«КАЗАЧЕСТВО РОССИИ МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ: ОПЫТ ИСТОРИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ»

Владимир Николаевич Королев (1940-2005)

МИНОБРНАУКИ РОССИИ
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Институт истории и международных отношений
Министерство культуры Ростовской области

ГБУК РО «Новочеркасский музей истории донского казачества»

ВКО «Всевеликое Войско Донское»

Фонд имени священника Илии Попова

Ассоциация (Союз) содействия организации Фестиваля казачьих национальных видов спорта и народного творчества «Шермиции»

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции 

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ

ЮГА РОССИИ» (IX-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Тема года

КАЗАЧЕСТВО РОССИИ МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ:  ОПЫТ ИСТОРИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ»

(К 80-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЫДАЮЩЕГОСЯ

ИСТОРИКА КАЗАЧЕСТВА В.Н.КОРОЛЕВА).

Конференция состоится на базе

Института истории и международных отношений

Южного федерального университета

по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33.

в мае 2020 г.

Уточнение сроков проведения конференции в Информационном письме № 1.

Оргкомитет конференции:

Апрыщенко Виктор Юрьевичпредседатель, доктор исторических наук, профессор, директор ИИМО ЮФУ.

Яровой Андрей Викторовичсопредседатель, доктор философских

наук, доцент АЧИИ ДГАУ.

Бойко Андрей Леонидовичответственный секретарь, кандидат исторических наук, доцент ИИМО ЮФУ;

Мининков Николай Александрович − доктор исторических наук, профессор ИИМО ЮФУ;

Сединко Светлана Алексеевна −  заслуженный работник культуры РФ, директор ГБУК РО «Новочеркасский музей истории донского казачества»;

Черницын Сергей Вячесловович – кандидат исторических наук, доцент ДГТУ;

Шандулин Евгений Владимирович − кандидат исторических наук, доцент ИИМО ЮФУ;

Шалак Максим Евгеньевич − кандидат исторических наук, доцент  ИИМО ЮФУ.

На конференции предлагается обсудить следующие вопросы:

  1. Жизнь и научная деятельность В.Н. Королева.
  2. Историография, источниковедение и история казачества России и Украины.
  3. Военная история России и стран Ближнего Востока, история армии и флота России.
  4. Международные отношения в бассейне Черного моря в древности, в средневековье и в Новое время.
  5. Историческая география, историческая картография и демографическая история.
  6. Региональная история и новая локальная история.
  7. Археология и этнография донских казачьих городков и станиц.
  8. Воспитание на традициях прошлого в рамках преподавания отечественной истории.

По результатам конференции тексты представленных докладов и материалы их обсуждения будут опубликованы в сборнике материалов конференции.

Проезд и проживание оплачивает командирующая сторона. Организационный взнос не предусмотрен. Публикация научной статьи – бесплатная.

Заявки на участие в конференции принимаются к рассмотрению до 15 апреля 2020 г., тексты статей – до 15 июня 2020 г.

Редколлегия оставляет за собой право отбора присланных материалов.

Требования к оформлению текста: объем публикации до 15000 печатных знаков с пробелами, иллюстративный ряд к статьям не приветствуется.

Редактор Word, шрифт Times New Roman, 14 pt, межстрочный интервал – 1,5; поля: левое – 3 см, правое 1,5, верхнее и нижнее – по 2 см. Автоматические ссылки (постраничные или концевые) не допускаются и будут удалены. Список источников и литературы выстраивается в алфавитном порядке после текста. Под одним номером указывается только конкретный источник / печатное издание. Повторные ссылки не используются. При ссылке на архивные материалы недопустимо в одной ссылке указание на несколько дел. При ссылке на электронные ресурсы указывается полное название цитируемой работы и электронный адрес конкретной страницы с указание времени обращения. Указанный список нумеруется. Ссылка на источник или литературу из этого списка размещается в тексте статьи в квадратных скобках путем указания номера из списка и страницы или листа. Материалы, оформленные не по правилам и присланные не в срок, к рассмотрению не допускаются и будут отклонены. 

Просим авторов в отдельном файле предоставлять свои персональные данные (ф.и.о., место работы, должность, ученое звание, ученая степень), а также контактную информацию, включая номер мобильного телефона и адрес электронной почты.

Заявки на участие в конференции и тексты статей следует направлять на адрес организационного комитета конференции

konferentsia.tokarchtenia@yandex.ru

Образец оформления текста

И.И. Иванов (Ростов-на-Дону)

ОБ ИСТОЧНИКАХ КОМПЛЕКТОВАНИЯ АРХИВА ВОЙСКА ДОНСКОГО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI  – НАЧАЛА XVIII ВВ.

Хххххххххххххх  ххххх х хххххххххх ххх ххххххх [2, с. 23].

Хххххххххххххх хххххххххх ххххххххххх [3, л.25].

Ххххххххххххх хххххххххх хххххх [1, с.351].

Ххххххххххххх хххх [4]

Источники и литература

  1. Дополнения к актам историческим. СПб., 1872. 
  2. Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов н/Д., 1961.
  3. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 111. Оп.1. 1691 г. Д. 2.
  4. Wie rechts ist die Bundeswehr? [Электронный ресурс]. URL: https:// http://www.spiegel.de/politik/deutschland/bundeswehr-und-der-fall-franco-a-wie-rechts-ist-die-truppe-a-1145722.html (дата обращения:10.05.2019).

«Как искать предков донских казаков».

54346749_10217295748722340_6586238228502675456_n

В начале апреля выходит из печати  учебник Ростовского генеалогического общества по генеалогическому поиску «Как искать предков донских казаков». В нем представлены

* Алгоритм исследования.
* Обзор архивных фондов.
* Подсказки для особых случаев.

Стоимость предзаказа — 450 руб. или 8 евро без учета почтовых расходов.

По вопросам приобретения в РФ обращаться к gavrilko76@mail.ru (Галина Лысенко) и ksenikom@yandex.ru (Оксана Компаниец).

Фильм «Дон. Картина мира» получил приз на Фестивале фильмов о туризме и путешествиях.

IMG_8069

У нас радостная новость! Фильм «Дон. Картина Мира» над которым мы трудились многие годы, заработал свой первый кинофестивальный приз!

Победа в номинации «Локация» Фестиваля фильмов о туризме и путешествиях «Россия вдохновляет!» В конкурсе участвовали более двухсот фильмов из пятидесяти регионов России. Это первая наша серьезная победа и мы ей очень гордимся.

Бегущая по стволу дерева ящерица и притаившийся в зарослях камыша волк,
благородный олень и шашка, мерцающая серебром ножен на стене…
перед нами открывается удивительный мир, который на протяжении сотен лет,
является фундаментом этнического самосознания и культурного своеобразия донских казаков.
Вот и у вас есть возможность погрузиться в этот мир, и немного изменить свой взгляд на окружающую нас версию реальности.

ДОН. КАРТИНА МИРА. Режиссер О.М.Гапонов. Ассоциация Шермиции.

Программа Всероссийской научно-практической конференции «Война и воинские традиции в культурах народов Юга России» (VI-е Токаревские чтения). Ростов-на-Дону 4-5 мая 2017 г.

флаг

Минобрнауки России  
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»  
Институт истории и международных отношений 
Министерство культуры Ростовской области

МУК «Зерноградский историко-краеведческий музей»

Фонд имени священника Илии Попова

Ассоциация (союз) содействия организации фестиваля казачьих национальных видов спорта и народного творчества «Шермиции»

 

ПРОГРАММА

ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ ЮГА РОССИИ»

(VI-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ)  

г. Ростов-на-Дону 4−5 мая 2017 г.

ОРГКОМИТЕТ КОНФЕРЕНЦИИ:

 Апрыщенко Виктор Юрьевич (председатель) – доктор исторических наук, профессор, директор ИИМО ЮФУ;

Яровой Андрей Викторович (сопредседатель) – доктор философских наук, доцент кафедры истории, философии и политологии Азово-Черноморского инженерного института Донского государственного аграрного университета в г. Зернограде;

Бойко Андрей Леонидович (ответственный секретарь) – кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии и истории древнего мира  ИИМО ЮФУ;

Николаев Олег Борисович − вице-президент Донской региональной общественной организации «Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»», главный редактор казачьего интернет-портала «Дикое поле»;

Сень Дмитрий Владимирович – доктор исторических наук, профессор  кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ;

Черницын Сергей Вячеславович – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и культурологии ДГТУ.

Регламент работы конференции:

Доклад на пленарном заседании: до 20 мин.

Доклад на секции: до 15 мин.

Место и время проведения конференции:

Пленарное заседание и работа секций 4–5 мая 2017 г.:

г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33

(Институт истории и международных отношений ЮФУ)

Регистрация участников: 9.30-10.00, актовый зал ИИМО, ауд.201

Проведение кофе-брейков (аудитории ИИМО ЮФУ)

4.05.2017 г.: 12.00–13.00

5.05.2017 г.: 12.00–13.00

 6 мая выезд участников в ст-цу Старочеркасскую

для участия в Георгиевских Шермициях

(10.00, территория ОКН «Крепости Св. Анны»)

4 МАЯ

ОТКРЫТИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

(начало 10.00, актовый зал − ауд. 201)

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО К УЧАСТНИКАМ КОНФЕРЕНЦИИ:

Корнеев Михаил Викторивич  − Заместитель Губернатора Ростовской области;

Гончаров Виктор Георгиевич − Атаман Войскового казачьего общества «Всевеликое Войско Донское», Казачий генерал (по согласованию);

Соловьев Олег Вячеславович − депутат Ростовской-на-Дону городской Думы, Региональный координатор проекта Историческая память;

Апрыщенко Виктор Юрьевич − доктор исторических наук, профессор, директор ИИМО ЮФУ.

ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

Модератор:

Сень Дмитрий Влидимирович − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

  1. Яровой Андрей Викторович − доктор философских наук, доцент кафедры истории, философии и политологии Азово-Черноморского инженерного института Донского государственного аграрного университета в г. Зернограде

Воинское искусство донских казаков: проблема периодизации.

  1. Ярлыкапов Ахмет Аминович − к.и.н. с.н.с. Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России (г. Москва)

Образ ногайского казака в фольклоре: жизнь, мораль, доблесть.

  1. Сейдалиев Эмиль Исаевич − к.и.н., заведующий кафедрой истории Крымского инженерно-педагогического университета (г. Симферополь)

Традиционные игры в воинской культуре средневековых тюркских кочевников и крымских татар: историко-этнографические параллели

  1. Соколова Алла Николаевна − доктор искусствоведения, профессор Института искусств Адыгейского ГУ (г. Майкоп)

Участие адыгских музыкантов в военных действиях и спортивных мероприятиях: мифы, история, современность

  1. Мининков Николай Александрович − д.и.н., зав. кафедрой специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Административное деление в войске Донском второй половины XVIII – первой трети XIX вв.: сыскные начальства

ЗАСЕДАНИЯ 4 МАЯ

СЕКЦИЯ №1. «ВОЙНЫ В ИСТОРИИ ЮГА РОССИИ»

(Время заседания 13.00−17.00,  ауд.201)

Модераторы:

Судавцов Николай Дмитриевич  − д.и.н., профессор кафедры истории России СКФУ (г. Ставрополь)

Волвенко Алексей Александрович − к.и.н., декан факультета истории и филологии, Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВО РГЭУ «РИНХ» (г. Таганрог)

  1. Мининкова Людмила Владимировна − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Образы Дмитрия Шемяки в трудах российских историков

  1. Шалак Максим Евгеньевич − к.и.н., доцент кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

«…Кому ни будучи на поле тому своею головою промышляти»: к вопросу о первых контактах Московского царства с Казыевым улусом.

