Новый Левиафан или число как насилие.

34199861_2102478153100132_7493470690197110784_n

Обозначим проблему: в современном мире придается большое значение числовым показателям, на их основе строятся новые стратификации, и определяются правила поведения, даются оценка человека и его деятельности. Благодаря количественным показателям определяют эффективность, понимая под ней соотношение между достигнутым результатом и использованными ресурсами. При этом эффективность ‑ способность выполнять работу и достигать необходимого результата с наименьшей затратой времени и усилий, становится основанием для «Нового Левиафана», распространяющегося по планете, благодаря достижениям технического прогресса. Под Новым Левиафаном следует понимать то, что Ж.Бодрийяр называл кибернетическим неокапитализмом. Попробуем в кратком докладе описать черты Нового Левиафана и обозначить место человека в этой системе координат, опираясь на идеи Н. Лумана, Д. Норта, В. Парето, Ж.Бодрийяра, Ж.Дилёза и других.

Социальный мир, отображенный в фантастическом сериале «Черное зеркало» дифференцируется в зависимости от рейтинга, который люди получают в социальный сетях. Достижение высокого числового показателя  открывает перед человеком двери в элитный квартал, а низкие баллы опускают на дно социальной жизни. Число становится мерилом человека, число используется властной структурой в качестве орудия управления (на любом уровне). Не дыхание ли это Нового Левиафана, преобразившегося критикой тоталитарных систем и формальной демократии чудовище нового склада, использующего новые достижения науки и техники для старой цели: управлять обществом и контролировать человека в интересах самого Левиафана?

Напомню, что в свое время Томас Гоббс для описания Государства использовал образ библейского животного Левиафана. Он писал: «Ибо искусством создан тот великий Левиафан, который называется Республикой, или  Государством  (Commonwealth, or State),по-латыни — Civitas, и который является лишь искусственным человеком, хотя и более крупным по размерам и более  сильным, чем  естественный  человек,  для охраны и защиты которого он был создан. В этом Левиафане верховная  власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть  искусственная душа,  должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы;  награда и наказание  (при помощи  которых  каждый  сустав  и  член прикрепляются  к  седалищу  верховной власти и  побуждаются  исполнить  свои обязанности)  представляют  собой  нервы,  выполняющие  такие  же функции  в естественном  теле;   благосостояние  и  богатство   всех   частных   членов представляют  собой  его  силу,  salus  populi,  безопасность  народа,-  его занятие; советники, внушающие  ему все,  что  необходимо знать, представляют собой память;  справедливость и законы суть  искусственный разум (reason)  и воля; гражданский  мир  — здоровье,  смута — болезнь,  и гражданская война — смерть.  Наконец,   договоры   и   соглашения,  при   помощи   которых  были первоначально созданы, сложены вместе и объединены части политического тела, похожи на то «fiat», или «сотворим человека», которое было произнесено Богом при акте творения».

Это искусственная конструкция была создана для подчинения, которая должна насилием обуздать насилие. Левиафан искусственный механизм, подобен искусственному человеку Голему. Он существует за счет ограничения прав и свобод личности, для поддержания общественного мира и порядка. Человек свободен в том, что не угрожает Левиафану. Используя новый подход к человеку, Левиафан пытается числовые, количественные показатели ввести в область человекомерности. Современный Левиафан, и так растащив человеческую личность в различные функциональные сферы, не оставил ему и приватной области, где человек мог отдохнуть или «собраться» как личность. Человек исчез из общества, остались рейтинги (числовые его показатели), тесты, референдумы, выборы. Основой этого выступила эффективность, которая и есть проявление власти через численные показатели. Интересно, что числительные показатели своего рода достижение экономического развития, и кажется что они должны объективно оценить затраты человека, вклад его в производство… Но расширение этого показателя на другие сферы общества — на культуру, науку, образование, политику, положение человека в общества — говорит о том, что Власть нашла обходной маневр для управления человеком…

Не стоит отождествлять Нового Левиафана исключительно с государством. Рассосредоточение власти, насилия, фрактально-ризоматически на ее разных уровнях и в разных функциональных институциях, конструкциях, приводит не к ее слабости, а наоборот ставит перед ней задачу всеобщего контроля. Поскольку человек, если сосредоточен на защите своих прав и свобод, не видит противника, не понимает, что государство меняет свою природу, что возникают силы не только надгосударственные (силы и факторы глобализации), но и силы растаскивающие насилие внутри государства. Изменяются и социальный контроль, который раньше осуществлялся через мобилизующую общество цель, то сегодня цель, по мысли Бодрийяра, заменяется прогнозированием, опережающим программированием, что собственно тоже является симуляцией, выстраивающим «развитие» по новой «дорожной карте».

Контроль над обществом знаком постсоветской России, многие воспринимают то, что происходит в стране как реставрацию старого режима, но перед нами совершенно новое явление, связанное со стремлением кибернетического капитализма к абсолютному контролю над обществом. Этот абсолютный контроль недостижим без современных средств коммуникации. Информация, приходящая в кодированном числом виде, приводит к идее видеть в числе основание для всеобщего контроля. Язык чисел своеобразный медиум, позволяющий все области человеческой деятельности свести к тому, что можно подсчитать. А на основе подсчета различить эффективное / неэффективное, а учитывая закон Парето 20/80 провести оптимизацию, которая будучи порождением симуляций, создаст очередной симулякр.

Число выступает универсальным медиумом, которое в глобализирующейся экономике и в киберпространстве является основным носителем смысла. Сама природа социального становится подчиненной коду 1/0. Из экономики это распространяется на другие сферы — науку, культуру, спорт… Политика, как сфера власти, управления, использует эти показатели для оценки человека (лоялен ли он власти?) при этом власть и деньги привели к введению показателей в область оценки функциональной деятельности человека, даже к его личностным качествам и его творческой деятельности.

Интересно, что Новый Левиафан, будучи искусственной конструкцией, сам пытается воспитывать и формировать нового человека. В Китае, например, это законопослушный гражданин, осуждающий то, что осуждает власть, ведущий здоровый образ жизни, прекрасный семьянин. Все эти показатели можно учесть — количество детей в семье, забота о родителях, количество подгузников, отсутствие скандалов… Все эти данные собираются в один регистр, где выводится точная характеристика человека. Это можно использовать против человека и для совершенствования человека. Например, в 2020 г. в Китае планируется ввести социальный рейтинг — в зависимости от набранных баллов все граждане будут распределены в четыре группы А,В,С, D… В целом мы видим, что в зависимости от правильно выполняемых функций человек занимает страту, становится представителем особого сословия, со своими правами, привилегиями, льготами, и он должен следить за тем, чтобы не лишиться своего места. Иначе, он превратиться в изгоя. Природа такого человека описана Бодрийяром в моделях тела, он пишет, что «для системы политической экономии знака базовой моделью тела является манекен. Возникнув в одну эпоху с роботом, манекен тоже являет собой тело, всецело функционированное под властью закона ценности, но уже как место производства знаковой ценности. Здесь производится уже не рабочая сила, а модели значения — не просто сексуальные модели исполнения желаний, но сама сексуальность как модель». Подчинение человека власти размазанной во фрактально-ризоматическом мире, означает подчинение его универсальному коду, выраженном в числе. Числовая характеристика считывается с видеокамер, социальных сетей, айфонов, гаджетов, шагомеров, отчетов и проч. Человек как живой субъект, обладающий телесностью, вытесняется за рамки социального и политического, обезличенный субъект рассматривается исключительно как носитель эффективного рейтинга. Распределение рейтинга между каждым манекеном, приведет к тому, что то что называется рабочим коллективом — отомрет совершенно, через какое то время разговоры о приватной сфере отомрут полностью.

Есть в этом сверхрационализированном обществе один недостаток, который проявляется даже не в борьбе с достижениями цивилизации, как это делают амиши в США или призывает делать Герман Стерлигов в России, а в том, что оно по сути ризоматическое и номадическое. Номадизм не различает центра и периферии, он требует движения в поисках ресурса для жизни, а социальные сети открыли перед человеком границы (обычный Левиафан этого не выносит), но ограничение соцсетей или подчинение их своей воле потребует и отмены миграций, прикрепления к месту прописки, но это и методы старого Левиафана. Новый Левиафан будет черпать силы для своего могущества в контроле над кодами, или над кодом, управляющим всем. Для этого, правда, ему нужен доступ к этим кодам, его инструменты работы с информационными потоками не должны знать ограничений в мире, но и таких Левиафанов много.

Интересно, что погоня за числовыми показателями, приводит к их фикции, они оказываются пустыми, как пусты научные статьи с низким качеством осмысления, как пусты книги, которые никто не читает. Наполняемость изданий пустыми статьями порождает фикцию науки, симулякры, как известно, спешат тиражировать себя и т.д. И мы обнаружим этот процесс в любой сфере функционально дифференцированного общества, но если функции мнимы, то тогда общество откатывается в сословную дифференциацию, что мы и наблюдаем. Кажущийся прогресс оборачивается социальным регрессом. Для политической сферы, как известно, это чревато разрушением государства, для экономики — крахом системы, а вот для человека ‑ обретением свободы. Свобода, выражающаяся в борьбе, в творческом горении, в агоне, будет стоять у истоков нового цикла цивилизации, где будет место и Левиафану и Бегемоту.

По материалам доклада А.В. Ярового на научной конференции АЧИИ Донского ГАУ, которая состоялась  в г.Зернограде в мае 2018 г.

Ссылка на сайт Дикое поле обязательна.

Шермиции в крепости Святой Анны состоялись!

32408450_10216871707724215_5170651925825191936_n

Шермиции прошли. Прошли, как и всегда, вопреки…  Ночной холод и проливной дождь были обычным явлением и для самых первых шермиций, Господь испытывает нас, значит наш путь верен и прям. Значит с нами остаются здравые силы, для которых национальная идея сияет далекой и желанной вершиной, которые стремятся сохраниться и сохранить след казачьей культуры в современном мире. Споры о выборе пути для казаков должны завершиться. Путь сам дал о себе знать. Среди множества народов есть и наше лицо, и оно уникально, как и любое другое лицо человека, несущего культуру. Забыть о своих корнях, о местах памяти, где сплелись слава побед и горечь поражений, нельзя.

DSC_8251.jpg-1

Я очень надеюсь, что идеи и воскрешенные из небытия обычаи наших предков послужат примером для подражания шермичному движению, цель которого одна — сохранить этническое самосознание казаков. Обряды у нас не играются, они проживаются, потому что они настоящие, действующие, живые. Вот из лагеря двинулись казаки конно и пеше, во главе с прошлогодним атаманом игр Петром Александровичем Борисановым, к майдану перед храмом.

oiVLiNAPcVU.jpg

Атаман Шермиций 2017 г. П.А.Борисанов.

Впереди со знаменами, позади с хоругвями и иконами, со священниками, а в конце все желающие. Старина Черкасска оживала в действиях казаков. Знамена приняли у конных и установили посреди площади. Начался молебен, после которого прошел чин освящения воинских оружий, внесенный в реестр нематериального культурного наследия России.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Вот старый атаман вышел вперед, перекрестился, поклонился и, положив шапку и насеку, попросил прощения и спросил: «кому передать?…» Во главе шермичных стариков насеку принял Иван Иванович Колодкин, приехавший из хутора Богураев, он и попросил казаков о новом атамане.

_S0PoTR-8ak

Атаман Шермиций 2018 г. В.В. Рязанов.

Выкликнули природного казака Черкасской станицы Валерия Валерьевича Рязанова, который и принял на год этот ответственный пост, став, таким образом, четвертым атаманом национальных казачьих игр.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Новый атаман объявил о поиске ящура, которого малые казачата бросились изыскивать по майдану, наконец, извлекли его из травы и принесли на суд стариков. Пойманная мальцами ящерка ‑ ожившая легенда, оставленная нам в память замечательным казачьим писателем Б.Кундрюцковым. Своими узорами на спине она дает надежду на то, что Господь позволит узнать казакам свое предназначение в мировой истории… Уральский казак Евгений Владимирович Владимиров после совместного рассмотрения узоров на спине ящерицы вынес приговор — играм быть!, и атаман объявил о том присутствующим.

Посажение на коня провел сам атаман, посадив в седло на глазах нашего товарищества своего маленького сына Григория. Конь волновался, бился в руках ведущих его по кругу, а Гриша сидел спокойный и сосредоточенный, крепко сжимая поводья. «Добрый будить казак», другой мысли и не возникало у окружающих. «В добрый час» — шептали старики.

На шермициях присутствовали наши друзья и гости из соседних республик и стран. Так, впервые была делегация ногайского района Карачаево-Черкесской республики, с которой прошли дружеские переговоры о сотрудничестве в области культуры и этноспорта. Из Кабардино-Балкарии был известный ученый, оружиевед, мастер владения шашкой Феликс Наков. Из далеких Соединенных Штатов Америки прибыл Марк Лоуренс, успевший накануне провести семинар по ножевому бою индейцев Апачи и подаривший организаторам две спортивные шашки для тренировки, а также свою книгу.

32261014_423948104737487_2368759246398423040_n

Делегация Ногайского района Карачаево-Черкесской республики на Шермициях.

 

lwHHZJTdWS0

Марк Лоуренс беседует с казаками перед фехтованием на шашках

 

8AtfiGK_vYQ

Феликс Наков с атаманом Шермиций В.В.Рязановым и судьей А.В.Яровым

На Шермициях было представлено женское пространство казачьей культуры, за что низкий поклон межрегиональному объединению этнических казачек «Грушица». Лекции, мастер-классы, конкурс казачьих костюмов являлись украшением Шермиций. Декорации станицы наполнились казачьим колоритом, запестрели нарядами модисток и модниц.

Семинары провели Василий Солдатов из Оренбурга, Роман Щеголь, Артем Котов и другие. Ответственный за семинары был Иван Болдырев, казак станицы Богоявленской.

