Новый Левиафан или число как насилие.

34199861_2102478153100132_7493470690197110784_n

Обозначим проблему: в современном мире придается большое значение числовым показателям, на их основе строятся новые стратификации, и определяются правила поведения, даются оценка человека и его деятельности. Благодаря количественным показателям определяют эффективность, понимая под ней соотношение между достигнутым результатом и использованными ресурсами. При этом эффективность ‑ способность выполнять работу и достигать необходимого результата с наименьшей затратой времени и усилий, становится основанием для «Нового Левиафана», распространяющегося по планете, благодаря достижениям технического прогресса. Под Новым Левиафаном следует понимать то, что Ж.Бодрийяр называл кибернетическим неокапитализмом. Попробуем в кратком докладе описать черты Нового Левиафана и обозначить место человека в этой системе координат, опираясь на идеи Н. Лумана, Д. Норта, В. Парето, Ж.Бодрийяра, Ж.Дилёза и других.

Социальный мир, отображенный в фантастическом сериале «Черное зеркало» дифференцируется в зависимости от рейтинга, который люди получают в социальный сетях. Достижение высокого числового показателя  открывает перед человеком двери в элитный квартал, а низкие баллы опускают на дно социальной жизни. Число становится мерилом человека, число используется властной структурой в качестве орудия управления (на любом уровне). Не дыхание ли это Нового Левиафана, преобразившегося критикой тоталитарных систем и формальной демократии чудовище нового склада, использующего новые достижения науки и техники для старой цели: управлять обществом и контролировать человека в интересах самого Левиафана?

Напомню, что в свое время Томас Гоббс для описания Государства использовал образ библейского животного Левиафана. Он писал: «Ибо искусством создан тот великий Левиафан, который называется Республикой, или  Государством  (Commonwealth, or State),по-латыни — Civitas, и который является лишь искусственным человеком, хотя и более крупным по размерам и более  сильным, чем  естественный  человек,  для охраны и защиты которого он был создан. В этом Левиафане верховная  власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть  искусственная душа,  должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы;  награда и наказание  (при помощи  которых  каждый  сустав  и  член прикрепляются  к  седалищу  верховной власти и  побуждаются  исполнить  свои обязанности)  представляют  собой  нервы,  выполняющие  такие  же функции  в естественном  теле;   благосостояние  и  богатство   всех   частных   членов представляют  собой  его  силу,  salus  populi,  безопасность  народа,-  его занятие; советники, внушающие  ему все,  что  необходимо знать, представляют собой память;  справедливость и законы суть  искусственный разум (reason)  и воля; гражданский  мир  — здоровье,  смута — болезнь,  и гражданская война — смерть.  Наконец,   договоры   и   соглашения,  при   помощи   которых  были первоначально созданы, сложены вместе и объединены части политического тела, похожи на то «fiat», или «сотворим человека», которое было произнесено Богом при акте творения».

Это искусственная конструкция была создана для подчинения, которая должна насилием обуздать насилие. Левиафан искусственный механизм, подобен искусственному человеку Голему. Он существует за счет ограничения прав и свобод личности, для поддержания общественного мира и порядка. Человек свободен в том, что не угрожает Левиафану. Используя новый подход к человеку, Левиафан пытается числовые, количественные показатели ввести в область человекомерности. Современный Левиафан, и так растащив человеческую личность в различные функциональные сферы, не оставил ему и приватной области, где человек мог отдохнуть или «собраться» как личность. Человек исчез из общества, остались рейтинги (числовые его показатели), тесты, референдумы, выборы. Основой этого выступила эффективность, которая и есть проявление власти через численные показатели. Интересно, что числительные показатели своего рода достижение экономического развития, и кажется что они должны объективно оценить затраты человека, вклад его в производство… Но расширение этого показателя на другие сферы общества — на культуру, науку, образование, политику, положение человека в общества — говорит о том, что Власть нашла обходной маневр для управления человеком…

Не стоит отождествлять Нового Левиафана исключительно с государством. Рассосредоточение власти, насилия, фрактально-ризоматически на ее разных уровнях и в разных функциональных институциях, конструкциях, приводит не к ее слабости, а наоборот ставит перед ней задачу всеобщего контроля. Поскольку человек, если сосредоточен на защите своих прав и свобод, не видит противника, не понимает, что государство меняет свою природу, что возникают силы не только надгосударственные (силы и факторы глобализации), но и силы растаскивающие насилие внутри государства. Изменяются и социальный контроль, который раньше осуществлялся через мобилизующую общество цель, то сегодня цель, по мысли Бодрийяра, заменяется прогнозированием, опережающим программированием, что собственно тоже является симуляцией, выстраивающим «развитие» по новой «дорожной карте».

Контроль над обществом знаком постсоветской России, многие воспринимают то, что происходит в стране как реставрацию старого режима, но перед нами совершенно новое явление, связанное со стремлением кибернетического капитализма к абсолютному контролю над обществом. Этот абсолютный контроль недостижим без современных средств коммуникации. Информация, приходящая в кодированном числом виде, приводит к идее видеть в числе основание для всеобщего контроля. Язык чисел своеобразный медиум, позволяющий все области человеческой деятельности свести к тому, что можно подсчитать. А на основе подсчета различить эффективное / неэффективное, а учитывая закон Парето 20/80 провести оптимизацию, которая будучи порождением симуляций, создаст очередной симулякр.

Число выступает универсальным медиумом, которое в глобализирующейся экономике и в киберпространстве является основным носителем смысла. Сама природа социального становится подчиненной коду 1/0. Из экономики это распространяется на другие сферы — науку, культуру, спорт… Политика, как сфера власти, управления, использует эти показатели для оценки человека (лоялен ли он власти?) при этом власть и деньги привели к введению показателей в область оценки функциональной деятельности человека, даже к его личностным качествам и его творческой деятельности.

Интересно, что Новый Левиафан, будучи искусственной конструкцией, сам пытается воспитывать и формировать нового человека. В Китае, например, это законопослушный гражданин, осуждающий то, что осуждает власть, ведущий здоровый образ жизни, прекрасный семьянин. Все эти показатели можно учесть — количество детей в семье, забота о родителях, количество подгузников, отсутствие скандалов… Все эти данные собираются в один регистр, где выводится точная характеристика человека. Это можно использовать против человека и для совершенствования человека. Например, в 2020 г. в Китае планируется ввести социальный рейтинг — в зависимости от набранных баллов все граждане будут распределены в четыре группы А,В,С, D… В целом мы видим, что в зависимости от правильно выполняемых функций человек занимает страту, становится представителем особого сословия, со своими правами, привилегиями, льготами, и он должен следить за тем, чтобы не лишиться своего места. Иначе, он превратиться в изгоя. Природа такого человека описана Бодрийяром в моделях тела, он пишет, что «для системы политической экономии знака базовой моделью тела является манекен. Возникнув в одну эпоху с роботом, манекен тоже являет собой тело, всецело функционированное под властью закона ценности, но уже как место производства знаковой ценности. Здесь производится уже не рабочая сила, а модели значения — не просто сексуальные модели исполнения желаний, но сама сексуальность как модель». Подчинение человека власти размазанной во фрактально-ризоматическом мире, означает подчинение его универсальному коду, выраженном в числе. Числовая характеристика считывается с видеокамер, социальных сетей, айфонов, гаджетов, шагомеров, отчетов и проч. Человек как живой субъект, обладающий телесностью, вытесняется за рамки социального и политического, обезличенный субъект рассматривается исключительно как носитель эффективного рейтинга. Распределение рейтинга между каждым манекеном, приведет к тому, что то что называется рабочим коллективом — отомрет совершенно, через какое то время разговоры о приватной сфере отомрут полностью.

Есть в этом сверхрационализированном обществе один недостаток, который проявляется даже не в борьбе с достижениями цивилизации, как это делают амиши в США или призывает делать Герман Стерлигов в России, а в том, что оно по сути ризоматическое и номадическое. Номадизм не различает центра и периферии, он требует движения в поисках ресурса для жизни, а социальные сети открыли перед человеком границы (обычный Левиафан этого не выносит), но ограничение соцсетей или подчинение их своей воле потребует и отмены миграций, прикрепления к месту прописки, но это и методы старого Левиафана. Новый Левиафан будет черпать силы для своего могущества в контроле над кодами, или над кодом, управляющим всем. Для этого, правда, ему нужен доступ к этим кодам, его инструменты работы с информационными потоками не должны знать ограничений в мире, но и таких Левиафанов много.

