителя, в других выбить противника за боевую черту, со стога соломы или кургана. Запрещалось наносить колющие удары в живот и проч. Похожие игры были и с камышовыми пиками. Иногда такие игры являлись отголосками реальных сражений о чем, на материале кубанских и уральских казаков, пишет в своей монографии Новоселов. Например, игра «иканцы» уральцев воспроизводила битву 1872 г. в которой погибло много казаков. Борьба велась за крепость и заканчивалась штурмом. Глядя на эту игру, многие зрители плакали, особенно те из них, кто имел родственников, погибших в настоящей битве [8].

Фехтование, с которым казаки знакомились на службе, являлось системой разработанной полковником А. Соколовым в первой половине XIX в. и существовавшей в офицерской кавалерийской школе [9], преподавать его казачьим урядникам стали после 1891 г. после утверждения военным министром Инструкции для ведения занятий в кавалерии с разведчиками. Позже была сформирована комиссия при главном управлении казачьих войск, которая внесла изменения в Устав строевой казачьей службы и уже издание устава 1899 г. содержит раздел по фехтованию [10]. Шашечные приемы в пешем строе, входившие в 1 часть устава малолетки осваивали и в 1869 г. согласно Правил для обучения молодых казаков войска Донского [11].

Основным древковым оружием донцов являлась пика, которую часто называли их национальным оружием. Пики бытовали разных размеров, несмотря на частую регламентацию и требования, в зависимости от того, конный или пеший казак ею был вооружен. Короткая пика (дротик) использовалась казаками в пешем порядке. В Деле о высочайше утвержденном описании обмундировании и вооружении конных и пеших казаков Донского войска при нахождении их на внутренней службе в 1838 г. рекомендовалось неслужилым казакам быть вооруженными одною пикою длинною в два с половиной аршина (примерно 1 м.80 см), конный же казак должен был иметь длинною пику, саблю и пистолет [12]. Игры с метанием дротика существовали во множестве станиц, например, метали заостренную палку в круг с десяти шагов, метали – кто дальше, с ноги, метали друг другу.

Состязания в стрельбе также сопровождали праздники и сходы казаков, в сословный период казачьей истории, они были регламентированы и детально прописаны в разных положениях. В Положении об управлении Донского войска 1835 г. раздача пороха и свинца казакам для упражнений в стрельбе производилась в праздничные и воскресные дни [13,с.140]. Иногда, при занятиях с казачатами урядник-инструктор использовал саадак или лук. Стреляли по поплавку в станице Старочеркасской, стреляли в яйцо, из лука стреляли в круг. Стрельба из лука была описана еще В.Д. Сухоруковым [14,с.50].

Рубка шашкой существовала повсеместно и всегда сохраняла народные традиции, устав фиксировал самые доступные и понятные молодым казакам приготовительного разряда формы держания шашки, вынимания ее из ножен, несколько приемов рубящих ударов – вертикального, косого, горизонтального и укола шашкой. Упражнения в пешем виде предполагали подготовку к конной рубке, особенно когда учили оттягивать клинок после удара, пробегать по полосе для рубки мишеней. Однако этнографические записи позволяют фиксировать упражнения и другого характера – рубка воды, кустарника, камыша. Отработка кистевого удара в зарослях чакана, рубка чучел, кос из соломы.

После военной реформы 1874 г. и издании нового устава 1875 г. в марте 1876 года были составлены Правила для обучения строевой службы казаков приготовительного разряда донского войска, где в качестве учителей выступали станичные инструкторы из расчета 1 на 20-25 человек. Надзор за обучением возлагался на военных приставов под наблюдением юртовых атаманов. Одним из предметов обучения являлись упражнения с холодным оружием пешком, согласно 1-ой части устава о строевой казачьей службе. В конце обучения на лагерных сборах устраивались состязания в стрельбе и наездничестве. Ограничения на ношение оружия, на использование лука и на стрельбу, на общественные увеселения второй половины XIX в. оказали свое действие на обывателей ОВД [15, с.1061-1062].

Пешие воинские искусства без оружия можно разделить на борьбу и кулачный бой (кулàчки). Ранние описания борьбы у донских казаков встречаются в записях иностранных путешественников XVIII в. Польский путешественник Ян Потоцкий так описывал борьбу донских казаков: «Двое молодых казаков передо мною боролись. Искусство состоит в том, чтобы схватить противника за пояс, потом броситься изо всей силы задом на земь, так чтобы борец полетел через голову; подумаешь, что он переломает себе руки и ноги, но казак не так нежен: при мне они оба встали здоровы и невредимы, как будто просто упали. Эта игра тем более примечательна, что казаки приписывают ей свое происхождение. Когда Владимир завоевал Херсон, сын его Мстислав переехал Воспор и пришел на остров, на котором стоит Тамань, бывший тогда главным городом княжества Тмутараканского. Князь яссов или косогов на нем защищался, решились окончить войну поединком без оружия. Мстислав остался победителем» [16].

Борьба могла быть коллективной и существовать в виде единоборства. Последний вид можно разделить по использованию захвата – за пояс, руками в обхват, за штаны – по-калмыцки; и без захвата – на вольную. Противника можно было удержать под собой, можно было положить на спину, или просто бросить через себя, вывести из равновесия, заставить коснуться третьей точкой земли и прочее. Техническую базу борьбы, как нам представляется, следует не подводить под спортивную классификацию и тем самым унифицировать ее, а сохранить ее локальные народный варианты.

Известия о кулачных боях у донцов едва ли не в первые встречаются в документах XVIII в. Так, в описи актов Старочеркасского архива имеется приказ от 31 декабря 1782 г. наказного атамана А.И.Иловайского «о недопущении кулачных боев»[17]. Запрет на кулачные бои мы находим и в сборнике узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей ОВД [15, с.137].

