Сень Д.В. Биографии лидеров донских и кубанских казаков-старообрядцев конца XVII в. – начала XVIII в.

митякинский изразец

В последние годы появились новые исследования по истории казачьих сообществ Кумы, Аграхани и Кубани, связанных своим происхождением с Доном и с «донским расколом» 1680-х гг. [16; 17; 18]. Речь идет об итогах  борьбы донских старообрядцев за «старую веру» – первой в истории донского казачества «братоубийственной войны»(по Н.А. Мининкову).  Историографическая ситуация сегодня следующая: поставленные (прежде всего, трудами О.Г. Усенко и Б. Боука) и частично разрешенные общими усилиями специалистов вопросы по истории этих казачьих сообществ Северного Кавказа позволяют обратиться к частным аспектам изучения темы. Среди них выделю следующие: социальную стратификацию казачьих сообществ Кавказа – выходцев с Дона (религиозный, половозрастной, имущественный, количественный состав кумских, аграханских и кубанских казаков); источники пополнения рядов кубанского казачества (поскольку кумские и аграханские казаки к концу XVII в. сошли с «исторической арены», а их остатки влились в сообщество казаков Кубани); отношение казаков к перспективам пребывания в новом, уже крымском, подданстве и к соседству с османским Азовом (до 1696 г.); географию расселения казаков по территориям Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа; военное сотрудничество казаков с народами Кавказа и с их элитами; религиозную жизнь казаков, включая «доставание» ими священников; занятия «новых» казаков Кавказа в связи с традициями донского казачества и с новыми условиями проживания в регионе, включая т.н. сманивание и занятие работорговлей. Постановка новых вопросов и их разрешение стали возможны благодаря новым исследовательским подходам и вводу в научный оборот новых документальных источников. Вследствие этого, специалистам представились принципиально новые основания изучить историю «нового» казачества на Северном Кавказе рубежа XVII–XVIII в., выйти за рамки традиционных исследовательских сюжетов и историографических оценок масштаба/значения указанного явления. Подобный вывод можно сделать, анализируя результаты изучения темы в новейшей историографии по отношению к истории донского казачества, к истории старообрядчества на Дону и на Северном Кавказе, к истории взаимоотношений Войска Донского и мусульманских государств Причерноморья, наконец, к истории казачества Кубани т.н. «донекрасовского периода» (конец 1680-х гг. – 1708 г.).   Среди актуальных исследовательских вопросов, относящихся к прошлому донских казаков-нонконфомистов, ушедших на Северный Кавказ в конце XVII в., укажем на возможную реконструкцию индивидуальных и коллективной биографий лидеров казачьих сообществ Дона и Северного Кавказа. В подобной формулировке научно-исследовательская проблема раньше в науке не ставилась. Среди казачьих предводителей – Г. Купреянов (Киприянов), С. Лаврентьев, П. Мурзенко, Л. Маноцкий, И. Некрасов, С. Пахомов, К. Чурносов(Чюрносов) и некоторые другие. Фигура И. Некрасова несколько «выбивается» из этого ряда (иначе в него необходимо включить К.А. Булавина, И. Павлова, С. Драного, Н. Голого, С. Беспалого и др.). Однако, впоследствии именной перечень казачьих лидеров может претерпеть изменения, что будет связано с расширением хронологии будущего исследования и персонального ряда интересующих нас личностей. Эти предводители сыграли заметную роль в истории «донского раскола» и последующего казачьего Исхода с Дона на Северный Кавказ, в процессах адаптации своих казаков к новым реалиям. Актуальность рассматриваемого вопроса определяется несколькими обстоятельствами. Очевидна его связь со сходными проблемами изучения народных движений в России XVII–XVIII вв. Так, остаются немалые лакуны в реконструкции биографий вождей крупных народных движений, в жизни которых ближайшее окружение играло заметную роль. Анализ состава этого окружения, часто представленного людьми талантливыми и яркими, позволит исследовать многое: организаторские способности народных вождей, их умение искать и находить (выдвигать) способных людей; личные предпочтения казачьих вождей в выборе таких людей (им, конечно, лидеры доверяли больше, чем остальным повстанцам); формы и механизмы коммуникации народных вождей с народными массами, обстоятельства их прихода к власти. Это поможет с разных сторон изучить не только индивидуальные качества лидеров народных движений, но и персональный состав тех лиц, кто закреплял лидерские качества и лидерское положение вождей, кто наблюдал их в самых разных ситуациях, кто чаще других и больше других общался с вождями движений. Перспективно, таким образом, показать общее и особенное в истории военного лидерства на примере народных движений в России (новейшую дискуссию см.: [14]). Условия и механизмы возникновения/поддержания/ликвидации подобного лидерства невозможно понять без обращения к социальной среде, выдвигавшей (принимавшей) вождей народных движений в России и, вместе с тем, заставлявшей их меняться – лавировать, манипулировать, угрожать, отступать с полей сражений, вынашивать новые планы и пр.   Говоря об актуальности исследуемого вопроса, также необходимо изучить иерархию повстанческих потестарных структур и «групп влияния», стараясь выявить общее и особенное в выстраивании лидерами т.н. «второго плана» (здесь – по отношению к вождю движения) сценариев своего поведения и удовлетворения собственных амбиций. Концентрация таких сподвижников вокруг одной фигуры вовсе не исключала взаимных конфликтов и напряженности во взаимоотношениях. Интересную версию недавно изложил П.А. Аваков, реконструируя мотивы действий К.А. Булавина по «распылению» повстанческих сил: «Не имели ли эти действия атамана тайных мотивов, связанных с желанием устранить… массы повстанцев и их предводителей (С.А. Драного. И.Ф. Некрасова и др.) чужими руками, чтобы обеспечить себе безусловное лидерство и эмигрировать в более комфортном окружении?» [1, с. 81]. Не соглашаясь с историком по существу (И. Некрасов до гибели К.А. Булавина летом 1708 г. оставался его ближайшим сподвижником), признаем резонной постановку вопроса о наличии возможных противоречий между атаманом и его окружением. Как отмечает В.Я. Мауль, «вопреки априорной уверенности оказывается, что мы практически ничего не знаем о ближайшем окружении Е.И. Пугачева, состоявшего из таких колоритных личностей, как И.Ф. Арапов, И.Н. Белобородов, И.Н. Грязнов, И.Н. Зарубин, А.В. Овчинников, А.П. Перфильев, Т.И. Подуров, В.И. Торнов, М.Г. Шигаев и др. … За редким исключением даже о самых выдающихся из них отсутствуют сколько-нибудь полноценные биографии, и сообщается только в связи с перипетиями событий восстания. Следовательно, биографическая история Пугачевщины – это один из очевидных историографических резервов науки» [9, с. 29]. На роль сподвижниковС.Т. Разина – наставников «воровского зла» и «советников» атамана – в истории движения 1667–1671 гг. справедливо обратил вниманиеВ.М. Соловьев. Исследователь указал, что зачастую перед нами – крупные фигуры восстания, сведений о которых сохранилось порой недостаточно [19, с. 145–148]. Следовательно, изучение коллективных биографий сподвижников народных вождей может способствовать получению недостающих знаний о путях, формах и механизмов «встраивания» подобных личностей в иерархию повстанческого руководства, а иногда – об их собственном отношении к вождю и к перспективам своего личного положения и статуса. Недаром В.М. Соловьев задается другим важным вопросом, и сегодня не предполагающим однозначного ответа, «кому после С.Т. Разина принадлежит ведущая роль в движении, кто среди повстанческих атаманов, как бы сказали сегодня, в первую десятку… Мало того, здесь есть довольно неясные моменты, прокомментировать пока не представляется возможным» [19, с. 144]. Безусловно, многое из вышесказанного относится к реконструкции биографий не только, скажем, С.Т. Разина, К.А. Булавина, Е.И. Пугачева, традиционно привлекавших к себе внимание историков разных поколений [напр.: 10; 20; 21]. В исследовательское пространство биографики народных движений в России органично вписываются казачьи лидеры Дона и Кубани (казачье происхождение Г. Куприянова пока под вопросом), о которых шла речь в начале статьи. Их лидерские качества сформировались на Дону, а у многих – прошли проверку временем за его пределами. При этом, Донская земля никогда не выпадала из поля зрения интересующих нас лидеров, даже если они не собирались туда возвращаться. Как и лидеры других масштабных народных движений, указанные люди оказались способны возглавить многих нонконформистов, демонстрируя при этом заметные личные качества и готовность быть в первых рядах. В формате одной работы проблематично осветить основные аспекты заявленной темы, поэтому остановимся на некоторых из них:

во-первых, изучение типичного и повторяющегося в жизни и поведении казачьих лидеров поможет создать их коллективную биографию. Это, с одной стороны, позволит восполнить лакуны индивидуальных биографий, с другой – установить то общее, что привело интересующих нас лиц к положению лидеров, сумевших объединить вокруг себя разных людей в кризисное время. Просопографическое исследование также позволит глубже исследовать историю военного лидерства на Дону, несводимого к институту атаманской власти. На разных этапах своего жизненного пути все названные лица сумели возглавить разные казачьи группы и сообщества (включая казачьи Войска!), а также организовать сопротивление противникам. Любопытно, что, по преимуществу, это были одни и те же противники для всех названных казачьих лидеров. Плодотворным также представляется выявление поводов, которые привели в свое время будущих лидеров к обострению отношений с властями и к радикализации ими своего поведения;

во-вторых, необходимо сравнить те условия, в которых родились и выросли названные лидеры, позволившие им сформировать свой стиль поведения и получить признание со стороны казаков. Почти всех этих лидеров объединяло казачье происхождение или долгое проживание на Дону (уже написаны первые биографии С. Лаврентьева и К. Чурносова [8; 13]). Они – донские казаки (при этом некоторые – верховые, как например, С. Пахомов и И. Некрасов, хотя говорить о влиянии данного фактора на всю группу оснований не имеется), хотя и представлявшие разные поколения. Вероятно, самым младшим их них являлся И. Некрасов, предположительно, родившийся в конце 1670-х гг. Некоторые лидеры, достоверно известно, были женаты (и/или имели детей): П. Мурзенко,И. Некрасов, К. Чурносов. Особенное внимание стоит уделить новаторскому исследованию Н.А. Мининкова, выделившему для XVII в. несколько поколений донских казаков [12]. Перспективно исследовать общее и особенное в системе культурных ценностей и идей разных поколений казачьих лидеров, своим примером поднявших донских казаков на борьбу. Обращает на себя внимание «метисное» происхождение некоторых лидеров из числа казаков, которых современники именовали тумами, наличии здесь даже некоторых дополнительных стимулов к лидерству. Имеются  исторические свидетельства о том, что С. Пахомов – лидер «старых» кубанских казаков – был тумой и «прежде сего (до 1694 г. – Д.С.) живал в городке на устье Хопра» [15, л. 177]. Подобный ряд, вероятно, можно продолжить – другого крупного предводителя  казаков – Л. Маноцкого – донцы именовали в своих песнях тумой [11, с. 442]. Косвенные данные (прозвище) указывают на соответствующее происхождение и П. Мурзенко – другого лидера казаков, ушедших на Кавказ, избежавшего расправы на Дону. Вряд ли случайно, что именно указанные казаки столь «интересного» происхождения, в числе других лидеров возглавили донцов, порвавших с Доном и перешедших тогда «границу миров». Социальная активность людей такого типа и происхождения – очевидна. Здесь, по моему мнению, можно говорить о наличии у казаков-тум некоторых дополнительных стимулов бороться за лидерство и рисковать. Если наша гипотеза верна, то новое объяснение получает лидерство именно  С. Пахомова, Л. Маноцкого и П. Мурзенко, сумевших реализовать свои амбиции и закрепить их среди казаков на Северном Кавказе;

в-третьих, все упомянутые казачьи лидеры, несмотря на разницу в возрасте – современники, заставшие и пережившие события церковного раскола на Дону, Крымские походы и т.п. знаковые даты, что позволяет сравнить их отношение к борьбе, происходившей на Дону примерно в одно и то же время и на одной территории Пик этой борьбы (рубеж 1680-х – начало 1690-х гг.) «удивительным» образом совпал с кардинальными изменениями в жизни почти всех вышеупомянутых лиц;

в-четвертых, несмотря на разницу в возрасте, некоторые из поименованных выше лидеров были знакомы друг с другом или могли знать о существовании друг друга. Хорошо известно о дружбе С. Лаврентьева и К. Чурносова (Чюрносова); Л. Маноцкий был знаком с М. Чурносовым. П. Мурзенко и Л. Маноцкий возглавили после ухода с Дона близкие друг другу казачьи сообщества Кумы и Аграхани, активно взаимодействовавшие. Нам известно, что атаманы были знакомы. И если это не случилось в годы «донского раскола» или даже раньше, то наверняка – в начале 1690-х гг. на Северном Кавказе во время боевых походов. Эти атаманы, например, были замечены в одном из совместных походов казаков с азовцами 1691 г., когда в плен ими была захвачена 1 тыс. чел.

в-пятых, учитывая роль и значение в истории «донского раскола» и казачьего Исхода на Кавказ т.н. «новой религиозности» донских казаков и их религиозной самоидентификации (не одно и то же!), укажем на один признак, объединяющий всех названных выше казачьих лидеров – их принадлежность к «старой вере». Они – старообрядцы. Так, С. Пахомов одно время проживал на Медведице, где зарождался «донской раскол» и был близок виднейшему «расколоучителю» К. Косому [5, прил. №5, док. №6, с. 276]. После поимки и избиения «дубьем» в Черкасске за причастность к «расколу» (вероятно, в 1686 г.), С. Пахомов временно отошел «в тень». Поэтому мы говорим о специфике такого лидерства, возникшего и оформившегося в условиях, расколовших донское казачество по религиозному признаку. Приверженность «старой вере» обострила положение активных казаков, вскоре ставших лидерами, оказала влияние на активизацию их жизненной позиции. Вот почему личный религиозный выбор казачьих лидеров (атаманов) может быть экстраполирован на коллективный социальный опыт современной им части донского казачества;

в-шестых, реконструкция индивидуальных и коллективной биографий казачьих лидеров поможет уяснить связь между несколькими ключевыми событиями в жизни донского казачества – «братоубийственной войной» 1680-х гг. и характером последующего переселения части казаков на Северный Кавказ (Кума, Аграхань, Кубань). Указанные лидеры возглавили именно тех казаков-нонконфомистов, которые не боялись рисковать, воевать и спасаться, в т.ч. ценой ухода с Дона и принятия нового подданство. Трагедию выбора, скорее всего, пережила бóльшая часть казаков, рассматриваемых нами на пути к лидерству. Так, появление П. Мурзенко, казака Иловлинского городка, на Куме относится к ранней весне 1690 г. – спасаясь от поимки, он уходил с Дона «о дву конь», оставив жену и сначала отправившись в улусы калмыцкого хана Аюки [4, с. 277]. Казачьи лидеры организовывали сопротивление, направляли переход донцами «границы миров», часто выступали «медиаторами» в общении своих казаков-«изменников» с «верными» Москве донскими казаками. К ним же Москва обращала свои «милостивые» грамоты и обращения, либо, напротив, пыталась преследовать и карать. Роль именно этих людей в организации «измены» была очевидна для многих современников. Так, казаки, прибывшие с Кубани в Бахчисарай в начале 1693 г., рассказали представителям российской миссии В. Айтемирова, что «Петрушка де Мурзенок, что тои их измене был заводчик (выделено мной. – Д.С.), нынешнею осенью издох» [3, с. 203]. Л. Маноцкий и П. Мурзенко фигурировали в числе 46 донских казаков, наиболее серьезно замешанных в «воровстве» на Дону [5, с. 180, 181]. «Петрушка Мурзенок» и «Левка Манитцкой» фигурировали как сообщники К. Чурносова, в доме же Л. Маноцкого К. Чурносов публично толковал Библию [4, с. 180, 188]; – в-седьмых, необходимо изучить историческую память разных казачьих и старообрядческих групп о казачьих лидерах (атаманах). Некоторые из них часто встречаются в донском казачьем фольклоре, получаяамбивалентные оценки, как, например, И. Некрасов. Правда, нужно учитывать, что песни «антинекрасовской» направленности были популярны на Дону и активно разучивались, например, в XIX в. Имеются тексты казачьих песен, в которых поется о казаке-туме и изменнике С. Маноцкове [6, с. 346]: возможно, в них представлен трансформированный образ атамана Л. Маноцкого. Именно фольклор донес до нас уникальное свидетельство о С. Пахомове (в фольклорной традиции он фигурирует как Сенька, а не как Савелий), «открытом» незадолго того учеными на страницах документальных текстов [2, с. 461–465]. А.М. Коломиец, спрашивая в 1947 г. жителя х. Ново-Покровского Приморско-Ахтарского р-на Краснодарского края об обстоятельствах появления дунаков в Румынии, услышал: «Не ведаю. Не при нашей памяти. Слыхивал от дедов – с Кубани туда бежали. Будто Сенька Пахомов, атаман, стало быть, был такой, увел нас. А уж точно ль, нет, не докажу» [7, с. 266]. По всей видимости, дунаки (липоване) слышали (переняли?) фольклорный текст, созданный в среде некрасовских казаков, которые некогда потеснили на Кубани «старых» казаков, возглавляемых С. Пахомовым. Его имя (подр. см.: 16, с. 313, 315, 318 и др.) «исчезает» со страниц письменных источников после 1709 г. Таким образом, фольклорные тексты могут в том или ином виде сохранять память о казаках-лидерах конца XVII в. – начала XVIII в., образы и действия которых обратили на себя внимание создателей/трансляторов устной народной традиции. В заключение отмечу, что достижение цели исследования предполагает, прежде всего, поиск новых источников и дополнительный анализ источников, введенных в научный оборот; составление базы данных, включающей сведения биографического характера из жизни казачьих лидеров, объединенных нами в группу по ряду признаков. В ходе дальнейшей работы предстоит проверить гипотезы, высказанные в статье, а также сформулировать новые задачи.

 ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Аваков П.А. Черкасск и Булавинское восстание в 1708 г. (нехрестоматийная хроника) // Казачество России в бунтах, смутах и революциях (к столетию событий 1917 года): материалы Всероссийской научной конференции (г. Ростов-на-Дону, 4–5 октября 2017 г.) / отв. ред. Г.Г. Матишов. Ростов н/Д., 2017. С. 80–88.
  2. Булавинское восстание (1707–1708 гг.). Труды историко-археографического института АН СССР. М., 1935. Т. XII.
  3. Вiйсковi кампанiї доби гетьмана Iвана Мазепи в документах / Упорядник        С. Павленко. Київ, 2009.
  4. Дополнения к Актам историческим, собранныя и изданныя археографическою комиссиею. СПб., 1872. Т. 12.
  5. Дружинин В.Г. Раскол на Дону в конце XVII века. СПб., 1889.
  6. Исторические песни. Баллады / сост., подг. текстов, вступ. статья и примечания С.Н. Азбелева. М., 1986.
  7. Коломиец А.М. Дневник-отчет о поездке в научную командировку к казакам-некрасовцам (Подготовка текста к печати, вступ. статья, комм. и примеч. В.И. Колесова. Д.В. Сеня) // Казаки-некрасовцы: язык, история, культура. Сб. науч. статей / Отв. ред. акад. Г.Г. Матишов. Ростов н/Д., 2012. С. 261–279.
  8. Королев В.Н. Кирилл Матвеевич Чюрносов // Донской временник. Год 2003-й. Ростов н/Д., 2002. С. 59–63.
  9. Мауль В.Я. Русский бунт как актуальная проблема современной гуманитаристики: источники, методы и перспективы изучения // История: факты и символы. 2017. №3 (12). С. 28–34.
  10. Мининков Н.А. К.А. Булавин: Из истории формирования личности народного вождя // Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы. Общественные науки. 1987. №3. С. 62–69.
  11. Мининков Н.А. Донское казачество в эпоху позднего средневековья (до 1671 г.). Ростов н/Д., 1998.
  12. Мининков Н. Метод поколений Х. Ортеги-и-Гассета и история Дона XVII в. // Логос. 2004. №5(44). С. 225–234.
  13. Мининков Н.А. «Не место красит человека…»: войсковой атаман Самойло Лаврентьев // Человек второго плана в истории: Сб. науч. ст. Ростов н/Д., 2007. С. 281–291.
  14. Мятежи, смуты, революции: военное лидерство междоусобицы / Модераторы дискуссии А.В. Посадский, А.Т. Урушадзе // Новое прошлое/TheNewPast. 2017. №2. С. 166–206.
  15. Российский государственный архив древних актов. Ф.210. Столбцы Белгородского стола. Стлб. 1406.
  16. Сень Д.В. Казаки Крымского ханства: начальный этап складывания войсковой организации и освоения пространства (1690-е гг. – начало XVIII в.) // Тюркологический сборник 2009–2010: Тюркские народы Евразии в древности и средневековье / Ред. кол. С.Г. Кляшторный и др. М., 2011. С. 289–320.
  17. Сень Д.В. Казачество Кубани в конце XVII в. – 1770-х гг. Кубанское (ханское) казачье войско // Очерки истории и культуры казачества Юга России: коллективная монография / под ред. Г.Г. Матишова, И.О. Тюменцева. Волгоград, 2014. С. 95–115.
  18. Сень Д.В. Казачьи сообщества Дона, Северного Кавказа и мусульманские государства Причерноморья (последняя четверть XVII в. – начало XVIII в.): некоторые итоги и перспективы изучения // Кавказский сборник. М., 2014. Т. 8 (40). С. 24–38.
  19. Соловьев В.М. Анатомия русского бунта. Степан Разин: мифы и реальность. М., 1994.
  20. Усенко О.Г. К уточнению биографии К. А. Булавина // Россия в XVIII столетии. М., 2002. Вып. 1. С. 97–108.
  21. Чистякова Е.В., Соловьев В.М. Степан Разин и его соратники. М., 1988.

 

 

ОПУБЛИКОВАНО: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (VI Токаревские чтения): Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 4–5 мая 2017 г.) / Отв. ред. к.и.н. А.Л. Бойко, д.и.н. Д.В. Сень, д.ф.н. А.В. Яровой.  – Ростов н/Д.: Изд-во Альтаир,  2017. С.111-120.

Яровой А.В. Шашка в состязательной культуре донских казаков.

image-5

Оружие в воинской среде является сосредоточением мужественности, оно представляется и как носитель славы предков и как важнейший предмет культуры и быта. В фольклоре оно выступает то совершенным воином, то носителем магических свойств, которые активно использует человек для борьбы с нечистой силой, с миром мертвых и чужих. Холодное оружие в разных своих аспектах привлекало внимание исследователей, о нем писали Е. Молло, Б. Фролов, О. Матвеев, Г. Базлов, Е. Елеонская и др. отмечая его исторические, технологические, культурные и мифологические свойства.

В данной работе мы обратимся к состязательным и семантическим аспектам шашки в культуре донских казаков. Источниковой базой работы послужили изданные собрания холодного оружия донских казаков, находки кладов в станицах Старочеркасской, Романовской, Хомутовской, Казанской и др. Записи этнографических экспедиций в станицах Каргальской, Кривянской, Верхне-Кундрюченской, Елизаветинской, Егорлыкской, Мечетинской и др. При мифологической интерпретации учитывались положения этнолингвистической школы Н.И. Толстого, которые можно свести к следующим моментам. Во-первых, традиционная культура рассматривается в своих региональных формах как знаковая система; во-вторых, языковые единицы в культурном контексте обладают богатой культурной семантикой, одни и те же смыслы выражаются то вербально, то ритуально, то предметно и т.д. В-третьих, тексты культуры гетерогенны (состоят из знаков разной природы), и обладают символической природой, которая формируются на основе некоторых свойств объекта: его внешних признаках, происхождения (способа производства), отношения к другим объектам действительности, хотя чаще всего она обусловлена практическими функциями [1, с.67-69].

13221069_10208732865906473_2031413043077141620_n

Предмет, о котором пойдет речь, представляет собой разновидность холодного длинноклинкового оружия, состоящего из сабельного клинка в ножевой монтировке. Этот предмет получил название «шашка» и известен в культуре донских казаков с 30-40 годов XVIII века, хотя В.Д. Сухоруков упоминает шашку в описании быта донского атамана Фрола Минаева конца XVII века [2, с.58]. Наиболее ранним изображением шашки является портрет донского атамана Данилы Ефремова, написанный в 1752 году. Изображения шашек имеются на портретах донской старшины XVIII в. К 40-60 годам XVIII века относятся наградные шашки, хранящиеся в фондах Новочеркасского музея донского казачества, шашки также изображены в работе А. Ригельмана. Исследователи-оружиеведы связывают появление шашечного клинка с изменением в комплексе вооружения народов Северного Кавказа, когда с развитием огнестрельного оружия уходит тяжелое вооружение, доспех, и ему на смену приходит гражданский костюм. Интересно отметить, что в приказах войскового атамана С.Н. Сулина неоднократно упоминается, что казаки должны иметь сабли и шашки, что может являться косвенным доказательствам смены комплекса вооружения в 70-е гг. у донских казаков. Возможно, что популярность этого оружия связана с его дешевизной по сравнению с саблей. В 1835 году во 2 главе «Положения об управлении Донским войском» отмечалось, что «урядникам и казакам вообще иметь сабли в железной оправе на кожаном черном пояске» (§169), однако в Примечании указывалось, «По признанной удобности и издревле введенному употреблению, дозволяется иметь им, вместо сабель шашки». Интересно, что шашки образца 1838 года в источниках называются «шашки образца Донских казаков»[3].

1326531434_5

Фото И.Болдырева 1875-1876 гг.

В 1881 году проходит перевооружение на шашку нового образца, которое достигалось не только выпуском новых шашек, но и переделкой шашек старого образца, о чем повествуют материалы «Дела о переделке шашек старой формы под образец 1881 года» [4]. В документах Особой казачьей комиссии 1880 г. отмечалось, что «в семействах, особенно Донского войска, издревле хранились во множестве замечательные коллекции дорогих сабель и шашек. С введением форменных шашек, их сочли уже излишним украшением в домах; они в больших массах были распроданы азиатским спекулянтам, которые посбывали их за дорогие цены горцам и заграничным азиатским народам… » [5, с.18].

Шашка в курене хранилась на стене – «Хоть из дерева шашку сделай, а на стену повесь»[6], она олицетворяла символ рода, его «герб» [7]. Портупея висела на стене рядом с шашкой или могла быть прицеплена к ней.

В состязательно-игровой практике шашка использовалась как в детских играх общего и специального характера, так и в молодежных забавах и соревнованиях. Детская шашка делалась из дерева, или из гибкой лозины. В. Броневский писал, что при смотре Войску, «мальчики выходили из города целыми легионами: они разделялись на две армии, выбирали себе предводителей и близ палисадника строили лагерь из камыша. В бумажных шапках и лядунках, с бумажными знаменами и хлопушками, на палочках верхом, сходились, высылали стрелков и наездников-забияк, нападали, сражались, рубились лубочными саблями, кололи друг друга легкими тросточками, отбивали знамена, брали в плен…»[8, c.158] В станице Цимлянской была известна игра «В шашки», шашки изготовлялись из гибких прутьев ракиты, ивы ими сражались на специально размеченном месте, нельзя было колоть, бить в живот, старались ударить по спине. Цель игры – выбить противника за боевую черту или вывести всех из строя [9].

18301456_104521476790392_737977398471599854_n

Фото А.Карбинова

В станице Кривянской в начале прошлого века делали из дерева шашки, дрались ими, учились ими махать на скаку. В пешем строе в 20-е годы делились на белых и красных. Старые казаки показывали упражнения с оружием. «Казачьи игры только между собой играли… Шашки делали деревянные… Тренировались… С нами дед Никиша на нашем краю занимался… Говорил: «Как все равно кацапы под Москвой» машете… Вот так надо…» [6]. Смысл конной фехтовальной игры в шашки, заключался в том, чтобы зайти противнику в тыл и осалить его шашкой по спине. Деревянные шашки использовались и для занятий фехтованием в лейб-гвардейском полку, о чем пишет в своем пособии по фехтованию на шашках и пиках подъесаул А. Гладков [10]

IMG_4830

В станице Мечетинской деревянными шашками бились – чья шашка крепче и не поломается. Победитель или выбивал оружие из рук или ломал клинок противника. Проблема защиты кисти, по-видимому, вырабатывалась автоматически. При фехтовании удары в кисть часто попадали, но со временем кисть автоматически приучалась так подставлять клинок шашки, что удары не соскальзывали, а принимались на полосу шашки, поставленной под углом. В этой связи известно, что долы на полосе служат для парирования и уменьшения веса оружия [11, с.4].

Интересен обычай во время игры наносить удары в спину противника – то ли деревянными шашками, то ли тростниковыми (камышовыми) пиками. На наш взгляд этот обычай закреплял прием рассыпного строя, когда крыльщики выезжали на перепалки, единоборства. Целью чаще всего являлось обмануть противника, заставить его открыть спину или бок.

В станице Елизаветинской сохранилась игра в «лозины», когда участники делились на две команды, вооружались деревянным оружием и старались запятнать ударом невооруженного «царя», которого прикрывали вооруженные участники. Кто первым поразит «царя» противников, тот и победил.

DSC_8007.jpg-1

В старшем возрасте шашкой приучали правильно рубить. Рубили дрова, соседние кусты, заходили в камыш и наносили удары кистью, толстые палки рубили с плеча. Эти навыки казачата получали как в семье, так и от специальных инструкторов, которые согласно Войсковым распоряжениям специально преподавали им работу оружием в конном и пешем строю [12, с.119]. Свои навыки казаки показывали на праздниках, а также в заключительной части лагерных сборов. Обучение молодых казаков производилось в станицах и хуторах в осеннее и зимнее время, свободное от полевых работ и весною при месячном сборе казаков на практические учения. Осенью и зимой молодых казаков собирали для обучения в станицах и больших хуторах по назначению атаманов отделов на 24 дня – в Рождественские святки на 8 дней, на сырной неделе на 5 дней и на Пасху на 5 дней. Их обучали стрельбе, наездничеству, фланкировке пикой и рубке шашкой, в пешем строе маршировке и шашечным приемам.

Одним из приемов шашечной рубки был потяг, которому современные выдумщики казачьих боевых искусств придают свойство «секретного приема». Однако в реальности «потяг» это режущее поступательное движение клинком, которое оказывалось необходимым не столько при рубке лозы, сколько при рубке упругих и объемных предметов. В станице Вешенской такой удар отрабатывали по свежеиспеченному хлебу, который ставили на стол и старались разрезать ударом шашки. Режущим ударом рубили платки, жгуты соломы, глиняные конусы.

0CwFAOSlmng

Фото А.Карбинова

При рубке с коня шашечная портупея прихватывалась ремнем, что облегчало вынимание шашки из ножен и удерживало оружие при выполнении элементов джигитовки. Для того чтобы рука стала тяжелой (налилась кровью), темляк до упора обматывался вокруг кисти [6], можно предположить, что это способствовало и предохранению кисти от неудачного удара, когда клинок «заваливался» в ударе и кисть можно было повредить. Вынимая шашку из ножен, часто казак крестил оружие, молился. Шашка расценивалась как субъект, обладающий собственной волей. «Хорошая или добрая шашка!» ‑ говорили старики, хваля за рубку оружие, но не человека. «Замашная» шашка – говорили об оружие с ярко выраженным отвесом, в котором цент тяжести располагался далеко от рукояти. Постукивая клинком о деревянный чурбачок, учились определять центр удара, который обычно располагался в завершении дол, или ударом ладони по рукояти, смотрели, в какой части клинок производит наименьшее отклонение.

Рубке шашкой учились в пешем, а потом в конном строю, однако еще в малолетстве на коне учились владеть деревянным оружием, чтобы не повредить коня, учились рубить с оттяжкой, когда движение шашки после удара за счет изгиба кисти отводилось назад и в бок, не цепляя коня лезвием клинка. Оторвилы могли рубить и с двух рук, под удар обычно подставляли обух своего клинка или его долы. Ударом в центр тяжести шашки учились выбивать или ломать клинок противника. Ударом плашмя могли обезоружить врага, парализуя вооруженную руку противника. Болевые места руки и тела становились известны из практики кулачных и палочных боев. На службе казаки и офицеры принимали участие в соревнованиях по рубке и фехтовании.

IMG_2425

 

Теперь обратимся к знаково-символическому аспекту длинноклинкового оружия. Устройство шашки заключалось в «острие, полосе, рукояти, с отверстием для темляка. На полосе располагался обух, долы и центр удара, который находился в области окончания дол» (Устав 1899 г.). Народные названия частей шашки тоже известны и дошли до наших дней. Острие – жало, обух, лезвие, рукоять состояла их спинки, брюшка, гусака или гуська, головки с ушками и клювом [13]. Дол шашки мог быть украшен различными изображениями, в зависимости от происхождения клинка. Долы содержали изображение Богородицы и Христа, солярных и зооморфных символов, мужчины и женщины, которые могли быть клеймами мастеров или носили декоративный и символический характер. Конечно, надо учитывать, что это могли быть переделанные сабельные клинки европейских мастеров или полосы шашечных клинков кавказской или русской работы. Предмет, обладающий высоким семиотическим статусом, широко использовался в обрядовой практике. Фиксирование этих фактов позволяет нам составить представление о его функциональности.

В свадебной обрядности молодые приезжая из церкви, проходили под скрещенными и обращенными обухом вниз клинками, что подчеркивало охранительную функцию оружия. Обух – защищал, на стене шашка висела обухом вниз. Шашку клали под кровать молодым для того, чтобы родился мальчик. Это репродуктивная функция оружия. Шашка сулила воину богатство и славу, она же выступала маркером отличия лучшего воина. Это статусная функция оружия. Шашку прибивали к крышке гроба, клали в сам гроб. Прибивалась она накрест с ножнами, обухом вверх, что указывало и на охранительную функцию оружия. Навешивание оружия на крышку гроба регламентировалось при похоронах офицеров особым положением.

pohoroni

Черные, траурные ножны указывали на связь шашки со смертью. Недаром острие называлось жалом, атрибутом смерти. На кончике клинка при обучении рубке казак сосредотачивал свою ненависть, как собственно, рекомендовалось возненавидеть и саму мишень. Убивать, лишать жизни, тело лишать души, переносить душу в тот мир могло жертвенное оружие. Функция жертвоприношения и функция медиатора-посредника между мирами выполняло оружие. При этом сакральные изображения на полосе подчеркивали связь оружия со священным миром. Шашку надевали на мальчика в обряде инициаций, что обозначало его переход во взрослое состояние и проводниками его через умирание и воскрешение были конь и шашка (или дротик). Облачение в оружие, в справу есть характерный жест взросления былинного богатыря.

Функция медиатора определяла и положение шашки между мирами. Со змеиным жалом внизу и птицей на хвосте полосы, шашка представляло образ мирового древа, который органично мог дополниться изображением волка, солнца или луны, людей на шашечной полосе. На полосе клинка найденного в схроне в станице Старочеркасской имеются антропоморфные изображения мужчины и женщины с пальметтами из змеиного или растительного узора, у пяточного основания клина узор похож на птицу. Женское и мужское изображение напоминают восточные представления о женской и мужской стороне клинка, возможно, здесь имеется какой-то мифологический сюжет о творении людей, сделанный венгерским или кавказским мастером.

В донской песне шашка называется «змейке родная сестра». Змеиная природа оружия очевидна и по гибкости клинка и по его функциональной нагруженности. Змея живет под землей, в норе, шашка в сказочных сюжетах хранится под землей, в пещере, вместе с грудами золота и серебра. Змея в сказках казаков податель благ и богатства, по народным воззрениям в каждом доме живет змейка – охранительница очага. Змея выполняет и репродуктивную и жертвенную функцию. Убийство змеи вызывает дождь, а Бог за убийство змеи, как за убийство врага, прощает два греха.

Оружие в бою, который мыслился как пространство священное, приобретало функцию жертвенного ножа. Его действия воскрешало священную битву, которая была при возникновении мира, народа казаков, и которая случится при его завершении. Отсюда и отношение к оружию. Его «настраивали» перед боем, проверяли его подгонку, закрепляли, смотрели, чтобы клинок не шатался, был прямой и проч. Оружие, наделяемое собственной волей, могло подвести воина в бою, если его владелец совершал какой-либо проступок. Отсюда обычай совместной с оружием молитвы у казаков. «Когда молишься, приобнажи клинок, нехай сталь слушает молитву». Для верности и надежности восточные клинки покрывались сурами и надписями из Корана, христианские клинки содержали образы Богородицы, Христа, Небесного града.