  1. Аваков Пётр Ашотович − к.и.н., ст. преподаватель кафедры исторических наук и политологии РГЭУ (РИНХ)

Азовский поход 1646 г.

4.Тепкеев Владимир Толтаевич − к.и.н., с.н.с. КалмНЦ РАН (Элиста)

Калмыцко-донские отношения в период Азовских походов 1695–1696 гг.

  1. Айдунова Татьяна Юрьевна − аспирант кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

И.И.Голиков и С.М.Соловьев о полководческих качествах Петра I в битве при Лесной

  1. Воскобойников Сергей Георгиевич − к.и.н., доцент кафедры истории и культурологи ДГТУ

Участие донских казаков в боевых действиях у крепости Журжа в марте 1807 года

7.Захаревич Алексей Владимирович − к.и.н., научный консультант РРО ВООПИиК

Донской казачий полк войскового старшины Молчанова 2-го в Осетии и Ингушетии в 1809−1817 гг.

8.Скорик Александр Павлович − д.и.н., д.ф.н., зав. кафедрой теории государства и права и отечественной истории ЮРГПУ (НПИ) им. М.И. Платова (г. Новочеркасск) 

Боевая вахта Донского казачьего № 36 полка на службе Российской империи в XIX веке

9.Судавцов Николай Дмитриевич − д.и.н., профессор кафедры истории России гуманитарного института СКФУ (г. Ставрополь)

Участие казаков в Восточной (Крымской) войне на Кавказе (1853-1856 гг.)

10.Волвенко Алексей Александрович − к.и.н., декан факультета истории и филологии, Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВО РГЭУ «РИНХ» (г. Таганрог)

Об оценке эффективности казачьих войск в 1860-х гг.

  1. Тикиджьян Руслан Геннадьевич − к.и.н., доцент кафедры истории и культурологии ДГТУ

Проблема соотношения военной и полицейской, правоохранительной службы донских казаков в конце XVIII – начале XX: актуальные вопросы изучения

  1. Брызгалова Ирина Генриховна − к.и.н., доцент кафедры исторической политологии ИИМО ЮФУ

Позиция казачества Дона и Северного Кавказа по вопросам войны и мира (февраль- май 1917 г).

  1. Исакова Марина Алексеевна − учитель истории МБОУ СОШ № 61

Боевой путь Гундоровского Георгиевского полка в 1918 г.

  1. Пыльцын Юрий Сергеевич − аспирант кафедры истории России ИГНиИ, департамент «Исторический факультет» УрФУ (г.Екатеринбург)

Терско-Астраханская бригада в Крыму. Очерк боевых действий

  1. Баранов Андрей Владимирович − д.и.н., д.пол.н., профессор кафедры политологии и политического управления Куб.ГУ (г. Краснодар)

Повстанческое антибольшевистское движение терского казачества (1920–1924 гг.): региональные особенности 

СЕКЦИЯ №2. «СЛАГАЕМЫЕ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮГА РОССИИ»

(Время заседания 13.00-17.00,  ауд.218)

Модераторы:

Сень Дмитрий Владимирович − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Матвеев Олег Владимирович − д.и.н., профессор кафедры истории России КубГУ (г. Краснодар) 

  1. Новолодский Алексей Сергеевич − аспирант кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Обоснование идеи похода на Казань в «Истории о Казанском царстве»

  1. Трапш Николай Алексеевич − к.и.н., директор ГАРО

Военная организация абхазского общества начала XIX столетия в синхронных иностранных нарративах

  1. Шафранова Ольга Ивановна − к.и.н., доцент кафедры истории России СКГУ (г. Ставрополь)

Военная организация адыгских сообществ Западного Кавказа в оценках  Т. Лапинского

  1. Абраменко Владимир Александрович − к.и.н., доцент кафедры теории организации и управления персоналом РГПУС

«Характерники» и «пластуны» в культуре запорожского и кубанского  казачества

5.Сень Дмитрий Владимирович − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

О происхождении лидеров донских и кубанских казаков-старообрядцев конца XVII в. — начала  XVIII в. .

  1. Горожанина Марина Юрьевна − к.и.н., доцент кафедры Истории России Куб.ГУ (г. Краснодар)

Роль православного духовенства в военной истории кубанского казачества

  1. Матвеев Олег Владимирович − д.и.н., профессор кафедры истории России КубГУ (г. Краснодар)

Из истории изучения системы подготовки офицеров для кавказских казачьих войск: А.Г. Рыбальченко и Н.Н. Баратов

  1. Перетятько Артем Юрьевич − к.и.н., н.с. Лаборатории военных исследований МСЦФтПИ

Эксперименты в достроевой подготовке казаков в 1870 гг. по материалам периодической печати

  1. Сафронкина Елена Ивановна − к.и.н,, доцент кафедры истории, философии и социальных технологий НИМИ (филиал ДГАУ) (г. Новочеркасск)

Попытки донского земства облегчить воинскую повинность казаков (1876-1882 гг.)

  1.  Годовова Елена Викторовна — к.и.н., доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Оренбургского филиала РАНХиГ (г.Оренбург)

Взаимодействие оренбургских казаков с казахским населением

  1. Братолюбова Мария Викторовна − к.и.н., доцент кафедры Отечественной истории ИИМО ЮФУ

Донские казаки в Первой мировой войне в документальной фотографии (по материалам ГАРО)

  1. Грядский Давид Михайлович − студент кафедры исторической политологии ИИМО ЮФУ

Первая мировая война в воспоминаниях офицеров высшего звена Русской армии: некоторые аспекты

  1. Сивков Сергей Михайлович − к.и.н., зав. кафедрой гуманитарных и математических дисциплин ЮИМ (г. Краснодар)

Революция и насилие: Этнические конфликты казачьего и иногороднего населения Кубани в годы Гражданской войны

  1. Дюкарев Андрей Викторович − директор АНО НОЦ «Интеллектуальные ресурсы»; Дюкарева Ирина Анатольевна − зам. директора АНО НОЦ «Интеллектуальные ресурсы» (г. Краснодар)

Персоны нон грата истории кубанского казачества в современной отечественной историографии

  1. Аверьянов Антон Викторович − к.и.н., доцент кафедры исторической политологии ИИМО ЮФУ

Национальная политика на Юге РСФСР в предвоенный период

 СЕКЦИЯ №3. «ВОЙНЫ В ПРОСТРАНСТВЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ»

(Время заседания 13.00-17.00, ауд. )

Модераторы:

Айриян Радмила Сергеевна  − к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Дронов Александр Михайлович − к.и.н., м.н.с. Института славяноведения РАН (г. Москва)

  1. Гаврилов Сергей Николаевич − к.и.н. доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Проблемы военно-морского флота Англии в конце XVI в.

  1. Ласкова Наталья Васильевна − к.и.н., доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Колониальный фактор в англо-французской войне 1627−1629 гг.

  1. Мигаль Анастасия Сергеевна − ассистент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Образ османской армии в представлениях западноевропейских путешественников XVIII в.

  1. Ковалева Ольга Александровна − к.и.н., ст. преп. кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Война  североамериканских колоний за независимость в донесениях российских дипломатов

  1. Егоров Александр Александрович − д.и.н., профессор кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Французы в Испании (по воспоминаниям участников похода 18081814 гг.)

  1. Дронов Александр Михайлович − к.и.н., м.н.с. Института славяноведения РАН (г. Москва)

Граничары и казачество в первой половине XIX в.: взгляд из Австрийской империи

  1. Подольников Владимир Павлович − к.и.н., доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Фронтовая повседневность в романе Э.М. Ремарка «На западном фронте без перемен»

8.Пуховская Наталья Евгеньевна − к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Война против СССР в восприятии солдат и офицеров Третьего рейха

9.Айриян Радмила Сергеевна  − к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Корейская война 1950-1953 гг.: «последняя битва» изоляционистов в стенах Конгресса США

10.Щербаков Вячеслав Юрьевич  −к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Бундесвер и иммигранты: высшая форма интеграции и/или новая сфера противостояния?

ЗАСЕДАНИЯ 5 МАЯ

СЕКЦИЯ №1. «ВОЙНЫ В ИСТОРИИ ЮГА РОССИИ»

(Время работы с 10.00,  ауд.202)

Модераторы:

Судавцов Николай Дмитриевич  − д.и.н., профессор кафедры истории России СКФУ (г. Ставрополь)

Волвенко Алексей Александрович − к.и.н., декан факультета истории и филологии, Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВО РГЭУ «РИНХ» (г. Таганрог) 

  1. Чекулаев Николай Дмитриевич − к.и.н., н.с. ИИАЭ ДагНЦ РАН (г. Махачкала)

Казак как боевая сила и опора Российского государства в XVI – XIX вв.

  1. Панеш Аскербий Дзепшевич − д.и.н., заместитель директора по научной работе АРИГИ (г. Майкоп)

Адыги и татарский мир в XVI-XVII вв.: эволюция взаимоотношений

  1. Ляпин Денис Александрович − д.и.н., доцент, ЕГУ (г. Елец)

Казачество в городах Юга России по данным сметы 1651 г.: вооружение, численность, структура

  1. Почекаев Роман Юлианович − к.ю.н., зав. кафедрой теории и истории права и государства НИУ ВШЭ (Санкт-Петербургский филиал) (г. Санкт-Петербург)

«Военное право» калмыков в трудах отечественных исследователей

  1. Батыров Валерий Владимирович − к.и.н., с.н.с. КалмНЦ РАН (Элиста)

К вопросу о калмыцко-казахских военных конфликтах во второй половине XVIII в.»

  1. Мезенцев Евгений Вячеславович − к.и.н., с.н.с. Центра военной истории России ИРИ РАН (г. Москва)

Из истории военной организации и боевых походов донских казаков в конце ХVIII – начале ХIX веков

  1. Поляков Владимир Евгеньевич − д.и.н., доцент кафедры истории КИПИ (г. Симферополь)

Крымский татарин — герой войны 1812 года 

  1. Кидирниязов Даниял Сайдахмедович − д.и.н., профессор, в.н.с. ИИАЭ ДагНЦ РАН (г. Махачкала)

Взаимодействие и взаимовоздействие традиций казаков и народов Северного Кавказа в историко-культурном контексте XVIII — первой половине XIX в: специфика и особенности

  1. Агафонов Анатолий Иванович − д.и.н., профессор кафедры кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Роль русской православной церкви в окормлении донских полковых музеев в России и эмиграции.

СЕКЦИЯ №2. «СЛАГАЕМЫЕ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮГА РОССИИ»

(Время заседания с 10.00,  ауд.218)

Направление 1.

«ВОЕННАЯ АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ВОЙН НА ЮГЕ РОССИИ»

Модераторы:

Бойко Андрей Леонидович −  к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИИМО ЮФУ

Ильюков Леонид Сергеевич − к.и.н., с.н.с. Южного научного центра РАН

  1. Ильюков Леонид Сергеевич − к.и.н., с.н.с. Южного научного центра РАН

Константиновское поселение — форпост носителей майкопской культуры на Нижнем Дону: осада и гибель

  1. Иванеско Антон Евгеньевич − к.и.н., доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Военное дело нартов осетинских сказаний и проблема катафрактариев

  1. Зеленский Юрий Викторович − к.и.н., с.н.с. КГИАМЗ им. Е.Д. Фелицына (г.Краснодар)

Военная организация половецких племён и военное дело у половцев.

  1. Кусаинова Елена Викторовна − к.ф.н, доцент МГУТИТ; Кусаинов Андрей Александрович − специалист МГУТИТ (г. Москва)

Воинское искусство и вооружение кочевников и казачества в XVI-XVII вв.

  1. Пьявченко Елизавета Владимировна − профессор кафедры дизайна архитектурной среды ААИИ ЮФУ

Города-крепости Подонья – узловые пункты общегосударственных оборонительных сооружений XVI-XVII вв.