DSC_8183.jpg-1

Василий Солдатов за работой.

Шермичные состязания были конного и пешего характера. На соревнования прибыли казаки из станиц Мечетинской, Тацинской, Пашковской, Кутейниковской, Константиновской, Кущевской, Купинской, Казанской, Семикаракорской, Мелиховской, п.Зимовники, п.Синегорский , хуторов Потапов и Рябичев станицы Романовской, городов Ростова-на-Дону, Аксая, Новочеркасска, Новороссийска, Краснодара, Шахт, Оренбурга, Майкопа, Таганрога, Белой Калитвы, Миллерово, Батайска, Зернограда, Самары, Ярославля и других.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

В конных шермициях отличились: в джигитовке ‑ Сидов Вячеслав Сергеевич ККЦ Константиновского района, в рубке шашкой ‑ 1. Чернов Денис Михайлович, конный взвод Октябрьского района. 2. Быков Александр Иванович, Белокалитвенский конный взвод, в упражнении с пикой ‑ Дмитриченко Петр Алексеевич, Конный взвод Миллеровского района.

Пешие шермиции.

Возрастная группа 10-11 лет.

1 место. Тепикин Максим х.Рябичев.

2 место. Пащенко Андрей х.Потапов.

3 место. Камзел Илья х.Рябичев.

Возрастная группа 12-13 лет.

1 место. Бережнов Иван х.Рябичев.

2 место. Кузнецов Вадим х.Потапов.

3 место. Коробкин Алексей х.Рябичи.

Возрастная группа 14-15 лет.

1 место. Перерва Александр х.Потапов.

2 место. Алишев Денис х.Рябичев.

3 место. Багдасарян Давид клуб «Шамшир» г.Таганрог.

Возрастная группа 16-17 лет.

1 место Попов Алексей х.Потапов.

2 место Горшев Антон х.Потапов.

3 место Ярославенко Никита п.Зимовники.

Возрастная группа 18-20 лет.

1 место. Поливин Илья х.Потапов.

2 место. Ивершин Алексей п.Зимовники.

3 место. Шматко Игорь п.Зимовники.

Возрастная группа 21-40 лет.

В фехтовании пикой.

1 место. Песоцков А. ст.Тацинская.

2 место. Чащин В. г.Оренбург.

3 место. Трофимов Г. г.Новочеркасск.

В фехтовании шашкой

1 место. Негода Виталий г.Краснодар.

2 место. Песоцков А. ст.Тацинская.

3 место. Петков ст.Казанская.

Возрастная группа старше 41 года.

В фехтовании пикой.

1 место. Божко С. х.Потапов.

2 место. Будник М. Ростов-на-Дону.

3 место. Пьяных А. г.Шахты.

В фехтовании шашкой.

1 место. Пьяных А. г.Шахты.

2 место. Будник М. Ростов-на-Дону.

3 место. Нестеров С. г.Самара.

В рубке шашкой 21 и старше.

1 место. Васильченко И. ст.Новодмитриевская.

2 место. Яковлев А. г.Новороссийск.

3 место. Нестеров С. г.Самара.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

В рамках шермиций казаки забавлялись борьбой на ломка, стрельбой из лука, перетяжками, игрой в айданчики, в которых приняли участие Аксайский военно-патриотический клуб «Пересвет» , клуб «Секоры», казаки ст.Мечетинской, г.Батайска, ст.Казанской и многие другие. Победители получили грамоты и медали.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

В коллективных соревнованиях переходящий «Кубок Скифии» по шинти завоевала команда «Краснодар Каманахк», в составе которой были иностранцы.  Всего в этом году за кубок сражалось три команды. Помимо команды из Краснодара, играла команда Романовского юрта и команда Зимовниковского юрта. Места распределились соответственно:

1 место. Краснодар Каманахк.

2 место. Романовский юрт.

3 место. Зимовниковский юрт.

32451923_10211806825471742_2240374960159719424_n

Вручение «Кубка Скифии» капитану команды «Краснодар Каманахк» Виталию Негоде.

Готовиться к такому турниру донцам довольно тяжело, но надеемся, что с приобретением клюшек и мячей дело пойдет на лад, и кубок Скифии вернется на Дон с Кубани.

32456709_10211807905978754_4431300419947331584_n

Фехтовальная игра «Царь».

В турнире по фехтовальной игре «Царь» места распределились следующим образом:

1 место. Команда Романовского юрта.

2 место. Команда «Краснодар Каманахк».

Лучшей командой шермиций 2018 года является команда хутора Потапов, тренировкой которой занимается Сергей Викторович Божко. Шашками, нагайками и папахами приукрасилась вернувшаяся домой команда Романовского юрта.

IMG_1014[1]

Команда казаков Романовского юрта.

В заключение хочется напомнить, что Шермиции сегодня по-прежнему сохраняют казачьи традиции, воспитывают наших детей. Легенды и предания казаков предстали в образах, символах и знаках, которые засияли между валов и куреней крепости Святой Анны. Среди старинных казачьих печатей и эмблем смотрел на нас и Черный Всадник, печально или радостно билось его сердце, кто знает…

В отчете использованы фотографии И.Василенкова, О.Авакимова и многих других. Пишите, уважаемые авторы фотографий, и мы укажем ваше авторство.

Яровой А.В.

Марк Лоуренс: «Все мы — путешественники по жизни».

От редакции портала Дикое поле: публикуем интервью Марка Лоуренса, которое он дал перед поездкой в Россию на традиционные казачьи игры «Георгиевские Шермиции» 12-13 мая в окрестностях Старочеркасска. Выражаем признательность журналисту и переводчику Людмиле Шаповаловой за предоставленный материал.

— Сколько вы уже изучаете, практикуете боевые искусства и обучаете им? С чего это началось?

— Боевые искусства – это то, на чём я вырос. Ещё когда я был маленьким, я играл в Робин Гуда с мечом и боевым посохом. Я наблюдал за тем, как коренные американцы стреляют из лука. У нас  были дуэли на палках вместо мечей и с крышками от мусорных баков вместо щитов. Я учился стрельбе из винтовки по мишеням. Свой первый официальный урок я получил в 11 лет, это было карате: тогда я выучился базовым ударам кулаком, ногой, блокам, и тогда же я получил свою первую форму. Следующий мой тренер был парень из Кореи, с которым я подружился, когда работал на заправочной станции после уроков: мне тогда было 16, и я получил базовые навыки в борьбе кук суль вон. Преподавать я начал только в 1986 году, после фильма «Большие неприятности», который снимался в Маленьком Китае (район в Сан Франциско – прим. перев.). Как-то после съёмок мы с ребятами из съёмочной группы собрались дома у моего брата и начали обмениваться всем, что знали. Это было такое«дворовое дзюдо».

Поскольку я работал на скорой, я нередко использовал свои навыки в боевых искусствах, имея дело с сумасшедшими или агрессивными людьми в непосредственной близости. Мне пришлось частенько практиковать то, что называлось «джиу джитсу»: много захватов, блоков и удержаний на короткой дистанции. Мы обменивались опытом и практиковали разные штуки. Потом я жил своей жизнью, моему сыну исполнилось 5 лет, и он занимался дзюдо. Как-то я пошёл с ним на тренировку, и увидел, что у детей его возраста нет отдельного тренера. Так я и стал спортивным тренером. Потом на какое-то время я прекратил преподавать, пока в 2001 году один друг не попросил меня помочь ему, и мы вместе открыли в парке клуб по обучению корейскому карате. Я преподавал борьбу на мечах и тростях. Трость пришла со стороны моей жены-филиппинки: её друзья и родные познакомили меня с основными приёмами. Я стал мастером филиппинской борьбы пакамут и стал сертифицированным инструктором программы «Профессионалы борьбы арнис», реализуемой под эгидой правительства Филиппин.

Я занимался боевыми искусствами большую часть своей жизни. И, поскольку у меня есть дети, я преподавал практически беспрерывно. Моя цель — тренироваться в любой момент, когда это только возможно. Так я научился бою на охотничьих ножах у одного тренера, бою на ножах апачи – у индейца апачи. Я занимался индейскими томагавками, копьями, стрелял из лука. Я наблюдал за преподавателями боя на мечах и даже получил чёрный пояс по кенпо джиу джитсу.

13920643_1247775735273167_6468924517406279752_n

Native American Tomahawk and Knife seminar at the Bujikan Dojo in O.C. July 2016.

— Как случилось, что вы стали интересоваться русской шашкой? Что особенного в этом типе оружия?

— Это путешествие началось для меня с того, что моя жена – филиппинка, и у нас с ней родились дети. Я хотел, чтобы они никогда не опускали глаза, говоря о том, что они – филиппинцы. Я сказал им, что моя семья должна гордиться своим происхождением и изучать искусства единоборств своего народа. Когда мой сын Мэтью был подростком, он спросил меня: «А как же быть с нашими русскими и шотландскими корнями?» Я тренировался с одним шотландцем, который состоял в обществе Исторические европейские боевые искусства (HEMA – HistoricalEuropeanMartialArts). Он обучил меня владению палашом шотландских горцев.

Что касается шашки, то на английском не было никакой информации об этом оружии, поэтому я самостоятельно перевёл одно руководство, использовавшееся в дореволюционной русской армии. Мой сын подтолкнул меня к тому, чтобы обучиться владению шашкой, поскольку семья моего отца происходила из Кавказского региона. Многие говорили, что я рождён для боя с мечом и осваиваю технику владения им предельно быстро и хорошо. Так что шашка – это просто часть истории моей семьи.

18921876_1492914814064905_6133372854915728574_n

Master Felix Nalkov and Master Marc Lawrence at the National museum in Nalchek

— Кто ваши студенты? Чего они хотят добиться, приходя к вам в клуб?

— Наши студенты – представители всех видов деятельности. У меня занимаются офицеры полиции, военные, исторические реконструкторы, охранники, домохозяйки, бизнесмены, студенты, рабочие. Они хотят научиться защищать себя и свои семьи от всех видов угроз.

— Какова ваша жизненная философия?

— Моя жизненная философия состоит в следующем: все мы – путешественники по жизни, и этот путь – он не про пункты назначения, а про людей, которых ты встречаешь и опыт, который получаешь по ходу. Богатым тебя делает то, чему ты у них учишься и чем делишься с ними. Я верю, что не стоит искать неприятностей по жизни, поскольку они и так настигнут тебя, будучи частью бытия. Верю, что люди в разных частях света не так уж сильно различаются, поскольку по большей части они хотят жить со своими семьями в мире и видеть, как их семьи растут и процветают. Я верю, что каждый из нас должен найти свой путь в этой жизни. Быть добрым к тем, кто не может расплатиться с тобой – с пожилыми или бедными людьми. Быть человеком чести и держать своё слово. Защищать и помогать старикам и детям, поскольку дети – это будущее, а старики – это хранители жизненного опыта. Делать так, чтобы предки гордились тобой и тем, что ты сделал для своей семьи.

— Чего вы ожидаете от участия в шермициях?

— Я ожидаю встретить людей, похожих на меня, людей, которые любят русскую культуру и искусство единоборств. Я думаю, что найду их. Поскольку я–воссоздатель, которому нравится сохранять живую историю, я знаю, что найду здесь таких же, как я, людей, которые стремятся сохранить прежний опыт для будущих поколений.

Гости Шермиций 12-13 мая 2018 г. Ф.Р.Наков.

В этом году гостем Шермиций будет крупнейший знаток черкесского клинкового оружия, Генеральный директор национального музея Кабардино-Балкарской республики, человек, серьезно занимающийся возрождением огромного пласта национальной культуры, связанного с традициями владения холодным оружием, Феликс Русланович Наков. «Черкесская шашка — вершина пирамиды, где соединяются кузнечное дело, инжиниринг, подготовка воина, тактика ведения боевых действий, ее положение в комплекте снаряжения и многое другое». В 2004 г. Наков защитил кандидатскую диссертацию «Черкесское длинноклинковое оружие» и считает, что занятие им является верным способом приобщения к традиционной культуре. Слова Феликса Руслановича заставляют и нас, казаков, более бережно относится к тому наследству, которое завещали нам наши предки. На конференции «Токаревские чтения»- VII, «Война и воинские традиции народов Юга России»,  11 мая  можно будет на пленарном заседании заслушать доклад Феликса Руслановича Накова, посвященный влиянию рыцарской культуры черкесов на соседние народы. 12 мая он планирует посетить Шермиции в  крепости святой Анны и принять участие в работе семинаров.

Традиционные игры донских казаков Шермиции 2018.

обложка

12 -13 мая 2018 года в окрестностях древней столицы донских казаков Старочеркасска на территории крепости святой Анны, будут проходить традиционные игры донских казаков Шермиции — Международный этнокультурный фестиваль казачьей обрядовой культуры.

Организаторы Шермиций :

Правительство Ростовской области;

Департамент по делам казачества и кадетских учебных заведений Ростовской области;

ГКУ РО «Казаки Дона»;

Войсковое казачье общество «Всевеликое войско Донское»;

Ассоциация (Союз) содействия организации фестиваля казачьих национальных видов спорта и народного творчества «Шермиции»;

ДОО Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»;

ООО Кинокластер-Дон;

Международный фестиваль мотивационного кино BRIDGE of ARTS.

На ШЕРМИЦИЯХ Вы сможете:

Увидеть:
— старинные казачьи воинские обряды и ритуалы, внесенные в реестр памятников нематериального культурного наследия Российской Федерации;
— зрелищные пешие состязания казаков во владении шашкой, пикой, луком и дротиком;
— традиционную борьбу степняков — «на ломка»
— народные конные игры казаков, соревнования во владении оружием и джигитовке;
— традиционные казачьи игры;
-выступления народных театров;

Услышать:
-казачьи фольклорные коллективы;
— музыкантов степных народов Юга России.
— носителей казачьей певческой традиции.