В записях А.М. Листопадова содержится песня, в которой добрый молодец сидит под грушею и шашечкой стругает стрелу, а девица собирает стружку и варит отвар из змеи для того, чтобы отравить родного брата. Сюжет содержит эротические и свадебные мотивы. Обратим внимание взаимодействие шашки и стрелы. Стрела в мифологическом сознании обладает фаллическими чертами. Шашка заключает в себе женское начало. «Настругали детей», стружечка – семя. Змеиный отвар, предназначенный брату есть отражение противоборства сторон жениха и родственников невесты, которые не желают без боя отдавать сестру. Шашка, связанная с женским началом хранится под неусыпной стражей в пещере. Так, в сказке о шашке Степана Разина, ее охраняют старые казаки. Взять шашку можно проявив смекалку, мужество, бескорыстную любовь. В какой-то мере этот образ хранящейся в пещере шашки напоминает сюжет из чукотских сказок, где острые зубы охраняют женское начало, и прежде чем проникнуть в лоно, необходимо использовать чудесного помощника, в данном случае камень, который и ломает эти зубы. Знак девственной чистоты хранит в себе блеск клинка, который перекликается с непорочным зачатием. Девственная чистота наделяет девицу чудодейственными свойствами, в европейских легендах ей может явиться единорог, но нас интересует связь этой чистоты с людской справедливостью, обладающей социальной окраской. Шашка дрожит в ножнах, когда ощущает ложь и порок, она сама выскакивает из ножен и разит несправедливость, привнося своими действиями чистоту и справедливость. Как и в легендах о короле Артуре, король спит в пещере, в окружении своих рыцарей, вокруг него горы золота и серебра. Когда король проснется, в мире установится царство добра и справедливости. Похожий сюжет встречается в армянском эпосе о «сасунских безумцах».

В заключении хочется привести замечание В.Богачева из «Очерков географии Всевеликого войска Донского» изданных в Новочеркасске в 1919 году. «Сохранилось еще и воспитывается с детства рассказами, песнями, примерами и соревнованием, родовой казачьей гордостью – воинская честь и ловкость, желание отличиться в боевых испытаниях, по наследству передается храбрость, но нет уже прежней любви к оружию и щегольства им. Шашка (палаш) покупается казенного образца, в определенном, указанном начальством магазине, седло – то же. Ружье дают казенное. А раньше каждое ружье, каждая шашка имела свою историю, и показывая их товарищам, молодой казак вспоминал славные дела дедов»[14, с.271].

В современных рассказах шашки находят в схронах, колодцах, погребах, даже могилах. Оружие, запрещенное властью к ношению, ушло в землю, спряталось и унесло с собой важнейшее качество культуры, целый пласт умений, навыков, поверий, что повлияло на обрядовую культуру, которая лишилась своего центрирующего стержня. Вернется и займет ли традиционное оружие свое почетное место в культуре донских казаков сегодня – остается только гадать.

Впервые опубликовано: Сборник научных работ: Памяти М.В.Семенцова. XVIII-е Дикаревские чтения. Краснодар, 2017.С.168-178.

img001

При перепечатке ссылка на первое издание обязательна. 

Отчет о проведении казачьих национальных игр Шермиции-2017

dM-b5GzE9gU

Фото Анатолия Карбинова

4-7 мая 2017 г. на Дону прошли казачьи национальные игры Шермиции, посвященные 380-летию взятия Азова донскими казаками. Они включали в себя Всероссийскую научно-практическую конференцию «Война и воинские традиции в культурах народов Юга России» (Токаревские чтения VI), а также конные и пешие традиционные состязания казаков в крепости Святой Анны под Старочеркасском.

Всероссийская научно-практическая конференция проходила на базе Института истории и международных отношений Южного федерального университета. В Оргкомитет конференции входили:

Апрыщенко В.Ю. (председатель), д.и.н., профессор, директор ИИМО ЮФУ;

Яровой А.В. (сопредседатель), д.ф.н. доцент кафедры гуманитарных дисциплин АЧИИ Донской ГАУ в г.Зернограде;

Бойко А.Л. (ответственный секретарь), к.и.н. доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИМО ЮФУ;

Сень Д.В., д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ;

Черницын С.В., к.и.н.,  доцент кафедры истории и культурологии ДГТУ;

Николаев О.Б., вице-презедент Донской региональной общественной организации «Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»,  главный редактор казачьего интернет-портала «Дикое поле».

Пленарное заседание и работа секций проходили в Институте истории и международных отношений ЮФУ. С приветственным словом к участникам обратились заместитель Губернатора Ростовской области Михаил Викторович Корнеев и депутат Ростовской-на-Дону Городской Думы Олег Вячеславович Соловьев, региональный координатор проекта «Историческая память», которые отметили возрастающую значимость Токаревских чтений для научного мира Юга России, а также важность ежегодных Шермиций, как существеннного фактора сохранения культурного наследия донских казаков, передачи его молодому поколению, развития межрегиональных и международных связей Ростовской области.

1

Пленарные доклады охватили основную проблематику конференции.

Яровой Андрей Викторович − доктор философских наук, доцент кафедры истории, философии и политологии Азово-Черноморского инженерного института Донского государственного аграрного университета в г. Зернограде выступил с докладом «Воинское искусство донских казаков: проблема периодизации».

Ярлыкапов Ахмет Аминович − к.и.н., с.н.с. Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России (г. Москва) выступил с докладом «Образ ногайского казака в фольклоре: жизнь, мораль, доблесть».

Сейдалиев Эмиль Исаевич − к.и.н., заведующий кафедрой истории Крымского инженерно-педагогического университета (г. Симферополь) выступил с докладом «Традиционные игры в воинской культуре средневековых тюркских кочевников и крымских татар: историко-этнографические параллели».

Соколова Алла Николаевна − доктор искусствоведения, профессор Института искусств Адыгейского ГУ (г. Майкоп) выступила с докладом «Участие адыгских музыкантов в военных действиях и спортивных мероприятиях: мифы, история, современность».

Мининков Николай Александрович − д.и.н., зав. кафедрой специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ выступил с докладом «Административное деление в войске Донском второй половины XVIII – первой трети XIX вв.: сыскные начальства».

В дальнейшем участники конференции были распределены на следующие секции:

Секция 1. «Войны в истории Юга России», модераторы: д.и.н., профессор кафедры истории России СКФУ г.Ставрополь Судавцов Н.Д.; к.и.н. декан факультета истории и филологии Таганрогского института им. А.П. Чехова Волвенко А.А.

Секция 2. «Слагаемые воинской культуры в историческом пространстве Юга России», модераторы: профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ (Ростов-на-Дону) Сень Д.В.; д.и.н., профессор кафедры истории России КубГУ (г. Краснодар) Матвеев О.В. В этой секции были выделены следующие направления: Военная археология и история войн на Юге России и Этнологические и культурологические исследования составных элементов воинской культуры.

Секция 3. «Войны в пространстве цивилизаций нового и новейшего времени», модераторы: к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ; Айриян Р. С; к.и.н., м.н.с. Института славяноведения РАН (г. Москва) Дронов А. М. На конференции было заслужено более пятидесяти докладов.

vFEaU-CIjsc

6-7 мая 2017 г. в окрестностях станицы Старочеркасской на территории фортификационного сооружения XVIII века, крепости Святой Анны, прошли пешие и конные состязания казаков «Георгиевские Шермиции». Организаторами Игр выступили: Ассоциация содействия организации фестиваля казачьих национальных видов спорта и народного творчества «Шермиции», Донская региональная общественная организация Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции», Ассоциация развития традиций и защиты интересов коневладельцев Ростовской области, при поддержке Правительства Ростовской области и участии ВКО «Всевеликое Войско Донское». Генеральные партнеры Игр: компания Longines – генеральный партнер конных соревнований, Авторадио — генеральный информационный партнер. Партнеры: Фонд имени священника Илии Попова, Донская оружейная фабрика, ООО «Односумы», Семикаракорский казачий юрт, МФПУ «Синергия». Атаманом Шермиций был избран казак станицы Нижне-Чирской Борисанов Петр Александрович. По традиции Шермиции начались с молебна, который отслужил духовник Федерации казачьих воинских искусств Шермиции, иерей Александр (Назаренко). Молебен включал в себя чин освящения воинских оружий, являющийся памятником нематериального культурного наследия народов РФ:

После чего народными хоровыми коллективами, под аккомпанемент старинного казачьего музыкального инструмента донского рылея, был исполнен Гимн Всевеликого Войска Донского.

2

С приветственным словом к участникам состязаний обратились:

Заместитель губернатора Ростовской области М.В. Корнеев

3

Председатель Правления Ассоциации коневладельцев Ростовской области С.В. Гайдук, учредитель Ассоциации В.В. Горобченко.

4

Депутаты Законодательного собрания Ростовской области Н.В. Шевченко — председатель комиссии по регламенту, мандатным вопросам и депутатской этике донского парламента и С.Л. Бездольный — председатель комитета донского парламента по местному самоуправлению, административно-территориальному устройству и делам казачества.

5

KINPPHb6p38

Руководитель Государственного центра русского фольклора, член постоянной профильной комиссии по содействию развитию казачьей культуры Министерства культуры Российской Федерации Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества Д.В.Морозов.

6

Глава делегации из Шотландии Франк Этерсон.

7

 

В Играх приняло участие более 200 человек из Аксайского, Романовского, Мечетинского, Семикаракорского, Ермаковского, Зимовниковского, Александро-Грушевского, Новочеркасского, Великокняжеского юртов Всевеликого Войска Донского, Ростова-на-Дону, Батайска, Москвы, Самары, Оренбурга, Уфы, Обнинска, Глазго, Пейсли, Терского казачьего Войска, Кубанского казачьего Войска.

18342406_1051599138309654_2960790105622246760_n

Казаки разных возрастов состязались в шермичных дисциплинах: фехтовании на шашках и пиках, фехтовании на шотландских палашах, стрельбе из традиционного лука, рубке полосы мишеней и рубке разных по своей сложности мишеней, в игре айданы, в коллективных соревнованиях каманахк/шинти на кубок Скифии, фехтовальной игре «Царь» на кубок Шермиций. Состоялся открытый Чемпионат Ростовской области по джигитовке «Кубок Шермиций». Прошел конкурс женского казачьего костюма. Два дня участников и гостей Игр своим исполнительским мастерством радовали замечательные казачьи фольклорные коллективы «Покров» (г. Волгоград), «Казачья Удаль» (г. Новоаннинск), «Казачий КругЪ» (Скунцевы В.Н. и М.Ю., г. Москва), «Кумов Яр» (ст. Кумылженская), «Дубравушка» (Тацинский район Ростовской области), исполнители на донском рылее В. Скунцев (г. Москва), А. Палагин (г. Москва), А. Контеев (г. Москва), К. Чеботарев (г. Подольск).

18301304_10211260682024106_3554095417177054350_n

Чин освящения воинских оружий

В течении двух дней шли семинары по стрельбе из лука, который проводил И.В. Пшеничников, основатель клуба стрельбы из лука «Таргитай», мастер-классы В.Н. Скунцева (“Казачий КругЪ», г. Москва), А.В. Палагина, мастера по изготовлению исторических музыкальных инструментов, по игре на донском рылее, семинары по фехтованию на шотландских палашах и по игре в шинти В.В. Негоды, руководителя  школы гэльских боевых искусств, инструктора федерации спортивного мечевого боя. Семинарской площадкой руководил Максим Тищенко.

18341776_10209093704485413_3608002898493031375_n

Семинар по фехтованию шотландским палашом проводит руководитель школы гэльских боевых искусств В.В.Негода

За два дня Шермиции посетило более 15 000 человек.

DSC_4552.JPG-1

Атаман Шермиций 2017 Борисанов П.А.

Призовые места распределились следующим образом:

dmMQNP3cQWA

А.В.Яровой -президент Федерации казачьих воинских искусств Шермиции

Шермичные дисциплины включающие в себя фехтование на шашках, пиках и рубку полосы мишеней (гл.судья С.В.Божко, «Школа шермиций» х.Потапов Романовской станицы).

IMG_5087

Фехтование на спортивных шашках

В возрасте 12-14 лет:

  1. Перерва А., х.Потапов Романовского юрта
  2. Рязанов Е., г.Обнинск
  3. Кудеев А., х.Потапов Романовского юрта
IMG_5086

Фехтование на пиках

В возрасте 15-17 лет:

  1. Попов А., х.Потапов Романовского юрта
  2. Шестаков Р., х.Потапов Романовского юрта
  3. Демиденко И., Аксайский казачий кадетский корпус МО РФ
18300954_104520076790532_3951394964438645436_n

Фото А.Карбинова

В возрасте 18-20 лет:

  1. Поливин И., х. Потопов Романовский юрт
  2. Зубков С., Аксайский казачий кадетский корпус МО РФ
18301926_10211260732345364_4278714227494843793_n

Фехтование на спортивных шашках

В возрасте 21- 40 лет:

  1. Показиев И., ст. Мечетинская
  2. Дудка А., ст.Староминская
  3. Пьяных А., Александровск-Грушевский юрт.

Казаки старше 41 г.:

  1. Санжаров С., ст.Тацинская
  2. Харитонов А., ст.Тацинская
  3. Моксаков В., ст.Доломановская
18301092_1051597824976452_8159399561383811023_n

Исполнительный директор Ассоциации Шермиции Ряднов А.В.

r-IMFF733TQ

В Открытом Чемпионате Ростовской области по джигитовке «Кубок Шермиций» (судьи Гекиев Р.Т. Кудзаев В. Невмержицкая Е. Коновалов С. Коровкин А. Федерация конного спорта РФ):

18221579_104520440123829_8712661171889883997_n

Фото А.Карбинова

Группа В владение оружием

  1. Щеглов Д., конный клуб им. Генерала Бакланова, Волгоградская область
  2. Корженко Я., конный клуб им. Генерала Бакланова, Волгоградская область
  3. Щеглов К., конный клуб им. Генерала Бакланова, Волгоградская область
18301135_104520443457162_1872228717158496612_n

Фото А.Карбинова

Группа С вольная джигитовка

  1. Щеглов Д., конный клуб им.генерала Бакланова, Волгоградская область
  2. Щеглов К., Конный клуб им.генерала Бакланова, Волгоградская область
  3. Сафонов М., Аксай, Ростовская область
18301258_104520236790516_2143791887382859332_n

Фото А.Карбинова

Дети 2004-2006 г.р., зачет

  1. Чумаков Кирилл, Школа генерала Бакланова, Волгоградская обл.
  2. Волкова Татьяна, Усть-Медведицкий казачий конный клуб, Волгоградская область
  3. Тарелкин Станислав, Конноказачий клуб «Трехречье», Ростовская область

Дети 2007-2010 г.р., зачет

  1. Нефедов Кирилл, Школа генерала Бакланова, Волгоградская обл.
  2. Старунова Елизавета, Школа генерала Бакланова, Волгоградская область
  3. Щеглова Светлана, Школа генерала Бакланова, Волгоградская область

В стрельбе из традиционного лука:

18300855_104520143457192_4205300717072383075_n

Фото А.Карбинова

  1. Гамалей Руслан
  2. Юлдашбаев Азамат, г.Уфа
  3. Садовой Яков
18342615_104520876790452_6308899812951914285_n

Фото А.Карбинова

В рубке шашкой:

  1. Бредихин К., ст.Староминская
  2. Нестеров С., г.Самара
  3. Поливин И., х.Потапов Романовского юрта
DSC_4655.jpg-1

Рубка кабака

В игре Айданы:

  1. Михаил Тарасов, Московская обл.
  2. Елисей Ализонов, Московская обл.
  3. Физикаш Артем, Зимовниковский юрт
18300960_1051602701642631_8986727108412424606_n

Игра в айданы

В фехтовании на шотландских палашах (судьи Яровой А.В., Негода В.В.):

18446586_10209114789732531_7056983762773151697_n

  1. Чернов Д., Мечетинский юрт
  2. Показиев И., ст. Мечетинская
  3. Негода В., Краснодар и Макколл Д., г.Пейсли, Шотландия

В шотландской игре каманахк/шинти на кубок Скифии победу одержала сборная команда Дона.

IMG_5177

Игра в каманахк/шинти

18342405_1051599338309634_224889925130920358_n

IMG_5218

Сборная команда Дона

В фехтовальной игре «Царь» победу одержала команда х.Потапов, второе место команда г.Краснодара, 3 место казаки ст. Староминской ККВ.

18301456_104521476790392_737977398471599854_n

Фото А.Карбинова

В борьбе «на  ломка» (гл. судья В.Колганов г.Глазго Шотландия)

NTpM8uF-drg

Фото А.КАрбинова

Казаки до 75 кг.:

  1. Кумов Дмитрий, г.Батайск Ростовская обл.
  2. Шестаков Феофан, г.Ганновер, Германия
  3. Булкин Антон, г.Глазго Шотландия

До 85 кг.:

  1. Скибин Евгений, г.Новочеркасск Ростовская обл.
  2. Том Андрес, г.Глазго Шотландия
  3. Чембулат Николай, г.Докучаевск

61165703

85+ кг.:

  1. Киреев Александр
  2. Кумов Дмитрий, г.Батайск Ростовская обл.
  3. Скибин Михаил, г.Аксай Ростовская обл.

Казачата, кужата (12-17 лет):

До 45 кг.:

  1. Студеникин Никита, г. Семикаракорск Ростовской обл.
  2. Дорофеев Стас, г.Семикаракорск Ростовской обл.
  3. Банников

До 56 кг.:

  1. Корочинцев Иван, г. Семикаракорск Ростовской обл.
  2. Коссе Максим, г.Комсомольское
  3. Савельев Геннадий, г. Семикаракорск Ростовской обл.

56+ кг.:

  1. Долженко Илья, г. Семикаракорск Ростовской обл.
  2. Шестаков Роман
  3. Гриценко Андрей, г. Семикаракорск Ростовской обл.

В кулачных боях (гл.судья Бригаденко Ю.Н. г.Приморск-Ахтарск)

18341655_104520980123775_2863874057495731478_n

Фото А.Карбинова

До 75 кг.:

  1. Атоненко Александр, г. Семикаракорск Ростовской обл.
  2. Лысенко Виктор, ст.Советская
  3. Маккол Дани, г.Пейсли, Шотландия

До 85 кг.:

  1. Чембулат Николай, г.Докучаевск
  2. Борисанов Пётр, ст.Нижне-Чирская
  3. Дубас Руслан, г.Николаев, Украина

85+ кг.:

  1. Матюшевский Влад г.Николаев, Украина
  2. Мироненко Роман, Усть-Донецкий юрт, Ростовская обл.