  1. Бойко Андрей Леонидович − к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИИМО ЮФУ

Новые данные о системе фортификационных сооружений Миусского полуострова XVIII−XIX вв. (по материалам экспедиций 2016 г.)

  1. Самовтор Сергей Владимирович − к.и.н., главный специалист ГАКК (г. Краснодар)

К истории Варениковского укрепления Черноморской кордонной линии

  1. Андреев Алексей Олегович − главный специалист ГАКК (г. Краснодар)

Артиллерия Черноморского казачьего войска 1802-1860 гг.

СЕКЦИЯ №2. «СЛАГАЕМЫЕ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮГА РОССИИ»

(Время работы 10.00 − 17.00. ауд 218)

Направление 2

«ЭТНОЛОГИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СОСТАВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ»

МОДЕРАТОРЫ:

Рудиченко Татьяна Семеновна − доктор искусствоведения, профессор кафедры истории музыки РГК им. С.В. Рахманинова

Богаченко Татьяна Викторовна − к.и.н., доцент археологии и истории древнего мира ИИМО ЮФУ

  1. Вдовченков Евгений Викторович − к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИМО ЮФУ

Насилие и власть в обществе номадов (к вопросу о характере потестарных отношений у сарматов)

  1. Богаченко Татьяна Викторовна − к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИМО ЮФУ

Воительницы русского эпоса

  1. Рахно Константин Юрьевич − д.и.н., в.н.с. Национального музея-заповедника украинского гончарства (Республика Украина, с. Опошное)

Казнь убийцы на Запорожской Сечи: истоки обычая

  1. Рудиченко Татьяна Семеновна − доктор искусствоведения, профессор кафедры истории музыки РГК им. С.В. Рахманинова (г. Ростов-на-Дону)

Воинские традиции в хорах казачьей эмиграции

  1. Черницын Сергей Вячеславович − к.и.н., доцент кафедры истории и культурологии ДГТУ

Актуализация этнической истории донских казаков в образовательной практике Ростовской области

  1. Матвеев Владимир Александрович − д.и.н., доцент кафедры Отечественной истории ИИМО ЮФУ

Исторические условия формирования и территориальные различия идентичностей в российском казачестве: ракурсы осмысления.

  1. Гарсаев Лейчий Магомедович − д.и.н., профессор ЧГУ ИГИ АН ЧР; Гарасаев А.М.−  соискатель ИГИ АН ЧР; Гарсаева М.М. − ст. преп. кафедры чеченской филологии ЧГПУ; Ахматханова Л.Х.−  ст.лаб. ИГИ АН ЧР ( г. Грозный)

Холодное и огнестрельное оружие и его место в Кодексе чести чеченцев

  1. Гревцова Татьяна Евгеньевна − к.фил.н., н. с. лаборатории филологии ИСЭГИ Южного научного центра РАН

Свадебный обрядовый хлеб у казаков Урюпинского района Волгоградской области

  1. Власкина Татьяна ЮрьевнаЗаведующая музеем казачества этнографии и культуры Приазовья ЮНЦ РАН

Горины из хутора Бокова: семейный портрет на фоне краха империи

  1. Пилипчук Лариса Ивановна − учитель МБОУ СОШ № 4 (г. Батайск)

Отражение событий воинской службы в бытовой культуре населения Нижнего Дона в новейшее время

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ ЮГА РОССИИ» (VI-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ).

maxresdefault

Минобрнауки России
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Институт истории и международных отношений
Министерство культуры Ростовской области

МУК «Зерноградский историко-краеведческий музей»

Фонд имени священника Илии Попова

Донская региональная общественная организация Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ               ЮГА РОССИИ»

(VI-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Конференция состоится на базе

Института истории и международных отношений

Южного федерального университета

по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33.

4−5 МАЯ 2017 г.

 Оргкомитет конференции:

д.ф.н., доцент Яровой Андрей Викторович (председатель);

к.и.н., доцент Бойко Андрей Леонидович (ответственный секретарь);

д.и.н. Сень Дмитрий Владимирович;

к.и.н., доцент Черницын Сергей Вячеславович;

вице-президент Донской региональной общественной организации «Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»», главный редактор казачьего интернет-портала «Дикое Поле» Олег Борисович Николаев.

 На конференции предлагается обсудить следующие вопросы:

  • Воинская культура и история казачьих сообществ, казачьих Войск России;
  • Мир и война в жизни кочевого и оседлого населения Юга России;
  • Состязательная и игровая культура этнических групп казаков России;
  • Военная (поисковая) археология сегодня;
  • Историческое природопользование, этническая экология, народные знания;
  • Казаки и их соседи (особенности этнической культуры и истории, этнокультурные взаимодействия и традиционные взаимоотношения);
  • Этнические, этнокультурные, этноконфессиональные, этнолингвистические, территориальные особенности идентичностей в казачьих группах России.

По результатам конференции тексты представленных докладов и материалы их обсуждения будут опубликованы в сборнике материалов конференции.

Проезд и проживание оплачивает командирующая сторона. Организационный взнос не предусмотрен. Публикация научной статьи – бесплатная. Необходимым условием публикации является личное участие на конференции!

Заявки на участие в конференции принимаются к рассмотрению до 15 апреля 2017 г., тексты статей – до 15 мая 2017 г.

Редколлегия оставляет за собой право отбора присланных материалов.

Требования к оформлению текста: объем публикации до 15000 печатных знаков с пробелами, иллюстративный ряд к статьям не приветствуется.

Редактор Word, шрифт Times New Roman, 14 pt, межстрочный интервал – 1,5; поля: левое – 3 см, правое 1,5, верхнее и нижнее – по 2 см. Автоматические ссылки (постраничные или концевые) не допускаются и будут удалены. Список источников и литературы выстраивается в алфавитном порядке после текста. Указанный список нумеруется. Ссылка на источник или литературу из этого списка размещается в тексте статьи в квадратных скобках путем указания номера из списка и страницы или листа. Материалы, оформленные не по правилам и присланные не в срок, к рассмотрению не допускаются и будут отклонены.

Просим авторов в отдельном файле предоставлять свои персональные данные (ф.и.о., место работы, должность, ученое звание, ученая степень), а также контактную информацию, включая номер мобильного телефона и адрес электронной почты.

Заявки на участие в конференции и тексты статей следует направлять:

Яровому Андрею Викторовичу (председателю оргкомитета) по эл. почте: jarovoj2005@yandex.ru

Бойко Андрею Леонидовичу (ответственному секретарю) по эл. почте: alabama7008@yandex.ru

Образец оформления текста

И.И. Иванов (Ростов-на-Дону)

Об источниках комплектования архива Войска Донского второй половины XVI в. – начала XVIII в.

Хххххххххххххх  ххххх х хххххххххх ххх ххххххх [2, с. 23].

Хххххххххххххх хххххххххх ххххххххххх [3, л.25].

Ххххххххххххх хххххххххх хххххх [1, с.351].

Источники и литература

  1. Дополнения к актам историческим. СПб., 1872.
  2. Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов-на-Дону, 1961.
  3. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.111. Оп.1. 1691 г. Д.2.

Яровой А.В. Казачьи воинские искусства: к постановке проблемы.

IMG_0054

Яровой А.В.

Целью работы является рассмотрение проблемы связанной с казачьими воинскими искусствами, которые в последние годы превратились в своеобразный символ казачества. Историография пополнилась немногочисленными работами, затрагивающими различные аспекты проявления казачьего мастерства на войне, военной подготовки призывников, проявлениям воинских традиций в праздничной культуре казаков. Публицистическая литература также предложила описание разнообразных систем казачьих боевых искусств, детальное описание «казачьих» приемов владения оружием, пикой, рукопашным боем, однако, чаще всего написанных в жанре фольк-хистори.

В качестве примера такой научной работы рассмотрим таблицу из монографии известного исследователя традиционных рукопашных состязаний восточных славян Б.В. Горбунова. Фундаментальная работа Б.Н. Горбунова [1,с. 19] затрагивает донских казаков в аспекте распространение различных видов традиционных рукопашных состязаний. Горбунов активно использует в работе статистический метод, полагая, что это придаст его труду более научно обоснованный характер. Однако при изучении таблицы «Распределение сообщений о народных рукопашных состязаниях по губерниям и уездам в XIX – начале ХХ в.» в разделе, относящемся к области войска донского видим такую картину.

 

  Количество сообщений
  Всего в XIX-XX  вв. Нач. XIX – 1850 г. 1860-

1880

1890-

нач. ХХ в.

  Кулачные бои Борьба Кулачные бои Борьба Кул. бои Борь

ба

Кул. бои Борь

ба

Донецкий 6 9 3 3 2 4 1 2
1-й Донской 7 5 3 3 3 1 1 1
2-й Донской 5 31 2 11 2 12 1 8
Ростовский 24 22 10 9 8 8 6 5
Сальский 6 5 2 2 2 2 2 1
Таганрогский 5 3 2 1 2 1 1 1
Усть-Медведецкий 8 4 4 2 3 1 1 1
Хоперский 20 14 10 5 6 5 4 4
Черкасский 9 5 4 2 3 1 2 2

Таблица примечательная во многих отношениях. Во-первых, не совсем понятно как составлялась такая таблица. Ежегодные атаманские отчеты не содержали информации о кулачных боях, имеются отрывочные, даже красочные описания кулачек очевидцами и по воспоминаниям, что можно говорить о традиционности этого явления в том или ином населенном пункте. Можно также составить статистику таких сообщений, которые имеются в различных источниках, но они не скажут ничего о динамике самого явления, поскольку если явление традиционное, то на него просто не будут обращать внимание, если оно связано с какими то нарушениями или сверхординарными событиями, то тогда его могут упомянуть, или в связи с подготовкой молодежи к службе, или как элемент этнографического описания быта станиц. В каждом случае такое явление следует расценивать как уникальное и традиционное, но это нисколько не говорит о его динамике. Например, автор пишет, что во 2-м Донском округе было 22 сообщения о борьбе и 24 сообщения о кулачном бое. Значит должно быть как минимум 22 источника. Но источниковая база исследования не включает в себя такого количества по округу, откуда данные? Во-вторых, автор расписывает количество сообщений по всем округам с начала XIX века, однако окружное деление было установлено в 1833 году, Ростовский округ образовался в 1887 г., Сальский округ – в 1884 г. из Калмыцкого округа, а Таганрогский – в 1887 г. из Таганрогского градоначальства. Возникает вопрос – откуда данные и какого характера источники использовал автор. Означает ли это, что с 1800 по 1850 гг. в Калмыцком округе проходили кулачные бои и борьба среди калмыков? Или все же здесь подразумеваются какие-то казачьи станицы? И каково происхождение цифр относящихся к Черкасскому округу, в котором располагалось старая и новая столицы, и где борьба и кулачный бой были очень широко распространены, вплоть до начала ХХ века? А по Горбунову получается, что борьба и кулачный бой были гораздо более развиты в Ростовском округе, которого на тот момент еще и не существовало. И это в научном исследовании, что же тогда говорить о многочисленных работах фольк-хистори?

Разнообразные определения, которыми наделяют авторы рассматриваемое явление, высвечивают перед нами терминологическую проблему. «Военное искусство», «воинское искусство», «боевое искусство», «военное ремесло» ‑ такой терминологический разброс заставляет обратиться к подробному рассмотрению указанных понятий. Под военным искусством обычно понимают теорию и практику подготовки и ведения военных действий. Военное искусство представляется теорией военного дела, чаще умозрительной конструкцией, отражающей законы и принципы войны.

