Марк Лоуренс: «Все мы — путешественники по жизни».

От редакции портала Дикое поле: публикуем интервью Марка Лоуренса, которое он дал перед поездкой в Россию на традиционные казачьи игры «Георгиевские Шермиции» 12-13 мая в окрестностях Старочеркасска. Выражаем признательность журналисту и переводчику Людмиле Шаповаловой за предоставленный материал.

— Сколько вы уже изучаете, практикуете боевые искусства и обучаете им? С чего это началось?

— Боевые искусства – это то, на чём я вырос. Ещё когда я был маленьким, я играл в Робин Гуда с мечом и боевым посохом. Я наблюдал за тем, как коренные американцы стреляют из лука. У нас  были дуэли на палках вместо мечей и с крышками от мусорных баков вместо щитов. Я учился стрельбе из винтовки по мишеням. Свой первый официальный урок я получил в 11 лет, это было карате: тогда я выучился базовым ударам кулаком, ногой, блокам, и тогда же я получил свою первую форму. Следующий мой тренер был парень из Кореи, с которым я подружился, когда работал на заправочной станции после уроков: мне тогда было 16, и я получил базовые навыки в борьбе кук суль вон. Преподавать я начал только в 1986 году, после фильма «Большие неприятности», который снимался в Маленьком Китае (район в Сан Франциско – прим. перев.). Как-то после съёмок мы с ребятами из съёмочной группы собрались дома у моего брата и начали обмениваться всем, что знали. Это было такое«дворовое дзюдо».

Поскольку я работал на скорой, я нередко использовал свои навыки в боевых искусствах, имея дело с сумасшедшими или агрессивными людьми в непосредственной близости. Мне пришлось частенько практиковать то, что называлось «джиу джитсу»: много захватов, блоков и удержаний на короткой дистанции. Мы обменивались опытом и практиковали разные штуки. Потом я жил своей жизнью, моему сыну исполнилось 5 лет, и он занимался дзюдо. Как-то я пошёл с ним на тренировку, и увидел, что у детей его возраста нет отдельного тренера. Так я и стал спортивным тренером. Потом на какое-то время я прекратил преподавать, пока в 2001 году один друг не попросил меня помочь ему, и мы вместе открыли в парке клуб по обучению корейскому карате. Я преподавал борьбу на мечах и тростях. Трость пришла со стороны моей жены-филиппинки: её друзья и родные познакомили меня с основными приёмами. Я стал мастером филиппинской борьбы пакамут и стал сертифицированным инструктором программы «Профессионалы борьбы арнис», реализуемой под эгидой правительства Филиппин.

Я занимался боевыми искусствами большую часть своей жизни. И, поскольку у меня есть дети, я преподавал практически беспрерывно. Моя цель — тренироваться в любой момент, когда это только возможно. Так я научился бою на охотничьих ножах у одного тренера, бою на ножах апачи – у индейца апачи. Я занимался индейскими томагавками, копьями, стрелял из лука. Я наблюдал за преподавателями боя на мечах и даже получил чёрный пояс по кенпо джиу джитсу.

13920643_1247775735273167_6468924517406279752_n

Native American Tomahawk and Knife seminar at the Bujikan Dojo in O.C. July 2016.

— Как случилось, что вы стали интересоваться русской шашкой? Что особенного в этом типе оружия?

— Это путешествие началось для меня с того, что моя жена – филиппинка, и у нас с ней родились дети. Я хотел, чтобы они никогда не опускали глаза, говоря о том, что они – филиппинцы. Я сказал им, что моя семья должна гордиться своим происхождением и изучать искусства единоборств своего народа. Когда мой сын Мэтью был подростком, он спросил меня: «А как же быть с нашими русскими и шотландскими корнями?» Я тренировался с одним шотландцем, который состоял в обществе Исторические европейские боевые искусства (HEMA – HistoricalEuropeanMartialArts). Он обучил меня владению палашом шотландских горцев.

Что касается шашки, то на английском не было никакой информации об этом оружии, поэтому я самостоятельно перевёл одно руководство, использовавшееся в дореволюционной русской армии. Мой сын подтолкнул меня к тому, чтобы обучиться владению шашкой, поскольку семья моего отца происходила из Кавказского региона. Многие говорили, что я рождён для боя с мечом и осваиваю технику владения им предельно быстро и хорошо. Так что шашка – это просто часть истории моей семьи.