Интересно, что погоня за числовыми показателями, приводит к их фикции, они оказываются пустыми, как пусты научные статьи с низким качеством осмысления, как пусты книги, которые никто не читает. Наполняемость изданий пустыми статьями порождает фикцию науки, симулякры, как известно, спешат тиражировать себя и т.д. И мы обнаружим этот процесс в любой сфере функционально дифференцированного общества, но если функции мнимы, то тогда общество откатывается в сословную дифференциацию, что мы и наблюдаем. Кажущийся прогресс оборачивается социальным регрессом. Для политической сферы, как известно, это чревато разрушением государства, для экономики — крахом системы, а вот для человека ‑ обретением свободы. Свобода, выражающаяся в борьбе, в творческом горении, в агоне, будет стоять у истоков нового цикла цивилизации, где будет место и Левиафану и Бегемоту.

По материалам доклада А.В. Ярового на научной конференции АЧИИ Донского ГАУ, которая состоялась  в г.Зернограде в мае 2018 г.

Ссылка на сайт Дикое поле обязательна.

Бокс и кулачный бой в Ирландии

800px-National_Stadium,_Ireland_(boxing)

Национальный стадион бокса в Дублине

В гэльском языке, и для бокса, и для кулачного боя используется одно слово- Dornálaíocht в гэльском Ирландии и Dòrnaireachd в гэльском Шотландии, от слова dorn, что означает «кулак», а также «удар кулаком».
Это небольшая статья, в которой читатель не найдёт всей истории кулачного боя и бокса в Ирландии и ирландской диаспоры в Америке, однако, в ней, возможно, он сможет обнаружить несколько фактов, которые могут быть ему интересны.
Состязания по боксу, вместе с соревнованиями по борьбе, хёрлингу, бою на мечах и многими другими, входили в программу Тальченских Игр, впервые проведённых в Ирландии в 1829 году до нашей эры, которые проводились регулярно до вторжения в Ирландию англо-норманнских феодалов в 12 веке нашей эры.
В 20 веке н.э. Тальченские Игры были возрождены и, конечно, бокс был одним из видов, включенных в программу игр.
В США до гражданской войны 1861-1865 гг. около 3/4 (или 75%) всех боксёров были ирландцы. 
(Sports in America from Colonial Times to the Twenty-First Century: An Encyclopedia by Steven A. Riess, p.497)
Последним чемпионом мира по боксу без перчаток (по правилам Лондонского призового ринга) в тяжелом весе и первым чемпионом мира по боксу в перчатках в тяжелом весе был Джон Л.Салливан, сын иммигрантов из Ирландии.

John_L_Sullivan

Джон Л.Салливан

Правила Лондонского призового ринга разрешали броски и захваты до пояса, поэтому неудивительно, что навыки ирландской традиционной борьбы «Воротник и локоть», а также приемы греко-римской борьбы были эффективны и широко применялись боксёрами согласно этим правилам.
«Несравнимый» Джек Демпси (настоящее имя Джон Эдвард Келли, не путать с другим ирландцем Джеком Демпси, чемпионом мира в тяжелом весе 1921-1928 гг.) был изначально борцом ирландского стиля борьбы «Воротник и локоть», который родился в графстве Килдейр, Ирландия, и затем ставший первым чемпионом мира по боксу в среднем весе.

Nonpareil_Jack_Dempsey_portrait

«Несравнимый» Джек Демпси

Интересно, что упомянутого Джона Л.Салливана, к его бою за звание чемпиона мира в тяжелом весе по боксу по правилам Лондонского призового ринга (на голый кулак) против Джека Килрейна (другого ирландца), готовил не чемпион по боксу, а ирландский чемпион мира по греко-римской борьбе Уильям Малдун.

220px-Muldoon

Уильям Малдун

Согласно списку чемпионов мира по боксу в перчатках в самых старых 6 весовых категориях, появившихся в 19 веке н.э., все шестеро первых чемпионов мира были ирландцы (в скобках указаны даты чемпионства), а именно:

Тяжелый вес (Heavyweight)- Джон Л.Салливан (1885-1892);
Средний вес (Middleweight)- «Несравнимый» Демпси (1884-1891);
Полусредний вес (Welterweight)- Падди Даффи (1888-1890);

Paddy_duffy

Падди Даффи

Лёгкий вес(Lightweight)- Джек Мак Олифф (1886-1893);
Полулёгкий вес (Featherweight)- «Торпедо» Билли Мёрфи (1890);

Billy_Murphy.JPEG
Легчайший вес (Bantamweight)- Джимми Барри (1894-1899)
Вышеупомянутый первый чемпион мира по боксу в легчайшем весе  Джимми Барри не проиграл ни одного из своих 70 профессиональных боёв и покинул ринг непобеждённым.

Barry_Jimmy_1890s

Джимми Барри

В настоящий момент он возглавляет список из 15 боксёров, чемпионов мира, которые покинули ринг непобеждёнными.
Другой ирландский боксёр- чемпион, Джек Мак Олифф, занимает в этом списке 9-ю строчку, вслед за Флойдом Мейвейзером, который находится на 8-й строчке этого списка.

McAuliffe.Jack

Джек МакОлифф

В Ирландии, в Дублине расположен Национальный стадион бокса, построенный в 1939 году (вместимость 2000 мест, все сидячие), который является единственным в мире, построенным специально для проведения боксерских соревнований.

Любительский бокс, больше чем какой-либо другой спорт, принёс Ирландии наибольшее количество олимпийских медалей- 16 медалей из 31 медали, завоёванных ирландскими спортсменами на Олимпийских Играх.
Помимо вышеупомянутых связей бокса и ирландской традиционной борьбы «Воротник и Локоть» (которую также иногда называли «Боксёрской борьбой») техника бокса также составляла и составляет часть традиционных стилей ирландского палочного боя.
Виталий Негода глава Школы гэльских боевых искусств Клана Мак Дугалл и Клана Мак Дауэлл в г.Краснодаре, инструктор по шотландским гэльским боевым искусствам общества An Comunn Ceatharnach, официальный представитель Федерации Шермиций в г.Краснодаре.

 

При перепечатывании ссылка на сайт dikoe-pole.com обязательна.

 

Варево «казачьего» вара

d31uBqDQ1wA

Современное состояние казачьей культуры переживает не лучшие времена. Вместо того, чтобы сохранять, оберегать и развивать традиционную культуру казаков, которая довольно сильно пострадала от влияния модернизации первой половины прошлого столетия, и которая при этом все же еще жива, поскольку казаки, поредев в своей численности, ассимилировавшись с пришлым населением в «советский народ», все же сохранили собственную идентичность, особенности культуры, быта, языка. Нанесен удар по традиционной культуре был и со стороны учреждений культуры, которые не сохраняли эти особенности, а всячески подменяли их новыми праздниками, новыми интерпретациями, выхолащиванием танцевальной культуры, изменением до неузнаваемости народного хорового исполнения, деградацией народного костюма. Свою лепту внесла и система образования, которая на протяжении нескольких поколений твердила о негативной роли казачества в истории России: до советской власти остракизму подвергались походы С.Т. Разина, борьба К.А. Булавина, восстание Е.И. Пугачева. При советской власти их прочно связали с крестьянскими народными движениями, зато последующий период сословного существования казаков выставлялся в негативном свете, где казаки представали исключительно охранителями самодержавия, нагаечниками, врагами народной (советской) власти… Когда же заговорили о возрождении казачества в виде государственной опоры, то почему то мало кого озаботил вопрос об этнических особенностях народа. Казачество стали возрождать на основе реконстуркторско-скаутского мифотворчества, где военно-патриотическое направление, добровольные дружины, мечты о национальной гвардии и резервистах сплелись в один клубок. Из возникшего явления родилось суррогатное явление под именем «реестровое казачество», которое сразу же оттолкнуло от себя массу родовых казаков: ни положения, ни образовательные концепции, ни внешний вид не соответствовали традиционным (народным) представлениям народа, который, как оказалось, еще обладал и исторической памятью и этническим самосознанием, и остатками этнической культуры. Не будем вдаваться во все перипетии этого нелегкого пути «возрождения», остановимся только на одном аспекте, связанном с воинскими традициями казаков. Читать далее

«Хитрая книжица»

y_8144672e

Снега в этом году Господь не пожалел и засыпал наш степной хуторок ажно до самых крыш. Сиди теперь дома, да смотри чтобы мальцы дверью не выропали курень. А на дворе еще и астраханец разгулялся, как чистый анчибел, без папахи и овчинного тулупа там даже и не показывайся, набросает снега за шиворот… Читать далее

Демократия

Демократия — тема данной дискуссии, которая, в свою очередь, есть своеобразный отклик на фильм «Казачья республика».

В обсуждении принимают участие:

Михаил Чумак — Кинорежиссер и кинопродюсер, член Союза кинематографистов России, автор фильма «Казачья республика». Российский проект научно-популярного кино «Атлас Культуры»

Юрий Дегтярёв — казак станицы Гниловской О.В.Д.