Поучаствовать:
— в мастер-классах по ношению традиционной казачьей одежде, по игре казачьей песни, по резьбе по дереву, в народных промыслах и ремеслах, по народной казачьей кухне;
— в семинарах по казачьей моде и ее современной стилизации, узнать об идеале красоты современной казачки;
— научиться традиционным играм и состязаниям народов Юга России
— поучаствовать в конных прогулках.

Опытные инструкторы займут Ваших детей исконными детскими забавами и играми.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ МЕРОПРИЯТИЯ  http://shermicii.ru/

Яровой А.В. Агональность и свобода.

olmppankratiasts1_750

Агональные практики придают особый порядок и устойчивость миру культуры. Состязание имеет место там, где ритуализированная форма направлена на усмирение агрессии самой же агрессией, однако при этом визави не уничтожается, а приводится к состоянию подчинения. Аристотель, определяя чувство соревнования, отмечал, что оно «есть некоторое огорчение при виде кажущегося присутствия у людей, подобных нам по своей природе, благ, которые связаны с почетом и которые могли быть приобретены нами самими, возникающее не потому, что эти блага есть у другого, а потому что их нет у нас самих. Поэтому-то соревнования (как ревностное желание состязаться) есть нечто хорошее и бывает у людей хороших, а зависть есть нечто низкое и бывает у низких людей»[1].

Ревностное желание состязаться есть проявление человеческой свободы, которая только в борьбе и может обрести свою форму. Одолеть противостоящую силу означает победить, и тем самым положить конец конфликту сил, который есть лишь отражение противоречий находящихся внутри человека. Агональность, как чувство самоутверждение личности, предполагает преодоление самого себя, самоподчинение и существование в собранности мысли и тела, в ситуации «здесь и сейчас», когда нет отсылок не к прошлому, ни к будущему состоянию человеческого бытия.

Агональность является выражением стремления человека к собственному благу. Благо, по Аристотелю определяет цель деятельности и представляет собой «деятельность души сообразно добродетели, а если добродетелей несколько – то сообразно наилучшей и наиболее совершенной»[2]. Состязание представляется стремлением к цельному и радостному самоосуществлению человека, то есть в агональности можно видеть самоутверждение личности в собственном существовании.

Борьба с борьбой есть активное различение мира, которое происходит для того, чтобы устранить это самое различение, устранить разлад в себе и мире. Свобода и есть борьба ‑ в этом вопросе агональность является условием человеческой свободы и человеческого бытия. Вне агона свобода превращается во вседозволенность, неограниченная ничем она перестает быть собой, она теряет границы своего собственного определения, превращаясь в насилие. Впрочем, есть и обратный процесс, когда свобода становится «пассивной», когда ее порыв к цельному и радостному самоосуществлению скрывается в рамках тех жизненных форм, которые создаются в результате борьбы и тогда эти формы порождают сознание тщеты всякого человеческого творчества. Агон выражает творческое самоутверждение человека в любой сфере общества. Самозабвение, одержимость, самоотдача не ищут успокоения, счастья и благополучия.

Агональный способ самоутверждения человеческого бытия создает культуру особого типа, которая сама есть «пламенный конфликт, неустанное соревнование, неукротимая творческая вражда всех против всех», что является прямым выражением ее истинной сущности[3]. Агональная культура развивается под действием этого внутреннего горения, внутренней вражды. Если вражда разгорается вне культуры, то это оформляет ее контуры, актуализирует агональное начало в каждом проявлении человеческого существования, которое само есть выраженный агон.

Список литературы.

  1. Аристотель. Этика. Москва, АСТ, 2010.-496 с.
  2. Бахтин Н. Философия как живой опыт. Избранные статьи. Москва, Лабиринт, 2008.-240 с.

[1] Аристотель. Риторика. 1388 а 30.

[2] Аристотель. Никомахова этика.109а 15 // С. 50.

[3]Бахтин Н. Антиномия культуры // Философия как живой опыт. Избранные статьи. М., 2008. С. 66.

Тезисы к выступлению на Первом Южно-Российском Философском конгрессе (25-29 мая 2016, г. Ростов-на-Дону, ЮФУ)

Ф.Д. Крюков. ВОЙСКОВОЙ КРУГ И РОССИЯ.

____ 11

Ко дню рождения Ф.Д.Крюкова, казака станицы Глазуновской Усть-Медведецкого округа, области Войска Донского, публикуем  один из его очерков.

Шел вопрос о войсковом гербе, войсковом гимне и войсковом флаге. Надо было заводить все свое, собственное…

Как у тех молодых хозяев-одиночек, которые только что оставили старое родовое гнездо, отошли «на свои хлеба», – на казачьем языке в шутку они называются «бесквасниками» – всюду, куда ни глянь, нехватка, нужда и оголенность – ни звена, ни сарайчика, ни колодца, ни даже обсиженной мухами лубочной картинки в переднем углу, – так и у нынешнего Круга чувствуется если не отсутствие, то большая скудость по части государственной «абсе<лю>ции» (опять пользуюсь своеобразной казачьей словесностью). Многого не хватает. А надо. До зарезу нужен герб, символ народного быта и духа. В забытых сокровищницах седой старины, нашли герб: «Олень пронзен стрелой». После примелькавшегося изображения двуглавого царя пернатых, могучего и хищного, образ благородного оленя, истекающего кровью, был трогательно грустен и близок сердцу… Кто-то из глубины серых рядов партера, тонувших в сумерках скупого освещения, спросил:

– Объясните нам, чего оно обозначает?

Докладчик ответил, что затрудняется дать историческую справку о происхождении этого символа. И, кажется, никто не знал, откуда вело начало это изображение. Может быть, еще древний мастер – грек – создал его на какой-нибудь вазе скифского периода. Из серых рядов вышел рядовой член с подвязанной щекой и объяснил:

– Как ты, олень, ни быстер ногами, а от казачьей стрелы не уйдешь…

Так оно или нет по существу – разбирать не стали. Понравилось объяснение. Герб приняли. Перешли к флагу.

– Комиссия по выработке основных законов единогласно решила: флагом войска донского считать общерусский флаг – бело-сине-алый, – сказал докладчик, Агеев Павел, подчеркивая особенно единогласность.

«Была когда-то великая Россия… рассыпалась на куски… Мы, Войско Донское, представляем собою один из осколков ее, но думаем и вслух заявляем, что это временно. «Впредь до»… Мы не можем верить – не мирится с этим наше сердце, – что она умерла навеки, великая наша Россия… что не встанет она из праха… Нет великой России, но… да здравствует великая Россия!..»

Дрогнул и зазвенел голос оратора и – показалось мне – ударил по сердцам, истомленным скорбью о поверженной во прах общей матери нашей как призывный сигнал серебряной трубы, зовущей вперед. И зигзагом пронеслись по зале аплодисменты, дружные, но жидкие, далеко не всех захватившие. Отозвался одобрением и приветствовал оратора лишь тот тонкий слой, который представлен интеллигенцией на Круге. Масса осталась безмолвна. И когда из ее рядов вышел на эстраду оратор в рубахе защитного цвета и шароварах с лампасами и в речи не очень гладкой, взлохмаченной, сказал, что казачьему сердцу больше говорит новый флаг, донской, – васильково-золотисто-алый, и там, на фронте, идут за ним как за боевым знаменем, – последующее голосование лесом крепких рабочих рук показало, что быть на Дону флагу донскому, а не общерусскому…

Звучало гордо это – «собственный флаг», но осязательно почувствовалось тут же, что сироты мы и «бесквасники», голыши, сидим у разваленной печки, холодной и ободранной, и нечем отогреть нам иззябшее сердце…

– Нет России – но да здравствует великая Россия!..

Звенит и сейчас в ушах взволнованный голос, и слезы навертываются на глаза и бьется сердце, цепляясь за восторженный зов, как за взмах родных крыльев.

Да, была она неумытая, тупо терпеливая и тупо жестокая, убогая, пьяная – великая Русь. Резали огурцом телушку ее пошехонцы, соломой пожар тушили. Но отчего же так неутомимо тоскует о ней сердце, отчего так жаль ее, несчастную Федору, со всей ее темнотой и грязью, и вонью, кроткой тихостью и пьяными слезами, и ее городовыми и жуликами, старыми наивными церковками и питейными домами, университетами и кутузками?.. Почему кажется сейчас, что все в ней было такое чудесное и славное, какого нет ни в одной стране на свете? И почему так тепло было около ее патриархальной печки с лежанкой и так сиротливо-холодно теперь, под собственным флагом?

Я гляжу на эту внушительную живую глыбу, заполнившую партер новочеркасского театра. Плотные, крепко сшитые, загорелые, твердые люди. Станицы выслали сюда самых серьезных граждан. Редкий из них не глядел в глаза смерти. Значительная часть лила кровь на всех фронтах. Многие изведали сладость и горечь партизанских дерзаний, и имена отважных бойцов за спасение родного края огненными цветами горят даже тут, в крещенных огнем рядах бойцов безвестных и простых… Я гляжу на них с тем молитвенным волнением затаенных упований, с каким смотрит сюда, на этот скромный театрик, вероятно, вся Россия, ограбленная, взятая в залог, измученная, истерзанная Россия: что скажут они, эти степные, сурово-серьезные люди, уставшие от битвы и испытаний походной жизни, обносившиеся, разоренные, но не помирившиеся с позором подневольной жизни, с вакханалией красной диктатуры? Чем отзовутся на мои затаенные чаяния о «единой, неделимой», несчастной нашей матери-родине?…

Но они молчат. Угрюмо, сурово молчат, когда подымается речь о России. Почему-то каждый раз, как выступает вперед этот вопрос, с ним в один клубок сплетается страстный спор о царской короне, о республике, о старом режиме… В словесных состязаниях около этой темы упражняется главным образом молодежь, фронтовики, пылкие ораторы, искушенные в спорах, блещущие изумительною кудрявостью словесных оборотов и неожиданных выражений. Кричат, размахивают руками. Но загадочно молчит тяжелая глыба партера, молчит и думает свою думу.

– Мы подошли к альфе и омеге всех наших дел, которые надо нам разрешить! – кричит молодой калмычок Пуков – он никогда не говорит спокойно, он кричит и сует руками вперед, и вправо, и влево. Слова фонтаном сыплются из него, мудреные и юркие, – ухо схватывает их, но память не может удержать, и мысль юлит и кружится, как детский кубарь.

– Идите защищать донскую землю, но не защищать царскую корону, не навязывать России когти царского орла… Донские лампасы и наше казачество – вот что нам дорого и вот что нас соединило с Кругом спасения… А теперь, что вы слышите в руководящих рядах нашей прессы, донской земли? Царь, царь, царь… Вот что! «Восстановляйте Россию и царскую власть». И через это получается среди нас трещина… Трещина дальше отразится по индукции на все население… Нет, господа члены Круга, корону наденет не казачья орлиная рука!..

Кулак оратора взмывает над головой, и голос достигает высочайших, раздирательных нот. Но загадочно молчит Круг, лишь грузные вздохи слышатся в жаркой духоте.

– И в орлиную руку не дать когти царского орла!.. Нам нужна только донская земля и… вольность казачья… Мы были закованы… и теперь сорвались… и больше не желаем…

– К делу! – лениво басит невидимый голос из партера, и шелестящим гулом несется равнодушное, спокойное: – Будет с него… наговорился…

– Позвольте, господа, мое последнее слово таково, – умоляющим тоном выкрикивает оратор, усиливаясь подавить этот зыбкий гул, – как в газете «Часовой» в последнее время…

– К делу! – доносится ленивый гул.

– Именно я подхожу к делу… Если в газете «Часовой» будут оплевываться люди, называемые кадетами…

– К делу… довольно, брат…

– Позвольте, позвольте, господа… То вы знайте, что у нас объединения никогда не будет…

Зыбким плеском надвигается снизу глухо ворчащая волна:

– Довольно…

И похоже, что нет интереса выслушивать волнующую «Часового» и юного оратора тему о России и о всем, что тесно сплетается с мыслью об ее воскрешении…

– Довольно… – гудят равнодушные, пренебрежительные голоса.

– На ваших концах казачьих штыков не несите царской короны! – выкрикивает оратор в заключение и, ткнув кулаком в воздух, покидает трибуну…

Грузный возглас провожает его добродушно ироническим напутствием:

– Сядь, парнище, не расстраивайся.

И чувствуется во всей интонации этих слов черноземного человека усталое, непобедимое равнодушие и к судьбе царской короны, и к участи России, с трепетной надеждой вперившей в него взоры. И как ни страстно хочется уловить хоть одну нотку любовного, сострадательного внимания к ней, – нет, не слыхать…

– Весь интерес зависит жизни нашей сейчас в одном: как вон энти флажки передвигаются…

Говорит другой фронтовик, бравый атаманец, говорит и пальцем тычет в направлении десятиверстки, на которой флажками обозначена линия боевых действий на грани Донской земли.

– Я коснуся одному, господа члены: так как мы на той поприще стоим, чтобы свово не отдать, а чужого нам не надо. То надо до того добиться, чтобы эти флажки назад не передвигались, но и в даль далеко дюже не пущались… Россия? Конечно, держава была порядочная, а ныне произошла в низость, ну и пущай… у нас своих делов не мало, собственных… Нам политикой некогда заниматься и там, на позиции, в прессу мы мало заглядаем. Приказ – вот и вся пресса. Там, господа члены, про царя некогда думать… Наш царь – Дон!.. Этот есть тот хозяин, за которым мы пошли… Кто пропитан казачеством, тот своего не должен отдать дурно… А насчет России повременить… Пущай круг идет к той намеченной цели, чтобы спасти родной край… пригребай к своему берегу… больше ничего не имею, господа…

С непроницаемым безмолвием слушает и эту речь Круг. Пропускает ли мимо ушей он беспорядочно-торопливые фразы, сочувствует ли им, принимает ли или отвергает, – Бог ведает… Молчит. И если заговорит, то о своем, близком, о земле, о пожарном разорении, учиненном красными гостями, о военном снаряжении и о «всем полагаемом»… И конечно, все это понятно, естественно…

«Устали… обносились… измотались»…

Олень, стрелой пронзенный, еще бежит… Но долго ли?