Под воинским искусством можно понимать часть военного искусства, которая связана с подготовкой и умением вести бой, сражение. Здесь представляется важным подчеркнуть, что воинская подготовка может базироваться как на регламентированной уставом деятельности, так и на преданиях традиции. Воинское искусство это искусство воина, человека прошедшего духовную и физическую подготовку, умеющего владеть средствами ведения боя и средствами передвижения. Комбинация этих трех элементов в разных условиях пространства и времени составляет суть воинского искусства. Комбинация, ведущая к победе, обладает эстетическим выражением, она фиксируется в памяти и передается от старшего поколения младшему.

Воинское искусство имеет прикладное значение и включает в себя бой, поход, отдых в лагере, сторожевую и разведывательную службу, «малую» войну, засаду, неожиданное нападение, службу по сопровождению обозов-транспортов, нападение на транспорты, фуражировку и прочее. Главным из всего перечисленного является бой, как основа любого военного столкновения.

Называть умения и навыки обращения с традиционным оружием казаков искусством, можно только тогда, когда эти умения выходят за рамки военного ремесла и обретают эстетическое измерение. Прагматичность и функциональность действия, сохраняя свою чистоту, представят не просто совершенный результат, но еще и возведут его в статус правила и образца для всеобщего подражания. В этом случае воин и его оружие, его манера действовать и жить, превращаются в эталон, который распространяется на его поведение, внешний вид и внутреннее содержание. Война и состязания в ратном мастерстве образуют каноны воинского искусства ‑ правила обращения с оружием и правила поведения в бою, которые собирают вокруг себя все остальные ценности казачьего сообщества. Создателями таких канонов являются мастера, достигшие в воинском ремесле совершенства. Эстетическая форма, создаваемая воинским искусством может быть выражена в приеме, который принес воину победу или в тактическом рисунке, который, например, заманил неприятеля в засаду, эти формы собирались народом в особым образом организованную «копилку памяти». Эта «копилка» открывалась на разные мероприятия, где все эти приемы и способы победы, осваивались и демонстрировались окружающим. Состязания сопровождали всякие съезды и сходы казаков, особенно станичные сборы, где после обсуждения общественных дел, заслуженные воины обращались к рассказам о своих подвигах, а «пылкая молодежь с жадностью ловила слова их». Наслушавшись разных повестей из военной жизни, молодые люди садились на лошадей и выезжали за станицу, где старались в действиях представить рассказанное им, и, разделившись на две стороны, делали примерные сражения – шермиции. Заслуженные казаки присоединялись к ним и помогали своими наставлениями.[2, с.22-23].

«Домашние игры» донцов являлись своеобразными древними духовно-физическими центрами, которые объединяли общины в единое, этническое целое. На такие состязания съезжались представители разных казачьих городков, часто организованными командами, со своими атаманами и стариками, с угощением, запевалами и музыкантами, при знаменах и бунчуках. В казачьих играх участвовали лучшие из лучших казаков – не запятнавшие себя «дурной жизнью дома или предосудительными проступками в походах». Участники игр прибывали в лучших одеждах и с лучшим оружием, их кони были наряжены в ронзыки, конскую сбрую на турецкий манер, в которой узда, нагрудник, панфы были сделаны и украшены серебром и шелковыми кистями, иногда с позолотой и каменьями. Отваги демонстрировали друзьям и недругам на скачках удальство и исправность молодецкую. Как бытописательствовал полковник В.М. Пудавов: «Не любо ли посмотреть на них? ‑ кони львы-львами, збруя турецкая, серебряная, позолоченая, вся как жар горит, а сами-то богатыри ‑ диво, что за люди! Один семерых сломит. Старики красуются седыми бородами, молодцы усами в вершка три, в четыре; а юноши живой ухваткою и алым цветом на щеках. Все эти наездники зашиты в бархат, камку, в штофы и сукна немецкие. Сюда же съезжаются в нарядных возках с жаровнями, одетые в парчи и разноцветы, наши прабабушки с красавицами дочками».

Все присутствовавшие на играх участники проникались чувством единения, гордости за отважных рыцарей, которые демонстрировали образцы красоты и гармонии, стремление служить во благо народу. В.М. Пудавов замечал: «Бывало миру, миру, ‑ глазом не окинешь, ‑ а все составляют из себя как бы одно семейство: рассказы, шутки, смех, запевания и выстрелы, попеременно одушевляют эту пеструю, веселую гулярную толпу»[3].

Состязания проводимые на сырной неделе назывались шермициями, маневрами, домашними играми. Их красочное описание оставил Е.Котельников [4]. Шермиции поддерживали нравственность и хорошее поведение казаков. Казаки с давних времен высоко ценили честь участвовать в общественных собраниях, судить и рядить вместе со стариками, пользоваться всеобщим уважением и почетом. Любой проступок, связанный с пьянством, развратным поведением или преступлением удалял его от этого стремления, а вот отличия на состязаниях, военной службе, в отважном поиске, наоборот приближали его к заветной цели.

Такие «домашние маневры», часто соединялись со стрельбою в цель с лошади и пешком, с борьбой и кулачными боями, которые случались не только в воскресные дни, после станичных сборов, но повторялись тогда, когда казаки съезжались вместе, особенно верхами: при разделах травных посевов, при переездах из хуторов в станицы и обратно, на светло-праздничных, Троицких, святочных и масленичных играх, в поминальных и траурных обрядах, в свадебном «храбром поезде», в инициациях подрастающего поколения. Так возникали древние казачьи игры, которые с века XVIII стали называться шермиции, домашние игры, домашние маневры, хотя возможно такое название существовало и ранее.

Следующей проблемой выступает содержательная сторона понятия «воинского искусства казаков». Разрешение этой проблемы связано с построением классификационной схемы, которая бы отражала естественный характер его бытования и учитывала бы локальные варианты конкретного существования. Такая процедура позволит систематизировать исторические, этнографические и др. источники; позволит решать вопросы генезиса, эволюции, влияние других военных систем на формирование воинского искусства казаков, которое предстает перед исследователем в начале ХХ столетия. Фундаментальным основанием для классификации воинского искусства является состязательный характер всей казачьей культуры. Шермиции – это не только «копилка» ратного мастерства, это еще и личное стремление каждого участника к славе, к победе, к собственной значимости в судьбе общины и народа. Соперничество удальцов отражалось и в соперничестве станиц. Соревнование казаков порождало соперничество одной станицы с другой, отчего некоторые из них все больше выделяясь, обретали известность и славу по всей земле донских казаков. Казаки таких станиц славились особенно своею храбростью, подавая другим благородный пример для подражания. К таким станицам относились Раздорская, Старочеркасская, Кочетовская, Пятиизбянская и Букановская, в них многие простые казаки дослужились не только до полковников, но некоторые становились знаменитыми генералами. Например, уроженцами станицы Раздорской были генерал от кавалерии и наказной атаман Власов Максим Григорьевич, генерал-майор Черевков Евтей Иванович, генерал-майор Балабин Степан Фёдорович, генерал-майор Басов Пётр Трофимович, генерал от кавалерии Кульгачёв Алексей Петрович, генерал-майор Марков Михаил Маркович. Глядя на заслуги этих отличных станиц, казаки других станиц рвались изо всех сил отличиться в домашних играх, в походах или на службе. Чувство состязательности или молодечества одного перед другим, как писал в 1852 году генерал И.И. Краснов, «развило пылкие силы души, возвысило чувствованием стремление к чести и славе» [2, с.15].

Общая классификационная схема предполагает ранжирование на классы, которые выделяются в связи с использованием или не использованием средств передвижения; в классах выделяются группы – по использованию или не использованию оружию, подгруппы различаются по воздействию на противника, будь то удар шашкой или борцовский бросок, и наконец, виды бытования отмечают особенности состязательных практик существовавших в хуторах и станицах Области Войска донского.

Детализация данной схемы может выглядеть следующим образом. В военном отношении походы казаков были сухопутные и морские[5,v], следовательно, и оружием владели верхом на коне и пешком. Отсюда первым критерием для классификации является наличие средства передвижения. Подобный критерий определен был кормящим ландшафтом донцов, их пойменным положением, наличием средств передвижения в виде стругов или коней.

Состязания пешие с оружием могли быть индивидуальные (единоборство) и коллективные. Оружие, исходя из различных источников, можно подразделить на холодное, древковое и стрелковое. Каждая разновидность оружия порождала и свой тип состязания. Основным длинноклинковым оружием казаков ориентировочно с конца XVII в. была шашка.

Использование длинноклинкового оружия породило и игровую практику в донских станицах, когда вместо настоящей шашки применяли камышовые или лубочные шашки и сабли [6]. В таком виде народное фехтование просуществовало до первой четверти ХХ столетия (хотя наблюдалось и позже, в играх казачат, в которые они не брали иногородних[7]) и имеет различные локальные особенности. Интересны правила таких игр – когда противник получал «ранение» в спину или по затылку, то считался убитым и должен был лежать на бойном месте до окончания схватки. В одних играх старались поразить безоружного предводителя, в других выбить противника за боевую черту, со стога соломы или кургана. Запрещалось наносить колющие удары в живот и проч. Похожие игры были и с камышовыми пиками. Иногда такие игры являлись отголосками реальных сражений о чем, на материале кубанских и уральских казаков, пишет в своей монографии Новоселов. Например, игра «иканцы» уральцев воспроизводила битву 1872 г. в которой погибло много казаков. Борьба велась за крепость и заканчивалась штурмом. Глядя на эту игру, многие зрители плакали, особенно те из них, кто имел родственников, погибших в настоящей битве [8].

Фехтование, с которым казаки знакомились на службе, являлось системой разработанной полковником А. Соколовым в первой половине XIX в. и существовавшей в офицерской кавалерийской школе [9], преподавать его казачьим урядникам стали после 1891 г. после утверждения военным министром Инструкции для ведения занятий в кавалерии с разведчиками. Позже была сформирована комиссия при главном управлении казачьих войск, которая внесла изменения в Устав строевой казачьей службы и уже издание устава 1899 г. содержит раздел по фехтованию [10]. Шашечные приемы в пешем строе, входившие в 1 часть устава малолетки осваивали и в 1869 г. согласно Правил для обучения молодых казаков войска Донского [11].

Основным древковым оружием донцов являлась пика, которую часто называли их национальным оружием. Пики бытовали разных размеров, несмотря на частую регламентацию и требования, в зависимости от того, конный или пеший казак ею был вооружен. Короткая пика (дротик) использовалась казаками в пешем порядке. В Деле о высочайше утвержденном описании обмундировании и вооружении конных и пеших казаков Донского войска при нахождении их на внутренней службе в 1838 г. рекомендовалось неслужилым казакам быть вооруженными одною пикою длинною в два с половиной аршина (примерно 1 м.80 см), конный же казак должен был иметь длинною пику, саблю и пистолет [12]. Игры с метанием дротика существовали во множестве станиц, например, метали заостренную палку в круг с десяти шагов, метали – кто дальше, с ноги, метали друг другу.

Состязания в стрельбе также сопровождали праздники и сходы казаков, в сословный период казачьей истории, они были регламентированы и детально прописаны в разных положениях. В Положении об управлении Донского войска 1835 г. раздача пороха и свинца казакам для упражнений в стрельбе производилась в праздничные и воскресные дни [13,с.140]. Иногда, при занятиях с казачатами урядник-инструктор использовал саадак или лук. Стреляли по поплавку в станице Старочеркасской, стреляли в яйцо, из лука стреляли в круг. Стрельба из лука была описана еще В.Д. Сухоруковым [14,с.50].

Рубка шашкой существовала повсеместно и всегда сохраняла народные традиции, устав фиксировал самые доступные и понятные молодым казакам приготовительного разряда формы держания шашки, вынимания ее из ножен, несколько приемов рубящих ударов – вертикального, косого, горизонтального и укола шашкой. Упражнения в пешем виде предполагали подготовку к конной рубке, особенно когда учили оттягивать клинок после удара, пробегать по полосе для рубки мишеней. Однако этнографические записи позволяют фиксировать упражнения и другого характера – рубка воды, кустарника, камыша. Отработка кистевого удара в зарослях чакана, рубка чучел, кос из соломы.