Андрей Яровой — доктор философских наук, Федерация казачьих воинских искусств Шермиции

В обсуждении могут принять участие все желающие.

Итак…

Можно ли сказать, что народовластие (демократия) является естественной коллективной потребностью? Что ближе человеческой природе – подчинение «вертикальному давлению» или «общественный договор»? Каким должен быть человек носитель демократических ценностей?

Михаил Чумак Оговорюсь сразу, под демократией понимаю народовластие и институты, обеспечивающие, гарантирующие это народовластие. Религиозные подвижники и, тем более, философы, в своих проповедях и трудах исходят из примата свободы выбора, свободы воли. Люди вольны выбирать. Казаки выбрали народовластие, другие народы строили сложные феодальные, вассальные системы отношений. Не уверен,что существует «естественная» природная потребность в демократии или, напротив, стремление убежать от бремени свободы под опеку сильной власти. В фильме мы предлагаем относиться к демократии как к вполне утилитарной вещи. Не демонизировать, не идеализировать, не сакрализировать демократию. Народовластие — это технология организации социальной жизни, это способ жить на этой земле. Казаки свой выбор сделали и сохраняли ему верность. У нас нет ответа на вопрос — почему, по каким мотивам это произошло. Есть только догадка. Народовластие — самый эффективный способ жизни.

Юрий Дегтярёв Во-первых. Демократия и народовластие – совершенно разные вещи. Демос – это свободные граждане государства, принимающие участие в управлении им. Но это не все население страны. На Дону существовало именно народовластие. Примером народовластия нужно считать так называемое Копное право или Домострой. Здесь решения принимались при согласии ВСЕХ жителей определенной территории. Оно обсуждалось до той поры пока не находился приемлемый для всех вариант. Это в мирное время, когда от скорости принятия решения не зависело само существование племени, народа. В военное или приближенное к нему по опасности время решения принимал один, уполномоченный к этому человек. Ему вверяло общество свою судьбу. Исходя из этого второй вопрос просто кажется неуместным. «Человеческой природы» не существует априори. Человек живет в природе созданой Богом. Он подчиняется ее=Его законам. И как для общества в целом, так и для каждой индивидуальности не может быть различия в законах общественных и личностных. Они дополняют друг друга и являются единым целым. В-третьих. Носитель демократических ценностей – рабовладелец. В современном понятии это бизнесмен, поддерживающий своих рабочих в состоянии работоспособности. Позволяющий им иногда пофыркать на хозяина…. Ну и т.д.. Демократическое государство – это оплот бизнесменов-рабовладельцев. Организация помогающая руководящему и владеющему классу делать все что вздумается ради своей выгоды.

Андрей Яровой Народовластие, на мой взгляд, требует наличия демократической культуры, которая не может функционировать без своего носителя – человека, проникнутого демократическими ценностями. Здесь важный вопрос. Любая культура есть особый ценностно-нормативный ряд, который образуется как ответ, или лучше сказать, как результат горения: столкновений мнений, выраженных волеустремлений, самоутверждений личностей… Это горение образует фундамент, на котором произрастает здание культуры, выкристаллизовывается ее форма. Без горения форма существует как пустая оболочка, не выдерживающая ударов судьбы и времени, оболочка рушится и возникает новое горение и новая форма. Существовали сообщества людей, которые воспитывали и поддерживали всей системой народного воспитания человека, готового к столкновению, к состязанию, в ком кипел агональный дух. У Гесиода этот дух связан с двумя Эридами – богинями вражды. Помните? «Эта способна понудить к труду и ленивого даже; видит ленивец, что рядом другой близ него богатеет, станет и сам торопиться с посадками, с севом, с устройством Дома. Сосед соревнует соседу, который к богатству сердцем стремится. Вот эта Эрида для смертных полезна. Зависть питает гончар к гончару и к плотнику плотник; Нищему нищий, певцу же певец соревнуют усердно». То есть, античность знает вражду-состязание, как двигатель, который толкает человека к первенству, к совершенству. О том же писал Аристотель, и гениальный Ницше. Последний вообще считал, что уберите агональность гомеровского времени и останется «только жизнь, в которой царят дети ночи – раздор, похоть, обман, старость и смерть». Вот вам человек, готовый к схватке, стремящийся к первенству. Этот образ мы обнаружим во всех обществах, которые относят к обществам «военной демократии». Казачья культура здесь не исключение. Проистекают отсюда и другие качества человека, не боящегося за свои поступки, обладающего достоинством, поскольку за этим стоит его собственная доблесть и доблесть его предков, это прямота и честность. В контексте нашего разговора прямота, есть отсутствие кривить душой. Это важно качество для волеизъявления человека знающего, чего он хочет и куда идет. К чему я это все говорю? Только в обществе, где состязание само по себе обладает ценностью – демократия является естественной потребностью. Для забитого жизнью, историей и судьбой человека не может быть демократии, будет анархия. Что ближе человеку, подчинение или общественный договор? Опять же здесь нет прямого различия – если вы общим голосование выбрали первого среди равных, или он доказал свое первенство, то подчиняться ему, идти в указанном им направлении важная задача. Но и тот, кто стоит во главе, всегда должен опасаться, что кто-то угрожает его первенству, а значит надо быть лучшим. В условиях мобилизации, когда на кону жизнь людей, власть его возрастает, и наоборот. Само подчинение, когда твоя воля управляется железной рукой, видится неким благом для личности лишенной состязательного духа. «Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит».

Правомерно ли противопоставлять институт казачьей (прямой) демократии и обычая (традиции)? Как они соотносятся?

Юрий Дегтярёв Если считать, что словосочетание «казачья демократия» рассматривается в контексте народоправства…. То институты казачьей власти и обычаи, как и законы общественно-личностного взаимодействия и дополнения, должны гармонично дополнять друг друга. У них просто различные сферы применения и реализации.

Андрей Яровой Прямая демократия у казаков многим видится как явление, оторванное от обычая, поскольку укоренился в массах стереотип казака – как вольного, свободного человека, бежавшего от уз обычая и традиций крестьянской общины. И в этом случае срабатывает модель европейской демократии, как волеизъявлении свободных, лишенных сковывающих уз традиций. Ведь понимаемая в таком ключе демократия достижение цивилизованного буржуазного общества. Но надо сказать, что в казачьей культуре демократия являлась прямым продолжением традиций агонального общества. Съехались в степи или море, собрались на майдане, все предписано обычным правом, вплоть до того, кто, где и как должен стоять, что делать и что говорить. Это демократия общества живущего в условиях демографического давления, ежедневной барымты (барымта – степная война), это общество отнюдь не равных людей, поскольку все они делятся по удачливой добычи, по знатности рода, по доверию сообщества, по возрасту… И то, описанная картинка соответствует раннему, рыцарскому периоду казачьей истории, но отнюдь не позднему, имперскому или сословному периоду.

Михаил Чумак Я не вижу конфликта и повода для такого противопоставления. На мой взгляд, стремление воссоздавать демократическую систему правления закреплено в традиции у казаков и через традицию транслировалась из поколения в поколение. Уверен, что демократический характер личной и общественной жизни у казаков был основой самой традиции. Между традицией (понимаемой в самом широком смысле слова: фольклор, военные практики, привычки и обычаи) и станичной демократией нет конфликта. Она — демократия — в самой основе, в самой земле, в душе каждого, кто был казаком. Стремление сохранять народовластие отмечено на всем протяжении истории народа.

Насколько возможно в современной России восстановление института прямой демократии (как правило, опросы общественного мнения рисуют менее радужную картину)? Насколько болезненным может быть расставание с патерналистским мышлением?

Михаил Чумак Наш фильм, его главный посыл, состоит в том, что опыт демократии у казаков указывает на возможность и целесообразность демократического выбора. Мы считаем, что выбор в пользу демократического правления должен происходить не сверху, не по инициативе государства, а по воле самих граждан. Все существующие в современном мире демократии создавались и существуют исключительно по этому принципу. Люди не должны бояться свободы.

Андрей Яровой Исходя из вышесказанного, я не думаю, что в современной России, возможно создать институт прямой демократии. Локальные сообщества индивидов плохо связаны, отношение к власти, как кормящему месту, никуда не делось… Формальная демократия вполне устраивает власть предержащих, да и самому человеку это может оказаться в обузу. Ведь человек все больше вовлекаем во все сферы общества, и они требуют от него сил и энергии, психологического напряжения, которые доступны далеки не всем… Потом, в действии прямая демократия должна касаться всех вопросов, которые лежат на плечах нынешней власти… Что будет с ней, если люди придя с работы, не будут отдыхать, а пойдут мести улицы, ремонтировать тротуары, водопроводы и проч. и проч. Готов ли современный человек к этому? Возможно я утрирую, но огромная ответственность ложится на человека, за место в котором он живет.