Кулачный бой чаще всего сочетал в себе индивидуальные и коллективные взаимодействия – перед стенками выскакивала молодежь, свистели, гичали, били с наскока и прятались за спины опытных товарищей, выкрикивали на бой – заревайл – предводителей стенок. Разнообразие локальных вариантов было таково, что кажутся преждевременными построения М.А.Рыбловой о возрастной организации кулачек у донцов [18]. В одних станицах старики и зрелые казаки не поднимались на кулачную, в других участвовали все возраста, но использовали камни, палки, закладки (что не осуждалось обычаем), в других палка в руках являлась признаком драки, в третьих – бились в определенном порядке, по парам и прочее. Здесь видится необходимость проработать не только классификацию кулачных боев, но и техническую базу элементов его составляющих, которые были настолько своеобразными, что не вписывались в унифицированную схему спортивного бокса. Сравнить с другими системами можно будет лишь после того, как будет составлена подобная классификация, изучены локальные варианты кулачных состязаний. А пока говорить о преимуществах или недостатках кулачного боя перед боксом или каратэ, как это делает, например, исследователь Г.Панченко [19] и невозможно и преждевременно.

Конные состязания с оружием были индивидуальные и коллективные. Индивидуальные включали в себя рубку и конное фехтование, действия пикой, стрельбу из лука и ружья. Знаменитая «скачка на мишень» сохранялась у донцов до I мировой войны и носила обрядовый характер. Регламентация конных состязаний видна в Положении об управлении Донского войска 1835 г. где в статье «О ежегодном смотре в станице» указывается, что главными предметами смотров являются «испытания малолетков в верховой езде, искусстве действовать оружием и плавать на лошадях». Стрельба с лошади производилась холостыми патронами, затем рекомендовалось вытащить шашку и рубить мишени. Боевыми патронами вели цельную стрельбу по мишеням.

Состязания в скачке лошадей также носили обрядовый характер, о чем в свое время писал А. Ригельман [20]. В бытность атаманства М.Г. Власова для поощрения казаков к гимнастическим упражнениям в станицах, а также к заведению хороших и быстрых лошадей, рекомендовалось во время окружных сборов, при смотре устраивать скачки и различные мишени для цельной стрельбы. Отличившимся в наездничестве и удальстве, исправности в оружии полагались призы и даже производство в урядники [21].

После 1844 г., когда на Дону начинается устройство коннозаводства, поступило предложение от правительства об учреждении народно-казачьих скачек. Военный совет нашел, что выездка лошадей перед скачкою и производство скачки с жокеями не согласуется с нравами и обычаями казаков, ни с предназначением донских лошадей. Поэтому распорядился учредить скачку с препятствиями определив условиями для получения войсковых призов не скаковой круг, а местное пространство на котором находились бы овраги, рвы, барьеры и другие препятствия. В скачках на войсковые призы должны участвовать одни войсковые жители, скакать же должны не жокеи, но казаки и при полном вооружении. Призы были денежные, серебряные ковши, кубки, седла со всем прибором серебром окованные, ружья и шашки с надписью уряднику или казаку такому-то за удальство на войсковой скачке с препятствием. Дистанция скачек составляла от 8 до 16 верст [22].

Конные состязания коллективные у казаков на самом деле совершенно не изучены, но игры в «Лисичку», или с петухом, «джирид» и прочее говорят о их кочевом происхождении, и могут составить интересную страницу истории, проливая свет на происхождение казачьего народа.

Таким образом, нами было обозначено проблемное поле казачьих воинских искусств, намечены пути исследования этого феномена, изучение его локальных вариантов.

 

Литература

  1. Горбунов, Б.Н. М.,1997. Традиционные рукопашные состязания в народной культуре восточных славян 19 – нач. ХХ в. Историко-этнографическое исследование. М., 1997.
  2. Краснов, И.И. О донской казачьей службе. СПб., 1852.
  3. Пудавов, В.М. Рассказы и письма из старинного донского казачьего быта из оставшихся рукописей 30-х годов В. М. Пудавова. Новочеркасск, 1895.
  4. Котельников, Е. Историческое сведение Войска Донского о Верхне-Курмоярской станице, составленное из сказаний старожилов и собственных примечаний, 1818 года декабря 31 дня. — Новочеркасск: Типография Области Войска Донского, 1886.
  5. Краснов, Н.И. Военное обозрение земли донского войска.СПб.,1870.v
  6. Броневский, В. История Донского Войска. Описание Донской Земли и Кавказских Минеральных Вод. Ч. III. СПб., 1834 г. С.157.
  7. ПМА. ст.Кривянская. Инф. Пивоваров В.Г. г.р.1925.
  8. Новоселов, Н.П. Военные игры русского народа и их отношения к эпохе военной демократии. М., 1948.
  9. Соколов, А. Начертание правил фехтовального искусства. СПб., 1843.
  10. Гладков, В. Фехтование на шашках и пиках. СПб., 1893.
  11. Систематический указатель постановлений, вошедших в сборники правительственных распоряжений по казачьим войскам за 1865-1895 года. Т.2.Ч.3. Отд.44-48. СПб., 1897.
  12. 1 ГАРО.Ф.344.Оп.1.Д.333.Л.3.
  13. Положение об управлении Донского войска. Ч.1,2,3. СПб., 1835.
  14. Сухоруков, В.Д. Общежитие донских казаков в XVII‑XVIII столетиях. Исторический очерк. Новочеркасск, 1892.
  15. Мишарев, А.Ф. Сборник узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей станиц области Войска Донского, об их управлении и о поземельном устройстве. Новочеркасск, 1913.