А великая страдалица, Россия, родина-мать, вперила скорбный трепетный взор, ждет, надеется и верит… Ибо не верить не может, чтобы дивные сокровища души лучшего чада ее родимого – казачества – героизм, порыв к жертве, святое самоотверженье – были прожиты до последней пылинки на диком торжище красного угара и беснования углубленной революции…

«Донская волна», № 16. 30 сент. (13 окт.) 1918. С. 4–5.

Бокс и кулачный бой в Ирландии

800px-National_Stadium,_Ireland_(boxing)

Национальный стадион бокса в Дублине

В гэльском языке, и для бокса, и для кулачного боя используется одно слово- Dornálaíocht в гэльском Ирландии и Dòrnaireachd в гэльском Шотландии, от слова dorn, что означает «кулак», а также «удар кулаком».
Это небольшая статья, в которой читатель не найдёт всей истории кулачного боя и бокса в Ирландии и ирландской диаспоры в Америке, однако, в ней, возможно, он сможет обнаружить несколько фактов, которые могут быть ему интересны.
Состязания по боксу, вместе с соревнованиями по борьбе, хёрлингу, бою на мечах и многими другими, входили в программу Тальченских Игр, впервые проведённых в Ирландии в 1829 году до нашей эры, которые проводились регулярно до вторжения в Ирландию англо-норманнских феодалов в 12 веке нашей эры.
В 20 веке н.э. Тальченские Игры были возрождены и, конечно, бокс был одним из видов, включенных в программу игр.
В США до гражданской войны 1861-1865 гг. около 3/4 (или 75%) всех боксёров были ирландцы. 
(Sports in America from Colonial Times to the Twenty-First Century: An Encyclopedia by Steven A. Riess, p.497)
Последним чемпионом мира по боксу без перчаток (по правилам Лондонского призового ринга) в тяжелом весе и первым чемпионом мира по боксу в перчатках в тяжелом весе был Джон Л.Салливан, сын иммигрантов из Ирландии.

John_L_Sullivan

Джон Л.Салливан

Правила Лондонского призового ринга разрешали броски и захваты до пояса, поэтому неудивительно, что навыки ирландской традиционной борьбы «Воротник и локоть», а также приемы греко-римской борьбы были эффективны и широко применялись боксёрами согласно этим правилам.
«Несравнимый» Джек Демпси (настоящее имя Джон Эдвард Келли, не путать с другим ирландцем Джеком Демпси, чемпионом мира в тяжелом весе 1921-1928 гг.) был изначально борцом ирландского стиля борьбы «Воротник и локоть», который родился в графстве Килдейр, Ирландия, и затем ставший первым чемпионом мира по боксу в среднем весе.

Nonpareil_Jack_Dempsey_portrait

«Несравнимый» Джек Демпси

Интересно, что упомянутого Джона Л.Салливана, к его бою за звание чемпиона мира в тяжелом весе по боксу по правилам Лондонского призового ринга (на голый кулак) против Джека Килрейна (другого ирландца), готовил не чемпион по боксу, а ирландский чемпион мира по греко-римской борьбе Уильям Малдун.

220px-Muldoon

Уильям Малдун

Согласно списку чемпионов мира по боксу в перчатках в самых старых 6 весовых категориях, появившихся в 19 веке н.э., все шестеро первых чемпионов мира были ирландцы (в скобках указаны даты чемпионства), а именно:

Тяжелый вес (Heavyweight)- Джон Л.Салливан (1885-1892);
Средний вес (Middleweight)- «Несравнимый» Демпси (1884-1891);
Полусредний вес (Welterweight)- Падди Даффи (1888-1890);

Paddy_duffy

Падди Даффи

Лёгкий вес(Lightweight)- Джек Мак Олифф (1886-1893);
Полулёгкий вес (Featherweight)- «Торпедо» Билли Мёрфи (1890);

Billy_Murphy.JPEG
Легчайший вес (Bantamweight)- Джимми Барри (1894-1899)
Вышеупомянутый первый чемпион мира по боксу в легчайшем весе  Джимми Барри не проиграл ни одного из своих 70 профессиональных боёв и покинул ринг непобеждённым.

Barry_Jimmy_1890s

Джимми Барри

В настоящий момент он возглавляет список из 15 боксёров, чемпионов мира, которые покинули ринг непобеждёнными.
Другой ирландский боксёр- чемпион, Джек Мак Олифф, занимает в этом списке 9-ю строчку, вслед за Флойдом Мейвейзером, который находится на 8-й строчке этого списка.

McAuliffe.Jack

Джек МакОлифф

В Ирландии, в Дублине расположен Национальный стадион бокса, построенный в 1939 году (вместимость 2000 мест, все сидячие), который является единственным в мире, построенным специально для проведения боксерских соревнований.

Любительский бокс, больше чем какой-либо другой спорт, принёс Ирландии наибольшее количество олимпийских медалей- 16 медалей из 31 медали, завоёванных ирландскими спортсменами на Олимпийских Играх.
Помимо вышеупомянутых связей бокса и ирландской традиционной борьбы «Воротник и Локоть» (которую также иногда называли «Боксёрской борьбой») техника бокса также составляла и составляет часть традиционных стилей ирландского палочного боя.
Виталий Негода глава Школы гэльских боевых искусств Клана Мак Дугалл и Клана Мак Дауэлл в г.Краснодаре, инструктор по шотландским гэльским боевым искусствам общества An Comunn Ceatharnach, официальный представитель Федерации Шермиций в г.Краснодаре.

 

При перепечатывании ссылка на сайт dikoe-pole.com обязательна.

 

А.В. Дюкарев, И.А. Дюкарева. Персоны нон грата истории кубанского казачества ХХ века в современной отечественной историографии.

 

 

Традиционно, в течение последней четверти века, историки, не всегда признавая результаты и справедливость исчезновения Советского Союза с исторической сцены, соглашались с более благоприятной научной обстановкой для своей профессиональной деятельности в постсоветской России. Это проявлялось как в отсутствии запретных тем в исторических исследованиях, так и более открытом и широком доступе к источникам.

Однако, надо констатировать, что к современному периоду второго десятилетия XXI ситуация начинает меняться: исследовательское поле для историка неуловимо, но сужается. В определенной степени, это можно объяснить тем, чтоские правящая политическая элита, благополучно перебравшись из «светлого коммунистического» прошлого в не менее «светлое демократическое» настоящее, не препятствовала воодушевленным открывающимися горизонтами историкам, но и не давала своих оценок, исследованиям, появляющимся историческим открытиям и научным спорам.

На данный момент мы наблюдаем желание правящей политической элиты через государственные институты более жестко и предметно контролировать общественную сферу, определять политику памяти о прошлом. Отражением ограничения исследовательской свободы в исторической науке является появление «фигур умолчания», определенных исторических персонажей, раскрытие роли которых в историческом процессе становится неугодным.

Речь не идет об оправдании или обелении исторических лиц, чья деятельность вызывает общественное и государственно-правовое осуждение и порицание. Отнюдь, но историк сам вправе определять предмет и объект своего исследования, руководствуясь актуальностью, научной новизной, общественным запросом, а не мнением «товарищей сверху».

«Очевидно, что любым историком как прошлого, так и настоящего должен руководить критический разум исследователя, а также стремление передать описываемые события предельно подлинно и ясно» [1, с.163].

Тем не менее, в рамках изучения истории кубанского казачества обозначился круг персон, исследование которых, равно и всех аспектов их деятельности нежелательно. В рамках обозначаемой нами проблемы наличия «фигур умолчания» в отечественной историографии отметим В.Г. Науменко, А.Г. Шкуро, В.Ф. Рябоконя.

Оперирование термином «фигура умолчания» не означает, что  обозначенные исторические личности исключены из исследовательского поля, однако степень изученности и тональность публикаций различна и зависит от ряда причин.

Наиболее освещенной фигурой, но не ставшей менее одиозной и адекватно воспринимаемой, является Войсковой атаман Кубанского казачьего войска в зарубежье В.Г. Науменко.

Впервые в рамках обращения к истории кубанского казачества в эмиграции к личности атамана В.Г. Науменко обращается С.Н. Якаев в 1990-е гг. [32, с. 13–26], в дальнейших своих исследованиях показав эпопею странствий и сохранения войсковых регалий Кубанского казачьего войска, и роль в этом В.Г. Наумеко [33].

В последующие 1990-2010-е гг. в отечественной историографии были рассмотрены различные аспекты жизни и деятельности атамана В.Г. Науменко. В контексте политической и социокультурной жизни кубанского казачества в эмиграции  затрагиваются и некоторые аспекты деятельности Войскового атамана Кубанского казачьего войска в Зарубежье В.Г. Науменко в работах В.И. Черного, О.В. Ратушняка, Е.Ф. Кринко, В.П. Громова [28, с. 173–176; 21, с. 160–164; 15, с. 122–124; 6, с. 106–109].  Это говорит о качественном изменении позиций отечественной историографии в отношении атамана В.Г. Науменко.

В дальнейших исследованиях были раскрыты вопросы просветительской деятельности атамана В.Г. Науменко в среде российской эмиграции, сохранение им культурного наследия кубанского казачества [14, с. 64-69; 18, с. 45–50; 12, с. 66–69], вопросы его военной службы в период Первой мировой войны [9, с. 36–39]. Отдельным блоком стоят исследования по генеалогии и семейной истории атамана В.Г. Науменко, где через призму истории и памяти рода показаны предпосылки, условия, пространство, повлиявшие на формирование В.Г. Науменко как личности [11, с. 67–69; 13, с. 65–69].

Достаточно долго и трудно исследователи подходили в вопросу признания и должной интерпретации проблемы коллаборационизма в среде казачества и их руководителей в период Второй мировой войны [23, с. 125–129; 22, с. 101-106], в том числе было озвучено и то, что в судьбе Войскового атамана Кубанского казачьего войска В.Г. Науменко имеется как положительный опыт, отразившийся в военной, политической и культурной сферах, так и негативные, неприемлемые факты сотрудничества с представителями Германии в период 1941–1945 гг. [20, с. 260–277; 10, с. 97–102].

Несмотря на предпринимаемые исследователями усилия по объективному изучению личности и деятельности Войскового атамана Кубанского казачьего войска в зарубежье В.Г. Науменко, в современном обществе нет однозначного его понимания и восприятия, равно как и у государства нет взвешенного, аргументированного подхода к спорным вопросам отечественной истории. Подтверждением такой ситуации стала развернутая в 2016 году кампания по вычеркиванию имени В.Г. Науменко из истории. Это отразилось в ряде судебных процессов, итогом которых стало судебное решение о снятии барельефа и мемориальной доски В.Г. Науменко с его родового дома в ст. Петровской и развернувшейся широкой полемике в обществе [30; 8].

Соратник В.Г. Науменко по Первой мировой и Гражданской войнам, разделивший с ним горечь эмиграции А.Г. Шкуро удостоился значительно более скромного места в отечественной историографии. Исследователи поверхностно затрагивают военные аспекты деятельности А.Г. Шкуро при рассмотрении отдельных эпизодов Гражданской войны 1918-1920 гг. [27; 17, с. 204-209; 3, с. 39-43], формирование воинских частей из представителей северокавказских народов, так и особенности вооруженной борьбы в период Гражданской войны на Кавказе, учитывая, что А.Г. Шкуро оперировал на этом театре военных действий [7]. При этом основным источником о деятельности А.Г. Шкуро являются его собственные воспоминания  «Записки белого партизана» [29].

Несмотря на обширную историографию о казачьей эмиграции в ХХ веке, существование генерала А.Г. Шкуро в непростых условиях чужбины не стало предметом рассмотрения историков, обозначив лишь его попытку наладить свою жизнь через организацию выступлений с программой джигитовки [31, с.218–223].

Надо отметить, что в отечественной историографии сложился негативный шаблон преподнесения отрицательного образа А.Г. Шкуро. И если в советский период это был образ классового врага, то современные исследователи, опираясь на мемуары и воспоминания руководителей Белого движения, показывают нам асоциальный элемент, погрязший в многочисленных пороках и выбивающийся из ряда благообразных борцов за Россию [3, с. 39–43.].

Усилиями В.П. Бардадыма, А.И. Дерябина, В.Ж. Цветкова генерал А.Г. Шкуро предстает перед нами в очерках, где авторы стараются показать основные этапы его бурной жизни [2; 7; 26]. Вместе с тем, как сама личность А.Г. Шкуро, так и его многогранная деятельность заслуживают комплексного изучения в контексте сложных военных и политических событий ХХ века. До сих пор отсутствует внятная, аргументированная, основанная на документах интерпретация участия генерала А.Г. Шкуро во Второй мировой войне на стороне Германии. В силу инерции мышления в работах некоторых историков, спустя четверть века после смены социо-политической парадигмы развития российского общества, по-прежнему преобладает установка обличить и заклеймить, а не понять и объяснить [25, с. 80–85].

В череде исторических деятелей, не приветствуемых и практически не рассматриваемых в современной отечественной историографии, стоит и многолетний предводитель одного из очагов бело-зеленого сопротивления на Кубани хорунжий В.Ф. Рябоконь. В отличие от В.Г. Науменко и А.Г. Шкуро, он не принадлежал к высшему командному составу Добровольческой армии, не мог влиять на ход Гражданской войны на Юге России, но в историческую память кубанского казачества вошел как активный участник борьбы против Советской власти, когда она устанавливалась и укреплялась на Кубани в период 1920-1925 гг.

Своеобразие ситуации в том, что в коллективной памяти кубанского казачества В.Ф. Рябоконь стал мифологизированной личностью, окутанной легендами и в какой-то степени ореолом мученика, в то время как в историографии ему места нет. Его имя поверхностно упоминается лишь в контексте бело-зеленого движения на Кубани в 20-е гг.[34, с. 564–568], не затрагивая при этом его личностных характеристик, анализа его локального противостояния с Советской властью, подробностей завершения его и борьбы и жизненного пути.