Юрий Дегтярёв Действующей Конституции РФ предусмотрена возможность прямого народоправства в государстве. Оно выражено в принципах деятельности Органов Территориального Общественного Самоуправления (ОТОС). Это основа-основ народоправства. Оно в настоящее время может быть осуществлено через систему квартальных/десятидворников/десятников (первый вариант в наше время наиболее понятен). В казачьих институтах это выборщики — люди, имеющие понятие о нуждах, желаниях и, главное, возможностях своих соседей. Эта «должность» не является выгодной ни экономически, ни морально. Это сосед, которому передоверено право отдать мой голос. Выгода одна – меньше крику. Разборки, согласования разносятся от места принятия решения в кварталы поселения.

Существует ли казачья прямая демократия в ее историческом понимании у современных казачьих общественных организаций?

Юрий Дегтярёв Конечно, существует. Просто люди до того «зашуганы», что позволяют творить с собой все, что хотят те же самые «рабовладельцы». Ведь все здороваются, стараются уважать друг друга…. Признают и уважают опыт старости. В каком состоянии это все находится – дело другое.

Андрей Яровой Казачья прямая демократия в современных казачьих обществах не существует. Пока одни играют в казаков-разбойников, другие маршируют по приказу сверху. Хотя ведь на микроуровне казаки, собираясь вместе, решают массу возникающих перед ними вопросов, сами, без указки или помощи войскового атамана и податаманьев… Что не приветствуется в среде тех, кто ходит по указке…

Михаил Чумак Я с горечью высказываю свою точку зрения. Казаки, казачье сословие, казачья культура, традиции, казачий способ жизни на земле и станичная демократия были насильственно уничтожены в огне гражданской войны. Геноцид полностью разрушил основу этой культуры. То, что осталось, то, что есть, мы все, здесь живущие, — это генетический фон уничтоженной культуры. Не более того. Сама форма, статус и облик современных общественных казачьих организаций указывает именно на полное отсутствие связи с прошлым. Потомки казаков занимаются чем угодно, только не своим народом. Они шьют форму, собирают и изучают древности, рефлексируют и рассуждают, но свой выбор в пользу демократии и свободы не совершают. Свободу не следует понимать как призыв к сепаратизму и строительству невесть чего. Свобода предполагает персональный выбор, персональную ответственность за содержание жизни сообщества, в котором человек проживает свою жизнь.

«Государственная демократия» и «демократия гражданского общества» — есть ли разница?

Юрий Дегтярёв Видимо есть разница. Но по сути это один и тот же строй.

Михаил Чумак «Государственная демократия» отражает состояние демократии в самом обществе. Если нет народовластия на уровне сел, городов, станиц, улиц, районов и небольших городов, то нет демократии в стране. Как в нашем случае — есть названия: конституция, парламент, президент, губернатор, глава района и депутаты всех мастей, но под этими понятиями совершенно нет демократического содержания. Наши отношения не определяет народовластие. По сути они наполнены феодальными отношениями. Понятно, что изменить эту ситуацию возможно только и исключительно изменив собственное отношение к жизни, своим обязанностям и правам.

Андрей Яровой Если искать разницу, то я бы обратил внимание на то, что «государственная демократия» может быть идеологемой, за которой может скрываться все что угодно… Как и демократия гражданского общества – понятия не вполне сочетаемые, ведь по идее гражданское общество внегосударственно, но наличие власти у общества сразу укажет на наличие еще одного субъекта власти… А разве такое возможно в уважающем себя государстве?

Революция идентичности

В рамках уже имеющейся рубрики АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА, мы начинаем публиковать наиболее интересные диалоги и дискуссии, происходившие в социальных сетях и других сетевых площадках

Революция идентичностей

Андрей ЯровойЗанятная статейка. и критический ответ на нее. Особенно умиляет два момента (говорю про казаков). 1. Революция идентичности это явление инсценированное местными элитами, которые купили интеллектуалов для развала русской идентичности. Это не верно. До революции казаки прямо заявляли, что они не русские. Во время советской власти всегда выделяли себя из массы «наплыва», и говорили это уже смело после исчезновения СССР. Попутно — государственный смысл чиновникам ясен — воспитание гражданской идентичности и растворение этничности в массе единого российского общества. Вот здесь хорошее подспорье реестровое казачество (акультурное по сути) и военно-патриотическая работа , которую выдают за казачьи традиции и казачий образ жизни. Второй момент, почему говоря о русской идентичности забывают добавлять великорусская идентичность — так правильнее. И тогда все становится на свои места для великороссов, о которых что то никто и не заикается. Зачем понятием русские подменять бывшее советский народ? Проблема все в том же, почему то именно в самих великороссиянах не желают видеть ни уникальной культуры, ни традиций, ни людей обладающих самосознанием. Для примера великоросской идентичности замечательное произведение Е.И. Носова Усвятские шлемоносцы читайте граждане и проникайтесь глубоко русским духом).

«Правда, знал Касьян, что ежели поехать лесом и миновать его, то сперва будут Ливны, а за Ливнами через столько-то ден объявится и сама Москва. А по тому вон полевому шляху должен стоять Козлов-город, по-за которым невесть что еще. А ежели поехать мимо церкви да потом прямки, прямки, никуда не сворачивая, то на третьем или четвертом дне покажется Воронеж, а уж за ним, сказывали, начинаются хохлы…

Дело было затеяно, пусть и праздное, а потому никто не притрагивался к еде, одних только детишек оделили пирогами да крутыми яйцами, и те побежали на бережок Остомли. Сами же мужики уже в который раз принимались за курево, в неторопливом ожидании наблюдали, как Давыдко, засучив штанины, ловил в реке мерина, не дававшего себя обратать, как потом долго водил его по отлогому берегу, ища какое-нибудь возвышение, опору для ног, как наконец все-таки взгромоздился, перекинувшись животом поперек хребтины, и в таком положении норовистый мерин попер его неглубоким бродом. На той стороне Давыдко выпрямился, окорячил коняку, поддал ему голыми пятками и сразу хватил галопом.
Было видно, как он проскочил стадо, улегшееся на жвачку, и вот уже малой букашкой едва приметно зачернел на узволоке, на деревенском взгорье.
— Ну, лих парень! — усмехались под кустами мужики.- Прямо казак.
— Казак — кошелем назад,- съязвил кто-то из бабьего стана.- За этим-то
он швыдок. Пошто мне соха, была бы балалайка….»

Дима Логунов — Мне кажется, что за последние 100 с лишним лет великорусская народность трансформировалась в то, что называют или «русская» теперь, или (что по моему ближе к истине) — «городская». В этом смысле выделение казачества, поморов или на востоке Украины неких «юго-восточных русских» — это шаг назад… Но я могу ошибаться, конечно..

Андрей Яровой — Вопрос в том, что с точки зрения марксизма или модернизма все что несет традиция, любая, великороссов, малоруссов или казаков, да любой этничности, — это отсталость: все должны быть модерновыми, городскими, пропитанными идеей науки, без религиозного мракобесия и старорежимности, это и есть иваны родства не помнящие. Это и есть русские читай советские homo soveticus и здесь русские татары, русские украинцы, русские казаки это цивилизованное по советски общество.

Но народы не всегда желают променять дары цивилизации, на свою идентичность, пока живы старики, пока мы ходим на погосты и в церковь, пока мы по привычке придерживаемся адатов предков мы еще есть. Мы не играем, а живем. Но будет время и оно уже…

Дима Логунов — Андрей, я немного не о том: марксизм — марксизмом, конечно, но ведь нет ничего в мире неизменного. Любая структура изменяется, приспосабливается к внешним и внутренним условиям, нации трансформируются одна в другую. Вот и велико-мало и другие приспособились, изменились. Это нормально, и это не модернизм За последние 100 лет в России и слом общины произошел, и три больших войны, в том числе и гражданская (и которая до сих пор людьми переживается болезненно!), и урбанизация, и много чего ещё такого же — разве могли этносы сохраниться в 2013 году такими же, как и в 1859? Я не уверен… На мой взгляд, все эти движения с возвратом к корням и возрождением наций — это на самом деле конструирование неких новых объектов, формально похожих на предыдущие (как с казачеством, напрмиер), но по сути таковыми не являющимися. Вот что я назвал «шагом назад», я не в уничижительном смысле, если что Сейчас городская культура в целом похожа, что в Ростове, что в Казани, что в Улан-Удэ, что в Донецке или Одессе — поэтому на мой взгляд, уместно говорить о «русской городской культуре», с местными различиями, конечно.