После военной реформы 1874 г. и издании нового устава 1875 г. в марте 1876 года были составлены Правила для обучения строевой службы казаков приготовительного разряда донского войска, где в качестве учителей выступали станичные инструкторы из расчета 1 на 20-25 человек. Надзор за обучением возлагался на военных приставов под наблюдением юртовых атаманов. Одним из предметов обучения являлись упражнения с холодным оружием пешком, согласно 1-ой части устава о строевой казачьей службе. В конце обучения на лагерных сборах устраивались состязания в стрельбе и наездничестве. Ограничения на ношение оружия, на использование лука и на стрельбу, на общественные увеселения второй половины XIX в. оказали свое действие на обывателей ОВД [15, с.1061-1062].

Пешие воинские искусства без оружия можно разделить на борьбу и кулачный бой (кулàчки). Ранние описания борьбы у донских казаков встречаются в записях иностранных путешественников XVIII в. Польский путешественник Ян Потоцкий так описывал борьбу донских казаков: «Двое молодых казаков передо мною боролись. Искусство состоит в том, чтобы схватить противника за пояс, потом броситься изо всей силы задом на земь, так чтобы борец полетел через голову; подумаешь, что он переломает себе руки и ноги, но казак не так нежен: при мне они оба встали здоровы и невредимы, как будто просто упали. Эта игра тем более примечательна, что казаки приписывают ей свое происхождение. Когда Владимир завоевал Херсон, сын его Мстислав переехал Воспор и пришел на остров, на котором стоит Тамань, бывший тогда главным городом княжества Тмутараканского. Князь яссов или косогов на нем защищался, решились окончить войну поединком без оружия. Мстислав остался победителем» [16].

Борьба могла быть коллективной и существовать в виде единоборства. Последний вид можно разделить по использованию захвата – за пояс, руками в обхват, за штаны – по-калмыцки; и без захвата – на вольную. Противника можно было удержать под собой, можно было положить на спину, или просто бросить через себя, вывести из равновесия, заставить коснуться третьей точкой земли и прочее. Техническую базу борьбы, как нам представляется, следует не подводить под спортивную классификацию и тем самым унифицировать ее, а сохранить ее локальные народный варианты.

Известия о кулачных боях у донцов едва ли не в первые встречаются в документах XVIII в. Так, в описи актов Старочеркасского архива имеется приказ от 31 декабря 1782 г. наказного атамана А.И.Иловайского «о недопущении кулачных боев»[17]. Запрет на кулачные бои мы находим и в сборнике узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей ОВД [15, с.137].

Кулачный бой чаще всего сочетал в себе индивидуальные и коллективные взаимодействия – перед стенками выскакивала молодежь, свистели, гичали, били с наскока и прятались за спины опытных товарищей, выкрикивали на бой – заревайл – предводителей стенок. Разнообразие локальных вариантов было таково, что кажутся преждевременными построения М.А.Рыбловой о возрастной организации кулачек у донцов [18]. В одних станицах старики и зрелые казаки не поднимались на кулачную, в других участвовали все возраста, но использовали камни, палки, закладки (что не осуждалось обычаем), в других палка в руках являлась признаком драки, в третьих – бились в определенном порядке, по парам и прочее. Здесь видится необходимость проработать не только классификацию кулачных боев, но и техническую базу элементов его составляющих, которые были настолько своеобразными, что не вписывались в унифицированную схему спортивного бокса. Сравнить с другими системами можно будет лишь после того, как будет составлена подобная классификация, изучены локальные варианты кулачных состязаний. А пока говорить о преимуществах или недостатках кулачного боя перед боксом или каратэ, как это делает, например, исследователь Г.Панченко [19] и невозможно и преждевременно.

Конные состязания с оружием были индивидуальные и коллективные. Индивидуальные включали в себя рубку и конное фехтование, действия пикой, стрельбу из лука и ружья. Знаменитая «скачка на мишень» сохранялась у донцов до I мировой войны и носила обрядовый характер. Регламентация конных состязаний видна в Положении об управлении Донского войска 1835 г. где в статье «О ежегодном смотре в станице» указывается, что главными предметами смотров являются «испытания малолетков в верховой езде, искусстве действовать оружием и плавать на лошадях». Стрельба с лошади производилась холостыми патронами, затем рекомендовалось вытащить шашку и рубить мишени. Боевыми патронами вели цельную стрельбу по мишеням.

Состязания в скачке лошадей также носили обрядовый характер, о чем в свое время писал А. Ригельман [20]. В бытность атаманства М.Г. Власова для поощрения казаков к гимнастическим упражнениям в станицах, а также к заведению хороших и быстрых лошадей, рекомендовалось во время окружных сборов, при смотре устраивать скачки и различные мишени для цельной стрельбы. Отличившимся в наездничестве и удальстве, исправности в оружии полагались призы и даже производство в урядники [21].

После 1844 г., когда на Дону начинается устройство коннозаводства, поступило предложение от правительства об учреждении народно-казачьих скачек. Военный совет нашел, что выездка лошадей перед скачкою и производство скачки с жокеями не согласуется с нравами и обычаями казаков, ни с предназначением донских лошадей. Поэтому распорядился учредить скачку с препятствиями определив условиями для получения войсковых призов не скаковой круг, а местное пространство на котором находились бы овраги, рвы, барьеры и другие препятствия. В скачках на войсковые призы должны участвовать одни войсковые жители, скакать же должны не жокеи, но казаки и при полном вооружении. Призы были денежные, серебряные ковши, кубки, седла со всем прибором серебром окованные, ружья и шашки с надписью уряднику или казаку такому-то за удальство на войсковой скачке с препятствием. Дистанция скачек составляла от 8 до 16 верст [22].

Конные состязания коллективные у казаков на самом деле совершенно не изучены, но игры в «Лисичку», или с петухом, «джирид» и прочее говорят о их кочевом происхождении, и могут составить интересную страницу истории, проливая свет на происхождение казачьего народа.

Таким образом, нами было обозначено проблемное поле казачьих воинских искусств, намечены пути исследования этого феномена, изучение его локальных вариантов.

 

Литература

  1. Горбунов, Б.Н. М.,1997. Традиционные рукопашные состязания в народной культуре восточных славян 19 – нач. ХХ в. Историко-этнографическое исследование. М., 1997.
  2. Краснов, И.И. О донской казачьей службе. СПб., 1852.
  3. Пудавов, В.М. Рассказы и письма из старинного донского казачьего быта из оставшихся рукописей 30-х годов В. М. Пудавова. Новочеркасск, 1895.
  4. Котельников, Е. Историческое сведение Войска Донского о Верхне-Курмоярской станице, составленное из сказаний старожилов и собственных примечаний, 1818 года декабря 31 дня. — Новочеркасск: Типография Области Войска Донского, 1886.
  5. Краснов, Н.И. Военное обозрение земли донского войска.СПб.,1870.v
  6. Броневский, В. История Донского Войска. Описание Донской Земли и Кавказских Минеральных Вод. Ч. III. СПб., 1834 г. С.157.
  7. ПМА. ст.Кривянская. Инф. Пивоваров В.Г. г.р.1925.
  8. Новоселов, Н.П. Военные игры русского народа и их отношения к эпохе военной демократии. М., 1948.
  9. Соколов, А. Начертание правил фехтовального искусства. СПб., 1843.
  10. Гладков, В. Фехтование на шашках и пиках. СПб., 1893.
  11. Систематический указатель постановлений, вошедших в сборники правительственных распоряжений по казачьим войскам за 1865-1895 года. Т.2.Ч.3. Отд.44-48. СПб., 1897.
  12. 1 ГАРО.Ф.344.Оп.1.Д.333.Л.3.
  13. Положение об управлении Донского войска. Ч.1,2,3. СПб., 1835.
  14. Сухоруков, В.Д. Общежитие донских казаков в XVII‑XVIII столетиях. Исторический очерк. Новочеркасск, 1892.
  15. Мишарев, А.Ф. Сборник узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей станиц области Войска Донского, об их управлении и о поземельном устройстве. Новочеркасск, 1913.

16.Потоцкий, Я. Путешествие в Астрахань и окрестные страны. // Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII вв. (сост. В.А. Алексеев). / Сталинград, 1936.

  1. ГАРО. Ф.55.Оп.1.Д.197.Л.218.
  2. Рыблова, М.А. Кулачные бои у донских казаков // Дикаревские чтения. Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур северо-западного Кавказа за 2000 год. Материалы региональной научной конференции. Краснодар, 2001. С. 83-88.
  3. Панченко Г.К. История боевых искусств. Россия и ее соседи. М.,1997.
  4. Ригельман, А. История о донских казаках. ‑ Ростов-на-Дону, 1992.
  5. ГАРО. Ф.344.Оп.1.Д.361.Л.21-22.
  6. ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д.4437.

Опубликовано: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (V Токаревские чтения). Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Альтаир, 2016. С.19-29.

При перепечатке ссылка на сайт dikoepole.com обязательна.

Мероприятие фонда имени священника Илии Попова в Донской государственной публичной библиотеке

И.Попов

В воскресенье 22 марта в 11:00 в Выставочном зале (1 этаж) Донской государственной публичной библиотеки Фонд имени священника Илии Попова проводит свое очередное мероприятие.
Основные направления работы Фонда – пропаганда знаний российской церковной истории и истории казачества. Фонд начал издавать две серии книг – о православных храмах, расположенных на территории Ростовской области, и об участии донских казаков в гражданской войне. Фонд расширяет состав своих авторов, привлекаются авторы научных работ из соседних областей. Предлагаемое мероприятие – своеобразный отчет Фонда о работе в 1-м квартале 2015 года.
Будет проведена презентация новых книг, изданных Донской региональной благотворительной общественной организацией – Фондом имени священника Илии Попова:
– Венков А. В. 12-й донской казачий полк генерал-фельдмаршала князя Потёмкина-Таврического в годы Первой мировой войны. Ростов н/Д, 2014.
– Табунщикова Л. В., Шадрина А. В. Церковные расколы в Донской области. 1920–1930-е годы. Ростов н/Д, 2014.
– Шадрина А. В. Храмы Донской и Новочеркасской епархии конец XVII века – 1920 г. Ростов н/Д, 2014.
– Гражданов Ю. Д. Всевеликое Войско Донское. Ростов н/Д, 2015.
О работе Фонда имени священника Илии Попова расскажет его президент Алексей Григорьевич Сухарев, доктор физико-математических наук, профессор, Wilton, New Hampshire (США)

Жизнь и смерть священника Илии Попова

И.Попов

Сегодня, в день Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской, мы публикуем статью А.Г. Сухарева, рассказывающую о жизни и исповеднеческом подвиге его деда, донского казака, отца Илии Попова, казненного изуверами 14 октября 1937 года, в день Покрова Пресвятой Богородицы, Войскового праздника донских казаков, а также док.фильм «Станичный Священник», созданный Фондом имени священника Илии Попова.

В настоящее время дело священника Илии Попова находится на изучении в Комиссии по канонизации святых Донской митрополии.

В номере за 21 декабря 1910 г. «Донские епархиальные ведомости» поместили статью «Скромный юбилей», посвящённую пятидесятилетию служения Церкви Божией отца диакона Виктора Попова. Не менее сорока лет, судя по последней доступной клировой ведомости, служил в храме Рождества Христова в станице Нижне-Кундрюческой дед Илии Попова Михаил Иванович Фёдоров. В той же церкви служили ещё как минимум три поколения прямых предков отца Илии по мужской линии. Его прадед, Иван Фёдоров, служил в ней дьячком и рано умер.