Все обозначенные нами исторические персоны принадлежат к участникам Первой мировой войны, имеют боевые заслуги и являются защитниками Отечества, в то же время, в последующем являясь активными участниками Гражданской войны на стороне Белой армии, были ярыми противниками Советской власти, что предопределило их одностороннее, отрицательное и крайне скудное освещение в советской историографии. Шлейф неприятия и отсутствие должной оценки их места в историческом процессе имеет место быть и сейчас, спустя четверть века после смены идеологических и методологических установок в исторической науке.

Во многом это связано с фактами коллаборационизма В.Г. Науменко и А.Г. Шкуро в период Второй мировой войны. Войсковой атаман Кубанского казачьего войска в зарубежье В.Г. Науменко избежал выдачи Советскому Союзу в 1945 году, ему не предъявлялись обвинения, и свою посильную борьбу с Советской властью он продолжил словом и пером публициста. Но помимо юридических претензий, которые В.Г. Науменко не предъявлялись, есть еще морально-этическое осуждение общества, и этот фактор довлеет над именем В.В. Науменко до сих пор.

Генерал А.Г. Шкуро заплатил в полной мере за желание продолжить уже однажды проигранную борьбу с Советской властью – в 1945 году он был выдан английским командованием СССР, в 1947 году предстал перед судом и был казнен. Уже в постсоветской, демократической России в 1997 году Главной военной прокуратурой признан неподлежащим реабилитации.

Непримиримый борец с Советской властью В.Ф. Рябоконь также заплатил своей жизнью за желание отстоять патриархальные устои, старую, уходящую в прошлое Кубань – в 1925 году он был расстрелян.

Рассмотренные нами исторические лица не являются образцами добродетели, в своей жизни совершали ошибки и может быть пошли не той исторической дорогой, но это не должно делать их изгоями в истории. Для истории все едины. А героями и мерзавцами они становятся уже в наших глазах, под воздействием процесса трансформации коллективной памяти. Люди и время меняют историческим персонажам одежды и маски, но от этого они не перестают быть субъектами исторического процесса. Они сами, их жизнь и поступки, их ошибки были, есть и будут в истории. И то, что в определенный исторический период кто-то из них предстает в образе антигероя, не означает, что он должен быть вычеркнут из истории.

Наличие персон нон грата и «белых пятен» в истории негативно отражается на развитии самой исторической науки и общества в целом. Нераскрытость образа исторической персоны и причинно-следственных связей разворачивания полотна эпохи ведет к мифологизации исторического процесса и появлению модели, искажающей истинное прошлое и формирующей ложное пространство настоящего  – «миф — фальсификация истории — управление сознанием и социальным поведением масс».

Источники и литература

  1. Алексеев С.В., Плотникова О.А. Мифы и фальсификации в российской истории // Знание. Понимание. Умение. № 1. С.163.
  2. Бардадым В. Жизнь генерала Шкуро. Краснодар: «Советская Кубань», 1998. – 96 с.
  3. Борисенко Р.В. Походы «белых» казаков на территорию Воронежской губернии в 1919 ГОДУ // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2015. № 1. С. 39–43.
  4. Волков Е.В. Лики Белого движения в мемуарах его участников из Советской России // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. 2005. № 7 (47). С. 21–33.
  5. Гришанин П.И. История Белого движения в лицах как инновация исследовательского процесса // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. № 59. С. 203–219.
  6. Громов В.П., Корсакова Н.А. Регалии Кубанского казачьего войска (к истории их судьбы в эмиграции) // Творческое наследие Ф.А. Щербины и современность: Материалы научно-практической конференции. Краснодар, 1999. С. 106–109.
  7. Дерябин А. Крестный путь казака Андрея Шкуро // Гражданская война в России. Записки белого партизана. М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига», 2004. – 540.
  8. Дюкарев А. Продадим ли свою историю за коврижки, казаки??? // Новая газета Кубани. 2016. 29 июня. http://ngkub.ru/obshchestvo/prodadim-li-svoyu-istoriyu-za-kovrizhki-kazaki
  9. Дюкарев А.В. Военная деятельность атамана В.Г. Науменко // Культурная жизнь Юга России. Краснодар. 2007. № 5. С.36–39.
  10. Дюкарев А.В. Интерпретация деятельности атамана В.Г. Науменко как отражение проблемы рассмотрения казачьего коллаборационизма в отечественной историографии // Российское казачество: проблемы истории, возрождения и перспективы развития. Краснодар: Традиция, 2016. С. 97–102.
  11. Дюкарев А.В. К вопросу о генеалогии атамана В.Г. Науменко // Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа: Материалы Второй Международной Кубанско-Терской научно-просветительской конференции. Армавир, 2000. С.67–69.
  12. Дюкарев А.В. Роль атамана В.Г. Науменко в сохранении культурного наследия кубанского казачества в эмиграции // Традиционная культура славянских народов в современном социокультурном пространстве: Материалы международной научно-практической конференции. Славянск-на-Кубани, 2008. С.66–69.
  13. Дюкарев А.В., Дюкарева И.А. Реконструкция родословной В.Г. Науменко – Войскового атамана Кубанского казачьего войска в Зарубежье // Научная мысль Кавказа. Ростов н/Д., 2013. № 2. С.65–69.
  14. Корсакова Н.А. Сохранение историко-культурных традиций кубанским казачеством в эмиграции // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1998 год. Дикаревские чтения (5). Краснодар, 1999. С.64–69.
  15. Кринко Е.Ф. Кубанская казачья эмиграция: процесс социализации (1920 – 1940-е гг.) // Кубанское казачество: три века исторического пути: Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар, 1996. С. 122–124.
  16. Лобанов В.Б. вооруженная борьба за Северный Кавказ (конец 1918 – начало 1919 гг.) // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2013. № 1. С. 230–234.
  17. Мишина А.В. Из истории Гражданской войны: «прорыв Шкуро» в свете архивных документов // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. 2006. № 3. С. 204–209.
  18. Науменко В.Е., Корсакова Н.А. Публицистическая деятельность атамана В.Г. Науменко // Вторые кубанские литературно-исторические чтения: Материалы научно-теоретической конференции. Краснодар, 2000. С. 45–50.
  19. Очиров У.Б. Черкесские и кабардинские национальные части Белой армии в период Гражданской войны 1917-1920 гг. // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. 2008. № 4. С. 8–13;
  20. Ратушняк О.В. В.Г. Науменко (1883-1979) – атаман Кубанского казачьего войска за рубежом / О.В. Ратушняк // Люди и судьбы Русского Зарубежья. Вып. 3. М.: ИВИ РАН, 2016. С. 260–277.
  21. Ратушняк О.В. К вопросу о политических исканиях кубанской казачьей диаспоры за рубежом // Казачество в истории России. Краснодар, 1993. С. 160–164.
  22. Ратушняк О.В. Третий Рейх и казачество: к вопросу о взаимоотношениях в годы Второй мировой войны // Былые годы. 2013. № 3. С. 101–106.
  23. Ратушняк О.В. Участие казачества во второй мировой войне на стороне Германии // Теория и практика общественного развития. 2013. № 3. С. 125–129.
  24. Федина И.М. Бело-зеленое движение на Кубани // Общество: философия, история, культура. 2016. № 12. С. 109–111.
  25. Футорянский Л.И. Историография казачества в XX – начале XXI в. // Вестник Оренбургского государственного университета. 2012. № 5 (141). С. 80–85.
  26. Цветков В. Ж. Генерал-лейтенант А. Г. Шкуро // Белое движение. Исторические портреты. АСТ Астрель, 2006. – 446 с.
  27. Черкасов А.А. Трагедия войск генерала Шкуро на территории Сочинского округа в апреле-начале мая 1920 г.: материалы исследований. Сочи: РИО СГУТиКД, 2003. – 56 с.;
  28. Черный В.И. Путь к трагедии в Лиенце // Казачество в истории России. Краснодар, 1993. С. 173–176.
  29. Шкуро А.Г. Записки Белого партизана. М., 1991. – 320 с.
  30. Шульгатый Д. А судьи кто? // Новая газета Кубани. 2016. 17 февраля. http://ngkub.ru/obshchestvo/a-sudi-kto;
  31. Юрченко Н.В. Казаки-джигиты Кубанского казачьего войска и их конные выступления в эмиграции во Франции в 1925-1926 гг. (по мемуарам Ф.И. Елисеева и Г.А. Солодухина // Кубанские исторические чтения: Материалы III Всероссийской с международным участием научно-практической конференции (Краснодар, 20 июня 2012 г.). Краснодар: Издательство Краснодарского центра научно-технической информации (ЦНТИ), 2012. С.218–223.
  32. Якаев С.Н. Кубанское зарубежье в 20-80 гг. ХХ века // Новейшие исследования по истории Кубани: Сб. научн. труд. Краснодар, 1992. С.13–26.
  33. Якаев С.Н. Одиссея казачьих регалий. Краснодар: ИМСИТ, 2004. Издание 2-е, дополненное. – 280 с.
  34. Яхутль Ю.А. «Бело-зеленые» формирования на Кубани в начале 20-х гг. ХХ в. // XVII Адлерские чтения. Проблемы национальной безопасности России в XX-XXI вв.: уроки истории и вызовы современности: Материалы международной научно-практической конференции к 65-летию победы в Великой Отечественной войне. Краснодар, 2010. С. 564–568.

ОПУБЛИКОВАНО: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (VI Токаревские чтения): Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 4–5 мая 2017 г.) / Отв. ред. к.и.н. А.Л. Бойко, д.и.н. Д.В. Сень, д.ф.н. А.В. Яровой.  – Ростов н/Д.: Изд-во Альтаир,  2017. 

 

Борьба «на ломка»: история, правила и приемы.

 

61165703

Борьба на ломка являлась разновидностью поясной борьбы у донских казаков. Некоторые исследователи возводят ее к традициям кочевников, которые в конной свалке захватом за пояс, ловко выдергивали противника из седла. Однако, разновидности этой борьбы с поясом или без, предполагающей плотный захват накрест или за пояс известна у многих народов мира. Захват за пояс наиболее удобный захват при борцовском поединке, когда быстрый захват «под силки», давал преимущества в броске. Происхождение такой разновидности борцовского поединка следует искать в глубокой древности, а в Подонье он известен по изображениям борющихся скифов на золотых бляшках из кургана «Трех братьев». В скифской борьбе видны плотный захват, упор «кость в кость», динамичные, напряженные позы борцов…0_271f4_7f0cb95b_L

Донские казаки такую разновидность борьбы возводили к древнейшему поединку князя Мстислава и косожского богатыря Редеди, о чем писал Ян Потоцкий, совершавший в 1797 г. поездку по земле донских казаков. Он наблюдал, как его спутники, донцы, боролись.

ян потоцкий

«…Искусство состоит в том, чтобы схватить противника за пояс, потом броситься изо всей силы задом на земь, так чтобы борец полетел через голову; подумаешь, что он переломает себе руки и ноги, но казак не так нежен: при мне они оба встали здоровы и невредимы, как будто просто упали. Эта игра тем более примечательна, что казаки приписывают ей свое происхождение. Когда Владимир завоевал Херсон, сын его Мстислав переехал Воспор и пришел на остров, на котором стоит Тамань, бывший тогда главным городом княжества Тмутараканского. Князь яссов или косогов на нем защищался, решились окончить войну поединком без оружия. Мстислав остался победителем…» Такая традиция борьбы сохранилась у донцов и до сего дня. Быстрым броском сделать захват за пояс и сделать бросок противника на землю.

редедя

На шермициях применяются следующие правила, в разработке которых принимали участие представитель Федерации шермиций в Краснодарском крае мастер спорта Ю.Н.Бригаденко и президент Федерации шермиций Яровой А.В. Учебный фильм для подготовки борцов к Шермициям сделал официальный представитель Федерации Шермиций в г.Глазго (Шотландия) мастер спорта по самбо, судья Шермиций по борьбе В.В. Колганов (в фильме ему ассистирует М.В. Колганов).

Извлечения из правил Шермиций.

Дисциплина «борьба на ломка» – исторически сложившаяся у донских казаков особая форма состязаний, использовавшаяся в военно-траурной и календарно-праздничной обрядности. Соревнование проводится в виде борцовского поединка, целью которого является с помощью борцовских действий из предварительного поясного захвата, заставить противника коснуться телом ковра. Борьба «на ломка», «под пряжки» была популярна на Дону и имела древние кочевнические корни. Цель такой борьбы заключалась в том, кто кого кинет. Захват за пряжки мог быть не всегда постоянным. Так, по описанию М. Харузина в борьбе с калмыками казаки использовали высокие броски, борьба велась не только до падения, но по особому уговору необходимо было удержать противника под собой некоторое время. В верхнедонских станицах борьба на ломка могла рассматриваться как поединок, при котором захват делается не за пояс, а накрест руками. Подобный вид народной борьбы просуществовал на Дону вплоть до середины ХХ века, сохранились приемы и правила таких поединков в этнографических описаниях, воспоминаниях и навыках стариков.

Основные положения для дисциплины «борьба на ломка»

Статья 38. Содержание схватки

  • 1. Целью состязаний является возрождение казачьей народной борьбы «на ломка»;
  • 2. Задачей бойцов является подавление соперника броском (сваливанием, сбиванием);

Статья 39. Ход и продолжительность схватки

  • 1. Борьба начинается по команде «Борьба!», а по команде «Стой!» завершается. Борьба начинается в центре круга с обоюдного двойного захвата за пояса. Из данного положения борцы могут переходить на любой вольный захват, при этом допускается бросать одну руку, а вторую держать на поясе обязательно. Борьба проходит в стойке. Продолжительность поединка 3 минуты чистого времени. Если боец бросил захват двумя руками, ему засчитывается поражение.
  • 2. Запрещенные технические действия:

— двойной захват за шею и голову;

— болевые приемы в стойке на позвоночник, руки и ноги;

— воздействие на коленный сустав не в плоскости его естественного сгибания;

— бросок через грудь прогибом* (на травяном покрове).