Но вообще, я с большим уважением отношусь к вашей деятельнсти и с интересом наблюдаю за её результатами. В конце концов, нации появляются в уведомительном порядке ведь

Андрей Яровой — Нации понятие связанное с государственной деятельностью, нация есть состояние гражданское. Меняются государства исчезают старые и возникают новые нации… Этносы — это народности, это форма адаптации человечества к природным и историческим условиям. Традиционная культура — это культура этноса… Ее можно уничтожить, ее можно изменить, она может трансформироваться под историческими обстоятельствами… например, меняется природа, меняется технический характер цивилизации, власть прикладывает усилие чтобы все были одной идентичности и старательно стирает границы между различностями… уровень стирания дошел до такого состояния, что человек ощутил — пустоту, в ней ничего нет, кроме внешней имитации — это современная культура — ползание по поверхности и придание себе некоей значимости, которая не имеет реального выражения. Но человек еще не расстался со старыми символами, в нем и в его близких еще жива память, память несет в себе старые символы и занки, которые охраняет нашу идентичность… Хотите чтобы все были россияне, начинайте (или продолжайте) делать то, что делал советский союз — формировать советский народ (российский народ)))) Но хватит ли ресурсов, чтобы поддерживать институты культуры (дома культуры), чтобы на каждом кладбище организовать Цимлянское водохранилище? Это же надо видеть, как официальные институты культуры несущие культуру модерна, за недостатком средств или за понижением общего культурного уровня их носителей, да и просто в погоне за элементарным денежным доходом, перестают выполнять свою функцию… Им для правильного функционирования нужны люди — носители модерна (советские люди) и прочее… А наша деятельность изначально есть самоорганизация простых людей вокруг старых символов традиционной культуры, для многих современных людей это кажется реконструкция… Вы смотрите на внешние проявления, но и современной городской культуры русской (российской) нет — она неоднородна, ее нельзя сравнить с городской культурой старых городов России (которая то же была неоднородна), разные социальные слои… А когда появились молодые советские города… вот где полное отрицание традиции… и подмена ее всякими модными праздниками… а ведь это то же насильственный эксперимент над человеком. Сегодня в городском культурном пространстве сотни субкультур и сотни идентичностей….для ситуации постмодерна они (в том числе и гражданская идентичность и любая этническая — все равны и все приемлемы), это один из факторов который защищает реальность от симуляции, а симуляций полно у реконструкторов и ролевиков… но это уже другая история…

Понимая все это — на самом деле — лично я — понимаю одно — поскольку эта культура моих предков, то для меня важно принять участие в ее трансляции и передачи… борьба с симуляциями неравная… поэтому как нас не будет, то все ихне будет — снесут погосты, наделают сотню шоу с конниками и робингудами…. кое кто будет зарабатывать деньги преподавая «истинное казачье боевое искусство» выдавая, в лучшем случае приемы боевого самбо за «традиционные казачьи», в худшем случае — китайские переделки… песни уже сегодня поют «под казачьи» на всяких праздниках… Но пока мы есть, те кто общался со стариками, те кого дедушки и бабушки научали жизни… те кто застал вкус нардека, и знает вкус весеннего кузелика… или жевал солодку в степи… для кого балки, речушки, ильмени — есть живое предание связанное с историей и культурой… до тех пор мы еще повоюем…

Адрес дискуссии

Дон Иванович взывает о помощи!

Запретить строительство Багаевского гидроузла на реке Дон!

Потому, что от 44 промысловых видов рыб ценных пород Азовского бассейна за последние четверть века почти ничего не осталось. Потому, что в результате хищнического хозяйствования за какие-то полвека уничтожены стратегические рыбные запасы, которые кормили пол-Европы и спасали население Приазовья в годы лихолетья: войн, голода и потрясений.
Потому, что живая экосистема реки Дон ценнее счетов олигархов в банках.
Потому, что мы обязаны оставить Родину детям не хуже чем когда мы сами пришли в этот чудный мир.
Потому, что мы такие же соучастники, если позволяем преступникам безнаказанно убивать все живое вокруг и одиночество человека на планете будет ему наказанием за равнодушие.

Подпишите!!!

Яровой А.В. О характере агональности казачьей культуры (отклик на статью С.Н. Лукаша в журнале Казарла №7 2012)

Проблема, поставленная в работе С.Н. Лукашем, связана с перспективами существования казачества в современных условиях, которые за последние сотню лет претерпели существенные изменения вызванные прогрессом. Опираясь на идею Н.К. Калашниковой об агональном характере казачьей культуры, а также на положения «Новой исторической науки» о ментальности и менталитете, Лукаш делает вывод, что казачий феномен представлял собой не простое единение сословного и этнического, а «их суммой являлось новое состояние социокультурной системы, выраженное в казачьей менталь-ности. Ментальные свойства казаков проявлялись в особом агонально-деятельностном характере казачьей культуры, обусловленном спецификой пограничного проживания и необходимостью постоянной борьбы за свое жизненное пространство и идеалы православия» [1, стр.27].

По мере прочтения данной работы у меня возникли определенного ро-да мысли, которые я постарался зафиксировать и обозначить в виде заметки, посвященной агональному характеру казачьей культуры. Для начала определимся в терминологии. Агональное определяется как стремление бытия личности к самоутверждению. Агональность реализуется в виде агонистики, а в условиях экстремальных для возникшей социальности она мобилизует все силы для выживания и конденсирует ценностное ядро культуры в особый этос, отражая его в особом пространстве памяти (мнемотопе). Указанные элементы образуют агональную культуру. Агональность пронизывает все сферы общества, создавая пространство для индивидуального и коллектив-ного бытия. Агональность содержит не просто природное влечение, но ак-тивную борьбу за жизненное пространство, будь это личная свобода индиви-да или благосостояние общества. В этой борьбе уже нет места природной, инстинктивной агрессивности, которая замыкается в рамки ритуала, здесь

обнаруживаются различные формы агональности, которые можно назвать превращенными формами агона – это конкуренция в экономике, борьба за власть в политике, борьба за любовь в интимной сфере, состязательность в доблести [2]. Те понятия агона и агональности, которые использовала в своей работе Н.К. Калашникова восходят к нашей, десятилетней давности, работе, положения которой на сегодняшний момент претерпели существенные изменения. У Калашниковой они понимаются довольно узко в свете миграционной теории происхождения и применительно к исследованию культурного ландшафта в свете теории Коганского [4].

И.Г. Яковенко, который задал основное направление всей работе Лукаша высказался, что «вне вполне определенного архаичного, ставшего навсегда достоянием истории, социального, культурного и геополитического контекста казачество существовать не может» [1. c.24]. На наш взгляд, если учитывать различие, предлагаемое С.В. Черницыным [3], между понятиями «казачество» (сословная составляющая) и «казаки» (этническая составляющая), то можно сделать вывод, что для казачества как сословного сообщества действительно историческое время вышло, и в этом контексте вполне можно согласиться с Яковенко. Теперь нет тех рамок, которые с одной стороны сдерживали развитие народа, направляли его в доминирующее военное русло, а с другой стороны нет и охраняющих от рассказачивания сословных границ, которые сдерживали процессы ассимиляции в начале ХХ века и которые чуть не погубили казаков в период Гражданской войны, когда новая власть стала уничтожать старые сословия. То есть, сегодня о казаках надо говорить исключительно, как о носителях этнического самосознания, при этом следует учитывать стремление государства и церкви видеть в казаках только сословную составляющую, «воинов Христовых», некий человеческий ресурс готовый на быструю мобилизацию (по типу национальной гвардии).

Этническое самосознание казаков сохранилось и до настоящего време-ни, несмотря на изменение социального, культурного и геополитического контекста.

Использование достижений школы «Анналов» применительно к казачьей культуре должно сегодня приветствоваться, поскольку комплексное изучение истории казаков, несмотря на значительный рост работ, еще только предстоит. На самом деле методология «Новой исторической науки» не сводима исключительно к использованию понятий ментальность и менталитет, и рассмотрение их в качестве одного из обстоятельств функционирования социальных систем, о чем пишет С.Н. Лукаш [1.с.24],

Видимо Лукаш в агональности видит показатель ментальности казаков. Агональность как стремление к самоутверждению личности, является универсальным качеством культуры. Это показатель жизнеспособности индиви-да, основа его личностного поведения. Поскольку раннее состояние казачьих сообществ, так называемый рыцарский период, был связан с кочевым или полукочевым состоянием (если брать в расчет характер степей Северного Причерноморья, с их необходимостью заготавливать на зиму сено), который требовал воспитания воинственного, способного к ежедневной барымте личности, могущей выжить в условиях демографического давления, обеспечить добычей свой род, сохранить юртовые угодья и проч.