16.Потоцкий, Я. Путешествие в Астрахань и окрестные страны. // Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII вв. (сост. В.А. Алексеев). / Сталинград, 1936.

  1. ГАРО. Ф.55.Оп.1.Д.197.Л.218.
  2. Рыблова, М.А. Кулачные бои у донских казаков // Дикаревские чтения. Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур северо-западного Кавказа за 2000 год. Материалы региональной научной конференции. Краснодар, 2001. С. 83-88.
  3. Панченко Г.К. История боевых искусств. Россия и ее соседи. М.,1997.
  4. Ригельман, А. История о донских казаках. ‑ Ростов-на-Дону, 1992.
  5. ГАРО. Ф.344.Оп.1.Д.361.Л.21-22.
  6. ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д.4437.

Опубликовано: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (V Токаревские чтения). Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Альтаир, 2016. С.19-29.

При перепечатке ссылка на сайт dikoepole.com обязательна.

Горские игры 2016 г. Шотландский поход донских казаков.

13 августа 2016 года в шотландском городе Глазго произошло историческое событие, — впервые в традиционных состязаниях шотландских горцев — The World Challenge Highland Games, проходивших в рамках The World Pipe Band Championships 2016, приняли участие донские казаки, организаторы и участники казачьих национальных игр Шермиций, реализующие проект народной дипломатии «Культурный мост Дон — Шотландия». В состав команды Шермиций вошли Президент Федерации казачьих воинских искусств Шермиции, доктор философских наук А.В. Яровой, исполнительный директор Союза Шермиций А.В. Ряднов, вице-президент Федерации Шермиций О.Б. Николаев, бойцы Борис Ермачёк и Владислав Кальниченков. Донцы состязались в фехтовании на шотландских палашах, кулачных боях и традиционной борьбе бакхолд. Этот культурный мост, первый этап которого стартовал 7 мая на Георгиевских Шермициях 2016 участием команды Горских игр, призван показать, как народная дипломатия и традиционные состязания объединяют страны мира, демонстрируя при этом разнообразие и колорит национальной культуры.

Шотландская команда с Генконсулом РФ А.А. Прицеповым перед поездкой на Георгиевские Шермиции 2016.jpg

Шотландская делегация с Генконсулом А.А.Прицеповым перед поездкой на шермиции

Программа пребывания команды Шермиций в Шотландии была насыщена и разнообразна и включала в себя ряд встреч на самом высшем уровне.

11 августа состоялась встреча делегации Шермиций с лордом-провостом г. Глазго Сэйди Докэрти на которой обсуждались вопросы развития сотрудничества между Шермициями и Горскими играми.

%d1%81-%d0%bb%d0%be%d1%80%d0%b4%d0%be%d0%bc-%d0%bf%d1%80%d0%be%d0%b2%d0%be%d1%81%d1%82%d0%be%d0%bc-%d0%b3%d0%bb%d0%b0%d0%b7%d0%b3%d0%be-%d1%81%d1%8d%d0%b9%d0%b4%d0%b8-%d0%b4%d0%be%d0%ba%d0%b5%d1%80

После встречи с лордом-провостом для нас была организована экскурсия по зданию Горсовета, являющемуся уникальным историческим памятником. Донским казакам, как представителям народа, имеющего старейшие демократические традиции разрешили посидеть в креслах, подаренных Думе Глазго королевой Викторией.

Городская Дума Глазго.JPG

12 августа в Эдинбурге состоялась встреча делегации казачьих национальных игр Шермиций с Генеральным консулом Российской Федерации А.А. Прицеповым, на которой обсуждался широкий спектр вопросов, связанных с развитием сотрудничества Шермиций и Горских игр, как образца народной дипломатии, осуществляемой посредством традиционных игр и состязаний.

С Генконсулом РФ в Эдинбурге А.А. Прицеповым.JPG

С Генконсулом РФ в Эдинбурге А.А.Прицеповым

О встрече с казаками участниками традиционных горских игр можно ознакомиться на сайте Генерального консульства в Эдинбурге.

Также мы осмотрели достопримечательности Эдинбурга, прошлись по Королевской миле, посетили собор Святого Эгидия ( СентДжайлс).

 

 

 

13 августа в Глазго Грин состоялись Горские игры. Звуки волынок встретили нас в старейшем парке города Глазго, созданном еще в XV веке. Вадим Колганов роздал участникам проходные жетоны на руку, и мы со снаряжением отправились на площадку, где должны были пройти три вида наших состязаний: кулачный бой, фехтование на палашах и традиционная шотландская борьба бакхолд.

DSC_1965.JPG

Бой Влада Кальниченкова на Горских играх в г.Глазго

На площадках рядом уже начались состязания в Stone put – толкание камня, когда огромный каменный шар необходимо было поднять на бочку, или бросить на дальность. Caber throw – метание шестиметрового бревна, которое надо было, подняв на плечо, разбежаться и толкнуть так, чтобы оно перевернулось в воздухе на 180 градусов и упало на землю. Соревнования в Sheaf pitch предполагали подбрасывание мешка с сеном вилами через перекладину. Рядом состязались коллективы волынщиков, танцоры исполняли горские танцы. Состязания начались с фехтования на палашах, в которых и оружие и элементы защиты были в новинку для наших участников. Из защитного снаряжения была фехтовальная маска, защита предплечья и ноги, оружием служил специальный спортивный палаш, от ударов которого на теле оставались характерные полосы. Но после первых боев мы адаптировались и оказали достойное сопротивление участникам, которые уже не в первый раз принимали участие в таких состязаниях. Борьба баркхолд похожа на разновидность борьбы «на ломка», только вместо пояса борцы хватают друг друга в захват и стараются повалить или бросить друг друга на землю. Борьба ведется до трех побед. В кулачном бое используются правила атакующего боя, когда после команды бой необходимо атаковать противника до тех пор, пока он не окажется на земле или не будет вытеснен с площадки, или не пребудет длительное времени в защите. Победители оценивались в фехтовании отдельно и в троеборье в целом. Призы помимо медалей включали в себя и ценные подарки, куэйхи – чаши дружбы, которые получили наши бойцы Владислав Кальниченков и Борис Ермачёк. За победу в фехтовании Андрею Яровому вручили подарочное издание книги мастера фехтования Сальватора Фабриса 1606 г.с дарственной надписью.