  • 3. Победа присуждается если

— противник коснулся третьей точкой;

— за выход за границу площадки;

— отказ от поединка;

— за получение 2-х замечаний;

— если один из бойцов бросил захват пояса двумя руками, ему присуждается поражение.

  • 4. Отсчет времени схватки начинается с команды «Бой!».
  • 5. Судья в поле прерывает схватку в случае вынесения предупреждения одному из участников.
  • 6. После каждого прерывания схватки судья в поле оценивает действия, выполненные участниками, показывая эту оценку жестами. Баллы обозначаются указательным жестом в сторону участника, получившего балл, предупреждение – рукой зажатой в кулак.
  • 7. Схватка останавливается, в случае отказа участника от продолжения схватки. В этом случае участник поднимает вверх руки. Также отказаться от продолжения схватки может представитель участника, отстранив участника от участия в схватке.
  • 8. Схватка может быть прервана по требованию врача в случае получения травмы одним из участников.
  • 9. Судья в поле останавливает схватку, в случае если на лице одного из участников появляется кровь (при отсутствии травмы, требующей медицинской помощи). Участнику предоставляется 30 секунд на самостоятельную остановку кровотечения. Если кровотечение не удается остановить, судья может прекратить схватку досрочно.

Статья 40. Снятие и дисквалификация

  • 1. Участник отстраняется от участия в соревнованиях в следующих случаях:

а) если совершено целенаправленное травмирование соперника (в этом случае травмированный соперник, так же отстраняется от участия в соревнованиях);

б) если участник допустил грубое или неэтичное поведение;

в) если участник не являлся на ковёр после вызова в течение 1 мин.;

г) если участник явно затягивает время схватки.

  • 2. По решению главного судьи соревнований за грубое и неэтичное поведение, а так же за неоднократные нарушения, допущенные участниками одной команды, тренером, представителями команды, болельщиками от участия в соревнованиях может быть отстранена вся команда.

Статья 41. Уклонение от схватки

  • 1. Уклонением от схватки считается:
  1. a) бездействие в схватке «борьба на ломка» более 10 секунд (отсутствие атакующих действий);

б) задержка продолжения схватки в «борьбе на ломка» одним из участников после прерывания схватки судьей;

Статья 42. Предупреждения

  1. Предупреждения выносятся за:

а) уклонение от схватки;

б) выход за пределы поля;

в) за продолжение схватки после команды «стой»;

г) за выполнение запрещенного травмоопасного действия.

А.В. Яровой

При перепечатывании ссылка на сайт Дикое поле обязательна.

Слово о шермициях или кому они нужны?

ZPz5vARsBpE

Термин шермиции можно понять как примерные упражнения вооруженных, пеших и конных донских казаков. В традиционной культуре донских казаков этим понятием обозначали примерные упражнения, маневры, которые выступали отработкой разных боевых приемов и действий, состязательного характера. Кулачные бои и борьба относились к мужской забаве, и поэтому они  сопровождали шермиции, в качестве веселого времяпрепровождения.

yXS-nwTpVnU

Сами по себе шермиции выросли из казачьих обрядовых состязаний, устраиваемых по случаю значительных военно-траурных или памятных и торжественных событий. Календарные праздники были тому не исключением, о чем писали и П.Краснов и Е.Котельников. Современные игры стали «лебединой песней» донцов, сохранивших, благодаря стараниям предков, собственную идентичность. В наше время эти игры собирали  донских, уральских, кубанских и терских казаков, которые как и заведено было древним обычаем их, на местах, являвшимися местами памяти, устраивали панихиду и старые свои игры. На играх казаки состязались в тех дисциплинах, которые были исконными для жителей казачьих земель. Шермиции определяли и внешний вид участника, сохраняли его этнодвигательность, а вместе с традиционной обрядовой культурой, способствовали формированию идентичности. Дисциплины шермиций сегодня можно назвать этноспортом, а в комплексном своем виде, благодаря стараниям Федерации Шермиций, они стали на территории Ростовской области национальным видом спорта. Войти в реестр национальных видов России мы не смогли, по банальной причине, сформулированной чиновником от Минспорта, «казаки же не являются признанным народом», что заставило нас отказаться от спортизации видов и сохранить их, хотя бы в пеших и водных вариантах, чисто традиционными. Конные виды, выхолощенные соответствующими спортивными федерациями, находят в таком качестве свое продолжение в состязаниях на «Кубок шермиций».

9cTH6tfzPyA

Шермиции сегодня включают в себя фехтование на шашках, на палашах, на пиках, рубку полосы мишеней, рубку тяжелых для поражения мишеней (рубку мастеров), фехтовальные игры. Также в них входят борьба на ломка, кулачный бой, игра в гайданы, стрельба из традиционного лука, гонки или скачка на каюках. Вот, пожалуй, основные дисциплины шермиций. Все они связаны между собой обязательным допуском к играм — словесностью и комплексом обрядовых действий, включающих молебен, чин освещения воинских оружий, посажения казачат на коня.

kopiya_boldyrev_i_v_uchen_e_kazakov_1875-1876_05

Подытоживая отмечу, для проведения шермиций необходимо, чтобы они выполняли главную культуросозидающую функцию, имеющую следующие аспекты: формирование эстетических и этических качеств личности участников шермиций и обучающихся в отделениях и секциях шермичного направления; развитие национальной активности населения; формирования и преумножения числа этнофоров (носителей этнических черт); сохранение и развитие общенациональных и этнических культурных традиций; включение казачьей культуры в общемировой культурный контекст, чем равное взаимодействие с другими состязательными культурными традициями народов России и мира. Есть и еще одна функция у шермиций, она связана с этноинтегрирующей ролью национального праздника, позволяющего участникам и зрителям не только ощутить причастность к единому культурному полю, но и единой этнической группе, народу.

 

IMG_2194

Чтобы подобные функции включились необходимо соблюдать следующие условия.

  1. Местом проведения шермиций должно быть местом народной памяти, связанной с историей народа, с его прародителями, с их славными и трагическими деяниями. Культурный ландшафт должен оживать шермичными действиями, и тем самым созидать картину миру их участников.
  2. Участниками шермиций могут быть представители разных народов, но ядро их должны составлять донские казаки, иначе эти игры превращаются в разновидность ролевой игры.
  3. Дисциплины шермиций должны эволюционировать к народной традиции. Это означает, что победитель в состязаниях должен определяться по итогам прямого состязания с противником. Победа должна быть очевидна для всех участников и зрителей. В борьбе, кулачном бое, фехтовальных поединках — победитель должен одержать победу честным и видимым всем образом. К этому же правилу должны быть склоняемы и другие виды шермиций.
  4. Обрядовый характер игр должен быть не просто обозначаем, я являться единым символическим явлением, которое придает смысл происходящему действию — будь то поминовение предков, состязание в доблести и демонстрация жизнеспособности народа.
  5. Традиции народного костюма, казачьего оружия, владение им, только устанавливаются, приобретают правила и обычаи, которые были утрачены, прерваны историей, поэтому здесь Словесность должна все расставить на свои места.

Эти правила выражают суть шермичного движения, его основу и определят его сторонников. Федерация казачьих воинских искусств Шермиций приглашает в свои ряды казаков, разделяющих наши убеждения, цели и задачи, которые все еще, с завидным упорством, ставит перед нами история. Для тех же людей, которые утратив историческую и культурную память, в поисках «собственного Я», примеряют на себя казачью одежду,  есть о чем крепко подумать…

А.В.Яровой.

О фехтовальных играх донских казаков.

Фехтовальные игры у донских казаков отмечаются исследователями в ранних работах историков и этнографов. Едва ли не впервые о том писал Сухоруков, ему вторил Броневский. Фехтовальные игры известны были как детям, так и взрослым. В качестве основного оружия использовались деревянные сабли или шашки, камышовые дротики. Фехтовальные игры составляли часть игры в войну у детей, но в качестве самостоятельных состязаний пешком и верхом, использовались взрослым мужским населением. Играли один на один верхом, стараясь ударить противника по спине. Коллективные сражения со своими правилами устраивали по станицам молодежь и дети. Последний тип таких игр превратился в шермичную игру в «Царя». В станицах она называлась в «шашки». Задача была поразить невооруженного предводителя противника или вытеснить противника за боевую черту, на отведенном для боя поле. Не могли колоть в живот, удары наносились только рубящие. Удар по спине поражал противника, в любое другое место — ранил.

А.В.Яровой.

Тикиджьян Р.Г. Проблема соотношения военной и полицейской, правоохранительной службы донских казаков в конце XVIII – начале XX вв.: актуальные вопросы изучения.

13435509_530984957086371_3295993481193159755_n

Данная  весьма актуальная и  сложная тема стала изучаться в историко-правовой науке с середины 19–начала 20 вв. в дореволюционной и эмигрантской историографии. Особое значение здесь имеют работы М.Н. Харузина, С.Г. Сватикова, В.Н. Быкадорова. В советский период (1920-1985 гг) роль казачества в системе правоохранительных органов, органах внутренних дел, советской милиции  и работе народных дружин специально не исследовалась. Только в историографии постсоветского периода возникло и развивается направление изучающее историю и политико-правовую специфику органов охраны правопорядка, суда и прокуратуры на Дону и в Приазовье, роли и места в них казачества. Подготовлены первые серьёзные исследования, специальные работы и обобщающие очерки историков и правоведов: В.В. Артёмова, А.И. Агафонова, Н.В. Булычёва, Е.И. Дулимова, В.В. Золотых, И.И. Золотарева, А.И. Козлова, Г.Г. Матишова, В.В. Макеева, И.В. Иванцова, Г.Г. Небратенко, Е.И. Куксенко, В.К. Цечоева, Е.А. Чемякина и других. На основании данных последних исследований представляется возможным дать примерную периодизацию становления и развития специфических казачьих и  правоохранительных органов на Дону и в Приазовье, их краткую характеристику.

Первый период с 1570-1723гг характеризуется как вольно-автономный (доимперский). На этом  этапе постепенно складываются  вассально-договорные отношения  земли Донских казаков,  «Всевеликого войска Донского» с Российским государством, система служебных отношений вольного казачества Дона, Терека и Яика с московскими царями. На Дону формируются органы местного самоуправления и  система военной службы казаков. Атаманская власть, Валовый  войсковой круг и круги  станиц, складывается система Войскового присуда(суда). Исследователь судебно-правовых отношений у казаков В.В. Золотых отмечает, что судебная власть в виде Войскового присуда сформировалась в рамках Войскового Круга на основе обычного права, с учётом морально-этических норм христианской, православной веры. Основой его воспроизводства были три важнейших фактора: обычай, правовой прецедент и договор [1, с. 68-79]. Данная система долгое время, до 1650-1672 года являлась вполне автономной от российского права и правоохранительных, судебно-надзорных органов. Ситуация стала меняться с принятием нового судебного кодекса ‑ «Соборного уложения» 1649 г. Уже в 1650-1652гг из Разрядного приказа выделен отдельный «Казачий приказ», ведавший всеми делами связанными не только с военной службой, но и с гражданским общежитием казаков. После поражения казачье-крестьянской войны под предводительством С.Т. Разина, московские власти в 1672 г. заставили донских казаков принять присягу (крестоцелование) на верность царю. Ситуация обострилась после взятия Петром I Азовской крепости, строительства порта Таганрога и других крепостей, ограничения казачьих вольностей. После поражения Булавинского восстания 1707-1708 гг и жестоких репрессий, правоспособность донских казаков была ещё более серьёзно ограничена.

Период с 1723-1835-55гг и милитаризации и доминирования имперского права, ограничения старинных прав в судебной и правоохранительной деятельности в жизни казаков, начала создания т.н. «переходных» и имперских правоохранительных органов. Создан чиновный административный орган «Канцелярия войсковых дел старшин» с 1738г.  важную роль в надзоре играют т.н. «нарочные» старшины и подписные старики в станицах. В 1750-80-х гг. по требованию правительства резко  усиливается надзор и поиск беглых крестьян. После поражения казачье-крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачёва по указанию Екатерины II-й, Г.А. Потёмкин ведавший всеми казачьими войсками готовит «Проект законов о правах войск казачьих» и проводит серьёзную реформу с 1775 по 1785гг. На территории казаков постепенно вводиться имперское законодательство. После успешного завершения русско-турецких войн, 14 февраля 1778 года была восстановлена Азовская губерния и фактически закончилась областная «полуавтономия» Земли Войска Донского, здесь были введены основы имперского права и законодательства, действующего во всех российских губерниях. Вводится принцип разделения властей на военную и гражданскую, соблюдается строгая централизация и регламентация, идёт постепенное приравнивание войсковой старшины к дворянскому сословию. Военными делами продолжал управлять наказной атаман Войска, но только на основе прямых реляций и  указаний Военной коллегии и Сената. Весьма важно, что теперь атаман одновременно исполнял и полицейские, сыскные обязанности. Именно с этого периода отменялась еще одна старая традиция выборов военных чинов: есаулов, сотников. Вводится чиновный принцип обязательного назначения на должность. Состав  Войскового гражданского правительства устанавливался из шести членов, четверо из которых избирались формально Кругом и старшинами. Именно Войсковому гражданскому правительству передавалось ведение судопроизводства по уголовным и гражданским делам, но только с применением общегосударственных норм (смертные приговоры, наказание палками, кнутом подлежали обязательному утверждению центральной властью). С 1788 г. в Черкасском городке создана первая отдельная  пожарно-спасательная команда. Был разработан и утверждён новый герб Войска Донского, представляющий уже общеимперский стандарт казачьей области. Именно в это  время были созданы шесть окружных сыскных начальств, фактически реальный прообраз будущей окружной полиции, начинается активное становление внутренней полицейской службы казаков. Для сыска беглых и криминального элемента, с 1797 года для них была разработана специальная инструкция. Наконец с 1800 года введена должность Донского прокурора и 2-х его помощников, не зависимых от атамана и канцелярии. В ходе министерской реформы Александра I -го, 6 мая 1802 года создана полицейская экспедиция в Черкасском городке, перешедшая в подчинение имперскому Министерству внутренних дел вплоть до 1840года [2. С.62-63]. С переводом  калмыцких кочевий Задонской (Сальской) степи в состав казачества с 1802-1806г,  для полицейского контроля вводиться должность – калмыцкого пристава. С 1827г. император вводит должность Атамана –шефа всех казачьих войск – наследника цесаревича. Особую, значимую роль в этом процессе сыграла подготовка и принятие 26 мая 1835г. «Положения об управлении Войска Донского», была обновлена и усилена система  7-и окружных сыскных начальств, полицейского управления и Пожарной службы. В 1840г. полицейские службы были в итоге переведены в подчинение Военного министерства. Активизировалось использование казачества для внешних полицейских функций империи, например подавления национальных восстаний в Польше, Венгрии.