Кочевники, как известно, отличались храбростью и физической силой; постоянно проявляя себя в схватках, имея перед глазами образец лучшего воина, батыра. (Как не вспомнить предка донского атамана Андриана Карповича Денисова?). Такие воины становились главными героями песен и легенд, пользовались всеобщим уважением и почетом. Поскольку в бесконечных сражениях выживали лишь самые сильные и смелые, то таким образом степные воины подвергались естественному отбору, закреплявшему такие качества как физическая сила, выносливость, агрессивность [5, c, 47]. В таких обществах воспитывалась культивировалась чувство первенства, поскольку оно являлась залогом выживания.

Все это и определяло агональный характер казачьей культуры на ран-нем этапе, который в дальнейшем в XIX веке прочно связался с регламентацией жизни казаков государством. Агональный характер проявляется, прежде

всего, в стремлении человека быть первым, так как не «активное наступление и освоение», а размер добычи являлись показателем доблести и чести воина, здесь очень осторожно надо говорить о коллективизме, о солидарности, ко-торый, по сути, отличался от коллективизма оседлых народов. Приводимые поговорки Лукашем «казаку в бою смерть красна» или «руби меня татарская сабля, не бей царская плеть» имеют, скорее всего, не народное происхождение, а литературное, или являются переделанными вариантами общеизвестных русских поговорок.

Сами по себе поговорки требуют тщательного отбора, поскольку записывались в советское время от различных этнических групп населения и происхождение их до конца не выяснены. Как их можно отнести к раннему периоду существования казачьих общин? Тем более что народное творчество было способно создавать пословицы и не восхваляющие производственный, хлеборобный труд: «На Кубани добрэ жыть: один робэ, сим лэжыть. А як солнцэ прэпэчэ и пуслидний утэчэ» [6] и т.д.

Что же касается выделяемого Лукашем славяно-тюркского противосто-яния и пограничного характера казачьей культуры, то здесь не следует преувеличивать сам фактор такого противостояния, поскольку связи с тюрками у местных донских славян были довольно тесны, как и связи запорожского казачества с Крымским ханством не всегда были напряженными; здесь можно вспомнить и донских татар, и участие казаков-некрасовцев в жизни Осман-ской империи, и запорожских казаков в судьбе Крымского ханства в пору подчинения его Турцией. Дикое поле не осознавалось самими казаками, как природными его обитателями за Дикое, таковым его величали Московские летописи ссылка. Донцы, например, называли место своего проживания «старым полем». В 1708 году Кондрат Булавин, призывая донцов к борьбе с царским правительством, писал: «Прежде всего, Старое Поле крепко было и держалось, а ныне же злые люди Старое Поле перевели, ни во что почли…» [7, с. 119].

В своей работе С.Н. Лукаш высказал несогласие с таким пониманием агональности, при котором оно синонимично воинственности. Напомню, что воинственность есть решительность, готовность к столкновению, храбрость [8, с.80]. Подобными качествами должен обладать человек агонального типа, стремящийся к первенству, а воинственный характер человека не всегда свя-зан с воинской субкультурой. Ведь и солдат может быть трусом, то есть принадлежность к армии или военному делу не делает априори такого человека воинственным. Вот здесь воинственность уже выступает показателем мен-тальности, поскольку через воинственность агональность проявляет себя в воинской культуре, к которой можно отнести культуру казаков. Вопрос о различении военной и воинской культур (субкультур) был нами рассмотрен в специальной работе, поэтому не будем останавливаться на нем, а просто от-несем читателя к литературе [9, с.68-75]

Размышляя о динамике социально-экономических, культурных, обра-зовательных процессах в казачьих регионах во второй половине XIX – начале XX века, С.Н. Лукаш говорит о существенном изменении в ценностно-смысловой сфере казачьей культуры, под воздействием социального прогресса. При этом воздействие прогресса он усматривает в изменении образа жизни казаков, в их оседлом характере, в осваиваемой ими земледельческой культуре, поскольку получение дохода от занятием земледелием и животноводством становится основным источником в бюджете казачьих хозяйств. Нельзя согласиться с тем утверждением, что казаки до занятия ими земледелием представляли собой варваров, находящихся за гранью цивилизации. Поскольку известно, что населяя поймы Дона и Днепра, проживая в укреп-ленных, островных поселениях, казаки обладали высокой морской культу-рой, как, впрочем, казакам была известна и культура номадов, что совершен-но не ставит их в один разряд с первобытными варварами или разбойными обществами, или разбойными обществами, живущими исключительно набе-гами и захватами. Такой образ жизни мог соответствовать молодым воинам, живущим обособленно от основных родовых сообществ, в мужских коллек-тивах воинов, товариществах.

После отмены крепостного права, в пореформенных период на Дон и Новороссию хлынули толпы мигрантов, что совершенно не поменяло мен-тальных установок казаков, поскольку сословные ограничения и предписания, сыграли этнодифференцирующую роль, защитив казаков от ассимиляции, в этом отношении показательны заметки М. Харузина, о взаимоотноше-нии казаков и русских [10, с.18]. И когда Лукаш пишет, что в конце 19 века «мерилом казачьего благосостояния начинает выступать свободный земледельческий труд, который становится нравственным смыслом существования, очищающим итогом всех войн» [1, с.26], то скорее можно говорить не об изменении ментальности у казаков, а о наличии ценностей земледельческой культуры в ментальности пришлого населения. Иное дело, когда в донские станицы начинают испытывать влияние процесса модернизации страны в по-реформенный период: был сокращен срок военной службы, дозволен выход из казацкого сословия, создан класс торговых казаков, введены земские учреждения, расширяется влияние капиталистических отношений. По мысли М. Харузина: рушился стародавний уклад жизни, и патриархальные обычаи уступали давлению изменяющихся условий быта [10, с. 21]. Но вот насколько менялись ментальные установки казаков? Ведь капиталистические отно-шения являются довольно благодатной почвой для реализации агональности. Но вот насколько труд одномоментно превратился на грани веков в основную ментальную установку? Непонятным также оказывается поведения каза-ка в хозяйственной жизни, который сам особенно не любил работать, если вспомнить записки русских путешественников по Дону начала ХХ века. Заинтересованность в хозяйственном благополучии связано у казаков с сословными обязанностями, которые накладывали на их быт очень значительные требования. Что собственно и объясняет их трудоспособность и мобилизационный характер.

Наличие в казачьей культуре дихотомии труд-мир, нельзя констатировать и понимать однозначно. Война для казака это, прежде всего добыча, а с ней престиж, мерило доблести. В поздний период это офицерское звание, а с ним и увеличение земельного пая, и уважение от стариков, которые без выучки и высокого воинского мастерства нельзя было добиться, к такому же разряду престижности следует отнести и воинские награды. Поэтому война не могла быть исключительно служением ратным мастерством Родине и Вере (это скорее желанная идеологическая установка государства), также и труд вряд ли соотносился с благом Отечеству, а скорее всего с возможностью со-браться на службу, не влезть с ней в долги и справить сыновей в конные части, а не пешие. Интересно, что ценность добычи по замечанию Ф. Крюкова составляла неотъемлемое качество и в I Мировую, да и в Гражданскую вой-ну, достаточно вспомнить поведение Пантелей Прокофьевича, приехавшего проведать Григория на службе. Грабеж на войне всегда считался делом обычным, и собственно не расценивался как грабеж. В рассказе Крюкова, к прибывшим с фронта служивым станичники обращаются с неизменным во-просом: «Чего принес?» Один из них отвечает за всех: «Вот все, что на мне. Да вот винтовка немецкая – офицер благословил взять. Я говорю: дайте, вашбродь, на Тихий Дон повезу, чтобы поглядели добрые люди, от чего наши буйные головушки тут ложаться. «Повези», — говорит». После такого, казалось бы, неожиданного ответа следует красноречивый заключительный диалог:

«- Это и все нажитое!

— А другие-то и вовсе ходят – голые коленки… Я, по крайней мере, при одежде, а твой Павло, может разумши ходит…». Однако станишники к его ответам относятся с большим недоверием [11, с.141]

Теперь обратимся к вопросу: а может ли быть война смыслом жизни? Для народов, живущих в условиях демографического давления – может. Более того, несмотря на то, что С.Н. Лукаш пишет о том, что война не может быть смыслом жизни – «это противоречит религиозным представлениям,

нравственным законам жизни на земле» [1, с.26], то следует понять, что в картине мира донских казаков война имела и нравственное, и религиозное, и экономическое обоснование. Например, Пудавов объяснял появление войн изначальным убийством Авеля Каином, где последний олицетворял ложь и зло мира.

Мнения современных информаторов об отношении к трудовой дея-тельности следует воспринимать критически, поскольку их социализация приходилась на советский период истории, где был создан культ труда и тру-дового подвига. Отсюда и «битва за урожай», трудно назвать это словосоче-тание исключительно казачьим, до революции уборка урожая – страда – не носила такого боевого, состязательного настроя, поскольку община была за-интересована в скорой уборке хлеба, а без взаимопомощи и взаимовыручки их ожидал голод.