18921876_1492914814064905_6133372854915728574_n

Master Felix Nalkov and Master Marc Lawrence at the National museum in Nalchek

— Кто ваши студенты? Чего они хотят добиться, приходя к вам в клуб?

— Наши студенты – представители всех видов деятельности. У меня занимаются офицеры полиции, военные, исторические реконструкторы, охранники, домохозяйки, бизнесмены, студенты, рабочие. Они хотят научиться защищать себя и свои семьи от всех видов угроз.

— Какова ваша жизненная философия?

— Моя жизненная философия состоит в следующем: все мы – путешественники по жизни, и этот путь – он не про пункты назначения, а про людей, которых ты встречаешь и опыт, который получаешь по ходу. Богатым тебя делает то, чему ты у них учишься и чем делишься с ними. Я верю, что не стоит искать неприятностей по жизни, поскольку они и так настигнут тебя, будучи частью бытия. Верю, что люди в разных частях света не так уж сильно различаются, поскольку по большей части они хотят жить со своими семьями в мире и видеть, как их семьи растут и процветают. Я верю, что каждый из нас должен найти свой путь в этой жизни. Быть добрым к тем, кто не может расплатиться с тобой – с пожилыми или бедными людьми. Быть человеком чести и держать своё слово. Защищать и помогать старикам и детям, поскольку дети – это будущее, а старики – это хранители жизненного опыта. Делать так, чтобы предки гордились тобой и тем, что ты сделал для своей семьи.

— Чего вы ожидаете от участия в шермициях?

— Я ожидаю встретить людей, похожих на меня, людей, которые любят русскую культуру и искусство единоборств. Я думаю, что найду их. Поскольку я–воссоздатель, которому нравится сохранять живую историю, я знаю, что найду здесь таких же, как я, людей, которые стремятся сохранить прежний опыт для будущих поколений.

Яровой А.В. Агональность и свобода.

olmppankratiasts1_750

Агональные практики придают особый порядок и устойчивость миру культуры. Состязание имеет место там, где ритуализированная форма направлена на усмирение агрессии самой же агрессией, однако при этом визави не уничтожается, а приводится к состоянию подчинения. Аристотель, определяя чувство соревнования, отмечал, что оно «есть некоторое огорчение при виде кажущегося присутствия у людей, подобных нам по своей природе, благ, которые связаны с почетом и которые могли быть приобретены нами самими, возникающее не потому, что эти блага есть у другого, а потому что их нет у нас самих. Поэтому-то соревнования (как ревностное желание состязаться) есть нечто хорошее и бывает у людей хороших, а зависть есть нечто низкое и бывает у низких людей»[1].

Ревностное желание состязаться есть проявление человеческой свободы, которая только в борьбе и может обрести свою форму. Одолеть противостоящую силу означает победить, и тем самым положить конец конфликту сил, который есть лишь отражение противоречий находящихся внутри человека. Агональность, как чувство самоутверждение личности, предполагает преодоление самого себя, самоподчинение и существование в собранности мысли и тела, в ситуации «здесь и сейчас», когда нет отсылок не к прошлому, ни к будущему состоянию человеческого бытия.

Агональность является выражением стремления человека к собственному благу. Благо, по Аристотелю определяет цель деятельности и представляет собой «деятельность души сообразно добродетели, а если добродетелей несколько – то сообразно наилучшей и наиболее совершенной»[2]. Состязание представляется стремлением к цельному и радостному самоосуществлению человека, то есть в агональности можно видеть самоутверждение личности в собственном существовании.

Борьба с борьбой есть активное различение мира, которое происходит для того, чтобы устранить это самое различение, устранить разлад в себе и мире. Свобода и есть борьба ‑ в этом вопросе агональность является условием человеческой свободы и человеческого бытия. Вне агона свобода превращается во вседозволенность, неограниченная ничем она перестает быть собой, она теряет границы своего собственного определения, превращаясь в насилие. Впрочем, есть и обратный процесс, когда свобода становится «пассивной», когда ее порыв к цельному и радостному самоосуществлению скрывается в рамках тех жизненных форм, которые создаются в результате борьбы и тогда эти формы порождают сознание тщеты всякого человеческого творчества. Агон выражает творческое самоутверждение человека в любой сфере общества. Самозабвение, одержимость, самоотдача не ищут успокоения, счастья и благополучия.

