издано полное собрание сочинений П.С. ПоляковА.

Вышел в свет двухтомник донского поэта и писателя Павла Сергеевиче Полякова.

От издателя: Донской казак Павел Сергеевич Поляков (1902–1991) многие годы оставался и остаётся одной из самых ярких фигур Казачьего Зарубежья. Писатель, переводчик, публицист, общественный деятель, прежде всего он был поэтом – певцом Дона и Казакии, страны своей несбывшейся мечты. На его долгом жизненном пути – пути борца за Казачью волю – встретилось множество разочарований и бед. Страсть и бескомпромиссность, которыми пронизана его поэзия и проза, он переносил на все сферы своей деятельности, наживая себе при этом многочисленных врагов. Но, несмотря ни на что, в душе и в своем творчестве он на всю жизнь так и остался всё тем же шестнадцатилетним партизаном Усть-Медведицкого округа, который весной 1918-го года вступил в бой со Злом, пришедшим на казачью землю. И из этого боя он не вышел до конца своих дней: вместо карабина и шашки – поэзия и проза стали его оружием.

Первый том Полного собрания сочинений П.С. Полякова, содержит роман «Смерть тихого Дона».
Несмотря на то, что этот роман является черновиком, так и не законченным и не отточенным до того литературного блеска, свойственного произведениям Павла Сергеевича, он является ценнейшим документом эпохи, отражающим реальную жизнь казаков в своих хуторах и станицах, их борьбу за свою свободу и достоинство в лихолетье Гражданской войны.

Второй том Полного собрания сочинений Павла Сергеевича Полякова содержит помимо его стихов, ранее увидевших свет как в трех его сборниках, выходивших в Зарубежье, так и в общем сборнике, изданном в своё время К.Н. Хохульниковым в России, в этот том вошли дополнительно стихи Павла Сергеевича, которые никогда не издавались. Они были напечатаны в разных журналах и газетах, а некоторые из них хранились в семейном архиве.
Кроме стихов, в этот том включены и незнакомые почитателям творчества П.С. Полякова его казачьи фельетоны, юмористические рассказы, а также его очерки и обращения.

Вышеуказанные книги можно заказать по эл. адресу: zackazknig@yandex.ru

МАРТ. Николай Туроверов

карт

За облысевшими буграми
Закаты ярче и длинней,
И ниже виснут вечерами
Густые дымы куреней.
В степи туманы, да бурьяны,
Последний грязный, талый снег,
И рьяно правит ветер пьяный
Коней казачьих резвый бег.
Сильней, сильней стяни подпруги,
Вскачи в седло, не знав стремян;
Скачи на выгон, за муругий
На зиму сложенный саман.
Свищи, кричи в лихой отваге
О том, что ты донской казак;
Гони коня через овраги,
За самый дальний буерак.
Пусть в потной пене возвратится
Твой конь и станет у крыльца;
Пусть у ворот ждет молодица
С улыбкой ясной молодца.
Отдай коня. Раздольно длинный
Путь утомил. И будешь рад
Вдохнув в сенях ты запах блинный,
Повисший густо сизый чад.
Как раньше предки пили, пели,
Так пей и ты и песни пой.
Все дни на масляной неделе
Ходи с хмельною головой.
Но час прийдет. И вечер синий
Простелит медленную тень,
И в запоздалых криках минет
Последний день, прощеный день.
Сияй лампадами, божница,
В венке сухого ковыля.
Молиться будет и трудиться
Весь пост казачая земля.

Николай Туроверов, 1925

Дон Иванович взывает о помощи!

Запретить строительство Багаевского гидроузла на реке Дон!

Потому, что от 44 промысловых видов рыб ценных пород Азовского бассейна за последние четверть века почти ничего не осталось. Потому, что в результате хищнического хозяйствования за какие-то полвека уничтожены стратегические рыбные запасы, которые кормили пол-Европы и спасали население Приазовья в годы лихолетья: войн, голода и потрясений.
Потому, что живая экосистема реки Дон ценнее счетов олигархов в банках.
Потому, что мы обязаны оставить Родину детям не хуже чем когда мы сами пришли в этот чудный мир.
Потому, что мы такие же соучастники, если позволяем преступникам безнаказанно убивать все живое вокруг и одиночество человека на планете будет ему наказанием за равнодушие.

Подпишите!!!

АЛЕКСАНДР КОШМАНОВ: ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

10 июля 2011 г. на 56-м году жизни ушёл из жизни Александр Михайлович Кошманов.

Он торопился жить. Всё спешил куда-то, боясь не успеть рассказать, написать, доделать. Свободолюбивый и откровенный, отзывчивый и неугомонный, верный друг и товарищ. Казалось, что Александра знают все жители района, а знакомы с ним почти пол-области. Поклонник бардовской песни, он организовал в Константиновске «Клуб пилигримов», и вот уже на ежегодные бардовские фестивали много лет съезжаются авторы-исполнители чуть ли не со всего юга России.

Его перу принадлежат поэмы «Рождение казака» и «Казачья вольница», предание «Красный камень Степана Разина», стихи и песни, посвящённые донскому краю.

С друзьями-единомышленниками он пытался объять необъятное, занимаясь краеведческой работой. Исходил, изъездил окрестные хутора и станицы, собирая по крупицам исторический материал. А потом нёс его в районную газету, где был активным внештатным корреспондентом. Выступал перед участниками краеведческих чтений. Связывался по Интернету с уроженцами родных мест, проживающими в других городах и странах. Александр был патриотом своей малой родины. Гордился её историческим прошлым, своими казачьими корнями. О Стеньке Разине, который проплывал мимо сегодняшнего Константиновска, а возле хутора Ведерникова на Красном камне думу думывал, о Кагальницком городке, построенном разинцами в этих местах, прочитал горы литературы. Красный камень с речного дна пытался поднять! И его аналог на крутом берегу с поклонным крестом установить идею выдвинул. А потом с такими же увлечёнными людьми воплотил её в жизнь. Лежит теперь Красный камень над Доном-батюшкой. Расстилаются за ним речные просторы и земля, овеянная легендами и былинами. Он, как Данко, нёс людям свет. И сердце отдал им без остатка. В последние месяцы с головой погрузился в поисковую работу. Не мог спокойно жить, зная, что близ Константиновска, в хуторе Михайловском, похоронены в годы войны без почестей сотни безымянных солдат. Не обращал внимания на тяжёлую болезнь, пропадая с друзьями-поисковиками на раскопках. За день до торжественного перезахоронения слёг в больницу. И уже не поднялся.

Предлагаем вниманию читателей два автобиографических очерка А. М. Кошманова

С праздником Святой Троицы!

Вверху, весь в солнце, с детства предугадан,
Суровый Саваоф с простертою рукой.
На сырость древних плит Ему возженный ладан,
Склоняется бессильною волной.
Внизу знакомо все: и скрещенные плоско
Ладони схимников, и их безкровный лик,
И треск свечей, и смутный запах воска,
И длинный, к алтарю, станичный половик.
Все те же из бумаги пыльные тюльпаны,
И зайчиков веселая игра,
И стекол разноцветные обманы,-
Все видел так давно, а, кажется, вчера.
И странно, как и встарь, когда среди обедни
Коснется голубь выцветших одежд:
Но грозная рука простерта, и победней
Глядит казачий Бог из-под нависших вежд.

Н.Н.Туроверов
27 июня 1961г.