 

Это слайд-шоу требует JavaScript.

14 августа в спортивном центре Каледония в г. Глазго состоялся мастер-класс по казачьим боевым искусствам президента Федерации Шермиций, доктора философских наук А.В. Ярового, вызвавший большой интерес у шотландских и английских спортсменов.  На семинар собрались любители и ценители фехтовального искусства, перед которыми была продемонстрирована работа холодным оружием – шашкой и кинжалом, фехтование и рубка, а также фехтование пикой. Был проведен ознакомительный экскурс в область рукопашных традиций донских казаков – традиционного кулачного боя. Пришедшие спортсмены познакомились с фехтовальными играми казаков, поиграли в «Царя», разучили приемы и элементы фехтования шашкой и пикой.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В этот же день в поселке Лендалфут, округ Южный Эйршир, возле места гибели российского крейсера «Варяг», где ему установлен памятник, являющийся единственным мемориалом русской воинской славы на территории Шотландии, делегация Шермиций почтила память корабля-легенды и подвиг духа его команды. Наши молодые казаки не смогли удержаться и искупались в Ирландском море.

15 августа наша команда добралась до Хайлэнда, где мы посетили живописное озеро Лох-Ломонд и его окрестности, эти места связаны с известным народным шотландским героем Роб Роем Макгрегором.

В г. Стирлинге, на вершине Замкового Холма, мы осмотрели жемчужину Шотландии, старинный замок XIV века, являющийся  одним из крупнейших и важнейших замков Шотландии, как с исторической, так и с архитектурной точки зрения. Потом мы отправились к монументу национальному герою Шотландии Уильяму Уоллесу, борцу за ее честь, свободу и независимость, находящемуся в окрестностях Стирлинга, где почтили его память.

16 августа делегация казачьих национальных игр Шермиций посетила старинный город Пейсли, родину легендарного Уильяма Уоллеса. На встрече с лордом-провостом города обсуждались вопросы установления побратимских отношений между Пейсли и Азовом.

Наша делегация осмотрела достопримечательности Пейсли, посетила знаменитое аббатство, в котором в XIII веке учился Уильям Уоллес. Также в Пейсли у нас состоялась встреча с представителями шотландской национальной партии и главой торгово-промышленной палаты города Пейсли Томом Джонстоном, предметом которой стало налаживание экономических связей Дона и Шотландии. Вечером в городе Глазго было подписано соглашение о сотрудничестве Ассоциации Горских игр и Союза Шермиций.

18 августа команда Шермиций вернулась на Дон. Итог нашего первого в истории участия в Горских играх — три золотые и одна бронзовая медаль. Наши молодые Семикаракорские казаки Борис Ермачёк и Влад Кальниченков, представлявшие Федерацию Шермиций, проявили настоящий казачий характер, показали всем боевой дух и донскую развязку. Несмотря на полученные во время состязаний серьезные травмы, превознемогая боль, они не посрамили честь и славу донцов. Президент Федерации Шермиций Андрей Яровой, завоевавший золотую медаль в фехтовании на шотландских палашах, продемонстрировал блестящую фехтовальную технику.

 

Команда Шермиций сердечно благодарит всех тех, без кого наша поездка на Горские игры в Глазго была бы невозможна, а именно:

Ассоциацию развития традиций и защиты интересов коневладельцев Ростовской области и лично Гайдука С.В., Горобченко В.В., Давыдову Г.В.

Московский финансово-промышленный университет «Синергия» и лично Лобова В.В.

Главу администрации г. Азова Ращупкина В.В.

Зам.главы администрации г. Азова Белова В.В.

Главного специалиста отдела внешних связей и межмуниципального сотрудничества администрации г. Ростова-на-Дону Дудник Н.Ю.

Члена Попечительского совета Ассоциации Шермиции Долинского Е.А.

Атамана Семикаракорского юрта Хромых С.М.

Директора регионального представительства Московского финансово-промышленного университета «Синергия» Поляничкина Ю.А.

Коммерческого директора ООО «Гранд Туризма» Ковтун Евгению

Трощеева Алексея

Кафе «Прага», г. Азов

Пименова Сергея.

Также выражаем благодарность Генеральному консулу Российской Федерации в Эдинбурге Прицепову А.А., лорду-провосту г. Глазго Сэйди Докэрти, сотруднику международного отдела Горсовета Глазго Лоре Ламберт, лорду-провосту г. Пейсли Энн Холл, главе ТПП г. Пейсли Тому Джонстону, президенту Ассоциации Горских игр доктору Дугласу Эдмундсу, Линде Эдмундс, Пейсли YMCA.

Особая благодарность Вадиму и Джудит Колгановым, Франку Этерсону, Зейну Грею, Антону Булкину.