В конкурсе женского казачьего костюма (судьи доктор искусствоведения, профессор Т.С.Рудиченко (Ростов-на-Дону), Арнаут-Клёнина А. (ст.Кумылженская «Чеботарев курень»):

DSC_4835.JPG-1

  1. Скворцова А., ст. Родниковская ККВ
  2. Каданина Е., Екатеринодар
  3. Курина-Банникова Н., ст. Перекопская ВВД

Программа Всероссийской научно-практической конференции «Война и воинские традиции в культурах народов Юга России» (VI-е Токаревские чтения). Ростов-на-Дону 4-5 мая 2017 г.

флаг

Минобрнауки России  
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»  
Институт истории и международных отношений 
Министерство культуры Ростовской области

МУК «Зерноградский историко-краеведческий музей»

Фонд имени священника Илии Попова

Ассоциация (союз) содействия организации фестиваля казачьих национальных видов спорта и народного творчества «Шермиции»

 

ПРОГРАММА

ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ ЮГА РОССИИ»

(VI-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ)  

г. Ростов-на-Дону 4−5 мая 2017 г.

ОРГКОМИТЕТ КОНФЕРЕНЦИИ:

 Апрыщенко Виктор Юрьевич (председатель) – доктор исторических наук, профессор, директор ИИМО ЮФУ;

Яровой Андрей Викторович (сопредседатель) – доктор философских наук, доцент кафедры истории, философии и политологии Азово-Черноморского инженерного института Донского государственного аграрного университета в г. Зернограде;

Бойко Андрей Леонидович (ответственный секретарь) – кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии и истории древнего мира  ИИМО ЮФУ;

Николаев Олег Борисович − вице-президент Донской региональной общественной организации «Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»», главный редактор казачьего интернет-портала «Дикое поле»;

Сень Дмитрий Владимирович – доктор исторических наук, профессор  кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ;

Черницын Сергей Вячеславович – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и культурологии ДГТУ.

Регламент работы конференции:

Доклад на пленарном заседании: до 20 мин.

Доклад на секции: до 15 мин.

Место и время проведения конференции:

Пленарное заседание и работа секций 4–5 мая 2017 г.:

г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33

(Институт истории и международных отношений ЮФУ)

Регистрация участников: 9.30-10.00, актовый зал ИИМО, ауд.201

Проведение кофе-брейков (аудитории ИИМО ЮФУ)

4.05.2017 г.: 12.00–13.00

5.05.2017 г.: 12.00–13.00

 6 мая выезд участников в ст-цу Старочеркасскую

для участия в Георгиевских Шермициях

(10.00, территория ОКН «Крепости Св. Анны»)

4 МАЯ

ОТКРЫТИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

(начало 10.00, актовый зал − ауд. 201)

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО К УЧАСТНИКАМ КОНФЕРЕНЦИИ:

Корнеев Михаил Викторивич  − Заместитель Губернатора Ростовской области;

Гончаров Виктор Георгиевич − Атаман Войскового казачьего общества «Всевеликое Войско Донское», Казачий генерал (по согласованию);

Соловьев Олег Вячеславович − депутат Ростовской-на-Дону городской Думы, Региональный координатор проекта Историческая память;

Апрыщенко Виктор Юрьевич − доктор исторических наук, профессор, директор ИИМО ЮФУ.

ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

Модератор:

Сень Дмитрий Влидимирович − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

  1. Яровой Андрей Викторович − доктор философских наук, доцент кафедры истории, философии и политологии Азово-Черноморского инженерного института Донского государственного аграрного университета в г. Зернограде

Воинское искусство донских казаков: проблема периодизации.

  1. Ярлыкапов Ахмет Аминович − к.и.н. с.н.с. Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России (г. Москва)

Образ ногайского казака в фольклоре: жизнь, мораль, доблесть.

  1. Сейдалиев Эмиль Исаевич − к.и.н., заведующий кафедрой истории Крымского инженерно-педагогического университета (г. Симферополь)

Традиционные игры в воинской культуре средневековых тюркских кочевников и крымских татар: историко-этнографические параллели

  1. Соколова Алла Николаевна − доктор искусствоведения, профессор Института искусств Адыгейского ГУ (г. Майкоп)

Участие адыгских музыкантов в военных действиях и спортивных мероприятиях: мифы, история, современность

  1. Мининков Николай Александрович − д.и.н., зав. кафедрой специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Административное деление в войске Донском второй половины XVIII – первой трети XIX вв.: сыскные начальства

ЗАСЕДАНИЯ 4 МАЯ

СЕКЦИЯ №1. «ВОЙНЫ В ИСТОРИИ ЮГА РОССИИ»

(Время заседания 13.00−17.00,  ауд.201)

Модераторы:

Судавцов Николай Дмитриевич  − д.и.н., профессор кафедры истории России СКФУ (г. Ставрополь)

Волвенко Алексей Александрович − к.и.н., декан факультета истории и филологии, Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВО РГЭУ «РИНХ» (г. Таганрог)

  1. Мининкова Людмила Владимировна − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Образы Дмитрия Шемяки в трудах российских историков

  1. Шалак Максим Евгеньевич − к.и.н., доцент кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

«…Кому ни будучи на поле тому своею головою промышляти»: к вопросу о первых контактах Московского царства с Казыевым улусом.

  1. Аваков Пётр Ашотович − к.и.н., ст. преподаватель кафедры исторических наук и политологии РГЭУ (РИНХ)

Азовский поход 1646 г.

4.Тепкеев Владимир Толтаевич − к.и.н., с.н.с. КалмНЦ РАН (Элиста)

Калмыцко-донские отношения в период Азовских походов 1695–1696 гг.

  1. Айдунова Татьяна Юрьевна − аспирант кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

И.И.Голиков и С.М.Соловьев о полководческих качествах Петра I в битве при Лесной

  1. Воскобойников Сергей Георгиевич − к.и.н., доцент кафедры истории и культурологи ДГТУ

Участие донских казаков в боевых действиях у крепости Журжа в марте 1807 года

7.Захаревич Алексей Владимирович − к.и.н., научный консультант РРО ВООПИиК

Донской казачий полк войскового старшины Молчанова 2-го в Осетии и Ингушетии в 1809−1817 гг.

8.Скорик Александр Павлович − д.и.н., д.ф.н., зав. кафедрой теории государства и права и отечественной истории ЮРГПУ (НПИ) им. М.И. Платова (г. Новочеркасск) 

Боевая вахта Донского казачьего № 36 полка на службе Российской империи в XIX веке

9.Судавцов Николай Дмитриевич − д.и.н., профессор кафедры истории России гуманитарного института СКФУ (г. Ставрополь)

Участие казаков в Восточной (Крымской) войне на Кавказе (1853-1856 гг.)

10.Волвенко Алексей Александрович − к.и.н., декан факультета истории и филологии, Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВО РГЭУ «РИНХ» (г. Таганрог)

Об оценке эффективности казачьих войск в 1860-х гг.

  1. Тикиджьян Руслан Геннадьевич − к.и.н., доцент кафедры истории и культурологии ДГТУ

Проблема соотношения военной и полицейской, правоохранительной службы донских казаков в конце XVIII – начале XX: актуальные вопросы изучения

  1. Брызгалова Ирина Генриховна − к.и.н., доцент кафедры исторической политологии ИИМО ЮФУ

Позиция казачества Дона и Северного Кавказа по вопросам войны и мира (февраль- май 1917 г).

  1. Исакова Марина Алексеевна − учитель истории МБОУ СОШ № 61

Боевой путь Гундоровского Георгиевского полка в 1918 г.

  1. Пыльцын Юрий Сергеевич − аспирант кафедры истории России ИГНиИ, департамент «Исторический факультет» УрФУ (г.Екатеринбург)

Терско-Астраханская бригада в Крыму. Очерк боевых действий

  1. Баранов Андрей Владимирович − д.и.н., д.пол.н., профессор кафедры политологии и политического управления Куб.ГУ (г. Краснодар)

Повстанческое антибольшевистское движение терского казачества (1920–1924 гг.): региональные особенности 

СЕКЦИЯ №2. «СЛАГАЕМЫЕ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮГА РОССИИ»

(Время заседания 13.00-17.00,  ауд.218)

Модераторы:

Сень Дмитрий Владимирович − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Матвеев Олег Владимирович − д.и.н., профессор кафедры истории России КубГУ (г. Краснодар) 

  1. Новолодский Алексей Сергеевич − аспирант кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Обоснование идеи похода на Казань в «Истории о Казанском царстве»

  1. Трапш Николай Алексеевич − к.и.н., директор ГАРО

Военная организация абхазского общества начала XIX столетия в синхронных иностранных нарративах

  1. Шафранова Ольга Ивановна − к.и.н., доцент кафедры истории России СКГУ (г. Ставрополь)

Военная организация адыгских сообществ Западного Кавказа в оценках  Т. Лапинского

  1. Абраменко Владимир Александрович − к.и.н., доцент кафедры теории организации и управления персоналом РГПУС

«Характерники» и «пластуны» в культуре запорожского и кубанского  казачества

5.Сень Дмитрий Владимирович − д.и.н., профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

О происхождении лидеров донских и кубанских казаков-старообрядцев конца XVII в. — начала  XVIII в. .

  1. Горожанина Марина Юрьевна − к.и.н., доцент кафедры Истории России Куб.ГУ (г. Краснодар)

Роль православного духовенства в военной истории кубанского казачества

  1. Матвеев Олег Владимирович − д.и.н., профессор кафедры истории России КубГУ (г. Краснодар)

Из истории изучения системы подготовки офицеров для кавказских казачьих войск: А.Г. Рыбальченко и Н.Н. Баратов

  1. Перетятько Артем Юрьевич − к.и.н., н.с. Лаборатории военных исследований МСЦФтПИ

Эксперименты в достроевой подготовке казаков в 1870 гг. по материалам периодической печати

  1. Сафронкина Елена Ивановна − к.и.н,, доцент кафедры истории, философии и социальных технологий НИМИ (филиал ДГАУ) (г. Новочеркасск)

Попытки донского земства облегчить воинскую повинность казаков (1876-1882 гг.)

  1.  Годовова Елена Викторовна — к.и.н., доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Оренбургского филиала РАНХиГ (г.Оренбург)

Взаимодействие оренбургских казаков с казахским населением

  1. Братолюбова Мария Викторовна − к.и.н., доцент кафедры Отечественной истории ИИМО ЮФУ

Донские казаки в Первой мировой войне в документальной фотографии (по материалам ГАРО)

  1. Грядский Давид Михайлович − студент кафедры исторической политологии ИИМО ЮФУ

Первая мировая война в воспоминаниях офицеров высшего звена Русской армии: некоторые аспекты

  1. Сивков Сергей Михайлович − к.и.н., зав. кафедрой гуманитарных и математических дисциплин ЮИМ (г. Краснодар)

Революция и насилие: Этнические конфликты казачьего и иногороднего населения Кубани в годы Гражданской войны

  1. Дюкарев Андрей Викторович − директор АНО НОЦ «Интеллектуальные ресурсы»; Дюкарева Ирина Анатольевна − зам. директора АНО НОЦ «Интеллектуальные ресурсы» (г. Краснодар)

Персоны нон грата истории кубанского казачества в современной отечественной историографии

  1. Аверьянов Антон Викторович − к.и.н., доцент кафедры исторической политологии ИИМО ЮФУ

Национальная политика на Юге РСФСР в предвоенный период

 СЕКЦИЯ №3. «ВОЙНЫ В ПРОСТРАНСТВЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ»

(Время заседания 13.00-17.00, ауд. )

Модераторы:

Айриян Радмила Сергеевна  − к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Дронов Александр Михайлович − к.и.н., м.н.с. Института славяноведения РАН (г. Москва)

  1. Гаврилов Сергей Николаевич − к.и.н. доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Проблемы военно-морского флота Англии в конце XVI в.

  1. Ласкова Наталья Васильевна − к.и.н., доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Колониальный фактор в англо-французской войне 1627−1629 гг.

  1. Мигаль Анастасия Сергеевна − ассистент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Образ османской армии в представлениях западноевропейских путешественников XVIII в.

  1. Ковалева Ольга Александровна − к.и.н., ст. преп. кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Война  североамериканских колоний за независимость в донесениях российских дипломатов

  1. Егоров Александр Александрович − д.и.н., профессор кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Французы в Испании (по воспоминаниям участников похода 18081814 гг.)

  1. Дронов Александр Михайлович − к.и.н., м.н.с. Института славяноведения РАН (г. Москва)

Граничары и казачество в первой половине XIX в.: взгляд из Австрийской империи

  1. Подольников Владимир Павлович − к.и.н., доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Фронтовая повседневность в романе Э.М. Ремарка «На западном фронте без перемен»

8.Пуховская Наталья Евгеньевна − к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Война против СССР в восприятии солдат и офицеров Третьего рейха

9.Айриян Радмила Сергеевна  − к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Корейская война 1950-1953 гг.: «последняя битва» изоляционистов в стенах Конгресса США

10.Щербаков Вячеслав Юрьевич  −к.и.н.,  доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Бундесвер и иммигранты: высшая форма интеграции и/или новая сфера противостояния?

ЗАСЕДАНИЯ 5 МАЯ

СЕКЦИЯ №1. «ВОЙНЫ В ИСТОРИИ ЮГА РОССИИ»

(Время работы с 10.00,  ауд.202)

Модераторы:

Судавцов Николай Дмитриевич  − д.и.н., профессор кафедры истории России СКФУ (г. Ставрополь)

Волвенко Алексей Александрович − к.и.н., декан факультета истории и филологии, Таганрогского института им. А.П. Чехова (филиал) ФГБОУ ВО РГЭУ «РИНХ» (г. Таганрог) 

  1. Чекулаев Николай Дмитриевич − к.и.н., н.с. ИИАЭ ДагНЦ РАН (г. Махачкала)

Казак как боевая сила и опора Российского государства в XVI – XIX вв.

  1. Панеш Аскербий Дзепшевич − д.и.н., заместитель директора по научной работе АРИГИ (г. Майкоп)

Адыги и татарский мир в XVI-XVII вв.: эволюция взаимоотношений

  1. Ляпин Денис Александрович − д.и.н., доцент, ЕГУ (г. Елец)

Казачество в городах Юга России по данным сметы 1651 г.: вооружение, численность, структура

  1. Почекаев Роман Юлианович − к.ю.н., зав. кафедрой теории и истории права и государства НИУ ВШЭ (Санкт-Петербургский филиал) (г. Санкт-Петербург)

«Военное право» калмыков в трудах отечественных исследователей

  1. Батыров Валерий Владимирович − к.и.н., с.н.с. КалмНЦ РАН (Элиста)

К вопросу о калмыцко-казахских военных конфликтах во второй половине XVIII в.»

  1. Мезенцев Евгений Вячеславович − к.и.н., с.н.с. Центра военной истории России ИРИ РАН (г. Москва)

Из истории военной организации и боевых походов донских казаков в конце ХVIII – начале ХIX веков

  1. Поляков Владимир Евгеньевич − д.и.н., доцент кафедры истории КИПИ (г. Симферополь)

Крымский татарин — герой войны 1812 года 

  1. Кидирниязов Даниял Сайдахмедович − д.и.н., профессор, в.н.с. ИИАЭ ДагНЦ РАН (г. Махачкала)

Взаимодействие и взаимовоздействие традиций казаков и народов Северного Кавказа в историко-культурном контексте XVIII — первой половине XIX в: специфика и особенности

  1. Агафонов Анатолий Иванович − д.и.н., профессор кафедры кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ИИМО ЮФУ

Роль русской православной церкви в окормлении донских полковых музеев в России и эмиграции.

СЕКЦИЯ №2. «СЛАГАЕМЫЕ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮГА РОССИИ»

(Время заседания с 10.00,  ауд.218)

Направление 1.

«ВОЕННАЯ АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ВОЙН НА ЮГЕ РОССИИ»

Модераторы:

Бойко Андрей Леонидович −  к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИИМО ЮФУ

Ильюков Леонид Сергеевич − к.и.н., с.н.с. Южного научного центра РАН

  1. Ильюков Леонид Сергеевич − к.и.н., с.н.с. Южного научного центра РАН

Константиновское поселение — форпост носителей майкопской культуры на Нижнем Дону: осада и гибель

  1. Иванеско Антон Евгеньевич − к.и.н., доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений ИИМО ЮФУ

Военное дело нартов осетинских сказаний и проблема катафрактариев

  1. Зеленский Юрий Викторович − к.и.н., с.н.с. КГИАМЗ им. Е.Д. Фелицына (г.Краснодар)

Военная организация половецких племён и военное дело у половцев.

  1. Кусаинова Елена Викторовна − к.ф.н, доцент МГУТИТ; Кусаинов Андрей Александрович − специалист МГУТИТ (г. Москва)

Воинское искусство и вооружение кочевников и казачества в XVI-XVII вв.

  1. Пьявченко Елизавета Владимировна − профессор кафедры дизайна архитектурной среды ААИИ ЮФУ

Города-крепости Подонья – узловые пункты общегосударственных оборонительных сооружений XVI-XVII вв.

  1. Бойко Андрей Леонидович − к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИИМО ЮФУ

Новые данные о системе фортификационных сооружений Миусского полуострова XVIII−XIX вв. (по материалам экспедиций 2016 г.)

  1. Самовтор Сергей Владимирович − к.и.н., главный специалист ГАКК (г. Краснодар)

К истории Варениковского укрепления Черноморской кордонной линии

  1. Андреев Алексей Олегович − главный специалист ГАКК (г. Краснодар)

Артиллерия Черноморского казачьего войска 1802-1860 гг.

СЕКЦИЯ №2. «СЛАГАЕМЫЕ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЮГА РОССИИ»

(Время работы 10.00 − 17.00. ауд 218)

Направление 2

«ЭТНОЛОГИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СОСТАВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ВОИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ»

МОДЕРАТОРЫ:

Рудиченко Татьяна Семеновна − доктор искусствоведения, профессор кафедры истории музыки РГК им. С.В. Рахманинова

Богаченко Татьяна Викторовна − к.и.н., доцент археологии и истории древнего мира ИИМО ЮФУ

  1. Вдовченков Евгений Викторович − к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИМО ЮФУ

Насилие и власть в обществе номадов (к вопросу о характере потестарных отношений у сарматов)

  1. Богаченко Татьяна Викторовна − к.и.н., доцент кафедры археологии и истории древнего мира ИИМО ЮФУ

Воительницы русского эпоса

  1. Рахно Константин Юрьевич − д.и.н., в.н.с. Национального музея-заповедника украинского гончарства (Республика Украина, с. Опошное)

Казнь убийцы на Запорожской Сечи: истоки обычая

  1. Рудиченко Татьяна Семеновна − доктор искусствоведения, профессор кафедры истории музыки РГК им. С.В. Рахманинова (г. Ростов-на-Дону)

Воинские традиции в хорах казачьей эмиграции

  1. Черницын Сергей Вячеславович − к.и.н., доцент кафедры истории и культурологии ДГТУ

Актуализация этнической истории донских казаков в образовательной практике Ростовской области

  1. Матвеев Владимир Александрович − д.и.н., доцент кафедры Отечественной истории ИИМО ЮФУ

Исторические условия формирования и территориальные различия идентичностей в российском казачестве: ракурсы осмысления.