Мнение Потто о том, что «Хорош казак на гумне, хорош и на войне», на наш взгляд, не говорит о ценности труда, как основы жизнедеятельности, а требует буквального понимания, того, что Потто говорит дальше – «воен-ные качества войска всегда находились и будут находиться в тесной зависи-мости от домашнего хозяйства. Жил казак в достатке – и под ним отличный конь, да и в запасе их было несколько» [1, с.26]. То есть, опять ценность труда определяется исключительно военным образом жизни.

Ссылка на то, что у кубанского казачества наиболее часто употребляет-ся слово «робыть», так как основа жизни «работа», также ставить дополни-тельную проблему перед исследователями, насколько часто использовалось слова «процювать» в качестве обозначения «работать» и слово «робыть» в качестве обозначения слова «делать»? С такими исследованиями, мне не приходилось встречаться.

Наконец, остановимся еще на одной проблеме связанной, по мнению Лукаша с агональностью феминности, в которой он видит, вслед за Цибуль-никовой, общественно одобряемое казаками «амазонство», как в феминной, так и маскулинной среде. Причиной этому послужило периодическое участие женщин-казачек в боевых действиях локального значения в связи с военным

укладом жизни самого казачества как такового [1, c.27]. Основой характера казачки, по мнения Лукаша, является «боевитость» — активную готовность отстаивать свое право на что-либо любыми способами, включая и традиционно мужские. Отметим, что в казачьей среде отношение к женщине-матери всегда было уважительным и надо напомнить, что и сами семьи являлись ос-новой патриархального уклада. «Амазонство» женщин не могло рассматри-ваться положительно, и всегда было исключением из правил. Также нельзя считать проявлением агональности женскую ревность или попросту зависть, поскольку мерилом ее является доблесть, понятие которое в женском пространстве не несет той же смысловой нагрузки, что в мужском. В этом отношении основой казачьей культуры является пространство мужское.

Рассмотренные моменты выступления С.Н. Лукаша на самом деле не умаляют заслуг автора статьи, но указывают на те спорные аспекты работы, которые не позволяют делать однозначных выводов, относительно существо-вания «труда» в ментальных установках казаков. Иное дело, как связаны все эти установки с этническими стереотипами, с формированием этнической идентичности в прошлом и настоящем, да и в будущем тоже.

Формы сохранения традиционности (уже не как традиционного уклада) могут быть различными – от казачьих общин, совместных праздников, тра-диционных игр, до станичных поминовений, фольклорных коллективов и проч. Наличие агональности, можно сравнить с пассионарностью Л.Н. Гумилева, ее наличие способствует жизнеутверждению не только личности, народа, но и казачьей культуры в целом. Сохраниться ли этническое самосозна-ние у ее носителей, будут ли развиваться рудименты традиционности или превратятся в музейные экспонаты, в выставки обряженных клоунов и роле-виков, на эти вопросы может ответить время.

Примечания:

1. Лукаш С.Н. Ценность труда в ментальном аспекте казачьей культу-ры. Казарла, №7. 2013.

2. Яровой А.В. Агональное пространство культуры // Рубикон. Вып. 24. Ростов-на-Дону, 2003, с.3-6; его же. Воинствующая стихия культуры. Ростов-на-Дону, 2006; его же. Агональная культура: сущность и динамика (по мате-риалам Дикого поля). Ростов-на-Дону, 2009; его же. Воинская культура казачества: символическое пространство и ритуал. Ростов-на-Дону, 2011; его же. и др.

3. Черницын С.В. Некоторые вопросы изучения воинской культуры донских казаков // Война и военная служба в воинских культурах Юга Рос-сии. Материалы второй межвузовской конференции «Токаревские чтения». Зерноград, 2012. С.6-9.

4. Калашникова Н.К. Агональные основы культуры донского казаче-ства. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Ростов-на-Дону, 2005.

5. Нефедов С. Война и общество. Факторный анализ исторического процесса. М., 2008.

6. Ткаченко П. И. Кубанские пословицы и поговорки. С.Д. Мастепанов о пословицах и поговорках народов Северного Кавказа. Краснодар, 2008.

7. Казачий словарь-справочник. Т.3. М., 1992.

8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984.

9. Яровой А.В. Воинская культура: сущность и содержание (агональ-ные аспекты войны и общества). Зерноград, 2012.

11. Цит. по: Малюкова Л. «И покатился с грохотом обвал…». Судьба и творчество Ф.Д. Крюкова. Ростов-на-Дону, 2007.

Интервью с атаманом Зимовниковского юрта

Павел Сериков,атаман Зимовниковского юрта ВКО ВВД: «Пришло время, когда нам, казакам, нужно четко определиться: мы либо народ, либо сообщество служивых людей».

К большому сожалению, стереотип донского казака сегодня у многих укладывается в одно слово – ряженый. Так считают из-за того, что нынешнее поколение казаков не имеет никакой силы. В большинстве случаев так и есть, но есть на Дону и те казаки, к чьему мнению прислушивается власть и не мыслит существование без их помощи. Всего лишь несколько сотен донских казаков без шашек наголо сдерживают пыл горячих парней с Северного Кавказа. Это Зимовниковский казачий юрт, где казаки живут по укладам вековой давности. О судьбе казачества как народа вместе с корреспондентом 161.ru размышлял атаман Зимовниковского юрта ВКО ВВД Павел Сериков.

– Павел Григорьевич, правда, что ваш юрт имеет весомую силу в районе?

– Добились мы этого следующим образом: наши действия, действия донских казаков, направлены на возрождение традиций коренного населения Дона. Наглядный показ, как мы живем, как работаем, без всяких космических проектов, приносит свои результаты. Нас, казаков, начинают воспринимать как коренной народ Дона, который трудится и сохраняет свою идентичность, формы взаимоотношений и самоуправления.

– На ваш взгляд, почему же другие казачьи юрты не могут вот так же самостоятельно, а ждут каких-то задач из Ростова?

– Весь вопрос в людях. Поверьте, есть и общества, и люди, которые делают свое дело. Понятно, что наш юрт на слуху, на виду…Самое главное – нужно уметь и желать отстаивать то, чем тем ты живешь, а не пригибаться, полагаясь на «авось пронесет». Нужно иметь большие духовные силы отстоять именно свою точку зрения. Причина того, что у нас получается, а нас всего несколько сотен человек, в том, что наши идеи и слова, которые мы несем, понятны людям. Мы – казаки, мы народ со своими обычаями, культурой и традициями. Понимаете, мы не делаем чего-то служебно-этническо-культурного, чем страдает сегодня донское казачество.

– То есть многие попросту спекулируют идеями казачества?

– К сожалению, многие пытаются усидеть на двух стульях: с одной стороны кричат, что мы коренной народ Дона, а с другой – надели форму и погоны с достаточно большими звездами. По сути дела мы видим мезальянс – совмещение несовместимого. И начались перекосы. Пришло время, когда нужно четко определиться: мы либо народ, либо сообщество служивых людей.

Читать полностью на сайте 161.ru

IV всемирный антиказачий конгресс

С 27 сентября по 30 число того же месяца в городе Новочеркасске проходило это позорное действо под названием «Казачий конгресс». На данном мероприятии были приглашены «казаки» российского реестра и представители зарубежья.
Читать далее