 

Пресса об участии команды шотландцев в Георгиевских Шермициях 2016

Британский канал SkyNews: http://news.sky.com/story/war-games-russian-warriors-display-their-skills-10287032

Российская пресса:

http://rostov-gorod.ru/index/news/14830/660026/

http://nazaccent.ru/content/20620-kazachi-shermicii-s-shotlandskim-koloritom.html

http://dontr.ru/vesti/obshchestvo/donskie-kazaki-pokazali-udal-v-kulachnom-boyu-fehtovanii-i-strel-be-iz-luka/

http://www.rostov.aif.ru/dosug/events/pomerilis_siloy_druzhbu_rostova_i_glazgo_skrepili_poedinkom_na_poyasah

http://www.don-kazak.ru/news/yarkoe-solntse-nad-krepostyu-svyatoy-anny-/

http://nazaccent.ru/content/20624-kazaki-pomeryalis-siloj-na-georgievskih-shermiciyah-2016.html

http://161.ru/text/photoreport/164906469150720.html?utm_source=fb&utm_medium=og&utm_campaign=smm

http://rostov.rbc.ru/rostov/05/05/2016/572b42109a794763ef85b7d6?from=main

http://www.kommersant.ru/doc/2981630

http://www.kommersant.ru/doc/2981904

http://www.kommersant.ru/doc/2982312

http://kommersant.ru/gallery/2982742#id=1270613

http://www.rostov.aif.ru/dosug/events/kazachi_nacionalnye_igry_georgievskie_shermicii

http://rslovar.com/content/%D1%88%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%87%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA-%D0%BD%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D1%83

http://nazaccent.ru/content/20619-georgievskie-shermicii-2016.html

http://sputnik-georgia.ru/video/20160510/231586259.html

https://www.youtube.com/watch?v=CdfMvAYFTZE

http://argumenti.ru/society/n538/448112

Пресса об участии Федерации Шермиций в Горских играх

Российская:

http://edinburgh.mid.ru/ru_RU/glavnaa/-/asset_publisher/urM6kqKMNeFP/content/o-vstrece-s-kazakami-ucastnikami-tradicionnyh-gorskih-igr-v-sotlandii?inheritRedirect=false&redirect=http%3A%2F%2Fedinburgh.mid.ru%2Fru_RU%2Fglavnaa%3Fp_p_id%3D101_INSTANCE_urM6kqKMNeFP&p_p_lifecycle=0&p_p_state=normal&p_p_mode=view&p_p_col_id=column-2&p_p_col_pos=1&p_p_col_count=2

http://www.rus.rusemb.org.uk/fnapr/4966

http://www.mid.ru/materialy-komissii-po-voprosam-kazac-ih-obsestv/-/asset_publisher/aLRfN6MT9msV/content/id/2400685

http://www.rostov-gorod.ru/index/news/14830/665628/

http://www.don-kazak.ru/news/kazaki-v-gostyakh-u-shotlandskikh-gortsev/

http://www.skvk.org/34112

http://azov-predtecha.ru/kazachestvo/kulturnyy-most-shermicii-gorskie-igry

http://vechrost.ru/news/13404-donskie-kazaki-pomeryatsya-silami-s-shotlandskimi-gortsami

http://161.ru/text/newsline/205544111685632.html

http://www.1rnd.ru/news/1331226

http://www.azned.net/single-post/2016/08/30/%D0%9A%D0%B0%D0%BA-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%B8-%D1%88%D0%BE%D1%82%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%86%D0%B5%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8

http://onkavkaz.com/novosti/910-donskie-kazaki-vpervye-v-istorii-stali-chempionami-gorskih-igr-v-shotlandii.html

http://www.ruffnews.ru/azov/Azov-mozhet-stat-pobratimom-shotlandskogo-Peysli_19875

Иностранная:

Официальный сайт Парламента Шотландии:

http://www.parliament.scot/parliamentarybusiness/28877.aspx?SearchType=Advance&ReferenceNumbers=S5M-01150&ResultsPerPage=10

http://www.paisley.org.uk/2016/08/paisley-local-links-russia-bring-wrestling-back-brink/

http://www.rcshaven.org.uk/?page=news&article=424&l=ru

http://mk-london.co.uk/news/u3961/2016/08/14/13951

Некоторые вопросы изучения воинской культуры донских казаков

Воинская культура является своеобразным символом донского казачества. Тому причиной яркая военная история Дона, в частности – военная служба, которая с XVIII в. превратилась в постоянную обязанность. Роль казаков в отечественной истории также общепризнана. Можно согласиться с высказыванием донского историка Е.М. Астапенко: «…То, что вклад казаков в историю государства Российского был значительным, не оспаривалось никем. Речь шла только о степени этого вклада» (1). Все это наложило отпечаток на различные стороны материальной и духовной культуры казачества, способствовало формированию у него специфической военно-сословной психологии. Академик С.Г. Гмелин, посетивший Дон в XVIII в., писал, что казак «…должен быть всегда готов на брань и по врожденному свойству твердо содержать в памяти, что он казак, и притом вольный казак, что он рожден наипаче к войне, а к работе только для удовольствования необходимейших нужд…» (2).