  1. Гарсаев Лейчий Магомедович − д.и.н., профессор ЧГУ ИГИ АН ЧР; Гарасаев А.М.−  соискатель ИГИ АН ЧР; Гарсаева М.М. − ст. преп. кафедры чеченской филологии ЧГПУ; Ахматханова Л.Х.−  ст.лаб. ИГИ АН ЧР ( г. Грозный)

Холодное и огнестрельное оружие и его место в Кодексе чести чеченцев

  1. Гревцова Татьяна Евгеньевна − к.фил.н., н. с. лаборатории филологии ИСЭГИ Южного научного центра РАН

Свадебный обрядовый хлеб у казаков Урюпинского района Волгоградской области

  1. Власкина Татьяна ЮрьевнаЗаведующая музеем казачества этнографии и культуры Приазовья ЮНЦ РАН

Горины из хутора Бокова: семейный портрет на фоне краха империи

  1. Пилипчук Лариса Ивановна − учитель МБОУ СОШ № 4 (г. Батайск)

Отражение событий воинской службы в бытовой культуре населения Нижнего Дона в новейшее время

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ ЮГА РОССИИ» (VI-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ).

maxresdefault

Минобрнауки России
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Институт истории и международных отношений
Министерство культуры Ростовской области

МУК «Зерноградский историко-краеведческий музей»

Фонд имени священника Илии Попова

Донская региональная общественная организация Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ               ЮГА РОССИИ»

(VI-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Конференция состоится на базе

Института истории и международных отношений

Южного федерального университета

по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33.

4−5 МАЯ 2017 г.

 Оргкомитет конференции:

д.ф.н., доцент Яровой Андрей Викторович (председатель);

к.и.н., доцент Бойко Андрей Леонидович (ответственный секретарь);

д.и.н. Сень Дмитрий Владимирович;

к.и.н., доцент Черницын Сергей Вячеславович;

вице-президент Донской региональной общественной организации «Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции»», главный редактор казачьего интернет-портала «Дикое Поле» Олег Борисович Николаев.

 На конференции предлагается обсудить следующие вопросы:

  • Воинская культура и история казачьих сообществ, казачьих Войск России;
  • Мир и война в жизни кочевого и оседлого населения Юга России;
  • Состязательная и игровая культура этнических групп казаков России;
  • Военная (поисковая) археология сегодня;
  • Историческое природопользование, этническая экология, народные знания;
  • Казаки и их соседи (особенности этнической культуры и истории, этнокультурные взаимодействия и традиционные взаимоотношения);
  • Этнические, этнокультурные, этноконфессиональные, этнолингвистические, территориальные особенности идентичностей в казачьих группах России.

По результатам конференции тексты представленных докладов и материалы их обсуждения будут опубликованы в сборнике материалов конференции.

Проезд и проживание оплачивает командирующая сторона. Организационный взнос не предусмотрен. Публикация научной статьи – бесплатная. Необходимым условием публикации является личное участие на конференции!

Заявки на участие в конференции принимаются к рассмотрению до 15 апреля 2017 г., тексты статей – до 15 мая 2017 г.

Редколлегия оставляет за собой право отбора присланных материалов.

Требования к оформлению текста: объем публикации до 15000 печатных знаков с пробелами, иллюстративный ряд к статьям не приветствуется.

Редактор Word, шрифт Times New Roman, 14 pt, межстрочный интервал – 1,5; поля: левое – 3 см, правое 1,5, верхнее и нижнее – по 2 см. Автоматические ссылки (постраничные или концевые) не допускаются и будут удалены. Список источников и литературы выстраивается в алфавитном порядке после текста. Указанный список нумеруется. Ссылка на источник или литературу из этого списка размещается в тексте статьи в квадратных скобках путем указания номера из списка и страницы или листа. Материалы, оформленные не по правилам и присланные не в срок, к рассмотрению не допускаются и будут отклонены.

Просим авторов в отдельном файле предоставлять свои персональные данные (ф.и.о., место работы, должность, ученое звание, ученая степень), а также контактную информацию, включая номер мобильного телефона и адрес электронной почты.

Заявки на участие в конференции и тексты статей следует направлять:

Яровому Андрею Викторовичу (председателю оргкомитета) по эл. почте: jarovoj2005@yandex.ru

Бойко Андрею Леонидовичу (ответственному секретарю) по эл. почте: alabama7008@yandex.ru

Образец оформления текста

И.И. Иванов (Ростов-на-Дону)

Об источниках комплектования архива Войска Донского второй половины XVI в. – начала XVIII в.

Хххххххххххххх  ххххх х хххххххххх ххх ххххххх [2, с. 23].

Хххххххххххххх хххххххххх ххххххххххх [3, л.25].

Ххххххххххххх хххххххххх хххххх [1, с.351].

Источники и литература

  1. Дополнения к актам историческим. СПб., 1872.
  2. Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов-на-Дону, 1961.
  3. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.111. Оп.1. 1691 г. Д.2.

Итоги практической конференции «Шермиции как наследие традиционной культуры донских казаков».

img_5554

19 ноября 2016 года в Зерноградском РДК прошла практическая конференция на тему «Шермиции как наследие традиционной культуры донских казаков». В работе конференции приняли участие донские, кубанские и терские казаки, преподаватели дополнительного образования, казачьих школ, отделов культуры, районных администраций в количестве 51 человек.

Image00007.JPG

После молебна, который провел духовник Федерации казачьих воинских искусств Шермиции иерей Александр (Назаренко), с приветственным словом к собравшимся обратился Глава администрации Зерноградского района В.В. Панасенко, который отметил важность сохранения и развития традиционной культуры казаков, патриотического воспитания подрастающего поколения.

Image00010.JPG

Выступление главы Зерноградского района В.В.Панасенко.

Историю развития Федерации, а также перспективы развития шермичного движения в современной России осветил вице-президент Федерации О.Б. Николаев.

Image00011.JPG

Выступление вице-президента Федерации шермиций О.Б.Николаева.

Выступление президента Федерации А.В. Ярового было посвящено происхождению шермиций, соотношению традиций и мифотворчества в современной казачьей культуре.

image00013

В частности, он отметил, что образовавшиеся в результате многих лет беспамятства лакуны, заполняются сегодня новой мифологией на тему казачьих боевых искусств.

Image00014.JPG

Директор Ассоциации шермиций А.В.Ряднов.

Выступление исполнительного директора Ассоциации Шермиций А.В. Ряднова было связано с практическими вопросами организации представительств, филиалов Федерации в других регионах России.

Image00004.JPG

Выставка деятельности Федерации шермиций.

 

Духовник Федерации иерей Александр (Назаренко) предложил организовать православное братство Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Image00005.JPG

После перерыва работа конференции протекала в практическом русле. Был избран состав Координационного совета Федерации казачьих воинских искусств Шермиции, намечен план работы. В Координационный совет Федерации были избраны:
Яровой Андрей Викторович – президент Федерации (г. Зерноград, Ростовская область), председатель Координационного совета;
Николаев О.Б. – вице-президент Федерации (г. Ростов-на-Дону);
Ряднов А.В. – исполнительный директор Ассоциации Шермиций (г. Ростов-на-Дону);
Бригаденко Ю.Н. – официальный представитель Федерации по Краснодарскому краю (г. Приморско-Ахтарск);
Печников А.Б. – официальный представитель Федерации по Ставропольскому краю (г. Ставрополь);
Чащин В.Б. – официальный представитель Федерации по Оренбургской области (г. Оренбург);
Божко С.В. – Романовский юрт (х. Потапов, Ростовская область);
Песоцков А.С. – Тацинский юрт (ст. Тацинская, Ростовская область);
Чернышов Е.А. – Зимовниковский юрт (ст. Кутейниковская, Ростовская область).
Показиев В.И. – Мечетинский юрт (ст. Мечетинская, Ростовская область).
Рязанов А.Ю. – г. Обнинск (Калужская область).

Покатилов С. — г.Новочеркасск

Image00009.JPG
После этого участники конференции переместились в спортзал, где были рассмотрены особенности судейства, правила соревнований, приемы фехтования на шашках, пиках, борьбы на поясах и кулачного боя.

По итогам работы практической конференции была принята следующая резолюция:
РЕЗОЛЮЦИЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ШЕРМИЦИИ КАК НАСЛЕДИЕ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ДОНСКИХ КАЗАКОВ»
Работа практической конференции «Шермиции как наследие традиционной культуры донских казаков», состоялась 19 ноября 2016 г. в Зерноградском РДК. Участники конференции, обсудив проблемы современной состязательной культуры донских, кубанских, терских казаков, решили:
1. Поддержать опыт проведения традиционных состязаний донских казаков шермиций в других регионах Российской Федерации, как явления способствующего сохранению казачьей культуры.
2. Создать Координационный совет Федерации, в который войдут представители региональных отделений Федерации. Совет должен координировать работу Федерации, обсуждать предлагаемые регламенты игр, одобрять или отвергать новые виды состязаний.
3. Поручить Региональным представителям подготовить к концу декабря 2016 г. план мероприятий, которые войдут в годовой план работы Федерации на 2017 г., с учетом видовых, территориальных, масштабных различий.
4. Утвердить Правила и принципы проведения традиционных состязаний по шермициям, их виды, с учетом исторических различий войсковых образований.
5. Зарегистрировать Донскую региональную общественную организацию «Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции» в качестве юридического лица.
6. Организовать Братство лучших и достойных представителей (мастеров) Федерации, небесным покровителем которых будет являться Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн. Поручить духовнику Федерации иерею Александру (Назаренко) окормлять православное братство Во имя Иоанна Предтечи.
7. Обратиться к представителям казачьих обществ Ростовской области, Краснодарского края, Ставропольского края с призывом развивать традиционные состязания в станицах и хуторах, оказывать всяческую поддержку казакам, занимающимся с детьми традиционными пешими и конными воинскими искусствами предков.
Резолюция принята 19 ноября 2016 г. единогласно.

Image00003.JPG

Практическая конференция по Шермициям в Зернограде 19 ноября 2016 г.

ZPz5vARsBpE

19 ноября 2016 г. в г.Зернограде Ростовской области будет проходить учебно-практическая конференция «Шермиции как наследие традиционной культуры донских казаков».

В программе конференции предлагается обсудить следующие вопросы:

  1. Цели и задачи традиционных состязаний донских казаков шермиций в современную эпоху.
  2. Традиции и мифотворчество в состязательной казачьей культуре.
  3. Виды современных шермичных состязаний, критерии победы, правила, судьи и инструкторы в Шермициях.
  4. Проблема и критерии мастерства в Шермициях.
  5. Техническая база казачьих игр и состязаний используемых в Шермициях.

Конференцию проводит ДРОО Федерация казачьих воинских искусств Шермиций.

На конференцию приглашаются организаторы казачьих состязаний и игр, спортсмены и руководители различных казачьих федераций и клубов, развивающих традиционные направления в казачьих боевых искусствах; представители казачьих учебных заведений, а также все кому небезразлично сохранение казачьих воинских традиций.

Конференция будет проходить по адресу г.Зерноград, РДК ул. Мира, 22/43

Для участников из других городов возможно размещение на ночлег в общежитии за умеренную плату, по заранее присланной заявке.

Начало конференции в 10.00.

Заявки на участие присылайте на e-mail: zadonshina@yandex.ru или jarovoj2005@yandex.ru

Заявки принимаются до 10 ноября.

Яровой А.В. Казачьи воинские искусства: к постановке проблемы.

IMG_0054

Яровой А.В.

Целью работы является рассмотрение проблемы связанной с казачьими воинскими искусствами, которые в последние годы превратились в своеобразный символ казачества. Историография пополнилась немногочисленными работами, затрагивающими различные аспекты проявления казачьего мастерства на войне, военной подготовки призывников, проявлениям воинских традиций в праздничной культуре казаков. Публицистическая литература также предложила описание разнообразных систем казачьих боевых искусств, детальное описание «казачьих» приемов владения оружием, пикой, рукопашным боем, однако, чаще всего написанных в жанре фольк-хистори.

В качестве примера такой научной работы рассмотрим таблицу из монографии известного исследователя традиционных рукопашных состязаний восточных славян Б.В. Горбунова. Фундаментальная работа Б.Н. Горбунова [1,с. 19] затрагивает донских казаков в аспекте распространение различных видов традиционных рукопашных состязаний. Горбунов активно использует в работе статистический метод, полагая, что это придаст его труду более научно обоснованный характер. Однако при изучении таблицы «Распределение сообщений о народных рукопашных состязаниях по губерниям и уездам в XIX – начале ХХ в.» в разделе, относящемся к области войска донского видим такую картину.

 

  Количество сообщений
  Всего в XIX-XX  вв. Нач. XIX – 1850 г. 1860-

1880

1890-

нач. ХХ в.

  Кулачные бои Борьба Кулачные бои Борьба Кул. бои Борь

ба

Кул. бои Борь

ба

Донецкий 6 9 3 3 2 4 1 2
1-й Донской 7 5 3 3 3 1 1 1
2-й Донской 5 31 2 11 2 12 1 8
Ростовский 24 22 10 9 8 8 6 5
Сальский 6 5 2 2 2 2 2 1
Таганрогский 5 3 2 1 2 1 1 1
Усть-Медведецкий 8 4 4 2 3 1 1 1
Хоперский 20 14 10 5 6 5 4 4
Черкасский 9 5 4 2 3 1 2 2

Таблица примечательная во многих отношениях. Во-первых, не совсем понятно как составлялась такая таблица. Ежегодные атаманские отчеты не содержали информации о кулачных боях, имеются отрывочные, даже красочные описания кулачек очевидцами и по воспоминаниям, что можно говорить о традиционности этого явления в том или ином населенном пункте. Можно также составить статистику таких сообщений, которые имеются в различных источниках, но они не скажут ничего о динамике самого явления, поскольку если явление традиционное, то на него просто не будут обращать внимание, если оно связано с какими то нарушениями или сверхординарными событиями, то тогда его могут упомянуть, или в связи с подготовкой молодежи к службе, или как элемент этнографического описания быта станиц. В каждом случае такое явление следует расценивать как уникальное и традиционное, но это нисколько не говорит о его динамике. Например, автор пишет, что во 2-м Донском округе было 22 сообщения о борьбе и 24 сообщения о кулачном бое. Значит должно быть как минимум 22 источника. Но источниковая база исследования не включает в себя такого количества по округу, откуда данные? Во-вторых, автор расписывает количество сообщений по всем округам с начала XIX века, однако окружное деление было установлено в 1833 году, Ростовский округ образовался в 1887 г., Сальский округ – в 1884 г. из Калмыцкого округа, а Таганрогский – в 1887 г. из Таганрогского градоначальства. Возникает вопрос – откуда данные и какого характера источники использовал автор. Означает ли это, что с 1800 по 1850 гг. в Калмыцком округе проходили кулачные бои и борьба среди калмыков? Или все же здесь подразумеваются какие-то казачьи станицы? И каково происхождение цифр относящихся к Черкасскому округу, в котором располагалось старая и новая столицы, и где борьба и кулачный бой были очень широко распространены, вплоть до начала ХХ века? А по Горбунову получается, что борьба и кулачный бой были гораздо более развиты в Ростовском округе, которого на тот момент еще и не существовало. И это в научном исследовании, что же тогда говорить о многочисленных работах фольк-хистори?

Разнообразные определения, которыми наделяют авторы рассматриваемое явление, высвечивают перед нами терминологическую проблему. «Военное искусство», «воинское искусство», «боевое искусство», «военное ремесло» ‑ такой терминологический разброс заставляет обратиться к подробному рассмотрению указанных понятий. Под военным искусством обычно понимают теорию и практику подготовки и ведения военных действий. Военное искусство представляется теорией военного дела, чаще умозрительной конструкцией, отражающей законы и принципы войны.

Под воинским искусством можно понимать часть военного искусства, которая связана с подготовкой и умением вести бой, сражение. Здесь представляется важным подчеркнуть, что воинская подготовка может базироваться как на регламентированной уставом деятельности, так и на преданиях традиции. Воинское искусство это искусство воина, человека прошедшего духовную и физическую подготовку, умеющего владеть средствами ведения боя и средствами передвижения. Комбинация этих трех элементов в разных условиях пространства и времени составляет суть воинского искусства. Комбинация, ведущая к победе, обладает эстетическим выражением, она фиксируется в памяти и передается от старшего поколения младшему.

Воинское искусство имеет прикладное значение и включает в себя бой, поход, отдых в лагере, сторожевую и разведывательную службу, «малую» войну, засаду, неожиданное нападение, службу по сопровождению обозов-транспортов, нападение на транспорты, фуражировку и прочее. Главным из всего перечисленного является бой, как основа любого военного столкновения.

Называть умения и навыки обращения с традиционным оружием казаков искусством, можно только тогда, когда эти умения выходят за рамки военного ремесла и обретают эстетическое измерение. Прагматичность и функциональность действия, сохраняя свою чистоту, представят не просто совершенный результат, но еще и возведут его в статус правила и образца для всеобщего подражания. В этом случае воин и его оружие, его манера действовать и жить, превращаются в эталон, который распространяется на его поведение, внешний вид и внутреннее содержание. Война и состязания в ратном мастерстве образуют каноны воинского искусства ‑ правила обращения с оружием и правила поведения в бою, которые собирают вокруг себя все остальные ценности казачьего сообщества. Создателями таких канонов являются мастера, достигшие в воинском ремесле совершенства. Эстетическая форма, создаваемая воинским искусством может быть выражена в приеме, который принес воину победу или в тактическом рисунке, который, например, заманил неприятеля в засаду, эти формы собирались народом в особым образом организованную «копилку памяти». Эта «копилка» открывалась на разные мероприятия, где все эти приемы и способы победы, осваивались и демонстрировались окружающим. Состязания сопровождали всякие съезды и сходы казаков, особенно станичные сборы, где после обсуждения общественных дел, заслуженные воины обращались к рассказам о своих подвигах, а «пылкая молодежь с жадностью ловила слова их». Наслушавшись разных повестей из военной жизни, молодые люди садились на лошадей и выезжали за станицу, где старались в действиях представить рассказанное им, и, разделившись на две стороны, делали примерные сражения – шермиции. Заслуженные казаки присоединялись к ним и помогали своими наставлениями.[2, с.22-23].

