Марк Лоуренс: «Все мы — путешественники по жизни».

От редакции портала Дикое поле: публикуем интервью Марка Лоуренса, которое он дал перед поездкой в Россию на традиционные казачьи игры «Георгиевские Шермиции» 12-13 мая в окрестностях Старочеркасска. Выражаем признательность журналисту и переводчику Людмиле Шаповаловой за предоставленный материал.

— Сколько вы уже изучаете, практикуете боевые искусства и обучаете им? С чего это началось?

— Боевые искусства – это то, на чём я вырос. Ещё когда я был маленьким, я играл в Робин Гуда с мечом и боевым посохом. Я наблюдал за тем, как коренные американцы стреляют из лука. У нас  были дуэли на палках вместо мечей и с крышками от мусорных баков вместо щитов. Я учился стрельбе из винтовки по мишеням. Свой первый официальный урок я получил в 11 лет, это было карате: тогда я выучился базовым ударам кулаком, ногой, блокам, и тогда же я получил свою первую форму. Следующий мой тренер был парень из Кореи, с которым я подружился, когда работал на заправочной станции после уроков: мне тогда было 16, и я получил базовые навыки в борьбе кук суль вон. Преподавать я начал только в 1986 году, после фильма «Большие неприятности», который снимался в Маленьком Китае (район в Сан Франциско – прим. перев.). Как-то после съёмок мы с ребятами из съёмочной группы собрались дома у моего брата и начали обмениваться всем, что знали. Это было такое«дворовое дзюдо».

Поскольку я работал на скорой, я нередко использовал свои навыки в боевых искусствах, имея дело с сумасшедшими или агрессивными людьми в непосредственной близости. Мне пришлось частенько практиковать то, что называлось «джиу джитсу»: много захватов, блоков и удержаний на короткой дистанции. Мы обменивались опытом и практиковали разные штуки. Потом я жил своей жизнью, моему сыну исполнилось 5 лет, и он занимался дзюдо. Как-то я пошёл с ним на тренировку, и увидел, что у детей его возраста нет отдельного тренера. Так я и стал спортивным тренером. Потом на какое-то время я прекратил преподавать, пока в 2001 году один друг не попросил меня помочь ему, и мы вместе открыли в парке клуб по обучению корейскому карате. Я преподавал борьбу на мечах и тростях. Трость пришла со стороны моей жены-филиппинки: её друзья и родные познакомили меня с основными приёмами. Я стал мастером филиппинской борьбы пакамут и стал сертифицированным инструктором программы «Профессионалы борьбы арнис», реализуемой под эгидой правительства Филиппин.

Я занимался боевыми искусствами большую часть своей жизни. И, поскольку у меня есть дети, я преподавал практически беспрерывно. Моя цель — тренироваться в любой момент, когда это только возможно. Так я научился бою на охотничьих ножах у одного тренера, бою на ножах апачи – у индейца апачи. Я занимался индейскими томагавками, копьями, стрелял из лука. Я наблюдал за преподавателями боя на мечах и даже получил чёрный пояс по кенпо джиу джитсу.

13920643_1247775735273167_6468924517406279752_n

Native American Tomahawk and Knife seminar at the Bujikan Dojo in O.C. July 2016.

— Как случилось, что вы стали интересоваться русской шашкой? Что особенного в этом типе оружия?

— Это путешествие началось для меня с того, что моя жена – филиппинка, и у нас с ней родились дети. Я хотел, чтобы они никогда не опускали глаза, говоря о том, что они – филиппинцы. Я сказал им, что моя семья должна гордиться своим происхождением и изучать искусства единоборств своего народа. Когда мой сын Мэтью был подростком, он спросил меня: «А как же быть с нашими русскими и шотландскими корнями?» Я тренировался с одним шотландцем, который состоял в обществе Исторические европейские боевые искусства (HEMA – HistoricalEuropeanMartialArts). Он обучил меня владению палашом шотландских горцев.

Что касается шашки, то на английском не было никакой информации об этом оружии, поэтому я самостоятельно перевёл одно руководство, использовавшееся в дореволюционной русской армии. Мой сын подтолкнул меня к тому, чтобы обучиться владению шашкой, поскольку семья моего отца происходила из Кавказского региона. Многие говорили, что я рождён для боя с мечом и осваиваю технику владения им предельно быстро и хорошо. Так что шашка – это просто часть истории моей семьи.

18921876_1492914814064905_6133372854915728574_n

Master Felix Nalkov and Master Marc Lawrence at the National museum in Nalchek

— Кто ваши студенты? Чего они хотят добиться, приходя к вам в клуб?