Прапрадед, Фёдор Евсигнеев, служил в церкви с 1801 г. (священник с 1817 г.) по крайней мере до 1852 г. Прапрапрадед отца Илии, Евсигней Иванов, был «определён в чин» священника в 1792 г. и продолжал служить примерно до 1811 г. Очевидно, что Евсигней Иванов, не имевший никакого формального образования, прошёл по всем ступеням церковной иерархии и служить в Христорождественской церкви начал существенно ранее 1792 г. В 1801–1803 гг. в церкви было два священника, второй – Иосиф Симеонов – приходился Евсигнею Иванову двоюродным братом. И не исключено, что среди предков Евсигнея и Иосифа были церковно- и священнослужители. Однако подтвердить это предположение трудно, так как ни одной клировой ведомости Христорождественской церкви, относящейся к XVIII веку, не сохранилось.

Итак, церковный род Евсигнеевых-Фёдоровых-Поповых происходит из Христорождественской церкви Нижне-Кундрюческой станицы. Нижне-Кундрюческая находилась в центре области Войска Донского и была одной из самых больших станиц Первого Донского округа. Сейчас она носит название Нижнекундрюченской. Церковь Рождества Христова была построена, согласно клировой ведомости, «в 1752 г. по усердию и на средства прихожан. Она деревянная с такою же колокольней… Престолов в ней два: главный во имя Рождества Иисуса Христа и предельный с левой стороны во имя Животворящей Святой Троицы». Просуществовало это церковное здание до освящения в 1906 г. нового кирпичного храма Рождества Христова. После этого деревянную церковь разобрали, а на её месте, примыкающем вплотную к новому зданию, построили ещё один придел, тем самым завершив строительство храма. Судьба Христорождественской церкви в советские времена была трудной, она закрывалась, открывалась, опять закрывалась, но с 1990 г. является действующей.

Как же объяснить то, что Евсигней Иванов, его старший сын Фёдор Евсигнеев, его старший сын Иван Фёдоров, его старший сын Михаил Фёдоров и его старший сын Виктор Попов имели разные фамилии? Дело в том, что на Дону, в том числе и среди духовенства, фамилии стали использоваться поздно. Так, в 1840 г. из 12 человек штатного причта Христорождественской церкви фамилии имели двое, но уже в 1848 г. все клирики церкви имели фамилии. При этом фамилии давались не только по имени отца и нередко менялись.

Илия Попов окончил Новочеркасское духовное училище, а в 1892 г. – Донскую духовную семинарию. Эту же семинарию окончили и его старший брат Иван, ставший после окончания Московской духовной академии со степенью кандидата богословия учителем в духовных учебных заведениях Кишинёва, а затем Новочеркасска, и младший брат Николай, ставший священником. Старший из братьев Поповых, Михаил, после службы в Войске тоже пошёл по духовной линии. Последнее известное место его службы в 1910 г. – диакон Успенской церкви хутора Весёлого.

После женитьбы в 1893 г. на дочери урядника Анне Степановне Казинцевой Илия Попов был рукоположен в священника Одигитриевской церкви хутора Крымского.

В 1904 г. он становится первым настоятелем нового Свято-Николаевского храма хутора Власово-Аютинского (ныне посёлок Аютинский города Шахты), в 1906 г. – настоятелем Свято-Троицкого храма станицы Гниловской (ныне Железнодорожный район города Ростова-на-Дону), а в 1912 г. – первым настоятелем нового Свято-Серафимовского храма станицы Гниловской. Незадолго до революции, c 15 октября 1916 г., отец Илия, согласно прошению, перемещён к построенной в 1911 г. Александро-Невской соборной церкви станицы Великокняжеской.

В 1918 и 1919 гг. бои в Задонье и в самой станице Великокняжеской носили чрезвычайно ожесточённый характер. Связано это было с тем, что находилась Великокняжеская на железнодорожной магистрали, связывающей Царицын с Екатеринодаром – ключевые города на Юге как для донцов и Добровольческой армии, так и для большевиков. Станица многократно переходила из рук в руки. Весной 1919 г. здесь стоял штаб генерала К.К. Мамонтова. Согласно уголовному делу И.В. Попова, в 1919 г. он провёл восемь месяцев при штабе генерала Мамонтова, «устраивая его войскам молитвы». Вернувшись в Великокняжескую, продолжал служить в соборе – службу у Мамонтова удалось, по всей вероятности, скрыть. После закрытия собора в 1931 г. перешёл во Флоро-Лаврскую церковь, построенную в станице ещё в 1878 г.

После принятия 8 апреля 1929 г. постановления ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» в стране резко усиливается антирелигиозная работа. В массовом порядке начинается лишение служителей Церкви избирательных прав, священники и приходы облагаются непомерными налогами, а в случае неуплаты их имущество подлежит конфискации. Лишают избирательных прав и И.В. Попова, облагают налогом, за неуплату описывают имущество (дом деревянный – 300 рублей, буфет – 50, стол – 20, комод – 30, стол круглый – 10, гардероб – 15, тумбочка – 5, умывальник – 5, 4 стула и табуретки – 5). Семью выселяют из дома, а имущество реализуют.

Закрытие монастырей и церквей в стране проводилось с первых лет советской власти. Начиная с 1929 г., закрытие церквей принимает массовый характер. В станице Пролетарской – так теперь называется Великокняжеская – продолжает действовать единственная в радиусе 25 км Флоро-Лаврская церковь. В декабре 1935 г. церковь закрывают. Но тут верующие показали, что для них значила их церковь. Пишутся многочисленные письма, организуются поездки представителей прихода в Ростов и Москву, обращения к всесоюзному старосте Калинину и в Комиссию по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР, на которую возложены вопросы общего наблюдения за деятельностью религиозных организаций. Делается всё возможное. Состоялось и шествие верующих к Пролетарскому райисполкому «с требованием об открытии религиозного дома» – даже не верится, что такое возможно было в 1936 г. Под письмами, прошениями и ходатайствами многие десятки подписей: 233 подписавшихся. Но и власти Пролетарской в ход пускают всё – угрозы «привесить контрреволюцию», «лишить голоса и пенсии», извещения о штрафах по вымышленным причинам, требования снять подписи с документов и писем и др.

И стоял за борьбой верующих зримо или незримо священник Илия Попов.

Проводились собрания по домам и квартирам, даже и на базарной площади выступал он перед верующими (в 1936 г.!). Не отрицал И.В. Попов после ареста и организации шествия к райисполкому. При этом с момента закрытия церкви вплоть до ареста продолжал окормлять своих бывших прихожан, проводя службы по домам, отпевая умерших, крестя новорождённых, – всё это после закрытия церкви стало нелегальной деятельностью.
В какой-то момент могло даже показаться, что чаша весов склоняется в пользу верующих. Из московской Комиссии по вопросам культов пишут в Ростов: «Если церковь уже закрыта Вашим постановлением, вышлите нам все материалы дела для проверки, независимо от срока, который прошёл со дня закрытия, и приостановив дальнейшее переоборудование церкви. Имея в виду, что закрытая церковь является последней церковью в районе, и поблизости на расстоянии 25 км функционирующих церквей нет, Комиссия особо заинтересована в правильном разрешении вопросов». Но силы были неравными – в стране начался завершающий этап по разгрому Церкви. Не только не открыли вновь Флоро-Лаврскую церковь в станице Пролетарской, но вскоре и Комиссия по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР была закрыта.

Есть в Госархиве РФ фонд Р-5263 документов Постоянных центральных комиссий по вопросам культов при ВЦИК (1929–1934) и ЦИК СССР (1934–1938). В фонде 1853 единицы хранения. Лишь малая толика из них – дошедшие до Москвы дела о закрытии церквей, подобных Флоро-Лаврской церкви в станице Пролетарской. По Ростовской области (Азово-Черноморскому краю) дел о закрытии церквей и расторжении договоров с религиозными обществами – 15. Сколько смог, просмотрел – и по Ростовской области, и по другим. Ничего подобного делу по закрытию Флоро-Лаврской церкви, фигурирующему под номером 341 в описи 1, по накалу страстей, по упорству борьбы верующих не нашёл. Да и просто по объёму таких дел немного. Могу с уверенностью утверждать, что если схожие дела по стране и были, то единицы. В деле Флоро-Лаврской церкви проявилось очень многое из методов борьбы с религией в СССР в центре, краях, областях и на местах.

24 сентября 1937 г. И.В. Попов был арестован, а 14 октября расстрелян. Профессор Венков заканчивает своё предисловие к книге «Жизнь и смерть священника Илии Попова» так: «Конец священника трагичен и символичен. Его обвинили в протестном движении, в «контрреволюционной пораженческой агитации» и как врага существующий власти казнили в день великого праздника, в день Покрова Святой Богородицы. Ныне этот день считается на Дону войсковым праздником. Зная предыдущую жизнь о. Илии, мы можем предположить, что эта дата, когда он встретил смерть за веру и Церковь, была воспринята им как знак, как награда Небес за все его земные труды и службу на духовном поприще…»

Сегодня Флоро-Лаврскую церковь в Пролетарске восстанавливают всем миром. И станет она, будем надеяться, не в столь далёком будущем краше, чем прежде.
Алексей Григорьевич СУХАРЕВ

Док.фильм «Станичный Священник»

Хотелось бы поделиться радостной новостью. В настоящее время создан Казачий историко-культурный центр имени священника Илии Попова.

02 февраля 2015 года было освящено новое помещение Фонда по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Серафимовича, 64, неподалеку от Кафедрального Рождества Пресвятой Богородицы Собора, в котором будет располагаться Казачий центр.

Дорогие казаки, казачки, все читатели нашего портала! Вы можете поддержать благие дела и начинания Фонда имени священника Илии Попова, перечислив средства по следующим реквизитам:

Банковские реквизиты для переводов в рублях:

Получатель платежа: Донская региональная благотворительная общественная организация имени священника Илии Попова Расчетный счет №40703810126000000009 в Филиале «Ростовский» ОАО «АЛЬФА-БАНК» ИНН 7728168971, КПП по месту нахождения 616543005 Кор/сч. 30101810500000000207 в ГРКЦ ГУ БАНКА РОССИИ ПО РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ БИК 046015207

Назначение перевода: Пожертвование на осуществление уставной деятельности общественной организации

Официальный сайт Фонда имени священника Илии Попова: http://www.popovfoundation.org/

Дикаревские чтения прошли в столице Южного федерального округа

DSC_1540

1 ноября 2014 года прошла Всероссийская конференция с международным участием «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2013 год. Дикаревские чтения (18)», посвященная 160-летию со дня рождения выдающегося кубанского этнографа с мировым именем Митрофана Алексеевича Дикарева. Чтения проходили в Институте истории и международных отношений Южного федерального университета. На конференции обсуждался широкий круг теоретических и прикладных историко-этнографических вопросов и проблем, связанных с российским казачеством. В работе конференции приняли участие ученые (этнографы, историки, фольклористы, географы) из России, Украины и Белоруссии, которые представляли Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Зерноград, Краснодар, Элисту, Тверь, Магнитогорск, Пятигорск, Мозырь, Киев.

100_0939

На конференции обсуждались особенности этнической культуры, фольклора, топонимии и традиционной материальной культуры казаков, проблемы религиозности казачества, семейно-бытовые черты и спорные моменты боевой истории. Ряд докладов был посвящен калмыкам (донским и волжским), входивших в состав Всевеликого войска донского.

DSC_1537

Состоялась презентации недавно вышедшего сборника «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011 – 2013 год. Дикаревские чтения (17).»

100_0937

Ученые приняли обращение к городской Думе г.Краснодара с просьбой наименовать одну из улиц краевого центра именем основоположника кубанской этнографии М.А. Дикарева.