«Домашние игры» донцов являлись своеобразными древними духовно-физическими центрами, которые объединяли общины в единое, этническое целое. На такие состязания съезжались представители разных казачьих городков, часто организованными командами, со своими атаманами и стариками, с угощением, запевалами и музыкантами, при знаменах и бунчуках. В казачьих играх участвовали лучшие из лучших казаков – не запятнавшие себя «дурной жизнью дома или предосудительными проступками в походах». Участники игр прибывали в лучших одеждах и с лучшим оружием, их кони были наряжены в ронзыки, конскую сбрую на турецкий манер, в которой узда, нагрудник, панфы были сделаны и украшены серебром и шелковыми кистями, иногда с позолотой и каменьями. Отваги демонстрировали друзьям и недругам на скачках удальство и исправность молодецкую. Как бытописательствовал полковник В.М. Пудавов: «Не любо ли посмотреть на них? ‑ кони львы-львами, збруя турецкая, серебряная, позолоченая, вся как жар горит, а сами-то богатыри ‑ диво, что за люди! Один семерых сломит. Старики красуются седыми бородами, молодцы усами в вершка три, в четыре; а юноши живой ухваткою и алым цветом на щеках. Все эти наездники зашиты в бархат, камку, в штофы и сукна немецкие. Сюда же съезжаются в нарядных возках с жаровнями, одетые в парчи и разноцветы, наши прабабушки с красавицами дочками».

Все присутствовавшие на играх участники проникались чувством единения, гордости за отважных рыцарей, которые демонстрировали образцы красоты и гармонии, стремление служить во благо народу. В.М. Пудавов замечал: «Бывало миру, миру, ‑ глазом не окинешь, ‑ а все составляют из себя как бы одно семейство: рассказы, шутки, смех, запевания и выстрелы, попеременно одушевляют эту пеструю, веселую гулярную толпу»[3].

Состязания проводимые на сырной неделе назывались шермициями, маневрами, домашними играми. Их красочное описание оставил Е.Котельников [4]. Шермиции поддерживали нравственность и хорошее поведение казаков. Казаки с давних времен высоко ценили честь участвовать в общественных собраниях, судить и рядить вместе со стариками, пользоваться всеобщим уважением и почетом. Любой проступок, связанный с пьянством, развратным поведением или преступлением удалял его от этого стремления, а вот отличия на состязаниях, военной службе, в отважном поиске, наоборот приближали его к заветной цели.

Такие «домашние маневры», часто соединялись со стрельбою в цель с лошади и пешком, с борьбой и кулачными боями, которые случались не только в воскресные дни, после станичных сборов, но повторялись тогда, когда казаки съезжались вместе, особенно верхами: при разделах травных посевов, при переездах из хуторов в станицы и обратно, на светло-праздничных, Троицких, святочных и масленичных играх, в поминальных и траурных обрядах, в свадебном «храбром поезде», в инициациях подрастающего поколения. Так возникали древние казачьи игры, которые с века XVIII стали называться шермиции, домашние игры, домашние маневры, хотя возможно такое название существовало и ранее.

Следующей проблемой выступает содержательная сторона понятия «воинского искусства казаков». Разрешение этой проблемы связано с построением классификационной схемы, которая бы отражала естественный характер его бытования и учитывала бы локальные варианты конкретного существования. Такая процедура позволит систематизировать исторические, этнографические и др. источники; позволит решать вопросы генезиса, эволюции, влияние других военных систем на формирование воинского искусства казаков, которое предстает перед исследователем в начале ХХ столетия. Фундаментальным основанием для классификации воинского искусства является состязательный характер всей казачьей культуры. Шермиции – это не только «копилка» ратного мастерства, это еще и личное стремление каждого участника к славе, к победе, к собственной значимости в судьбе общины и народа. Соперничество удальцов отражалось и в соперничестве станиц. Соревнование казаков порождало соперничество одной станицы с другой, отчего некоторые из них все больше выделяясь, обретали известность и славу по всей земле донских казаков. Казаки таких станиц славились особенно своею храбростью, подавая другим благородный пример для подражания. К таким станицам относились Раздорская, Старочеркасская, Кочетовская, Пятиизбянская и Букановская, в них многие простые казаки дослужились не только до полковников, но некоторые становились знаменитыми генералами. Например, уроженцами станицы Раздорской были генерал от кавалерии и наказной атаман Власов Максим Григорьевич, генерал-майор Черевков Евтей Иванович, генерал-майор Балабин Степан Фёдорович, генерал-майор Басов Пётр Трофимович, генерал от кавалерии Кульгачёв Алексей Петрович, генерал-майор Марков Михаил Маркович. Глядя на заслуги этих отличных станиц, казаки других станиц рвались изо всех сил отличиться в домашних играх, в походах или на службе. Чувство состязательности или молодечества одного перед другим, как писал в 1852 году генерал И.И. Краснов, «развило пылкие силы души, возвысило чувствованием стремление к чести и славе» [2, с.15].

Общая классификационная схема предполагает ранжирование на классы, которые выделяются в связи с использованием или не использованием средств передвижения; в классах выделяются группы – по использованию или не использованию оружию, подгруппы различаются по воздействию на противника, будь то удар шашкой или борцовский бросок, и наконец, виды бытования отмечают особенности состязательных практик существовавших в хуторах и станицах Области Войска донского.

Детализация данной схемы может выглядеть следующим образом. В военном отношении походы казаков были сухопутные и морские[5,v], следовательно, и оружием владели верхом на коне и пешком. Отсюда первым критерием для классификации является наличие средства передвижения. Подобный критерий определен был кормящим ландшафтом донцов, их пойменным положением, наличием средств передвижения в виде стругов или коней.

Состязания пешие с оружием могли быть индивидуальные (единоборство) и коллективные. Оружие, исходя из различных источников, можно подразделить на холодное, древковое и стрелковое. Каждая разновидность оружия порождала и свой тип состязания. Основным длинноклинковым оружием казаков ориентировочно с конца XVII в. была шашка.

Использование длинноклинкового оружия породило и игровую практику в донских станицах, когда вместо настоящей шашки применяли камышовые или лубочные шашки и сабли [6]. В таком виде народное фехтование просуществовало до первой четверти ХХ столетия (хотя наблюдалось и позже, в играх казачат, в которые они не брали иногородних[7]) и имеет различные локальные особенности. Интересны правила таких игр – когда противник получал «ранение» в спину или по затылку, то считался убитым и должен был лежать на бойном месте до окончания схватки. В одних играх старались поразить безоружного предводителя, в других выбить противника за боевую черту, со стога соломы или кургана. Запрещалось наносить колющие удары в живот и проч. Похожие игры были и с камышовыми пиками. Иногда такие игры являлись отголосками реальных сражений о чем, на материале кубанских и уральских казаков, пишет в своей монографии Новоселов. Например, игра «иканцы» уральцев воспроизводила битву 1872 г. в которой погибло много казаков. Борьба велась за крепость и заканчивалась штурмом. Глядя на эту игру, многие зрители плакали, особенно те из них, кто имел родственников, погибших в настоящей битве [8].

Фехтование, с которым казаки знакомились на службе, являлось системой разработанной полковником А. Соколовым в первой половине XIX в. и существовавшей в офицерской кавалерийской школе [9], преподавать его казачьим урядникам стали после 1891 г. после утверждения военным министром Инструкции для ведения занятий в кавалерии с разведчиками. Позже была сформирована комиссия при главном управлении казачьих войск, которая внесла изменения в Устав строевой казачьей службы и уже издание устава 1899 г. содержит раздел по фехтованию [10]. Шашечные приемы в пешем строе, входившие в 1 часть устава малолетки осваивали и в 1869 г. согласно Правил для обучения молодых казаков войска Донского [11].

Основным древковым оружием донцов являлась пика, которую часто называли их национальным оружием. Пики бытовали разных размеров, несмотря на частую регламентацию и требования, в зависимости от того, конный или пеший казак ею был вооружен. Короткая пика (дротик) использовалась казаками в пешем порядке. В Деле о высочайше утвержденном описании обмундировании и вооружении конных и пеших казаков Донского войска при нахождении их на внутренней службе в 1838 г. рекомендовалось неслужилым казакам быть вооруженными одною пикою длинною в два с половиной аршина (примерно 1 м.80 см), конный же казак должен был иметь длинною пику, саблю и пистолет [12]. Игры с метанием дротика существовали во множестве станиц, например, метали заостренную палку в круг с десяти шагов, метали – кто дальше, с ноги, метали друг другу.

Состязания в стрельбе также сопровождали праздники и сходы казаков, в сословный период казачьей истории, они были регламентированы и детально прописаны в разных положениях. В Положении об управлении Донского войска 1835 г. раздача пороха и свинца казакам для упражнений в стрельбе производилась в праздничные и воскресные дни [13,с.140]. Иногда, при занятиях с казачатами урядник-инструктор использовал саадак или лук. Стреляли по поплавку в станице Старочеркасской, стреляли в яйцо, из лука стреляли в круг. Стрельба из лука была описана еще В.Д. Сухоруковым [14,с.50].

Рубка шашкой существовала повсеместно и всегда сохраняла народные традиции, устав фиксировал самые доступные и понятные молодым казакам приготовительного разряда формы держания шашки, вынимания ее из ножен, несколько приемов рубящих ударов – вертикального, косого, горизонтального и укола шашкой. Упражнения в пешем виде предполагали подготовку к конной рубке, особенно когда учили оттягивать клинок после удара, пробегать по полосе для рубки мишеней. Однако этнографические записи позволяют фиксировать упражнения и другого характера – рубка воды, кустарника, камыша. Отработка кистевого удара в зарослях чакана, рубка чучел, кос из соломы.

После военной реформы 1874 г. и издании нового устава 1875 г. в марте 1876 года были составлены Правила для обучения строевой службы казаков приготовительного разряда донского войска, где в качестве учителей выступали станичные инструкторы из расчета 1 на 20-25 человек. Надзор за обучением возлагался на военных приставов под наблюдением юртовых атаманов. Одним из предметов обучения являлись упражнения с холодным оружием пешком, согласно 1-ой части устава о строевой казачьей службе. В конце обучения на лагерных сборах устраивались состязания в стрельбе и наездничестве. Ограничения на ношение оружия, на использование лука и на стрельбу, на общественные увеселения второй половины XIX в. оказали свое действие на обывателей ОВД [15, с.1061-1062].

Пешие воинские искусства без оружия можно разделить на борьбу и кулачный бой (кулàчки). Ранние описания борьбы у донских казаков встречаются в записях иностранных путешественников XVIII в. Польский путешественник Ян Потоцкий так описывал борьбу донских казаков: «Двое молодых казаков передо мною боролись. Искусство состоит в том, чтобы схватить противника за пояс, потом броситься изо всей силы задом на земь, так чтобы борец полетел через голову; подумаешь, что он переломает себе руки и ноги, но казак не так нежен: при мне они оба встали здоровы и невредимы, как будто просто упали. Эта игра тем более примечательна, что казаки приписывают ей свое происхождение. Когда Владимир завоевал Херсон, сын его Мстислав переехал Воспор и пришел на остров, на котором стоит Тамань, бывший тогда главным городом княжества Тмутараканского. Князь яссов или косогов на нем защищался, решились окончить войну поединком без оружия. Мстислав остался победителем» [16].

Борьба могла быть коллективной и существовать в виде единоборства. Последний вид можно разделить по использованию захвата – за пояс, руками в обхват, за штаны – по-калмыцки; и без захвата – на вольную. Противника можно было удержать под собой, можно было положить на спину, или просто бросить через себя, вывести из равновесия, заставить коснуться третьей точкой земли и прочее. Техническую базу борьбы, как нам представляется, следует не подводить под спортивную классификацию и тем самым унифицировать ее, а сохранить ее локальные народный варианты.

Известия о кулачных боях у донцов едва ли не в первые встречаются в документах XVIII в. Так, в описи актов Старочеркасского архива имеется приказ от 31 декабря 1782 г. наказного атамана А.И.Иловайского «о недопущении кулачных боев»[17]. Запрет на кулачные бои мы находим и в сборнике узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей ОВД [15, с.137].

Кулачный бой чаще всего сочетал в себе индивидуальные и коллективные взаимодействия – перед стенками выскакивала молодежь, свистели, гичали, били с наскока и прятались за спины опытных товарищей, выкрикивали на бой – заревайл – предводителей стенок. Разнообразие локальных вариантов было таково, что кажутся преждевременными построения М.А.Рыбловой о возрастной организации кулачек у донцов [18]. В одних станицах старики и зрелые казаки не поднимались на кулачную, в других участвовали все возраста, но использовали камни, палки, закладки (что не осуждалось обычаем), в других палка в руках являлась признаком драки, в третьих – бились в определенном порядке, по парам и прочее. Здесь видится необходимость проработать не только классификацию кулачных боев, но и техническую базу элементов его составляющих, которые были настолько своеобразными, что не вписывались в унифицированную схему спортивного бокса. Сравнить с другими системами можно будет лишь после того, как будет составлена подобная классификация, изучены локальные варианты кулачных состязаний. А пока говорить о преимуществах или недостатках кулачного боя перед боксом или каратэ, как это делает, например, исследователь Г.Панченко [19] и невозможно и преждевременно.

Конные состязания с оружием были индивидуальные и коллективные. Индивидуальные включали в себя рубку и конное фехтование, действия пикой, стрельбу из лука и ружья. Знаменитая «скачка на мишень» сохранялась у донцов до I мировой войны и носила обрядовый характер. Регламентация конных состязаний видна в Положении об управлении Донского войска 1835 г. где в статье «О ежегодном смотре в станице» указывается, что главными предметами смотров являются «испытания малолетков в верховой езде, искусстве действовать оружием и плавать на лошадях». Стрельба с лошади производилась холостыми патронами, затем рекомендовалось вытащить шашку и рубить мишени. Боевыми патронами вели цельную стрельбу по мишеням.

Состязания в скачке лошадей также носили обрядовый характер, о чем в свое время писал А. Ригельман [20]. В бытность атаманства М.Г. Власова для поощрения казаков к гимнастическим упражнениям в станицах, а также к заведению хороших и быстрых лошадей, рекомендовалось во время окружных сборов, при смотре устраивать скачки и различные мишени для цельной стрельбы. Отличившимся в наездничестве и удальстве, исправности в оружии полагались призы и даже производство в урядники [21].

После 1844 г., когда на Дону начинается устройство коннозаводства, поступило предложение от правительства об учреждении народно-казачьих скачек. Военный совет нашел, что выездка лошадей перед скачкою и производство скачки с жокеями не согласуется с нравами и обычаями казаков, ни с предназначением донских лошадей. Поэтому распорядился учредить скачку с препятствиями определив условиями для получения войсковых призов не скаковой круг, а местное пространство на котором находились бы овраги, рвы, барьеры и другие препятствия. В скачках на войсковые призы должны участвовать одни войсковые жители, скакать же должны не жокеи, но казаки и при полном вооружении. Призы были денежные, серебряные ковши, кубки, седла со всем прибором серебром окованные, ружья и шашки с надписью уряднику или казаку такому-то за удальство на войсковой скачке с препятствием. Дистанция скачек составляла от 8 до 16 верст [22].

Конные состязания коллективные у казаков на самом деле совершенно не изучены, но игры в «Лисичку», или с петухом, «джирид» и прочее говорят о их кочевом происхождении, и могут составить интересную страницу истории, проливая свет на происхождение казачьего народа.

Таким образом, нами было обозначено проблемное поле казачьих воинских искусств, намечены пути исследования этого феномена, изучение его локальных вариантов.

 

Литература

  1. Горбунов, Б.Н. М.,1997. Традиционные рукопашные состязания в народной культуре восточных славян 19 – нач. ХХ в. Историко-этнографическое исследование. М., 1997.
  2. Краснов, И.И. О донской казачьей службе. СПб., 1852.
  3. Пудавов, В.М. Рассказы и письма из старинного донского казачьего быта из оставшихся рукописей 30-х годов В. М. Пудавова. Новочеркасск, 1895.
  4. Котельников, Е. Историческое сведение Войска Донского о Верхне-Курмоярской станице, составленное из сказаний старожилов и собственных примечаний, 1818 года декабря 31 дня. — Новочеркасск: Типография Области Войска Донского, 1886.
  5. Краснов, Н.И. Военное обозрение земли донского войска.СПб.,1870.v
  6. Броневский, В. История Донского Войска. Описание Донской Земли и Кавказских Минеральных Вод. Ч. III. СПб., 1834 г. С.157.
  7. ПМА. ст.Кривянская. Инф. Пивоваров В.Г. г.р.1925.
  8. Новоселов, Н.П. Военные игры русского народа и их отношения к эпохе военной демократии. М., 1948.
  9. Соколов, А. Начертание правил фехтовального искусства. СПб., 1843.
  10. Гладков, В. Фехтование на шашках и пиках. СПб., 1893.
  11. Систематический указатель постановлений, вошедших в сборники правительственных распоряжений по казачьим войскам за 1865-1895 года. Т.2.Ч.3. Отд.44-48. СПб., 1897.
  12. 1 ГАРО.Ф.344.Оп.1.Д.333.Л.3.
  13. Положение об управлении Донского войска. Ч.1,2,3. СПб., 1835.
  14. Сухоруков, В.Д. Общежитие донских казаков в XVII‑XVIII столетиях. Исторический очерк. Новочеркасск, 1892.
  15. Мишарев, А.Ф. Сборник узаконений и распоряжений правительства о правах и обязанностях обывателей станиц области Войска Донского, об их управлении и о поземельном устройстве. Новочеркасск, 1913.

16.Потоцкий, Я. Путешествие в Астрахань и окрестные страны. // Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII вв. (сост. В.А. Алексеев). / Сталинград, 1936.

  1. ГАРО. Ф.55.Оп.1.Д.197.Л.218.
  2. Рыблова, М.А. Кулачные бои у донских казаков // Дикаревские чтения. Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур северо-западного Кавказа за 2000 год. Материалы региональной научной конференции. Краснодар, 2001. С. 83-88.
  3. Панченко Г.К. История боевых искусств. Россия и ее соседи. М.,1997.
  4. Ригельман, А. История о донских казаках. ‑ Ростов-на-Дону, 1992.
  5. ГАРО. Ф.344.Оп.1.Д.361.Л.21-22.
  6. ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д.4437.