Уточним понятия. Под воинской культурой мы подразумеваем подсистему культуры этноса (в том числе – на ее традиционном этническом уровне), связанную с военной практикой и включающей в себя как формы непосредственно порожденные войной и военной службой, так и – компоненты, проявляющиеся в повседневной жизни. Эта подсистема включает различные элементы. Например, воинские ритуалы – проводы и возвращение со службы; различные приметы, заговоры, гадания; многочисленные, обусловленные уставными требованиями ритуалы, соблюдавшиеся при прохождении казаками действительной службы и охватывающей «сферы боевой, учебно-боевой и повседневной деятельности (3); военизированные компоненты, сохранившиеся в повседневной жизни и др. Можно признать, что круг компонентов воинского комплекса достаточно широк. При этом, если вопросам военной истории Дона уделяется большое внимание, то исследований, посвященных воинской культуре, ее этнографическим и культурологическим аспектам недостаточно.
В данной работе хотелось бы обозначить некоторые методологические аспекты и направления, связанные с изучением воинской культуры донского казачества. Обозначим следующее:
Во-первых, целесообразно структурировать воинскую субкультуру на компоненты:
а). Военный, который включает те компоненты, которые непосредственно соотносятся с войной или военной (армейской) службой. Они связаны с «вхождением» в военное или армейское состояние, пребывание на войне или на действительной службе, наконец – возвращение к повседневной жизни. Как пример можно назвать ритуалы, осуществлявшиеся во время проводов на службу (или на войну), при прохождении действительной службы (или — на войне), и — возвращении домой.
б). Военизированные компоненты, которые порождены воинской практикой, ориентированы на нее, но протекают в условиях повседневной жизни. Здесь можно назвать систему социализации молодежи, призванную подготовить человека, способного служить, а значит – настоящего казака; военные игры и саму систему агональных традиций, (4); обучение в мирное время; фольклорные традиции, устные рассказы и т.п. о службе, воинских подвигах и др.
в). Опосредованные военизированные компоненты (или военизированные компоненты второго порядка), которые проявляются в сферах жизни, в общественном и семейном быту, не связанных непосредственно с войной и службой (в свадебной, похоронной, календарной и др. обрядности). Эти явления могут проявляться как в активной, более акцентированной на военную деятельность, форме, так и – латентно, скрыто. В качестве примера «активного проявления» можно назвать ритуал первого пострига (застрижки) волос у мальчиков, сопровождавшийся его «посажением на коня»; либо упоминания о стихийно возникавших джигитовках во время свадеб; повсеместную практику казаков во время праздников и обрядов надевать форму и т.д.
Как пример более скрытого (латентного) проявления военного влияния, на наш взгляд, можно назвать записанное в Вешенском районе обрядовое повязывание белого полотенца на могильный крест при погребении. Похожие действия упоминаются и в среде малороссийского и черноморского казачества, где на кресте вывешивали белое полотно либо – белый флаг. Н Сементовский в своей книге (1846 г.), писал о том, что на могилах малороссийских казаков «…кой где еще увидите деревянный крест с белым флагом, и на ином из них прочтете смиренную надпись, обозначавшую имя почившего и год смерти…» И далее: «Белый флаг да послужит приметою, что в могиле лежит поборник православия, русский рыцарь или его потомок…» (5). У Д. Бантыш-Каменского (1830) также можно прочитать: «На могиле умершего козака, особливо строевого, знамя белого холста означало, что тут рыцарь погребен…» (6).
Известно, что белая ткань на могиле (на кресте, надгробии, шесте) у многих народов использовалась при погребении юношей и девушек, не вступивших в брак, символизируя «чистоту» и безгрешность. В ситуации с казаками безбрачие необязательно. Здесь можно говорить о трансформация семантики распространенного обряда: казак «чист», но благодаря социальной принадлежности (рыцарь, борец за Православие). Выявление опосредованных компонентов воинской культуры требует дополнительного анализа, однако они позволяют более полно понять специфику данной общности.
Во-вторых, исходя из факта динамичного развития традиционной культуры и ее составляющих компонентов, следует различать воинскую культуру казачества на раннем этапе и – в более поздний период, когда происходит ее формализация. Уточним, что под «ранним» здесь подразумевается период от возникновения сообщества донских казаков (условно обозначим его с рубежа XV/XVI вв.) и вплоть до XVIII в., когда происходит процесс интеграции войсковых земель в состав российского государства. А второй, поздний (XVIII – нач. XX вв.), характеризуется интеграцией казачьих земель в состав Российской империи и превращением казачества в военное сословие.

Первый — это период «вольного казачества», для которого характерны сохранение его политической автономии от Москвы; пограничное положение казачьих земель; открытость казачьего сообщества для включения в его состав различных групп извне и т.д. А применительно к войне следует отметить ее качественно иную роль по сравнению со вторым периодом. Отметим следующие признаки:
1). Наличие непосредственной военной опасности для казачьих поселений. И, как следствие оборона – одна из функций казачьих общин. Эта черта сохраняется в XIX в. для казачьих общин на Сев. Кавказе.
2). Большую роль имеет вольный военный промысел (набеги на врагов, захват добычи, выкупы и торговля пленными), который не только обеспечивает высокий престижный статус казаков, но и дает населению средства для жизни. При отсутствии земледелия и — преимущественно присваивающем характере хозяйства населения донских городков «походы за зипунами» являются частью культуры первичного производства.
3). Отличается выполнение основной казачьей обязанности. Служба московским государям, которая также обеспечивает статус казачества и является важным источником его обеспечения (государево жалование), еще не регламентирована: не оговариваются ни очередность и сроки, ни характер вооружения и снаряжения.
Названные признаки вытекают из особенностей культуры и политического положения казачьего населения Дона этого периода, но в свою очередь они также влияли на культуру и менталитет населения. Вряд ли заботы о хозяйстве, сложности снаряжения на действительную службу, наконец, — любовные переживания героев шолоховских произведений можно признать типичными для донских казаков – современников Ермака Тимофеевича или Степана Разина.