В.П. Трут. КАЗАЧЕСТВО КАК ЭТНОСОЦИАЛЬНОЕ И СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

Проблемы всесторонней, обстоятельной, научно-обоснованной и всеобъемлющей характеристики казачества как своеобразного явления отечественной истории, вопросы его происхождения, исторического развития, этапы исторического пути, в настоящее время имеют несомненную научную и общественно-политическую актуальность. Это связано как с необходимостью изучения и осмысления этого феномена истории нашей страны, так и с происходящими в настоящее время важными, хотя и достаточно непростыми процессами казачьего возрождения.

В современной историографии и публицистике  активно обсуждается вопрос о том, кем же были казаки к началу ХХ века – представителями народности, нации, народа или сословия. Дискуссии по этому вопросу велись еще в XIX веке, но к единому мнению ученые не пришли. Характерно, однако, что в 1-й пол. XIX в. среди российских историков и географов (этнография как наука оформилась позднее) преобладала идея «казачье-русского» народа, как обособленной этнической группы восточных славян. Например, в учебнике по географии Арсеньева донские, черноморские, сибирские и уральские казаки рассматривались отдельно от русского народа в разделе «О племенах народов, обитающих в российских владениях», и были отнесены к славянскому племени наряду с поляками. Как самостоятельный характеризовался «казачий народ» и в учебнике по истории Устрялова. Причем оба этих учебных пособия в свое время выдержали по 30 изданий. (См.: Фёдоров С. Краткий очерк истории казачества // Календарь-альманах «Вольного казачества» на 1930 год. Прага, 1930. – С.50.) Представляется, что дискуссии по данной проблеме во многом носят беспредметный, искусственный характер, поскольку их участники, в силу отсутствия необходимых знаний в области социологии и этнологии, не до конца  разобрались  в  предмете  спора.  В  результате  этого  прямо противопоставляются совершенно разноплановые категории. К настоящему времени в отечественной и зарубежной социологии сформированы всесторонне разработанные и научно обоснованные теоретические концепции структурной организации общества. В их основу положен обширный комплекс критериев, отражающий современные научные разработки социологов.

В социологической литературе существует четкая дифференциация структур общества, согласно которой выделяются:

— социально-этническая структура общества, то есть исторические общности людей (род, племя, народность, нация, этнос), возникающие объективно как результат соединения людей территорией, экономикой, культурой, обычаями, традициями, психическими особенностями и пр.;

— социально-классовая структура, возникающая объективно
как результат разъединения людей и включающая в себя такие понятия как классы, касты, сословия, социальные группы и социальные слои;

— территориальная структура, отражающая основные типы
поселений – макрополис, город, село, поселок и пр.;

— демографическая структура, обусловленная половозрастными отличиями;

семейно-бытовая структура, в которую входят соседские родственные общности  людей  [1].

Иногда в научной литературе выделяются также социальные структуры по конфессиональным, культурным, профессиональным признакам.

Таким образом, любое общество делится на самостоятельные большие социальные группы. И каждый член общества одновременно входит, как правило, в каждую из них.

Для того чтобы разобраться и определить, кем же были казаки к началу нынешнего столетия, необходимо остановиться на рассмотрении смыслового содержания терминов, употребляемый при той или иной характеристике казачества. Так,  в советской этнографической науке народность определялась  как исторически сложившаяся территориальная  языковая, экономическая, культурная общность людей, предшествующая нации  [2]. В свою очередь, нация характеризовалась  как историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера, которые составляют ее признаки [3] .

Однако по  практически общепризнанному мнению современных российских и зарубежных этнологов (этнографов) понятия народности, нации, национальности весьма неопределенны и многообразны. Зачастую они употребляются в далеко не адекватных значениях. Кроме того, данные термины, обозначая определенные общности людей, не отражают их многочисленных специфических черт и особенностей. Не случайно, поэтому, что в настоящее время российские энциклопедические издания прямо указывают на то, что, например,  «народность — термин,  употреблявшийся  в советской  науке  для  обозначения  различных  типов  этнических  общностей»[4].

Поэтому уже в 1970-х годах отечественные и зарубежные специалисты этнологи старались в основном оперировать термином «этнос» (этнографическая группа). А то общее, что связано с наличием у каждой из называемых ими совокупности людей своей культурно-бытовой и языковой специфики, единого самосознания, называли  этническим  [5]. В настоящее время данный термин  определяется следующим образом: «этнос – этническая общность, исторически сложившаяся группа людей, обладающая  общим самосознанием и самоназванием (этнонимом), общностью происхождения и культуры (чаще всего языка)» [6].

Отмечая большую сложность задачи определения места этнических общностей среди различных человеческих объединений, этнологи предлагают различные подходы к определению  этноса. При этом ключевую роль играет выделение его основных признаков. Так, одни авторы относят к ним культуру и язык, Другие добавляют к этому общность территории, особенности психического склада и этническое самосознание. Ряд специалистов в число основных этнических признаков включают также общность происхождения и государственную принадлежность. Зарубежные исследователи определяют этнос как единство, осознаваемое людьми  [7].

Но этнос представляет собой не простую сумму признаков, а целостное образование, в котором ведущее место могут занимать его различные составляющие. В одних случаях на переднем плане может находиться единство происхождения, в других – языка, в третьих – уклад жизни и хозяйственно-бытовые особенности и т.д. В то же время этносом является не любая большая группа людей, которой свойственна общность определенных объективных свойств. Этносом признается только то объединение людей, которое осознает себя как таковое, отличает себя от других аналогичных объединений. Осознание членами этноса своего группового единства именуют этническим самосознанием. Его внешним выражением является самоназвание (этноним) [8]. Ученые-этнологи особо выделяют тот факт, что представителям любого этноса непременно присуще взаимное различие, антитеза (противопоставление) «мы» –  «они» [9]. Другими словами, основным определяющим признаком каждого этноса является его этническое самосознание (в обиходе оно, как правило, именуется национальным самосознанием). Вместе с тем, многие важные этнические признаки, как, например, различные особенности жизненного уклада, культуры, психики, не являются обязательными для всех этносов. С полным основанием к этой категории признаков этноса можно отнести и язык. То обстоятельство, что общность языка – это не обязательный этнический признак, постоянно подчеркивается в научной литературе. Ведь как совершенно справедливо отмечают этнологи, «если исходить из идеи «общности языка» как обязательного этнического признака, то немало народов автоматически «потеряют право» на это название» [10]. Действительно, население трех материков земного шара (Северной и Южной Америки и Австралии), не говоря уже об отдельных странах, говорит, в основном, на «чужих» европейских языках (английском, испанском, французском, португальском). Однако никому и в голову не придет заявлять на этом  основании о сомнительности существования канадской, американской, австралийской, бразильской и множества других наций  или, точнее, этих этносов.

В отечественной этнологии существует несколько определений понятия «этнос». Наиболее распространенными из них являются следующие два. С.М. Широкогоров называет этносом группу людей, «говорящих на одном языке, признающих своё единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых от таковых других» [11]. Ю.В. Бромлей считает этносом «исторически сложившуюся совокупность людей обладающих общими относительно стабильными особенностями культуры (в том числе языка) и психики, также осознанием своего единства и отличия от других таких же образований» [12].

Л.Н. Гумилев определяет этнос как «естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности» [13], т.е. ощущением подсознательной взаимной симпатии (антипатии) людей, определяющим деление на «своих» и «чужих»; проявлением антитезы «мы-они». В этнографическом смысле, как считали в своё время советские этнологи, термин «этнос» был близок понятию «народ» [14].

Специалисты-этнологи в своё время выделяли так же субэтносы, характеризуемые ими как общности, у которых этнические свойства выражены с меньшей интенсивностью, чем у основных этнических подразделений (этносов) и которые являются их составными частями [15]. Образование субэтносов происходит в процессе осознания большой группой людей своей общности, единства групповых отличительных особенностей или иных компонентов культуры  [16].

Относительно этнической характеристики казачества мы можем с уверенностью констатировать следующее: к началу нашего столетия у него отчетливо прослеживается безусловное присутствие не только всех признаков субэтноса, но целого ряда основных признаков этноса.

При этом у казаков наблюдается особо заметное выделение определяющего этнического признака – осознание ими своего  четкого различия по отношению к другим народам, находило свое отражение во множестве проявлений, наиболее заметным и распространенным из которых являлось постоянное подчеркивание самими казаками своего отличия от остального населения страны в социально-этническом плане. Как справедливо отмечается в научной литературе, чем бы конкретно не находило свое выражение этническое самосознание, сам факт его проявления, отделения в сознании людей с одними этническими признаками от людей с другими этническими признаками знаменует собой формирование нового этноса [17].

Конечно, этот процесс с различной интенсивностью происходил в казачьих войсках, возникших естественноисторическим путем (например, в Донском и Терском) и в казачьих войсках, искусственно образованных правительством, исходя из необходимости защиты границ государства, освоения новых территорий и т.п. Но с течением времени различия в степени интенсивности протекания данного процесса практически нивелировались.

Сегодня крайне сложно дать исчерпывающую этническую характеристику казачества, поскольку, на наш взгляд, достаточно четкие и всесторонние научно аргументированные критерии определения степени выражения этнических свойств того или иного народа до конца не разработаны. Не стоит упускать из виду и то обстоятельство, что проблемой этносоциальной характеристики казачества непосредственно никто не занимался. Не удивительно поэтому, что даже среди признанных авторитетных исследователей по данному вопросу обнаруживаются определенные расхождения. Так, например, Л.Н. Гумилев определял донское  казачество  как особый субэтнос, впоследствии ставший этносом [18].  А Ю.В. Бромлей характеризует его как  субэтнос [19].

По нашему мнению, принадлежность казачества к самостоятельной этнической группе и его характеристика как субэтноса в определённой степени может быть вполне оправдана. Причем данное положение не находится в непосредственной зависимости от того сторонниками какой из теорий происхождения мы являемся. В то же время нельзя не отметить и того, что процесс «перерастания» казачьего субэтноса в этнос, окончательного оформления казачьего этноса со всеми присущими ему признаками окончательно не завершился. Он был искусственно прерван в период Гражданской войны. Причем особенно сильный удар по формировавшемуся «молодому» этносу был нанесен так называемой политикой «расказачивания», воплотившей в себе как геноцид в отношении казачества как народа, так и насильственную ликвидацию казачьего сословия.

Вполне естественно возникает и вопрос, можно ли считать казаков представителями особого сословия, отнеся их к категории, характерной для социально-классовой организации общества.

Сословие, как известно, определяется как социальная группа, обладающая закрепленными в обычае или законе и передаваемыми по наследству правами и обязанностями [20]. В Росси начиная со 2-й пол. XVIII в., утвердилось сословное деление на дворянство, духовенство, крестьянство, купечество и мещанство, существовавшее до издания советского декрета об упразднении сословий. Все основные признаки сословной организации присутствовали и у казачества. И мы можем с полным основанием констатировать, что казачество являлось специфическим военно-служилым сословием. При этом, правда, внутри  него с течением времени возникает  ещё и сословное деление, характерное в целом для общероссийского сословного общественного устройства. Так среди казаков были и представители дворянства, купечества, духовенства. То есть возникает своеобразная ситуация, когда казачий этнос одновременно выступает и в качестве особого сословия, имеющего, в свою очередь, общероссийскую сословную структуру. Именно в этом плане казачество может характеризоваться как особое, уникальное этносоциальное явление не только российской, но и мировой истории. Последней известны случаи, когда исключительно социальные признаки постепенно приобретали этнический характер и сословие превращалось в этнос [21]. Но существование этноса-сословия на протяжении длительного хронологического периода, за исключением казачества, в мире не наблюдалось.