Третий период — 1855-1917гг. либерально-буржуазная модернизация Области войска Донского и совершенствование имперских и областных органов правопорядка. В ходе реформ Александра II-го рассматривался вопрос  о переводе казаков из военно-служебного, в обычное податное сословие. Однако император не решился тронуть казачьи войска, сократив сроки военной службы, проведя лишь частичные реформы в управлении и улучшив систему гражданской жизни. Важнейшими для области были судебная и военная реформы, тесно связанные друг с другом в связи с тем, что военная реформа была напрямую сопряжена с принятием в 1867г. «Военно-судебного устава» и  введением новой трехзвенной  судебной системы (полковые, военно-окружные и гласные военные суды). По новым судебным уставам судебная реформа вводилась на всей территории империи, и на Дону. Окружные суды были утверждены как основные судебные инстанции в двух отделениях в г. Новочеркасске и в станице Усть-Медведицкой. Историк права Г.Г. Небратенко, исследовав большое количество архивных источников, убедительно показал как формировалось окружная полицейская служба казаков  в этот значимый исторический период [3. С.57-88 ]. В 1867г были созданы новые «Временные правила об устройстве полиции в округах земли Войска Донского». Активно продолжала формироваться и полицейская служба казаков, в 1869 году окончательно принято «Положение об окружной полиции в земле войска Донского». Созданы Окружные полицейские управления (всего 7-мь), расширился численный и должностной состав: введены должности полицейских приказных и сотских. Увеличивался и новый контингент т.н. наружной полиции, участковых заседателей и смотрителей на рынках и крупных ярмарках. С 1877г введены наконец и должности станичных полицейских, разрешено создание специальных  команд « вольнонаёмной службы» (т.н. 50-десятсяцкие и 10-сятские). Так в Задонской части Черкасского округа, где был высок процент криминальных преступлений, образованы пешая и конная команды. Для повышения статуса и роли окружной и станичной, сельской полиции с 1880 года введены должности – полицейских урядников, и вольнонаёмных урядников с высокими полномочиями. Разработана и внедрена специальная форма и вооружение для «казачьих полицейских». После трагической гибели Александра II-го, новый император Александр III-й, проводит ряд контрреформ связанных с ограничение прав и свобод и ужесточением полицейского надзора. Так уже с 1881 года вводятся должности – полицейских приставов, проведена реформа и расширен кадровый состав Областного полицейского управления. Особое значение имел новый качественный этап данного исторического периода с 1888 по 1917-20гг, когда к Области Войска Донского присоединены территории Приазовья с крупными городскими промышленными центрами, Ростовский уезд и Таганрогское градоначальство, созданы два новых округа — Ростовский и Таганрогский, с большим количеством рабоче-крестьянского и еврейского населения. В связи с этим понадобилось резкое увеличение штата полиции и охраны правопорядка в том числе из казаков, и создание полицейских управлений в городах области. Для надзора над непростой политической ситуацией с 1888г. в ОВД создано «Донское областное жандармское управление», как важный орган политической полиции(просуществовал до 1920г). «Положением об общественном управлении станиц казачьих войск» от 1891г, ужесточались меры по ограничению станичного самоуправления, при этом разрешалось создавать выборную станичную полицию (приказные и сотские назначались теперь на сходе станицы, не менее 5-6 на станицу), положение действовало до 1914г.

В правление последнего императора Николая II-го были проведены ещё ряд значимых  реформ в правоохранительной системе. Важным результатом стало создание в период русско-японской войны и первой революции в 1903-1905гг т.н. «станичной полицейской стражи». Эта новая структура активно помогала в работе полиции и жандармерии (прообраз полиции общественной безопасности). Так к 1907 году в станицах насчитывались уже более тысячи стражей правопорядка. В итоге 1 июля 1912 г. в Николай II-й официально утвердил Закон «Об учреждении в ОВД полицейской стражи», взамен бывшей «сельской полиции». Были добавлены должности – 260 полицейских урядников  и 173 конных полицейских. В  четвёртый период с 1917-1920-1991гг правоохранительные органы претерпели кардинальные изменения.  В годы революции и гражданской войны 1917-1920гг были распущены органы полиции и созданы органы народной милиции. Появились и первые народные дружины, при этом часто сохранялась структура городской и станичной стражи. В казачьем государстве «ВВД» с 1918 по 1920 были восстановлены органы войсковой и в особенности станичной стражи, с полицейскими функциями. С 1920 по 1929 г на Дону сформировались органы рабоче-крестьянской милиции, отличившиеся своей активной борьбой с бандитизмом. Однако в структуру органов советской милиции доступ казакам был затруднён в связи с политикой скрытого расказачивания.

Пятый период – 1990-1993гг — до настоящего времени, определяется  процессом правоохранительных реформ,  восстановления роли и места казаков в правоохранительных органах новой России и Ростовской области. С первых дней движение за возрождения казачества заявило об активном участии в реформе российской армии, охране правопорядка в исконных станицах и хуторах. Возникли с 1991 по 1995 г.г. и первые казачьи народные дружины. С 1996 по 2000 год процесс становления казачьей госрестровой службы и создание ВКО «ВВД», привёл к  необходимости создания и законодательного закрепления деятельности казачьих муниципальных дружин. При поддержке Губернатора РО В.Ф. Чуба, Законодательным собранием области в 1999г., был разработан и принят соответствующий областной закон «О казачьих дружинах в Ростовской области». Более 1700 казаков дружинников, возродив традиции т.н. «станичной стражи»,  несут сегодня не лёгкую службу, возрождая  её лучшие традиции в новом качестве. На муниципальном уровне заключены двухсторонние соглашения Войска и администраций муниципальных районов и городских округов области о несении службы казачьими дружинами. Активно ведется работа казачьих дружин во взаимодействии с подразделениями МВД муниципального уровня по обеспечению общественной безопасности [4. С.149-153]. Анализ историографии проблемы показал и наличие ещё недостаточно изученных проблем: соотношение функционала военной, внутренней ‑ конвойной,  полицейской службы казаков. Интересен подбор кадрового состава казачьего контингента полицейских структур, система обеспечения, форма и знаки отличия,  вооружение.

Источники и литература

1.Золотых В.В. Суды на Дону. Очерки. ‑ Ростов-на-Дону. Донской издательский дом. 2004., — 326с.

2. Око государево на Дону. Очерки истории прокуратуры. ‑ Ростов-на-Дону, Изд-во «Книга», 2011, — 287с.

3. Небратенко Г.Г. История органов правопорядка Дона (досоветский период).‑ Ростов-на-Дону, Изд-во ЮФУ, 2007, — 232с.

4. Тикиджьян Р.Г. История и культура народов Донского края и казачества. ‑  Ростов-на-Дону, Донской издательский дом, 2010, — 447с.

ОПУБЛИКОВАНО: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (VI Токаревские чтения): Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 4–5 мая 2017 г.) / Отв. ред. к.и.н. А.Л. Бойко, д.и.н. Д.В. Сень, д.ф.н. А.В. Яровой.  – Ростов н/Д.: Изд-во Альтаир,  2017. С

Фехтовальные уроки по системе лейб-гвардии Атаманского полка подъесаула В.Гладкова 1893 г.

«Фехтование есть наследие рыцарских времен — принцип единоборства. А, так как казаки, по роду своей службы и по природным качествам, должны быть искусны в единоборстве, то им, более чем кому-либо, необходимо уметь в совершенстве действовать присвоенным оружием на коне и пешком» — писал в 1893 г. В.Гладков составляя свое пособие для обучения казаков искусству фехтования. Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции» воспроизводит основные упражнения этого пособия, с целью подготовки участников будущих казачьих национальных игр — ШЕРМИЦИЙ, которые включают в себя и такую прекрасную и благородную дисциплину, как фехтование на шашках. Упражнения демонстрируют  А.В.Яровой и  А.В.Ряднов.

СТОЙКА. Удобное положение для нападения и обороны называется боевая стойка.

К БОЮ ГОТОВСЬ!

1-й прием. Наложив правую руку на эфес шашки в обхват так, чтобы большой палец лег по спинке рукояти, для чего следует эфес левою рукою уклонить вперед.

2-й прием. Вынести шашку вперед перед собою, по направлению правой ноги, на всю вытянутую руку так, чтобы рука, кисть и клинок составляли прямую линию и были на одной высоте с плечом. Клинок должен быть обращен лезвием книзу.

КРУГИ. Чтобы развязать кисть руки для боя, делают два боковых круга слева и справа, а чтобы развязать руку в плече, делают горизонтальный круг над головою слева-направо, или справа — налево.

3-й прием. Принять боевую стойку, для чего вынести правую ногу на шаг вперед и со стуком поставить на землю. Ноги в коленах должны быть согнуты, но колени не должны закрывать собой носки; тяжесть корпуса передается более на левую ногу. Левая рука сжата в кулак, относится назад и кладется по поясу. Клинок поворачивается лезвием вправо; кисть правой руки обращена ногтями вниз. Рука слегка сгибается в локте, который подается несколько вправо, но так чтобы кисть не выходила за линию бедра. Голова и плечи без изменения.

ВЫПАД НА МЕСТЕ. Вынести правую ногу на полный шаг вперед, а левую не сдвигая с места, выпрямить.

ПОЛ-ВЫПАДА. Не изменяя положения ступни ног, передать тяжесть корпуса на правую ногу, а левую выпрямить, при этом правую руку быстро выпрямить и конец клинка направить в грудь противника.

ВЫПАД С ДВИЖЕНИЕМ. Если противник отступает, то следует приставить левую ногу к правому каблуку и с выпадом правой ноги нанести удар. Или сделать шаг вперед с выпадом нанести удар.

ДВИЖЕНИЯ.

ШАГ ВПЕРЕД. Носок приподнять на вершок от пола и ногу вынести быстро, без стука на полшага вперед, а левую едва отделяя от пола переставить на полшага вперед и тихо поставить на место правой ноги.

ШАГ НАЗАД. Левая нога едва отделяется от пола и относится на полшага назад. Правая нога ставится на место левой ноги.

ДВОЙНОЙ ШАГ ВПЕРЕД. Левую ногу, не изменяя положения, переставить каблуком к носку правой ноги, а затем вынести правую ногу на полшага вперед.

ДВОЙНОЙ ШАГ НАЗАД.

СКАЧЕК НАЗАД (ПРЫЖОК). Согнув слегка колени оттолкнуться обеими ногами одновременно и сделать легкий пологий скачок назад на два шага вперед и пристукнуть.

УДАРЫ. Ударом называется поражение противника лезвием клинка, при этом нужно рубить — резать.

УДАР В КИСТЬ РУКИ СПРАВА. ЗАКРЫТЬ ПРАВУЮ РУКУ СПРАВА. Делается с пол-выпада. Конец клинка приподнимается вверх, и быстро наносится удар между кистью и локтем. После нанесения удара необходимо закрыться.

УДАР В КИСТЬ РУКИ СЛЕВА. Делается с пол-выпада. Передать тяжесть тела на правую ногу, оборотить кисть руки ногтями вверх и с кругом перенести свой клинок за клинок противника — нанести удар между кистью и локтем.

ЗАКРЫТЬ ПРАВУЮ РУКУ СЛЕВА. Быстро оборотить клинок лезвием влево и отвести в сторону настолько, чтобы кисть правой руки была против левого плеча и на высоте пояса, ногтями вверх.

УДАР ПО РУКЕ СНИЗУ.  Не изменяя положения стойки, описать клинком круг влево, около левого плеча и оборотив кисть ногтями от себя, нанести удар противнику между кистью и локтем снизу.

УДАР В ГОЛОВУ. ЗАКРЫТЬ ГОЛОВУ. Одновременно с выпадом быстро описать клинком круг снизу вверх и нанести удар по голове противника.

УДАР В ПЛЕЧО. ЗАКРЫТЬ ПЛЕЧО. Наносится по тем же правилам, что и удар в голову.

УДАР В ПРАВУЮ ЩЕКУ. Отвести конец клинка влево и с выпадом нанести удар в правую щеку противника.

ЗАКРЫТЬ ПРАВУЮ ЩЕКУ. Локоть правой руки подать назад, а кисть отвести вправо ногтями от себя и ниже плеча, клинок держать лезвием вправо.

УДАР В ЛЕВУЮ ЩЕКУ. Перенести клинок на левую сторону клинка противника сверху и, когда клинок будет острием в поле, быстро с выпадом нанести удар в левую щеку, кисть оборотить ногтями вверх.

ЗАКРЫТЬ ЛЕВУЮ ЩЕКУ. Повернуть кисть правой руки ногтями к себе и отнести влево настолько, чтобы локоть касался тела; кисть руки должна быть против левого плеча на высоте локтя.