Опубликовано: Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (V Токаревские чтения). Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Альтаир, 2016. С.19-29.

При перепечатке ссылка на сайт dikoepole.com обязательна.

Учебно-практический семинар по казачьим традиционным состязаниям и боевым искусствам – шермициям в г.Зернограде

181058_349817121791680_973193731_n

13 февраля 2016 г. в городе Зернограде Ростовской области на базе Зерноградского историко-краеведческого музея в РДК состоится учебно-практический семинар Федерации казачьих воинских искусств «Шермиций», посвященный следующим вопросам:

  1. Дисциплины шермиций – рубка и фехтование шашкой, фехтование пикой и др. Организация тренировок, спортивное оружие, правила соревнований, условия допуска.
  2. Организация судейства и правила народных состязаний.
  3. Традиционные игры и состязания на Шермициях и в секционной подготовке (айданчики, «козел», «слон», «баран» и др.)
  4. Коллективные игры (Царь).
  5. Особенности «Словесности» и подготовка к ней.
  6. Вопросы работы Федерации Шермиций.
  7. Регламент обрядовых действий, связанных с национальными казачьими играми — шермициями: традиция и современность.
  8. Практическая работа, обмен опытом, методические рекомендации.
  9. Ответы на вопросы.

Семинар проводят: президент ДРОО Федерации КВИ Шермиций Яровой А.В., вице-президент ДРОО Федерации КВИ Шермиций Николаев О.Б., руководитель потаповского отделения ДРОО  Федерации КВИ Шермиций (х. Потапов ст. Романовской 1 Донского округа) Божко С.В., духовник Федерации Шермиций, клирик Сретенского храма ст. Александровской, иерей Александр (Назаренко), директор «Союза Шермиций» Ряднов А.В.

 

На семинар приглашаются представители казачьих общин, руководители секций, клубов развивающих шермиции, представители школ, военно-патриотических клубов, казачьих кадетских корпусов желающие принять участие в казачьих традиционных играх – шермициях и все любители казачьих воинских традиций.

Семинар будет проходить по адресу г.Зерноград, РДК ул. Мира, 22/43

Начало семинара в 10.00.

Заявки на участие присылайте на e-mail: jarovoj2005@yandex.ru

Контактный телефон: 8-928-104-65-14

ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ ЮГА РОССИИ» (V-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ) 6−7 МАЯ 2016 Г.

логтипй

Минобрнауки России
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Институт истории и международных отношений
Министерство культуры Ростовской области

МУК «Зерноградский историко-краеведческий музей»

Донская региональная общественная организация Федерация казачьих воинских искусств «Шермиции». 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции

«ВОЙНА И ВОИНСКИЕ ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ ЮГА РОССИИ» (V-е ТОКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Конференция состоится на базе

Института истории и международных отношений

Южного федерального университета

по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33.

6−7 МАЯ 2016 Г.

Оргкомитет конференции:

д.ф.н., доцент Яровой Андрей Викторович (председатель)

д.и.н. Сень Дмитрий Владимирович

к.и.н., доцент Черницын Сергей Вячеславович

к.и.н., доцент Бойко Андрей Леонидович (ответственный секретарь)

На конференцию предполагается вынести следующие вопросы:

​ Воинская культура казачьих сообществ и казачьих Войск Юга России;

​ Мир и война в жизни кочевого и оседлого населения Юга России;

​ Мужские сообщества в истории и традиционной культуре народов Юга России;

​ Традиции воинской культуры народов России;

​ Состязательная и игровая культура этнических групп казаков России;

​ Материальная и духовная культура донских казаков;

​ Военная (поисковая) археология сегодня;

​ Оружие и состязания с ним в традиционных воинских культурах.

По результатам конференции тексты представленных докладов и материалы их обсуждения будут опубликованы в сборнике материалов конференции.

Проезд и проживание оплачивает командирующая сторона.

Организационный взнос не предусмотрен.

Заявки на участие в конференции принимаются к рассмотрению до 25 апреля 2016 г., тексты статей – до 1 июня 2016 г.

Редколлегия оставляет за собой право отбора присланных материалов.

Требования к оформлению текста:

Объем публикации до 15000 печатных знаков с пробелами, иллюстративный ряд к статьям не приветствуется.

Редактор Word, шрифт Times New Roman, 14 pt, межстрочный интервал – 1,5; поля: левое – 3 см, правое 1,5, верхнее и нижнее – по 2 см. Автоматические ссылки (постраничные или концевые) не допускаются и будут удалены. Список источников и литературы выстраивается в алфавитном порядке после текста. Указанный список нумеруется. Ссылка на источник или литературу из этого списка размещается в тексте статьи в квадратных скобках путем указания номера из списка и страницы или листа. Материалы, оформленные не по правилам и присланные не в срок, к рассмотрению не допускаются и будут отклонены.

Просим авторов в отдельном файле предоставлять свои персональные данные (ф.и.о., место работы, должность, ученое звание, ученая степень), а также контактную информацию, включая номер мобильного телефона и адрес электронной почты.

Заявки на участие в конференции и тексты статей следует направлять:

Яровому Андрею Викторовичу (председателю оргкомитета) по эл. почте: jarovoj2005@yandex.ru

Бойко Андрею Леонидовичу (ответственному секретарю) по эл. почте: alabama7008@yandex.ru

Образец оформления текста

И.И. Иванов (Ростов-на-Дону)

Об источниках комплектования архива Войска Донского второй половины XVI в. – начала XVIII в.

Хххххххххххххх ххххх х хххххххххх ххх ххххххх [2, с. 23].

Хххххххххххххх хххххххххх ххххххххххх [3, л.25].

Ххххххххххххх хххххххххх хххххх [1, с.351].

Источники и литература

1.​ Дополнения к актам историческим. СПб., 1872.

2.​ Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов-на-Дону, 1961.

3.​ Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.111. Оп.1. 1691 г. Д.2.

Традиции состязательной и воинской культуры народов России

Старочеркасск - Камплица. Место предстоящих Шермиций

Старочеркасск — Каплица. Место предстоящих Шермиций

УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ!

Минобрнауки России
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Институт истории и международных отношений
Министерство культуры Ростовской области
ГБУК РО «Старочеркасский историко-архитектурный музей-заповедник»
РОО Федерация казачьих воинских искусств «Шермиций»

 

2 мая 2015 г.

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции  «Традиции состязательной и воинской культуры народов России» которая состоится на базе ГБУК «Старочеркасского историко-архитектурного музея заповедника» на Монастырском урочище (Каплице), в месте проведения традиционных казачьих игр «Шермиций».

На конференцию предполагается вынести следующие вопросы:

 

  • Воинская культура донских казаков;
  • Состязательная и игровая культура этнических групп казаков России;
  • Материальная и духовная культура донских казаков;
  • Традиции воинской культуры народов России;
  • Военная (поисковая) археология сегодня;
  • Оружие и состязания с ним в традиционных воинских культурах.

Организационный комитет конференции:

Председатель Оргкомитета: д.ф.н. доцент Яровой Андрей Викторович

Ответственный секретарь к.и.н. доцент Бойко Андрей Леонидович

профессор, д.п.н. Черная Анна Викторовна

доцент, к.и.н. Черницын Сергей Вячеславович

Расходы на проезд и проживание осуществляются за счет командирующей стороны.

По результатам конференции тексты представленных докладов и материалы их обсуждения будут опубликованы в сборнике материалов конференции с последующей регистрацией в системе РИНЦ.

Заявки на участие в конференции принимаются к рассмотрению до 25 апреля 2015 г. тексты статей – до 1 июня 2015 г.

Редколлегия оставляет за собой право отбора присланных материалов.

Требования к оформлению текста: Редактор Word, шрифт Times New Roman, 14 pt, межстрочный интервал – 1,5; поля: левое – 3 см, правое 1,5, верхнее и нижнее – по 2 см; сноски – концевые (в порядке цитирования), автоматические. Просим авторов предоставлять персональные данные (место работы, должность, ученое звание, ученая степень), а также контактную информацию.

Заявки на участие в конференции следует направлять: traditsionnyeigryck@yandex.ru

Контакты:

Яровой Андрей Викторович эл. почта: jarovoj2005@yandex.ru

Бойко Андрей Леонидович эл. почте: alabama7008@yandex.ru

 

Архивы и архивное дело на Юге России: история, современность, перспективы развития

логтипй

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции «Архивы и архивное дело на Юге России: история, современность, перспективы развития»», которая состоится на базе Института истории и международных отношений  Южного федерального университета 16–17 октября 2015 г. по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Б.Садовая, 33.

 К обсуждению предлагаются следующие вопросы:

  • Проект новой Концепции развития архивного дела в Российской Федерации на период до 2020 г. и прогнозы развития архивного дела
  • История и теория архивоведения: современные подходы и решения
  • История российских архивов. Архивы имперской провинции
  • Архивы и государственная историческая политика
  • История войсковых архивов и войскового делопроизводства (на примере казачьих сообществ Юга России)
  • Актуальные проблемы истории народов Юга России в документах Архивного фонда РФ
  • Российские архивы в начале XXI в.: актуальные проблемы хранения, комплектования, учета и использования документов Архивного фонда РФ
  • Создание новых архивов и проблемы расширения архивной сети в РФ
  • Сетевые технологии в архивном деле на современном этапе
  • НСА российских архивов на современном этапе
  • Методики архивного поиска на современном этапе
  • Проблемы реконструкции утраченных архивов, фондов и документов
  • Личные архивы ученых-гуманитариев Юга России
  • Выдающиеся отечественные архивисты, значение их трудов в истории архивного дела и культуры.

К началу работы конференции планируется опубликовать сборник статей (материалов) с последующей регистрацией в системе РИНЦ. Заявки на участие в конференции необходимо представить в срок до 1 мая 2015 г., тексты статей – до 5 июля 2015 г. (путем отправки файлов на электронные адреса ответственных секретарей конференции).

Необходимым условием публикации статьи в сборнике является непосредственное выступление автора на пленарном или на секционном заседании. В отдельных случаях, по согласованию с Оргкомитетом, возможно заочное участие с публикацией тезисов в сборнике материалов конференции. Публикация материалов осуществляется бесплатно, оргвзнос не предусмотрен. Расходы на проезд, проживание и питание участников конференции оплачивает командирующая сторона.

Просим довести информацию о конференции до сведения всех заинтересованных лиц.

По вопросам участия в конференции обращаться:

Сень Дмитрий Владимирович, (ответственный секретарь)

+79885638909, dsen1974@mail.ru

Исаев Дмитрий Петрович (ответственный секретарь)

+79094409177, disaew@mail.ru

 Оформление заявки и текста статьи

Просим авторов в файле заявки указать свои персональные данные (ФИО, ученую степень и звание, место работы), тему доклада и контактную информацию, а также отметить необходимость предоставления мультимедийного оборудования. В отдельном файле предоставляется текст публикуемого доклада. Название файлов – по фамилии докладчика.

Объем представляемых для публикации текстов: до 15 тыс. знаков (с пробелами), включая список источников и литературы. Рукопись необходимо набирать в редакторе Word, шрифт Times New Roman Unicod, кегль – 14; межстрочный интервал – 1,5; поля: левое – 2,5 см, правое, нижнее, верхнее – по 2 см; табуляция – по ширине, отступ первой строки – 1,25).

Автоматические ссылки (постраничные или концевые) не допускаются и будут удалены. Список источников и литературы выстраивается в алфавитном порядке после текста. Ссылка на них помещается в тексте статьи в квадратных скобках путем указания номера из списка и страницы или листа. Материалы, оформленные не по правилам и присланные не в срок, к рассмотрению не допускаются и будут отклонены.

 Образец оформления текста

И.И. Иванов (Ростов-на-Дону)

О возможных источниках комплектования архива Войска Донского в XVII в.

Хххххххххххххх  ххххх х хххххххххх ххх ххххххх [2, с. 23].

Хххххххххххххх хххххххххх ххххххххххх [3, л.25].

Источники и литература

  1. Дополнения к актам историческим. СПб., 1872.
  2. Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов-на-Дону, 1961.
  3. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.111. Оп.1. 1691 г. Д.2.

 Оргкомитет

«Воцерковление и образование казачества на современном этапе»

Работа секции «Воцерковление и образование казачества на современном этапе» состоялась 14 ноября 2014 года в рамках XVIII Димитриевских образовательных чтений в Южно-Российском государственном политехническом университете (ЮРГПУ).

Работу секции возглавил руководитель Отдела по работе с казачеством Ростовской-на-Дону епархии, войсковой священник Всевеликого войска Донского протоиерей Сергий Маштанов. Сопредседатели секции – директор Департамента по делам казачества и кадетских учебных заведений Ростовской области Корнеев Михаил Викторович, заместитель атамана ВКО «Всевеликое войско Донское» по работе с Русской Православной церковью полковник Беспалов Михаил Анатольевич.

В работе секции принимали участие руководители Епархиальных отделов по взаимодействию с казачеством, духовники, окормляющие казачьи общества, атаманы и казаки, руководители и преподаватели казачьих кадетских корпусов, руководители и педагоги учебных заведений со статусом «казачьих», представители СМИ.

Главная цель состоявшегося мероприятия заключалась в обсуждении вопросов:

  • Формы соработничества казачьих организаций и Донской митрополии в сфере православного образования и духовно-нравственного воспитания казачьей молодежи на основе традиционных ценностей.
  • Развитие взаимодействия между Донской митрополией, казачьими обществами, Департаментом по делам казачества и кадетских учебных заведений Ростовской области и учебных заведений со статусом «казачьих».
  • Опыт проблемы, перспективы учебных заведений со статусом «казачьих».
  • Обмен практическим опытом в вопросах духовно-нравственного развития казачества, планов дальнейшего сотрудничества Донской митрополии и войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское» и образовательных учреждений, так как до 80% детей казаков обучаются и воспитываются в учебных заведений со статусом «казачьих».

На секции прозвучали выступления основных докладчиков секции, а также реплики и выступления священников, преподавателей, учителей и казаков. В частности, директор Департамента по делам казачества и кадетских учебных заведений Ростовской области Корнеев Михаил Викторович отметил, что «в настоящее время молодежь забыта родителями, школой, вузами. Она осталась без веры и идеологии, без которых не было бы побед на Куликовом поле и льду Чудского озера, в сражениях Великой Отечественной войны. Только вера позволяет защищать отчий дом». Докладчик рассказал, что в настоящее время ЮРГПУ НПИ присвоено имя М.Платова, создан научно-исследовательский институт казачества, который возглавляет А.Скорик, создано «станичное казачье общество «Платовское» и казачья сотня из студентов вуза. Студенты сегодня несут государственную службу. Из этих студентов будут готовится кадры для работы в отделах районных администраций по делам казачества, поскольку они изучают предметы, связанные с казачьим самоуправлением, историей казачества, проходят стажировку в администрации области. Благодаря таким студентам мы создадим самое мощное и процветающее государство в мире. Честь имею». Закончил свое выступление докладчик.

О форме соработничества казачьих обществ и РПЦ докладывал протоиерей Сергий Маштанов. Он отметил важность заботы о духовно-нравственном воспитании казачьей молодежи, о воспитании чувства патриотизма, традиций православия в семье и поддержку исторических традиций казачества. С этой целью разработан месячник оборонно-массовой работы с молодежью, куда относится посещение воинских частей, посещение ветеранов боевых действий, проведение экспедиций, экскурсий, открытие домовых храмов в казачьих кадетских корпусах, изучение казачьей истории, проведение уроков в казачьих клубах и секциях, служение панихид в дни памяти геноцида казачьего народа, проведение крестных ходов, совершение туристических, паломнических поездок по святым местам, проведение казачьих летних лагерей, соревнований по казачьим видам спорта, фестивалей казачьей культуры, семинаров по оказанию помощи педагогам работающим в сфере казачьего образования. Докладчик отметил, что сегодня требуется решить наполненность статуса «казачье», каким критериям должно отвечать такое учебное учреждение, какими путями должно проходить соработничество приходских общин, казачьих обществ и учебных заведений с таким статусом.

Также прозвучали доклады заместителя директора Департамента по делам казачества и казачьих учебных заведений Овчаренко Р.К. и заместителя атамана ВКО ВВД Беспалова М.А. Первый докладчик рассказал о целях и задачал казачьего образования в Ростовской области, второй докладчик осветил вопросы религиозности современных казаков, рассказал о целостности системы образования с опорой на культурно-исторические особенности Донского края, на традиции этнической группы казаков среди многонационального населения Ростовской области, привел данные социологических опросов, рассматривающих вопросы религиозности казаков.

Все выступающие отметили многообразие и эффективность форм соработничества Донской митрополии, Всевеликого войска Донского, учебных заведений со статусом «казачьих» в сфере православного образования и духовно-нравственного воспитания казачьей молодёжи. В докладах участники секции поднимали вопросы организации и обеспечения работы по расширению процессов взаимодействия всех структур в деле образования и воспитания подрастающего поколения как достойных граждан нашего государства, патриотов страны, достойных хранителей культурных ценностей, славных обычаев и традиций нашего народа.

После основных выступлений и ответов на вопросы развернулись дискуссии о формах и методах казачьего образования, о необходимости более взвешенного подхода в изучении истории и культуры казаков. Так, выступающий на секции председатель РОО Федерация казачьих боевых искусств шермиции д.ф.н. Яровой А.В. заметил, что в ходе прослушивания докладов и их обсуждения складывается впечатление, что казаки это продукт казарменного воспитания.

Сегодня говоря о казачьей школе, чаще всего имеют в виду кадетские корпуса или суворовские училища. Но идея эта проходит мимо настоящей казачьей школы, так как воспитывает будущего офицера, но не казака. Когда-то, уральский казак и историк И.И. Железнов писал: «Вы хотите, чтобы казак был смирен как овечка и силен как лев. Эти два качества несовместны. Стало быть, ваше хотенье останется хотеньем. На родине у домашнего очага, среди родительских преданий и обычаев в сфере хозяйственных занятий, казак не должен быть стесняем ни мундиром, ни вытяжкой рук по швам и тому прочего вещами и учреждениями полезными и разумными в казармах и в лагере, но вредными и не имеющими смысла в обществе». Казачья школа должна учить и воспитывать, должна нести ценности традиционной культуры. Но как это сделать в условиях исчезновения сельского населения? Ухода в прошлое исконных донских обычаев и обрядов? Именно по причине того, что в старину школы существовали в окружении традиционной культуры, не было надобности ни в каком этнокультурном воспитании. Сейчас ситуация в корне изменилась. У школы, и в первую очередь у сельской школы, есть важная функция общекультурного характера. Школа выступает не только «храмом науки», но и центром консолидации общества, последним звеном, которое скрепляет людей, дает жизнь селу, какой-никакой общности и соборности. И вот здесь казачья школа может усилить эту функцию, консолидировать разобщенных людей на основе ценностей традиционного общества». Докладчик остановился также на формах и методах работы казачьей школы и традиционного казачьего воспитания, которое было направлено на формирование личности адаптированной к природным и историческим условиям, с особым этническим самосознанием.