Подытоживая все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что казачество представляло собой сложное саморазвивающееся этносоциальное явление. Одновременно входя и в социально-этническую, и в социально-классовую группы, казаки являлись полноправными представителями сформировавшегося субэтноса, в тоже самое время оформившегося в специфическое сословие. Попытки же искусственного разделения единого этносоциального явления,   каким являлось казачество, и противопоставления друг другу таких абсолютно разноплановых понятий, как казачий субэтнос и казачье сословие, являются бесперспективными и попросту ненаучными. Это проистекает либо из незнания, либо из сознательного  игнорирования важнейших положений социологии как науки об обществе как целостной системе и об отдельных социальных институтах и процессах.

В исторический период казачий  субэтнос  продемонстрировал высокий уровень своего общего развития. Причём динамика его успешного поступательного движения по пути достижения более высоких рубежей этносоциальной организации отличалась весьма быстрыми темпами и завидным постоянством и только в силу целого ряда как объективных, так  и субъективных факторов естественноисторический процесс его развития был искусственно прерван в страшные годы Гражданской войны.

В то же время всё вышесказанное ни в коем случае не может служить основанием для утверждений о существовании у казачества каких-либо сепаратистских умонастроений. Несмотря на присутствие у него чётко выраженных своеобразных черт этнического характера, казаки являлись неотъемлемой составной частью российского суперэтноса,  не мыслили себя вне России. Прочное осознание общероссийского национально-государственного единства и своего места в нём являлось для казаков непреложной истиной. Превалирование в сознании казачества общероссийских государственных интересов находило своё проявление в высоком патриотизме казаков, их искреннем чувстве дога, верности присяге, ответственности за судьбу Родины, постоянной готовности встать на её защиту.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

  1. См.: Зборовский Г.Е., Орлов Г.П. Введение в социологию. Екатеринбург, 1992. С. 130.
  2. Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 17. М., 1971. С.280.
  3. Там же. С.375.
  4. Краткая Российская энциклопедия. В 3-х т. Т.2. М., 2004. С.639.
  5. Современные этнические процессы в СССР, М., 1977, С.5. Подробнее об этом см.: Бромлей Ю.В. Этнография и этнос. М., 1973; Он же. Очерки теории этноса. М., 1983.
  6. Краткая Российская энциклопедия. В 3-х т. Т.3. М., 2004. С.882.
  7. Бромлей Ю.В. Этнография и этнос. С. 26.
  8. Современные этнические процессы в СССР. С. 10.
  9. Бромлей Ю.В. Указ. соч. С. 27, 31.
  10. Бромлей Ю.В. Подольный Р.Г. Человечество – это народы. М., 1990. С. 25.
  11. Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений //Известия Восточного факультета Дальневосточного ун-та. Т. 1. Шанхай. 1923.С. 13, 122.
  12. Бромлей Ю.В. Указ.соч. С.37.
  13. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989. С.481.
  14. Советский энциклопедический словарь. Изд. 4-е, М., 1989. С.1582.
  15. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.,1983.С.81.
  16. Там же. С.82.
  17. Бромлей Ю.В.,Подольный Р.Г. Указ. соч. С. 120.
  18. Гумилев Л.Н. От Руси к России. Очерки этнической истории. М.,1992. 201, 286.
  19. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987. С. 36; Он же. Очерки теории этноса. С. 83-84.
  20. Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 24/1. М., 1976. С. 199.
  21. См.: Бромлей Ю.В., Подольный Р.Г. Указ. соч. С.201

Опубликовано: Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011-2012 гг. Материалы Всероссийской научной конференции. Дикаревские чтения (17). Краснодар, 2014. стр. 111-118

При перепечатывании ссылка на сайт Дикое поле обязательна

Дикаревские чтения -18 пройдут в Ростове-на-Дону в 2014 году

Всероссийская научная конференция «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2013 год. Дикаревские чтения (18)», будет проходить 31.10 – 2.11. 2014 года в г. Ростове-на-Дону в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» на базе Института истории и социально-политических исследований (г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33).

Работа конференции будет проводиться по нескольким тематическим направлениям, ставшим уже традиционными для Дикаревских чтений:

-выдающиеся ученые – исследователи казачества, общественные и культурные деятели, политики (в том числе и создатели различных проектов и практических форм казачьей государственности); источниковедение;

-историческое природопользование, этническая экология, народные знания;

-итоги фольклорно-этнографических, исторических и этнолингвистических исследований за 2013 гг.;

-казаки и их соседи (особенности этнической культуры и истории, этнокультурные взаимовлияния и традиционные  взаимоотношения);

-этнические, этнокультурные, этноконфессиональные, этнолингвистические, территориальные особенности и черты этнической идентичности у казачьих групп России;

история повседневности, микроистория и психоистория казачьих этнических групп и их соседей;

-самосознание (этническое, сословное, национальное) и самоидентификация казачьих групп: история и современность.

По итогам Чтений планируется публикация сборника материалов конференции в конце 2014 года.

Предполагается  размещение материалов конференции на сайте «Дикаревские чтения» (dikar1995.ukoz.ru). В случае несогласия автора с размещением его доклада в интернете – просьба сообщить заблаговременно в Оргкомитет.

Контактный телефон в г. Краснодаре:  +79530867787 (Семенцов Михаил Васильевич,  Email: dikаr1994@гаmbler.ru,skype: olsim1515.

 

Оргкомитет конференции «Дикаревские чтения»

Всероссийская научная конференция «Границы и пограничье в южнороссийской истории»

ЮФУ

Министерство образования и науки Российской Федерации
ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Исторический факультет

 

Уважаемые коллеги!

 

Приглашаем вас принять участие в работе Всероссийской научной конференции «Границы и пограничье в южнороссийской истории», которая будет проходить в Южном федеральном университете 26 — 27 сентября 2014 г. по адресу: г. Ростов-на- Дону, ул. Б.Садовая, 33.

 

К обсуждению предлагаются следующие проблемы:

  • Концепция фронтира и ее эвристический потенциал;
  • Границы и пограничье в степном пространстве Восточной Европы;
  • Локализация археологических культур и их контактных зон на Юге России;
  • Центры культурогенеза и их периферия в археологии Юга России в эпоху палеометалла;
  • Культурное взаимодействие на границе кочевого и оседлого мира;
  • Границы и пограничье в истории империй;
  • Инструменты/механизмы формирования, поддержания и разрушения границ; Жизнь на пограничье: участники и формы взаимодействия;
  • Демаркация границ и судьба пограничных сообществ;
  • Край и граница в исторических жанрах фольклора;
  • Образы границ и пограничья в культуре и опыте межкультурной коммуникации.

К началу работы конференции планируется выпуск сборника статей (материалов) с регистрацией в системе РИНЦ. Заявки на участие и тексты статей необходимо представить в срок до 1 августа 2014 г.

Публикация материалов осуществляется бесплатно. Расходы на проезд, проживание и питание участников конференции оплачивает командирующая сторона

По вопросам участия в конференции обращаться:

Сень Дмитрий Владимирович(история)
+79885638909, dsen1974@mail.ru
Вдовченков Евгений Викторович(археология)
+79034350862, vdovchenkov@yandex.ru
Иванеско Антон Евгеньевич(фольклор)
+79185443769, a.ivanesko @yandex.ru
Черницын Сергей Вячеславович(этнография)
+79045061557, svchernitsin@rambler.ru

Оформление заявки и текста статьи:

Просим авторов в файле заявки указать свои полные персональные данные (ФИО, ученые степень и звание, место работы), тему доклада и контактную информацию. В отдельном файле предоставляется текст публикуемого доклада. Название файлов — по фамилии докладчика.

Объем представляемых для публикации текстов – 20‑30 тыс. знаков (с пробелами), включая список источников и литературы.

Автоматические ссылки (постраничные или концевые) не допускаются. Список источников и литературы выстраивается в алфавитном порядке после текста. Ссылка на них помещается в тексте статьи в квадратных скобках путем указания номера из списка и страницы или листа.

Срок представления заявок и материалов для публикации — до 1 августа 2014 г. К рассмотрению не допускаются материалы, оформленные не по правилам и присланные не в срок. Материалы просим присылать в электронном виде на адрес pogranichve@gmail.com,а также в качестве копии на адрес dsen1974@mail.ru (редактор Word, шрифт TimesNewRomanUnicod, кегль — 14; межстрочный интервал одинарный; поля: левое — 2,5 см, правое, нижнее, верхнее — по 2 см; табуляция — по ширине, отступ первой строки — 1,25).

Образец оформления статьи

Иванов И.И. (Ростов-на-Дону)

Нижнее Подонье в начале XVII века как фронтир

ххххххххххххххх  ххххххххххххх  хххххххх  [3, с.23]

 

Источники и литература

 

1. Крадин Н.Н. Кочевники Евразии. Алматы, 2007.

2. РГАДА. Ф.111. Оп.1. 1691 г. Д.2.

3. Rieber A. Changing Concepts and Constructions of Frontiers: A Comparative Historical  Approach // Ab imperio. 2003. №1.

 

 ОРГКОМИТЕТ

Сборник: Этнокультурные традиции в воспитании и образовании молодежи

сборник - 0001Вышел сборник научных статей «Этнокультурные традиции в воспитании и образовании молодежи: исторический опыт, вопросы теории и практики. Материалы межвузовских научно-практических конференций». Ответственный редактор С.В. Черницын. В сборник включены статьи Межвузовских (с региональным участием) научно-практических конференций: «Археологическое и этнокультурное наследие в контексте развития образования: вопросы теории и практики», которая состоялась 28-30 апреля 2012 г. и «Культурное наследие. Этнокультурные традиции в воспитании молодежи (исторический опыт, теория, практика), состоявшейся 15 апреля-1 июня 2013 г. Авторы работ — преподаватели вузов, педагоги общего и дополнительного образования, аспиранты рассматривают вопросы, связанные с различными аспектами использования археологического и этнографического (этнокультурного) наследия в процессе воспитания и образования.

сборник - 0002

XVII Дикаревские чтения впервые в своей истории будут проходить на Дону

Всероссийская научная конференция «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011-2012 гг. Дикаревские чтения(17)», будет проходить 11-13 октября 2013 года в г. Зернограде Ростовской области в ФГБОУ ВПО Азово-Черноморская государственная агроинженерная академия (г. Зерноград, ул. Ленина, 21).
Дикаревские чтения – единственная на Юге России ежегодная этнографическая конференция, которая проводится с 1995 года и в работе которой принимают участие ведущие ученые региона ( этнографы, фольклористы, историки, этнолингвисты, географы). С 2010 года конференция проходит как Всероссийская.
Работа конференции будет проводиться по нескольким тематическим направлениям, которые уже стали традиционными для Дикаревских чтений:
-выдающиеся ученые – исследователи казачества, общественные и культурные деятели, политики (в том числе и создатели различных проектов и практических форм казачьей государственности); источниковедение;
-историческое природопользование, этническая экология, народные знания;
-итоги фольклорно-этнографических, исторических и этнолингвистических исследований за 2011-2012 гг;
-казаки и их соседи (особенности этнической культуры и истории, этнокультурные взаимовлияния и традиционные взаимоотношения);
-этнические, этнокультурные , этноконфессиональные, этнолингвистические , территориальные особенности и черты этнической идентичности у казачьих групп России;
-история повседневности, микроистория и психоистория казачьих этнических групп и их соседей;
-самосознание (этническое, сословное, национальное) и самоидентификация казачьих групп: история и современность.
По итогам Чтений планируется публикация сборника материалов конференции в ноябре 2013 года.
Предполагается размещение материалов конференции на казачьем информационном портале «Дикое поле».
Контактный телефон в Краснодаре – 89530867787 (Семенцов Михаил Васильевич), в Зернограде – 89281046514 (Яровой Андрей Викторович);

e-mail: dikаr1994@гаmbler.ru,
skype: olsim1515.

Оргкомитет Всероссийской конференции «Дикаревские чтения».