УДАР В ПРАВЫЙ БОК. Отвести клинок влево и, одновременно приподнять правую ногу, быстро с выпадом нанести удар по правому боку противника.

ЗАКРЫТЬ ПРАВЫЙ БОК. Выпрямив правую руку, опустить ее вниз и отнести вправо настолько, чтобы кисть была на линии правого колена, ногтями влево. Можно также закрыть правый бок, отнеся выпрямленную руку вправо на высоту плеча, оборотив ногтями назад, клинок опустить вниз лезвием вправо.

УДАР В ЛЕВЫЙ БОК. С кругом перенести свой клинок по левую сторону клинка противника, обернув кисть ногтями вверх, и выпадом быстро нанести удар по левому боку.

ЗАКРЫТЬ ЛЕВЫЙ БОК. Правая рука выпрямляется и относится влево так, чтобы кисть руки была ниже пояса против левого бедра, обращенная ногтями к себе, локоть держать ближе к телу. Клинок поднимается вверх, лезвием влево. Можно закрыть левый бок, отнеся выпрямленную правую руку влево так, чтобы кисть руки была против левого плеча, ногтями от себя, опустив конец клинка вниз, лезвием влево.

УДАР В ПРАВУЮ НОГУ. Отвести конец клинка влево и приподняв правую ногу с выпадом быстро нанести удар по ноге выше колена.

ЗАКРЫТЬ ПРАВУЮ НОГУ. Правая рука выпрямляется и относится так, чтобы кисть руки была на линии правого колена и немного выше пояса, ногтями назад, конец клинка опускается вниз лезвием вправо.

УКОЛ. Казачья шашка по своему устройству дает возможность наносить кроме ударов еще и уколы. Уколы наносятся в туловище; кисть держится ногтями вверх или вниз, в зависимости от левой или правой стороны противника.

 

Соколова А.Н. Участие адыгских музыкантов в военных действиях и спортивных мероприятиях: мифы, история, современность.

002-1

Адыгская музыкальная традиция своими корнями уходит в древнейшее военное прошлое, поэтому информацию об адыгских музыкантах и адыгской музыкальной культуре можно имплицировать, вероятно, к культурам самых разных народов (прежде всего, северокавказских), материальные следы которых находим в археологических памятниках, на архитектурных сооружениях, в росписях, фресках и прочее. На античных барельефах рядом стоят полководец, знаменосец, музыкант, воин с мечом, копьеносец, метатель дротиков, лучник, воин с секирой и т.п. Ученые, изучающие азиатские культуры, также указывают на тесную связь между музыкой, музыкантами и воинами. По утверждению          З. Наурзбаевой «Субъект казахской культуры ‑ это музыкант-воин. Ведь в казахской традиции каждый мужчина был воином» [1].

Древний музыкант – это практически всегда воин. Вот только последние факты, указывающие на это. В ходе археологических раскопок на Алтае нашли захоронение древнего воина, жившего примерно в VII веке. «Рядом с воином ученые также обнаружили оружие данной исторической эпохи: шлем, колчан, стрелу, меч, шашки, а также кости и верховую сбрую коня. Но главным открытием стала находка музыкального инструмента, похожего на кобыз» [2]. Воину, особенно знатному, игра на музыкальном инструменте вменялась как проявление и демонстрация способности владеть оружием, в данном случае – музыкальным.

Воин, с одной стороны, обязан петь, ритмично маршировать, он постоянно связан с музыкой, которая его мобилизует, мотивирует, воодушевляет, волнует, а порой успокаивает, расслабляет. С другой стороны, музыкант постоянно сопровождал и сопровождает воинов на учениях, в бою, сражениях – и уже не только для мотивации и воодушевления, но и еще для внимательного наблюдения за поведением воинов в моменты военных действий, чтобы затем ославить героя или осрамить труса.

img1

Музыкант есть воин, а музыкальный инструмент – оружие в его руках. Синкретическая связь воина и музыканта подтверждается многочисленными эпизодами древнейшего памятника – героического эпоса адыгов «Нарты». Нарт Ащамэз – он же изобретатель адыгской свирели (продольного аэрофона камыля). Он же – искусный танцор, победитель всех нартских танцевальных состязаний. Нарт Шауэй – талантливый исполнитель на шычепщыне (смычковом хордофоне, адыгской скрипке). Именно ему удалось так сыграть на инструменте, что все присутствующие поняли его музыку как речь.

1256653855_1-25

Согласно устным преданиям воины-нарты, возвращаясь из похода, танцевали так называемый «Нартский танец». Это был круговой двухэтажный хоровод. Мужчины покрепче становились в нижний ряд, а молодежь впрыгивала им на плечи. Сцепив руки в замкнутый круг, хоровод медленно передвигался против часовой стрелки. Вероятно, в это время исполнялась боевая песня, слова и музыка которой наверняка варьировались. Так мужчины прощались после многодневного похода, выражая друг другу признательность за вместе перенесенные боевые трудности и в очередной раз демонстрируя неразрывную сплоченность и поддержку, братское единство. Вместе с тем заключительный танец похода снимал последнее напряжение, давал возможность перехода к мирной и праздничной жизни.

1392212141_x_f49adf3b

Представление о синкретическом единстве воина-музыканта практически сохранилось до XIX в. В это время в гостевом доме у адыгов музыкальные инструменты (струнный хордофон шычепщын, трещотки пхачичи, флейта камыль и др.) всегда висели рядом с ружьем, кинжалом, плеткой – всеми атрибутами воина-всадника. Смычок в традиционной системе ценностей всегда ассоциировался с луком, скрещенные два смычка (два лука) стали музыкальным инструментом. Т.е., музыкальный инструмент – это не просто оружие воина, а «дважды» оружие (два лука), усиливающие статус музыканта-воина. При этом, если относиться к музыкальному инструменту как к воинскому оружию, способному не только «поражать» врага, но и воскрешать павших воинов, залечивать раны, воодушевлять бойцов на подвиги (это тоже эпизоды нартского эпоса, успешно кочующие в в песни последних локальных войн на Северном Кавказе), то, следовательно, этого инструмента для музыканта и достаточно. Ему не положено носить огнестрельное, колющее или режущее оружие, стрелять, ввязываться в ход сражения. Основная задача музыканта-воина, восседавшего на приметном коне белого или серого цвета практически в гуще сражения – следить за всеми, чтобы потом в сочиненной песне рассказать о событии во всех деталях. Убить такого музыканта-сказителя (по-адыгски «джегуако») – большой позор для соперников. Музыканты неприкосновенны ни для своих, ни для врагов. Следовательно, статус музыканта-воина наделен сакральными характеристиками. Музыкант владеет музыкальным инструментом, сочиняет музыку и тексты, он выделен богами своим талантом и умениями и потому «недосягаем» для пули или кинжала.

aecce200cadf44cab4b4e1e723fb3671

Итак, музыкальный инструмент и музыка – сильнейшее оружие, за которое, кстати, в определенные исторические времена могли строго наказывать, отрубать кисти рук, сажать в тюрьмы и т.п. Всем известно отношение к музыке, музыкантам и танцорам со стороны имама Шамиля. По его приказу во время Кавказской войны жестоко карались любые проявления искусства. Уличенных в пении или танцах сажали на осла задом наперед и прогоняли сквозь строй солдат, которые должны были забрасывать камнями ослушника. В то же время плененный Шамиль после долгой молитвы сам начал танцевать, и сегодня этот танец так и остался в памяти людей как «Танец Шамиля». Его танцуют на Кубани и в Ставрополье.

sdd

Капитан Аполлон Руновский, состоявший приставом при Шамиле во время пребывания его в Калуге с 1859 по 1862 годы, отмечал, что Шамиль своими распоряжениями ужесточил шариатские законы. Сообразив, что частичное разрешение танцев даст повод к соблазнам по свойственной людям слабости, «Шамиль запретил танцы совсем, а виновных в этом преступлении разделил на две категории: к одной причислил людей порядочных, которые поэтому подвергались только наказанию палками, а к другой людей, отличавшихся дурной нравственностью. Этих наказывали иначе: им мазали лицо сажею или грязью, сажали на ишака и возили по деревне. Взрослые издевались наними, а мальчишки бросали в них грязью» [3]. На замечание А. Руновского о том, что Шамиль уклоняется от буквального выполнения законов шариата, имам решительно не сознавался и приводил тот довод, что «к установлению этих низамов (запретов — А.С.) его побудило желание отвратить горцев от таких занятий, которые несравненно заманчивее тяжелой беспрерывной войны» [4].На вопрос же о том, почему Шамиль не любит музыку, имам отвечал, что, напротив, он признает за ней сильнейшее воздействие на человека: «Музыка так приятна для человека, что и самый усердный мусульманин, который легко и охотно исполняет все веления пророка, может не устоять против музыки, поэтому я запрещал ее, опасаясь, чтобы мои воины не променяли музыку, которую они слушали и в лесах во время сражений, на ту, которая раздается дома, подле женщины» [5].Именно поэтому в калужский дом имама по распоряжению А. Руновского был привезен портативный орган, и дочерей Шамиля стали учить игре на нем [6].

Любой воин должен быть спортивным, выносливым, смелым, отчаянным – и потому в спорте также нужны воинские качества и художественные склонности. Первые характеризуют выносливость спортсмена, его нацеленность на желаемую победу, вторые определяют успех через умение владеть своим телом, чувствовать и реагировать на ритм, быть гибким и пластичным. Т.е. музыкант, воин и спортсмен – это люди «одного лагеря», «братья по крови», все вместе – настоящие воины.

В современной Адыгее во время проведения соревнований по национальной борьбе обязательно присутствуют гармонисты (пщынао). Перед началом соревнований прямо на ковре борцы проводят музыкальную разминку – одну минуту исполняют лезгинку, за которой внимательно следят зрители. Как правило, тот, кто лучше танцует, кто больше срывает зрительские аплодисменты благодаря своим танцевальным «па», тот и выигрывает бой. Подобные музыкальные разминки характерны и для Турции. Более того, нам известны случаи, когда спортсмен из Турции (этнический черкес), выиграв соревнования на чемпионате Европы, не ушел с с борцовского ковра, пока не станцевал лезгинку. Так танец, с одной стороны, маркирует этническую принадлежность спортсмена, с другой – дает возможность в очередной раз увидеть и «насладиться» телом борца, его ловкостью, гибкостью, танцевальной пластикой. Не случайно во многих мужских танцах (сольных и групповых) очевидны военизированные движения, сохраняющие в себе рудименты рукопашного боя, рубки, отдельных спортивных упражнений.

Еще совсем недавно (до конца 90-х годов ХХ в.) музыканты во главе с гармонистом были обязательными участниками конно-спортивных соревнований. Когда всадники уходили в забег на большие дистанции, ансамбль продолжительное время играл, чтобы скрасить время ожидания. На финише присутствие  музыкантов усиливало ажиотаж ожидания и ликование победы.

Таким образом, музыканты и воины, музыка, военные и спортивные практики – все это элементы одной весьма архаичной системы, прочность которой проверяется в каждом новом столетии, при любых малых и больших конфликтах. Но даже и без них вскрываются глубинные взаимосвязи музыканта и воина, каждый из которых должен обладать выносливостью и терпением, физической силой и стратегией поведения. Мое тесное общение с традиционными адыгскими музыкантами на протяжении сорока лет, необходимость делать с ними студийные звукозаписи в Москве и Лондоне, представлять их искусство на международных и российских фестивалях по всему миру давало повод многократно убедиться, какой поистине нартской силой они обладают. Традиционная свадьба в современных адыгских аулах идет два дня – и все это время музыканты не спят, играют, как они говорят, «до последнего гостя». Это значит, что играют стоя по 12 часов подряд, держа навесу свою гармонику. Пхачичао (трещоточники) в кровь разбивают свои руки во время свадьбы, так что после нее (как после битвы) им долго приходится залечивать раны. Так же, как и воины, музыканты после длительного «похода» (поездки на фестиваль, многодневной свадьбы) не могут сразу разойтись по домам. Они еще какое-то время остаются жить в чьем-то доме, вспоминают прошедшее события, выучивают новые мелодии, услышанные друг от друга или от гостей, планируют новые мероприятия. Только окончательно «остыв» от путешествия (иногда спустя неделю, иногда спустя 3-4 дня), музыканты разъезжаются по домам [7, с. 26].

Традиционная культура способна сохранять архаические элементы так долго, как долго существует этнос. У адыгов, как и у других кавказских народов, имеющих высокий статус этнической идентичности, традиционные музыканты в большей мере, чем какие-либо другие профессиональные сообщества, сохраняют в себе знаки и символы архаической воинской культуры.

Примечания:

  1. Наурзбаева З. Вечное небо казахов. Алматы: Сага, 2013.
  2. Казахстанские ученые нашли древний музыкальный инструмент // Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.zakon.kz/4644864-kazakhstanskie-uchenye-nashli-drevnijj.html
  3. Дневник полковника Руновского // Акты, собранные Кавказской археографической комиссией Т.ХII. Тифлис, 1904. С.1478.
  4. Там же.
  5. Рамазанов Х.Х., Рамазанов А.Х., Шамиль (исторический портрет). Махачкала,1990. С. 76.
  6. Соколова А.Н. Танец Шамиля // Журнал «Ахульго». Махачкала, 2000. №4. С. 45-48. Электронная версия статьи: http://gazavat.ru/journal3.php?article_id=132&mag_id=14
  7. Соколова А.Н. Магомет Хагаудж и адыгская гармоника. Майкоп: изд-во АГУ, 2000. – 224 с.

ОПУБЛИКОВАНО: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (VI Токаревские чтения): Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 4–5 мая 2017 г.) / Отв. ред. к.и.н. А.Л. Бойко, д.и.н. Д.В. Сень, д.ф.н. А.В. Яровой.  – Ростов н/Д.: Изд-во Альтаир,  2017. С.28-33.