Второй период, характеризуется утратой политической автономии и – пограничного положения Войска, большей стабилизацией экономической и социальной жизни (по крайней мере — со 2-й пол. XVIII в.), изменениями в хозяйственной жизни (переход к земледелию и скотоводству), распространением семей и формированием сословности казаков причем при быстром росте неказачьего, в том числе – родственного казакам населения. Это – общая и не претендующая на исчерпывающую характеристика. И применительно к войне и воинской деятельности также можно выделить изменения:
1. Исчезает непосредственная военная опасность, что ведет к значительной демилитаризации бытовой жизни. Казачьи общины, в отличие от крестьянских, сохраняют военные функции, но они изменяются: исчезают функции защиты (организация обороны поселений) и нападения (организация походов «за зипунами»), при этом сохраняется и даже усиливается функция по подготовке казаков к службе и снаряжению на нее.
2. Военная служба становится обязательной, но усиливается ее формализация, то есть требования к снаряжению казака. А это, в свою очередь, отражается на хозяйственной и повседневной жизни.
3. Казаки ведут хозяйственную и семейную жизнь. А это порождает иную социальную психологию, сближающую их с крестьянами. В контексте этих изменений следует рассматривать реалии воинской культуры, тем более, что этнографические материалы чаще всего отражают ее состояние на XIX – нач. XX вв.
Представляется целесообразным терминологически обозначить различия, используя для реалий раннего периода термин «военный быт», а для позднего – «военизированный быт». Во втором случае имеется в виду быт вне службы или войны. Эта оценка может дополняться понятиями «армейский быт», применительно к периоду прохождения действительной военной службы и «военный быт» — применительно к пребыванию на войне (напр.: военный быт донских казаков на театре Кавказской войны).
В-третьих, следует рассматривать воинскую культуру, как и культуру вообще, в двух уровнях: институциональном и традиционном уровни. Например, применительно к воинским ритуалам, можно выделить обусловленные уставом (институциональный уровень) и традиционные, которые регламентируются ритуальной практикой, общественным мнением, опытом предшествующих поколений. Институциональное и традиционное в воинской культуре казачества на втором, позднем этапе его развития следует рассматривать как часть проблемы более «высокого» таксономического уровня: соотношение военно-сословного и этнического в его культуре и самосознании (менталитете). Представляется целесообразным в исследованиях терминологически разграничивать казачье сообщество как сословную, военно-служилую и – этническую (субэтническую) общность. В первом случае для обозначения именно сословной общности можно предложить термин – «казачество». А для его основных этнических компонентов – «донские казаки» (для восточнославянской группы), «донские татары» (для казаков-мусульман), «донские калмыки, бузавы» (для казаков-калмыков).
И хотя изучение реалий институционального уровня выходит за рамки предметной области этнографии, здесь можно выделить интересные дискурсы. В отдельной работе мною затрагивалась проблема влияния военно-сословной принадлежности на формирование субэтнических особенностей донских казаков (7). В качестве перспективных исследовательских направлений можно также назвать:
1. Военная служба как фактор распространения городских традиций. Уроженцы Дона служили в крупных городах Империи, в том числе – в столице. И привнесенные ими городские веяния в патриархальный уклад хуторов и станиц могли влиять на размывание привычных норм и ценностей, открывая перспективу «мирного расказачивания».
2. Военная служба как фактор социализации и укрепления казачьих традиций. Дискурс – более узнаваемый и противоположный ранее названному.
3. Влияние институциональных воинских форм (строевые песни, уставные нормы поведения, униформа и др.) на традиционную культуру. Здесь интересно рассмотреть процесс семиозиса военной формы: процесс ее превращения в символ казачества, что наглядно проявилось в период казачьего возрождения 1990-х гг.
4. Военная служба и ее влияние на хозяйственную и семейную жизнь донских казаков.
И, наконец, рассматривая ритуалы проводов и возвращения со службы (8), можно обозначить перспективные дискурсы:
а). Дальнейшее накопление сведений о ритуалах, их картографирование.
б). Изучение семантики ритуальных действий с выявлением их мифологических истоков и более поздних изменений.
в). Сравнительная характеристика действий с ритуалами близких групп казачества и других этнических общностей.
г). Этнознаковая функция ритуалов, проявление в них активных и латентных субэтнических признаков, в первую очередь отличающих казаков от родственного им по языку и культуре неказачьего населения Дона
Изучение воинской субкультуры казачества, в том числе – методологическая корректировка этого процесса представляется актуальной, учитывая роль воинского фактора в его истории и культуре, а также – особый военно-служилый менталитет казаков.

Литература.
1. Астапенко Е. Старочеркасск – колыбель казачества. Ростов-на-Дону.: Артель, 2011. С. 4-5;
2. Цит. По Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета. С. 113;
3. Серых В.Д. Воинские ритуалы. М., 1981. С. 4;
4. Подробнее об агональности см.: Яровой А.В. Агональная культура казачества. Зерноград: ФГОУ ВПО АЧГАА, 2009.; его же Агональная культура: сущность и динамика (по материалам Дикого поля). Ростов-на-Дону: Изд. НМЦ «Логос», 2009 и др.);
5. Сементовский Н. Старина малороссийская, запорожская и донская. СПБ., 1846. С.4;
6. Бантыш-Каменский Д.История Малой России. М.. 1830. С. 214;
7. Черницын С.В. К вопросу о соотношении сословности и этничности в формировании субэтнической группы (на примере донских казаков) //Казачья государственность: исторические, правовые и культурные аспекты. Краснодар: Изд. ЮИМ, 2011;
8. Напр. о ритуале проводов см.: Черницын С.В. Некоторые обычаи и обряды донских казаков, связанные с проводами на военную службу //Известия Северо-Кавказского научного центра Высшей школы (СКНЦ ВШ). Сер. Общественные науки, 1988. №; его же. Обычаи и обряды донских казаков, связанные с воинской службой //Памяти А.М. Листопадова. Сб. Статей. Ростов-на-Дону: Изд. РГМПИ, 1997 и др.