— Наши студенты – представители всех видов деятельности. У меня занимаются офицеры полиции, военные, исторические реконструкторы, охранники, домохозяйки, бизнесмены, студенты, рабочие. Они хотят научиться защищать себя и свои семьи от всех видов угроз.

— Какова ваша жизненная философия?

— Моя жизненная философия состоит в следующем: все мы – путешественники по жизни, и этот путь – он не про пункты назначения, а про людей, которых ты встречаешь и опыт, который получаешь по ходу. Богатым тебя делает то, чему ты у них учишься и чем делишься с ними. Я верю, что не стоит искать неприятностей по жизни, поскольку они и так настигнут тебя, будучи частью бытия. Верю, что люди в разных частях света не так уж сильно различаются, поскольку по большей части они хотят жить со своими семьями в мире и видеть, как их семьи растут и процветают. Я верю, что каждый из нас должен найти свой путь в этой жизни. Быть добрым к тем, кто не может расплатиться с тобой – с пожилыми или бедными людьми. Быть человеком чести и держать своё слово. Защищать и помогать старикам и детям, поскольку дети – это будущее, а старики – это хранители жизненного опыта. Делать так, чтобы предки гордились тобой и тем, что ты сделал для своей семьи.

— Чего вы ожидаете от участия в шермициях?

— Я ожидаю встретить людей, похожих на меня, людей, которые любят русскую культуру и искусство единоборств. Я думаю, что найду их. Поскольку я–воссоздатель, которому нравится сохранять живую историю, я знаю, что найду здесь таких же, как я, людей, которые стремятся сохранить прежний опыт для будущих поколений.

Список научных и учебно-методических работ д.ф.н. доцента АЧГАА Ярового А.В.

1       «Приманка центра»: текст и письмо в конструировании социальной реальности.          Печатный. Статья. // Симпозиум StudiaHumanatis. Ежегодный междисциплинарный журнал Вып. №2, Ч 1.2005. Материалы Международного междисциплинарного симпозиума памяти Жака Деррида. «Ситуация Post: что после?» Ростов-на-Дону, 5–7 июня 2005 г. Читать далее

Трагедия в Крымске

Администрация сайта Дикое поле и Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции» выражают глубокие соболезнования нашим братьям кубанцам потерявшим родных и близких.
Помощь пострадавшим:

Фура в которую сейчас собирают вещи и продукты питания стоит за спиной стелы на Театральной площади на улице Закруткина. Просят приносить в первую очередь консервированные продукты.
По всем вопросам можно обращаться к организаторам акции: Сергей Иванов 8.928-229-26-51 и Геннадий Шупиков 8.918-898-61-41

Сбор наличных средств организован в Кубанском землячестве по адресу: Москва, 2-й Казачий пер., д.6.
Расчетный счет для перечисления безналичных средств:
ИНН 2309030678 КПП 230901001
Краснодарское краевое отделение Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест»
Краснодарское отделение № 8619СбербанкаРоссии
к/с 30101810100000000602
БИК 040349602 р/с 40703810330000000106
Назначение платежа: Добровольное пожертвование гражданам, пострадавшим от наводнений в Краснодарском крае в 2012 году.НДС не облагается.

Более двух тысяч жителей Волгоградской и Воронежской областей приняли на митинге в Урюпинске обращение к Путину против никелевого завода

Как сообщили ИА «Высота 102» митингующие, давно этот тихий уголок, расположенный на севере Волгоградской области и граничащий с Воронежской областью, не видел такого количества народа. На центральную площадь Урюпинска – имени Ленина — прибыла автоколонна из 20 машин из Борисоглебска, представители общественности из Михайловки, сел соседних Нехаевского и Новониколаевского районов, активисты движения «Экология 21», казаки. Читать полностью…

Яровой А.В. «Пища голодных времен» (некоторые аспекты питания сельского населения Задонья в голодные годы первой половины ХХ века).

Васнецов - Всадники Апокалипсиса

В свое время Ж. Ле Гофф заметил, что «люди… нередко представляли себе несчастья, с которыми им приходилось сталкиваться, в образе трех всадников из Апокалипсиса: это голод, война и эпидемии (1, с. 235). Эти три беды в полной мере были актуальны и для рассматриваемой нами территории Задонья. Практически все они были взаимосвязаны друг с другом, и детальное рассмотрение каждого из них вывело бы нас за рамки данной статьи. Остановимся на некоторых аспектах бедствий и методах, с помощью которых они преодолевались.
Читать далее