Агональный способ самоутверждения человеческого бытия создает культуру особого типа, которая сама есть «пламенный конфликт, неустанное соревнование, неукротимая творческая вражда всех против всех», что является прямым выражением ее истинной сущности[3]. Агональная культура развивается под действием этого внутреннего горения, внутренней вражды. Если вражда разгорается вне культуры, то это оформляет ее контуры, актуализирует агональное начало в каждом проявлении человеческого существования, которое само есть выраженный агон.

Список литературы.

  1. Аристотель. Этика. Москва, АСТ, 2010.-496 с.
  2. Бахтин Н. Философия как живой опыт. Избранные статьи. Москва, Лабиринт, 2008.-240 с.

[1] Аристотель. Риторика. 1388 а 30.

[2] Аристотель. Никомахова этика.109а 15 // С. 50.

[3]Бахтин Н. Антиномия культуры // Философия как живой опыт. Избранные статьи. М., 2008. С. 66.

Тезисы к выступлению на Первом Южно-Российском Философском конгрессе (25-29 мая 2016, г. Ростов-на-Дону, ЮФУ)

Список научных и учебно-методических работ д.ф.н. доцента АЧГАА Ярового А.В.

1       «Приманка центра»: текст и письмо в конструировании социальной реальности.          Печатный. Статья. // Симпозиум StudiaHumanatis. Ежегодный междисциплинарный журнал Вып. №2, Ч 1.2005. Материалы Международного междисциплинарного симпозиума памяти Жака Деррида. «Ситуация Post: что после?» Ростов-на-Дону, 5–7 июня 2005 г. Читать далее

Агон в культурах войны

Атака казаков (Первая Мировая война).

Проблема войны неоднократно становилась объектом внимания различных ученых, философов, военных теоретиков, деятелей искусства и культуры. Обычно война и мир рассматриваются как состояния, противоположные друг другу. Будучи совершенно различными, они, вероятно, все же обусловливают друг друга. По мысли Х. Хофмайстера, в современной войне неразличима граница между войной и миром. Если война и мир не просто противоположности, как теплое и холодное, белое и черное, то мы должны спросить себя, не являются ли они выражением того внутреннего разрыва, который Кант как-то назвал «необщительной общительностью» человека. Чем для нас, людей, не живущих ни в девственности бытия, подобно животным, ни, как Бог, в абсолютном согласии с самим собой, является этот разрыв, усиливающийся в стихийных феноменах войны и мира? Всего лишь исторической величиной? Или же он конститутивен для самой сущности человека? В самом ли деле вражда и борьба, как когда-то сформулировал Гераклит, есть «отец всех, царь всех»? (1). Читать далее

Яровой А.В. Агонистика в ситуации постмодерна

Over Consumption (Ben Heyne)

Понятие постмодерн обозначает специфику мировоззренческих установок новейшей, «постсовременной» культуры в целом, связанной, прежде всего с поливариантным восприятием мира, а также с акцентированной проблемой самоидентификации культуры. Феномен постмодернизма принадлежит к числу наиболее часто обсуждаемых в современной западной и отечественной литературе и философии. Читать далее

Экзистенция агона: борьба между жизнью и смертью

Под экзистенциальными аспектами агона мы будем понимать комплекс пережив-ний, чувствований, мыслей, оценивающих определенный момент бытия как агон. Здесь можно говорить о некоторых агональных экзистенциалиях, способах человеческого существования. Экзистенциальные переживания обнаруживаются в каждом структурном звене, в каждом признаке агона, который возник как некое пространство борьбы, противостояния, столкновения сил. В центре этого противоборства и находится человек. Читать далее

ДОН. Картина мира

Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции» представляет:
Фильм «Дон: картина мира. Часть первая» посвящен актуальной проблеме сохранения духовной культуры донских казаков. В фильме представлены традиционные воззрения на мир, оружие, войну, жизнь и смерть, бытующие среди донских казаков, даны научные интерпретации традиционных символов, показаны сакральные места Тихого Дона, как важнейшие элементы культурного ландшафта. В фильмы звучат голоса хранителей донских традиций казаков и казачек, показаны особенности воинской культуры казаков.

Смотреть полностью

Цена памяти.