Черницын Сергей Вячеславович, кандидат исторических наук, доцент

Агон в культурах войны

Атака казаков (Первая Мировая война).

Проблема войны неоднократно становилась объектом внимания различных ученых, философов, военных теоретиков, деятелей искусства и культуры. Обычно война и мир рассматриваются как состояния, противоположные друг другу. Будучи совершенно различными, они, вероятно, все же обусловливают друг друга. По мысли Х. Хофмайстера, в современной войне неразличима граница между войной и миром. Если война и мир не просто противоположности, как теплое и холодное, белое и черное, то мы должны спросить себя, не являются ли они выражением того внутреннего разрыва, который Кант как-то назвал «необщительной общительностью» человека. Чем для нас, людей, не живущих ни в девственности бытия, подобно животным, ни, как Бог, в абсолютном согласии с самим собой, является этот разрыв, усиливающийся в стихийных феноменах войны и мира? Всего лишь исторической величиной? Или же он конститутивен для самой сущности человека? В самом ли деле вражда и борьба, как когда-то сформулировал Гераклит, есть «отец всех, царь всех»? (1). Читать далее

Научно-практическая конференция «Война и военная служба в воинских культурах Юга России». Видео.

Мы намеренно даем вначале видео самых острых моментов дискуссии, несмотря на то, что обсуждения состоялись после основных выступлений. Дискуссии начинаются с актуального вопроса, который задал Олег Николаев представителям «кадетского образовательного учреждения». Уровень (во всех смыслах) преподавательского состава повергает в шок. Далее.. еще много интересных моментов, которые наглядно иллюстрируют… впрочем смотрите сами. После этого вы увидите в хронологическом порядке небольшие фрагменты выступлений участников конференции. Самые интересные доклады мы выложим полностью позже. Читать далее

Некоторые изменения в Положение о проведении соревнований по казачьим боевым искусствам в станице Старочеркасской 15 мая 2010 года.

1. Порядок награждения — количество баллов подсчитывается как сумма мест — за первое место 1 балл и т.д. наименьшая сумма — победитель. При равном количестве баллов поединок на шашках.
2. Заявки можно присылать до 1 мая.
3. Приезжающие с ночевкой. Палатку предоставим, при себе иметь спальный мешок.
4. Квалификация оценивается рубкой одиночной мишени.
5. Если кому необходимо приглашение просьба указать количество людей и куда переслать Положение.

Уже подали Заявки команды с Кубани, Волгограда и Москвы (это кроме Донских участников).
Текст Положения целиком.

КАЗАЧЬИ БОЕВЫЕ ИСКУССТВА — учебник А.В.Ярового.

Обложка Учебно-методического пособия.

Наконец-то издана первая партия Учебно-методического пособия
КАЗАЧЬИ БОЕВЫЕ ИСКУССТВА. История, методика обучения, правила соревнований. (Зерноград 2010г.).

Рецензенты:

кандидат педагогических наук, директор Департамента стратегического развития РКНК (Российский Конгресс народов Кавказа, г.Москва) — Кузнецов А.И.,
кандидат педагогических наук, зав. кафедрой ФВ и С ФГОУ ВПО АЧГАА (г.Зерноград) — Надежина Н.В.,
кандидат исторических наук, доцент ЮФУ (г.Ростов-на-Дону) —
Черницын С.В.
Поздравляем Андрея Викторовича!

Фланкировка шашкой (крутка).

Фланкировка шашкой

4.1. Методика обучения.

Обучение фланкировке шашкой следует начинать с правильного вынимания шашки из ножен, которое производится из исходного положения. При разучивании тех или иных движений принимается исходное положение: нужно стать по стойке смирно, правая рука опущена по шву, левая обхватывает ножны у устья шашки (рис. 15). Читать далее

А. Яровой. Пика в культуре донских казаков

Пика на протяжении столетий была излюбленным оружием донских казаков. Из седой древности несли степные воины традицию использования ударного копья – пики в тесном конном построении. Донцы упорно держались дедовского обычая применения пики вплоть до начала ХХ столетия. Являясь страшным оружием таранного типа, пика, при виртуозном её использовании, превращалась в непобедимое оружие для острых черкесских шашек, и для кривых турецких ятаганов и европейских палашей. Презрительное прозвище «камыш», которое давали горцы в начале Кавказской войны донским казакам, с приходом на линию П.Я. Бакланова, сменилось уважением и суеверным ужасом, которые этот прославленный казак вызывал у отважных горцев. Читать далее

Скоростной выхват шашки.

Скоростной выхват шашки

В разновидностях соревнований на мягких клинках, есть правило скоростного схода, когда бойцы после отдания салюта, берут шашку в левую руку и сходятся в готовности схватить рукоять правой рукой и нанести удар на опережение. Для отработки таких движений используется как мягкий клинок, так и боевая шашка в ножнах. Читать далее

Кулачный бой в культуре донских казаков.

кулачный бой донских казаков

Кулачный бой наиболее полно сохранил свою сакральную фунцию и является трансформированным реликтом мужского союза воинов. В данной статье мы попытаемся обобщить собранный материал по кулачным боям в среде сельского населения Дона, дать сравнительный анализ основным его элементам.
Читать далее

Обучение уколам шашкой.

фехтование на шашках

Понятие об уколе. Уколом называется более или менее сильный толчок, нанесенный острием, клинка посредством прямолинейного движения руки. Не требуя, вследствие простоты, особенного искусства для своего исполнения, укол легко доступен каждому, а быстрота исполнения (отсутствие размаха) и возможность, вследствие этого, предупредить или угрожать противнику, позволяют, в некоторых случаях, с успехом заменять удар. Читать далее