Взгляд на Пухляковские шермиции с хуторской колокольни

Пишу эти путевые заметки как сторонний наблюдатель событий, участником которых мне, в силу случайного стечения обстоятельств, суждено было стать. Событие это названо было громко – аж Всероссийские казачьи шермиции (так во всяком случае я прочитал на официальном сайте ВКО ВВД), хотя на самом событии я этого не заметил. Поехал я с казаками Мечетинского юрта в далекий для меня хутор Пухляковский в обеденный час 21 сентября на автобусе Азовского казачьего училища. Поскольку ребята везли с собой спальные мешки, костюмы, оборудование для площадки (подставки для рубки, пики для фехтования, номера площадок, разметочные ленты, лозу, мишени для рубки и даже картошку), то наличие маленького, но довольно уютного автобуса даже поразило – как в него все поместилось? По дороге один казачонок мне сообщил, что оказывается их руководителю позвонил высокого чина дядя из Департамента и приказал в Ростове-на-Дону пересаживаться в другой автобус. Что ж, пересаживаться так пересаживаться – умным дядям виднее. В Ростове-на-Дону на привокзальной площади мы долго стояли, пока не нашли нужный нам автобус (дядя из Департамента то ли Сосульников, то ли Сосуленко – фамилии не расслышал) оказывается дал им неправильный номер автобуса, водитель которого строго отправил нас куда подальше, пока видимо не был проинформирован своим начальством, что ребята едут из глубинки, порядков департаментских не знают и номера с дуру записывают на бумагу… Нас милостиво посадили в автобус и повезли в далекий хутор Пухляковский… По дороге видя важного вида человека (не иначе ехал покомандовать на шермициях) я решил узнать, а почему данное мероприятие проводится в месте столь отдаленном, и как оно связано с казачьей историей и традициями, на что этот человек рассказал, что обычно шермиции проходят возле могил предков, в местах значимых для всего казачьего народа, однако связавшись с Департаментом по делам казачества решили они разжиться имуществом для будущих шермиций – поскольку грошевитых казаков среди них не много, а область выделила на шермиции аж пошти один миллион рублей (потом правда сумма уменьшилась до 700 тысяч), то обещали им в лице начальника этого Департамента помочь с изготовлением пик с флажками, хоругвей и станичных гулебных знамен, а также на ограждение площадки и ковер для борьбы и кулачного боя… Такой расклад устроил казаков принять предложение Департамента, который и место предоставил в виде туристического и археологического центра «Затерянный мир). Этот центр выиграл тренд на организацию питания и проживания аж на сумму 250 тысяч рублей…. Что ж, выиграл так выиграл… Едем дальше. Заходил и накрапывал дождик, перед самим «Затерянным миром» выкопали трубопровод и нам опять пришлось с вещами перебираться на другою сторону – благо помогли казаки Романовского юрта добраться до этого архекомплекса.
Вечером нас собрал высокого звания человек, в синем мундире, я даже подумал, что это пришел участковый переписывать всех казаков и их детишек, поскольку все время он кричал: Где списки? Список один нервный, довольно внушительного вида человек, который сидел за столиком с девицами, одетыми в пятнистую одежду солдат последней компании, подал оформленный по всем правилам заявки. Через плечо главного судьи я увидел, что в списке значатся четыре фамилии три из которых женские. Судья поднялся и предложил на голосование данный список, поскольку по казачьим традициям участие «девок в состязаниях холодным оружием» исключено. Дальнейшие события мне показались отправной точкой предстоящих шермиций, поэтому позволю себе краткое отступление от канвы событий и поделюсь своими мыслями. Я видел, что среди собравшихся в столовой «Затерянного мира» людей много разных – одни были в форме реестрового казачества, как например этот маленький, зверского вида наполеончик, как потом выяснилось тот самый Сосуленко из Департамента, который решил командовать шермициями, что справедливо, ведь Департамент выделил на их проведение аж 250 тыс. рублей (не знаю откуда в СМИ взялась сумма в 700 тыс.), а у нас известно: кто заказывает музыку, тот и танцует девушку. Однако, мне показалось что люди пришедшие на совещание совершенно не желали подчиняться Сосуленко по причине мне, как казаку с далекого задонского хутора, совершенно понятной: они были вольные, на довольствие у него не состояли и добровольно приехали заниматься своими делами, а не выполнять волю наполеонов от кизячества, пардон, описался: конечно казачества. Но вернемся к нашему повествованию.
Сосуленко открыл Положение и заявил, что в нем нет запрета на участие в играх девушек, его поддержали несколько человек из «Затерянного мира» — видимо дирехтор этого центра некая Люба (не знаю как правильно ли пишу ее имя, но там так часто кричали Люба, что видимо это ее так зовут), поддержал и еще один полного вида и маленького роста человек, заявивший что он историк и археолог и знает историю казачества как свои пять пальцев, женщины мол принимали участие в Азовском осадном сидении, они стойко защищали свои станицы… На что им ответили – что казак это не девка, а игры казачьи… Потом, мы воспитываем людей с нормальным половым определением, где каждый знает чем он должен заниматься в обществе согласно половому положению… и прочее. Голосовать не стали, хотя Сосуленко все время порывался голосовать. Второй вопрос, который тут же возник из первого вопроса о внешнем виде участника шермиций. В Положении значилось, что выступающий должен быть одет в национальный костюм. Смеясь, большой начальник Сосуленко, заявил, что у казаков нет своего национального костюма и надо было заранее определить историческую эпоху, согласно которой казаки носили или мундиры или черкески и проч. А в качестве аргумента он приказал поднять руки окончившим РГУ истфак и позвать профессора-археолога который своим авторитетом, должен был подтвердить его позицию…. Начались прения и споры… Я, пользуясь тем, что бумага все стерпит, напишу здесь то, что пришло мне в голову тогда. Сегодня у нас в хуторе народ рядится во что угодно, что сделано чаще в Китае или бывшем Союзе… Я не знаю как можно из этих человеков выделить казаков, пока не начнешь с ними общаться. Милицейская форма обозначает лишь то, что он на службе в реестровом войске, но что он казак это у него на лбу не написано. Но есть и такие, кто стараниями своих родных или Волгоградской гамазеи или еще каких нибудь портных и швей одевается в казачью одежду, которую дома носили наши деды и прадеды – рубахи косовротки, подпоясанные разными поясами, в шароварах, в ичигах или сапогах, а кубанцы в черкесках и бешметах, то есть во все то, что их по их убеждению и делает их казаками. Вот это и есть то главное, что для них дюже важно – справа поддерживающая в человеке его этническое самоопределение. Сосуленко здесь не прав, эти вопросы никто кроме казаков шермиций не может решить за них, даже специалисты по бронзовому веку.
Когда спор достиг кульминационного момента, судья соревнований сказал – все казаки, вы как хотите, а я хочу поесть ухи и ушел… За ним потянулись остальные. Ужин для казака – важнее пустого балабольства, даже если перед ним сидит наполеон в погонах и медалях.
На следующее утро начались шермиции, но это уже другая история…. О которой следует рассказать особо… и как по окончанию директор Люба грузила флаги с надписью Федерация шермиций, и как кидали в машину пики с флажками и шермичные знамена и хоругви, поскольку из Департамента пришел приказ ничего шермичникам не отдавать, сами с усами теперь будем проводить шермиции… И как я с детишками ехал домой, и как по дороге мы узнали от Сосуленко, что транспорта не будет нам из Ростова, сдайте свою амуницию и оборудование в какой-нибудь кадетский корпус, а сами за свои гроши (которых обычно то и нет) езжайте в свой далекий Мечетинский юрт… Хотелось бы мне и ишо чего добавить и вспомнить руководителя от Мечетинского юрта приехавшего нас встречать в Зерноград с кубком, который он накануне забрал у детей и увез с собой, а теперь решил, что для газеты его надо сфотографировать…. Хотелось бы написать много, да дюжа спать хочется, не знаю как у вас, а у нас закон таков – поел и на боковую.

Казак станицы Непорочной Иван Адрияныч Курганов

Яровой А.В. Агонистика в ситуации постмодерна

Over Consumption (Ben Heyne)

Понятие постмодерн обозначает специфику мировоззренческих установок новейшей, «постсовременной» культуры в целом, связанной, прежде всего с поливариантным восприятием мира, а также с акцентированной проблемой самоидентификации культуры. Феномен постмодернизма принадлежит к числу наиболее часто обсуждаемых в современной западной и отечественной литературе и философии. Читать далее

ДОН. Картина мира

Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции» представляет:
Фильм «Дон: картина мира. Часть первая» посвящен актуальной проблеме сохранения духовной культуры донских казаков. В фильме представлены традиционные воззрения на мир, оружие, войну, жизнь и смерть, бытующие среди донских казаков, даны научные интерпретации традиционных символов, показаны сакральные места Тихого Дона, как важнейшие элементы культурного ландшафта. В фильмы звучат голоса хранителей донских традиций казаков и казачек, показаны особенности воинской культуры казаков.

Смотреть полностью

Точки над i

Подводя итоги трехлетней деятельности «Задонщины» и позднее Федерации Шермиций, как организаторов и основателей Казачьих национальных игр, которым, в свою очередь, надлежало стать неким основным институтом традиционной культуры, хочется узнать твое мнение – стали ли они таковыми? Выполняют ли они эту функцию? Читать полностью…

Культура казаков. Традиции и современность. (г.Волгоград)

Внимание! В субботу 17 марта в 12:00 — учебный казачий этнокультурный центр, совместно с этнической казачьей общиной «Донская казарла» (г.Волгоград) и этническая казачья община «Казарла» (г.Москва), проводят очередные исторические чтения. На тему: Культура казаков. Традиции и современность. Всем кому интересна данная тема,приглашаем вас в качестве слушателей и докладчиков.»

К вопросу о традиционности шермиций или почему шермиции называются национальными казачьими играми.

В последнее время у шермиций появились критики утверждающие, что слова «национальные» и «традиционные» надо убрать, поскольку игры таковыми не являются, а содержат в себе элементы традиционных игр. Что ж, рассмотрим наши игры используя критерии традиционности явления, которые определены наукой, и посмотрим соответствуют или нет шермиции указанным критериям. Читать далее