История и политика, которые скрадывают от нас память, представлены текстами разных писателей и интерпретаторов «радеющих» о казаках, как народе. Раздаются возгласы: давайте напишем новую, истинную историю казаков, где вытравим все, что мешало быть казакам народом, тем, кем они когда-то были… Читать далее

Издана новая монография Андрея Ярового.

Обложка новой монографии А.Ярового

Монография «Воинская культура казачества: символическое пространство и ритуал» представляет собой исследование, посвященное состязательной культуре казачества Дикого поля. Рассматриваются особенности казачьей воинской культуры, ее социокультурные основания, обрядовые практики агонального характера. В работе исследуется культурный ландшафт Дикого поля, символические поля мужского пространства, а также вопросы, связанные с трансляцией культурного кода и формированием особого типа личности, носителя агональных ценностей.

Предназначена для ученых, преподавателей, студентов и всех, кто интересуется особенностями философии, культурологии и этнологии агональных (воинских) культур.

Заказать книгу наложенным платежом можно по адресу zadonshina@yandex.ru Читать далее

Яровой А. В. Особенности агональной культуры средневековой Европы.

Архангел Михаил в рыцарском облачении.

Агональная культура средневековой Европы рассматривалась в ракурсе рыцарской культуры, под которой понимают культуру аристократического, правящего класса. Рыцарство, как отдельный феномен, исследовался в работах Й. Хейзинги, Ж. Флори, Ф. Кардини, Ж. Ле Гоффа, А. Фергюсона, Ф. дю Пюи де Кленшана, Р. Перну, М.Г. Муравьевой. Ими были рассмотрены различные аспекты рыцарства, от эмпирических и экзистенциальных оснований, до подробностей материальной культуры, что позволяет нам сосредоточиться на агональных чертах явления. Под агональными чертами культуры следует понимать такие особенности, которые отражают ее жизнеспособный харак-тер, несут основу для формирования ценностного ядра культуры, воплощаясь в ее идеальные образы. Читать далее

Яровой А.В. Воинские традиции в культуре донских казаков. 2010 г.

Новое издание книги А.В.Ярового

Вышло в свет новое издание книги Казачьи боевые искусства. История, методика обучения и правила соревнований. Учебно-методическое пособие. В книге много существенно нового и важного материала. В книге показаны история воинской культуры донского казачества, рассмотрены актуальные вопросы казачьей истории и культуры. Рассмотрены обычаи и обряды казачьей воинской культуры, связанные с войной, состязательными традициями, инициациями и воспитанием. Уделено внимание технике традиционного кулачного боя и обычаям стеночного боя, существовавшим на Дону в начале ХХ века. На основе архивных и этнографических материалов рассмотрены техника боя шашкой, пикой, даны азы танца с оружием и фланкировке шашкой. С учетом современных достижений спортивного фехтования, а также на основе казачьих уставов, а также опыта работы приведены методические рекомендации к обучению основным дисциплинам казачьего боевого искусства. Большое внимание уделяется рубке шашкой. В приложении даются примеры судейской документации, планы занятий, рекомендации к использованию элементов казачьей воинской культуры в современном образовательном процессе. В книге дано множество иллюстраций, она представляет несомненный интерес для начинающих изучать казачьи боевые искусства, а также для всех, кто интересуется вопросами традиционной воинской культуры казачества. Читать далее

Размышления о философии оружия (заметки на полях).

В данных размышлениях я коснусь вопроса о том, как агон выражается в оружие и распространяется в пространстве культуры.
Целесообразно говорить об агоне именно как об основополагающем принципе, ко-торый организует внутреннюю подвижность в строении сущего. Через агон проявляется сила, как фундаментальная категория всего сущего, причем это её проявление связано с социальной материей, так как в Природе сила есть способность к существованию. По мысли Х. Хофмайстера, природный опыт представляет собой опыт силы. Это означает, что сила и её проявления вместе составляют единое целое. Они суть лишь различные мо-менты в том едином процессе, каким является движение. Когда мы говорим, что сущее в целом есть движение, возникновение и исчезновение, то тем самым мы утверждаем, что сущее – это сила и проявление силы. Понятие силы предполагает, таким образом, не толь-ко движение, которое осуществляется в чем-то сущем, но и то, что любая вещь, живая или не живая, поскольку она вообще есть, уже есть движение. Все что есть, есть проявляющая себя сила. Все что есть, есть единство, единое, которое движется и ширится во множестве своих качеств. Читать далее