По итогам работы секции было вынесено следующие решения.

Основываясь на принципах Православия, как идеологической основы возрождения казачества, признания особой роли Русской Православной Церкви в формировании духовно-нравственного облика современного казачества, участники секции пришли к выводу о необходимости:

  1. Создать консультационный совет по разработке статуса «казачий», и включить в него представителей казачества, руководства учебных заведений со статусом «казачьих», представителей Департамента по делам казачества и кадетских учебных заведений Ростовской области, министерства образования, и представителей Русской Православной церкви;
  2. Определить актуальность взаимодействия Донской митрополии с ВКО «Всевеликое войско Донское», учебных заведений со статусом «казачьих», а также с общественными казачьими организациями в вопросах разработки и целенаправленной реализации планов совместной работы;
  3. Призвать совместными усилиями духовенства и атаманов казачьих обществ, хранить и приумножать духовно-нравственные, патриотические и культурно-исторические традиции казачества, развивать активное сотрудничество с учебными заведениями со статусом «казачий»;
  4. Считать важным направлением в жизни казачьего общества формирование традиций воинского братства, воспитания воинов Христовых, верных защитников православных устоев жизни общества.

По материалам конференции собственный корреспондент казачьего информационного портала «Дикое поле».

 

Дикаревские чтения прошли в столице Южного федерального округа

DSC_1540

1 ноября 2014 года прошла Всероссийская конференция с международным участием «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2013 год. Дикаревские чтения (18)», посвященная 160-летию со дня рождения выдающегося кубанского этнографа с мировым именем Митрофана Алексеевича Дикарева. Чтения проходили в Институте истории и международных отношений Южного федерального университета. На конференции обсуждался широкий круг теоретических и прикладных историко-этнографических вопросов и проблем, связанных с российским казачеством. В работе конференции приняли участие ученые (этнографы, историки, фольклористы, географы) из России, Украины и Белоруссии, которые представляли Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Зерноград, Краснодар, Элисту, Тверь, Магнитогорск, Пятигорск, Мозырь, Киев.

100_0939

На конференции обсуждались особенности этнической культуры, фольклора, топонимии и традиционной материальной культуры казаков, проблемы религиозности казачества, семейно-бытовые черты и спорные моменты боевой истории. Ряд докладов был посвящен калмыкам (донским и волжским), входивших в состав Всевеликого войска донского.

DSC_1537

Состоялась презентации недавно вышедшего сборника «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011 – 2013 год. Дикаревские чтения (17).»

100_0937

Ученые приняли обращение к городской Думе г.Краснодара с просьбой наименовать одну из улиц краевого центра именем основоположника кубанской этнографии М.А. Дикарева.

В.П. Трут. КАЗАЧЕСТВО КАК ЭТНОСОЦИАЛЬНОЕ И СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

Проблемы всесторонней, обстоятельной, научно-обоснованной и всеобъемлющей характеристики казачества как своеобразного явления отечественной истории, вопросы его происхождения, исторического развития, этапы исторического пути, в настоящее время имеют несомненную научную и общественно-политическую актуальность. Это связано как с необходимостью изучения и осмысления этого феномена истории нашей страны, так и с происходящими в настоящее время важными, хотя и достаточно непростыми процессами казачьего возрождения.

В современной историографии и публицистике  активно обсуждается вопрос о том, кем же были казаки к началу ХХ века – представителями народности, нации, народа или сословия. Дискуссии по этому вопросу велись еще в XIX веке, но к единому мнению ученые не пришли. Характерно, однако, что в 1-й пол. XIX в. среди российских историков и географов (этнография как наука оформилась позднее) преобладала идея «казачье-русского» народа, как обособленной этнической группы восточных славян. Например, в учебнике по географии Арсеньева донские, черноморские, сибирские и уральские казаки рассматривались отдельно от русского народа в разделе «О племенах народов, обитающих в российских владениях», и были отнесены к славянскому племени наряду с поляками. Как самостоятельный характеризовался «казачий народ» и в учебнике по истории Устрялова. Причем оба этих учебных пособия в свое время выдержали по 30 изданий. (См.: Фёдоров С. Краткий очерк истории казачества // Календарь-альманах «Вольного казачества» на 1930 год. Прага, 1930. – С.50.) Представляется, что дискуссии по данной проблеме во многом носят беспредметный, искусственный характер, поскольку их участники, в силу отсутствия необходимых знаний в области социологии и этнологии, не до конца  разобрались  в  предмете  спора.  В  результате  этого  прямо противопоставляются совершенно разноплановые категории. К настоящему времени в отечественной и зарубежной социологии сформированы всесторонне разработанные и научно обоснованные теоретические концепции структурной организации общества. В их основу положен обширный комплекс критериев, отражающий современные научные разработки социологов.

В социологической литературе существует четкая дифференциация структур общества, согласно которой выделяются:

— социально-этническая структура общества, то есть исторические общности людей (род, племя, народность, нация, этнос), возникающие объективно как результат соединения людей территорией, экономикой, культурой, обычаями, традициями, психическими особенностями и пр.;

— социально-классовая структура, возникающая объективно
как результат разъединения людей и включающая в себя такие понятия как классы, касты, сословия, социальные группы и социальные слои;

— территориальная структура, отражающая основные типы
поселений – макрополис, город, село, поселок и пр.;

— демографическая структура, обусловленная половозрастными отличиями;

семейно-бытовая структура, в которую входят соседские родственные общности  людей  [1].

Иногда в научной литературе выделяются также социальные структуры по конфессиональным, культурным, профессиональным признакам.

Таким образом, любое общество делится на самостоятельные большие социальные группы. И каждый член общества одновременно входит, как правило, в каждую из них.

Для того чтобы разобраться и определить, кем же были казаки к началу нынешнего столетия, необходимо остановиться на рассмотрении смыслового содержания терминов, употребляемый при той или иной характеристике казачества. Так,  в советской этнографической науке народность определялась  как исторически сложившаяся территориальная  языковая, экономическая, культурная общность людей, предшествующая нации  [2]. В свою очередь, нация характеризовалась  как историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера, которые составляют ее признаки [3] .

Однако по  практически общепризнанному мнению современных российских и зарубежных этнологов (этнографов) понятия народности, нации, национальности весьма неопределенны и многообразны. Зачастую они употребляются в далеко не адекватных значениях. Кроме того, данные термины, обозначая определенные общности людей, не отражают их многочисленных специфических черт и особенностей. Не случайно, поэтому, что в настоящее время российские энциклопедические издания прямо указывают на то, что, например,  «народность — термин,  употреблявшийся  в советской  науке  для  обозначения  различных  типов  этнических  общностей»[4].

Поэтому уже в 1970-х годах отечественные и зарубежные специалисты этнологи старались в основном оперировать термином «этнос» (этнографическая группа). А то общее, что связано с наличием у каждой из называемых ими совокупности людей своей культурно-бытовой и языковой специфики, единого самосознания, называли  этническим  [5]. В настоящее время данный термин  определяется следующим образом: «этнос – этническая общность, исторически сложившаяся группа людей, обладающая  общим самосознанием и самоназванием (этнонимом), общностью происхождения и культуры (чаще всего языка)» [6].

Отмечая большую сложность задачи определения места этнических общностей среди различных человеческих объединений, этнологи предлагают различные подходы к определению  этноса. При этом ключевую роль играет выделение его основных признаков. Так, одни авторы относят к ним культуру и язык, Другие добавляют к этому общность территории, особенности психического склада и этническое самосознание. Ряд специалистов в число основных этнических признаков включают также общность происхождения и государственную принадлежность. Зарубежные исследователи определяют этнос как единство, осознаваемое людьми  [7].

Но этнос представляет собой не простую сумму признаков, а целостное образование, в котором ведущее место могут занимать его различные составляющие. В одних случаях на переднем плане может находиться единство происхождения, в других – языка, в третьих – уклад жизни и хозяйственно-бытовые особенности и т.д. В то же время этносом является не любая большая группа людей, которой свойственна общность определенных объективных свойств. Этносом признается только то объединение людей, которое осознает себя как таковое, отличает себя от других аналогичных объединений. Осознание членами этноса своего группового единства именуют этническим самосознанием. Его внешним выражением является самоназвание (этноним) [8]. Ученые-этнологи особо выделяют тот факт, что представителям любого этноса непременно присуще взаимное различие, антитеза (противопоставление) «мы» –  «они» [9]. Другими словами, основным определяющим признаком каждого этноса является его этническое самосознание (в обиходе оно, как правило, именуется национальным самосознанием). Вместе с тем, многие важные этнические признаки, как, например, различные особенности жизненного уклада, культуры, психики, не являются обязательными для всех этносов. С полным основанием к этой категории признаков этноса можно отнести и язык. То обстоятельство, что общность языка – это не обязательный этнический признак, постоянно подчеркивается в научной литературе. Ведь как совершенно справедливо отмечают этнологи, «если исходить из идеи «общности языка» как обязательного этнического признака, то немало народов автоматически «потеряют право» на это название» [10]. Действительно, население трех материков земного шара (Северной и Южной Америки и Австралии), не говоря уже об отдельных странах, говорит, в основном, на «чужих» европейских языках (английском, испанском, французском, португальском). Однако никому и в голову не придет заявлять на этом  основании о сомнительности существования канадской, американской, австралийской, бразильской и множества других наций  или, точнее, этих этносов.

В отечественной этнологии существует несколько определений понятия «этнос». Наиболее распространенными из них являются следующие два. С.М. Широкогоров называет этносом группу людей, «говорящих на одном языке, признающих своё единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых от таковых других» [11]. Ю.В. Бромлей считает этносом «исторически сложившуюся совокупность людей обладающих общими относительно стабильными особенностями культуры (в том числе языка) и психики, также осознанием своего единства и отличия от других таких же образований» [12].

Л.Н. Гумилев определяет этнос как «естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности» [13], т.е. ощущением подсознательной взаимной симпатии (антипатии) людей, определяющим деление на «своих» и «чужих»; проявлением антитезы «мы-они». В этнографическом смысле, как считали в своё время советские этнологи, термин «этнос» был близок понятию «народ» [14].

Специалисты-этнологи в своё время выделяли так же субэтносы, характеризуемые ими как общности, у которых этнические свойства выражены с меньшей интенсивностью, чем у основных этнических подразделений (этносов) и которые являются их составными частями [15]. Образование субэтносов происходит в процессе осознания большой группой людей своей общности, единства групповых отличительных особенностей или иных компонентов культуры  [16].

Относительно этнической характеристики казачества мы можем с уверенностью констатировать следующее: к началу нашего столетия у него отчетливо прослеживается безусловное присутствие не только всех признаков субэтноса, но целого ряда основных признаков этноса.

При этом у казаков наблюдается особо заметное выделение определяющего этнического признака – осознание ими своего  четкого различия по отношению к другим народам, находило свое отражение во множестве проявлений, наиболее заметным и распространенным из которых являлось постоянное подчеркивание самими казаками своего отличия от остального населения страны в социально-этническом плане. Как справедливо отмечается в научной литературе, чем бы конкретно не находило свое выражение этническое самосознание, сам факт его проявления, отделения в сознании людей с одними этническими признаками от людей с другими этническими признаками знаменует собой формирование нового этноса [17].

Конечно, этот процесс с различной интенсивностью происходил в казачьих войсках, возникших естественноисторическим путем (например, в Донском и Терском) и в казачьих войсках, искусственно образованных правительством, исходя из необходимости защиты границ государства, освоения новых территорий и т.п. Но с течением времени различия в степени интенсивности протекания данного процесса практически нивелировались.

Сегодня крайне сложно дать исчерпывающую этническую характеристику казачества, поскольку, на наш взгляд, достаточно четкие и всесторонние научно аргументированные критерии определения степени выражения этнических свойств того или иного народа до конца не разработаны. Не стоит упускать из виду и то обстоятельство, что проблемой этносоциальной характеристики казачества непосредственно никто не занимался. Не удивительно поэтому, что даже среди признанных авторитетных исследователей по данному вопросу обнаруживаются определенные расхождения. Так, например, Л.Н. Гумилев определял донское  казачество  как особый субэтнос, впоследствии ставший этносом [18].  А Ю.В. Бромлей характеризует его как  субэтнос [19].

По нашему мнению, принадлежность казачества к самостоятельной этнической группе и его характеристика как субэтноса в определённой степени может быть вполне оправдана. Причем данное положение не находится в непосредственной зависимости от того сторонниками какой из теорий происхождения мы являемся. В то же время нельзя не отметить и того, что процесс «перерастания» казачьего субэтноса в этнос, окончательного оформления казачьего этноса со всеми присущими ему признаками окончательно не завершился. Он был искусственно прерван в период Гражданской войны. Причем особенно сильный удар по формировавшемуся «молодому» этносу был нанесен так называемой политикой «расказачивания», воплотившей в себе как геноцид в отношении казачества как народа, так и насильственную ликвидацию казачьего сословия.

Вполне естественно возникает и вопрос, можно ли считать казаков представителями особого сословия, отнеся их к категории, характерной для социально-классовой организации общества.

Сословие, как известно, определяется как социальная группа, обладающая закрепленными в обычае или законе и передаваемыми по наследству правами и обязанностями [20]. В Росси начиная со 2-й пол. XVIII в., утвердилось сословное деление на дворянство, духовенство, крестьянство, купечество и мещанство, существовавшее до издания советского декрета об упразднении сословий. Все основные признаки сословной организации присутствовали и у казачества. И мы можем с полным основанием констатировать, что казачество являлось специфическим военно-служилым сословием. При этом, правда, внутри  него с течением времени возникает  ещё и сословное деление, характерное в целом для общероссийского сословного общественного устройства. Так среди казаков были и представители дворянства, купечества, духовенства. То есть возникает своеобразная ситуация, когда казачий этнос одновременно выступает и в качестве особого сословия, имеющего, в свою очередь, общероссийскую сословную структуру. Именно в этом плане казачество может характеризоваться как особое, уникальное этносоциальное явление не только российской, но и мировой истории. Последней известны случаи, когда исключительно социальные признаки постепенно приобретали этнический характер и сословие превращалось в этнос [21]. Но существование этноса-сословия на протяжении длительного хронологического периода, за исключением казачества, в мире не наблюдалось.

Подытоживая все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что казачество представляло собой сложное саморазвивающееся этносоциальное явление. Одновременно входя и в социально-этническую, и в социально-классовую группы, казаки являлись полноправными представителями сформировавшегося субэтноса, в тоже самое время оформившегося в специфическое сословие. Попытки же искусственного разделения единого этносоциального явления,   каким являлось казачество, и противопоставления друг другу таких абсолютно разноплановых понятий, как казачий субэтнос и казачье сословие, являются бесперспективными и попросту ненаучными. Это проистекает либо из незнания, либо из сознательного  игнорирования важнейших положений социологии как науки об обществе как целостной системе и об отдельных социальных институтах и процессах.

В исторический период казачий  субэтнос  продемонстрировал высокий уровень своего общего развития. Причём динамика его успешного поступательного движения по пути достижения более высоких рубежей этносоциальной организации отличалась весьма быстрыми темпами и завидным постоянством и только в силу целого ряда как объективных, так  и субъективных факторов естественноисторический процесс его развития был искусственно прерван в страшные годы Гражданской войны.

В то же время всё вышесказанное ни в коем случае не может служить основанием для утверждений о существовании у казачества каких-либо сепаратистских умонастроений. Несмотря на присутствие у него чётко выраженных своеобразных черт этнического характера, казаки являлись неотъемлемой составной частью российского суперэтноса,  не мыслили себя вне России. Прочное осознание общероссийского национально-государственного единства и своего места в нём являлось для казаков непреложной истиной. Превалирование в сознании казачества общероссийских государственных интересов находило своё проявление в высоком патриотизме казаков, их искреннем чувстве дога, верности присяге, ответственности за судьбу Родины, постоянной готовности встать на её защиту.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

  1. См.: Зборовский Г.Е., Орлов Г.П. Введение в социологию. Екатеринбург, 1992. С. 130.
  2. Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 17. М., 1971. С.280.
  3. Там же. С.375.
  4. Краткая Российская энциклопедия. В 3-х т. Т.2. М., 2004. С.639.
  5. Современные этнические процессы в СССР, М., 1977, С.5. Подробнее об этом см.: Бромлей Ю.В. Этнография и этнос. М., 1973; Он же. Очерки теории этноса. М., 1983.
  6. Краткая Российская энциклопедия. В 3-х т. Т.3. М., 2004. С.882.
  7. Бромлей Ю.В. Этнография и этнос. С. 26.
  8. Современные этнические процессы в СССР. С. 10.
  9. Бромлей Ю.В. Указ. соч. С. 27, 31.
  10. Бромлей Ю.В. Подольный Р.Г. Человечество – это народы. М., 1990. С. 25.
  11. Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений //Известия Восточного факультета Дальневосточного ун-та. Т. 1. Шанхай. 1923.С. 13, 122.
  12. Бромлей Ю.В. Указ.соч. С.37.
  13. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989. С.481.
  14. Советский энциклопедический словарь. Изд. 4-е, М., 1989. С.1582.
  15. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.,1983.С.81.
  16. Там же. С.82.
  17. Бромлей Ю.В.,Подольный Р.Г. Указ. соч. С. 120.
  18. Гумилев Л.Н. От Руси к России. Очерки этнической истории. М.,1992. 201, 286.
  19. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987. С. 36; Он же. Очерки теории этноса. С. 83-84.
  20. Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 24/1. М., 1976. С. 199.
  21. См.: Бромлей Ю.В., Подольный Р.Г. Указ. соч. С.201

Опубликовано: Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011-2012 гг. Материалы Всероссийской научной конференции. Дикаревские чтения (17). Краснодар, 2014. стр. 111-118

При перепечатывании ссылка на сайт Дикое поле обязательна

18-е Дикаревские чтения пройдут в Ростове-на-Дону 1 ноября 2014 года

030

Приглашаем принять участие в работе Всероссийской научной конференции «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2013 г. Дикаревские чтения (18)». Конференция состоится в Институте истории и международных отношений Южного федерального университета 1 ноября 2014 г. (а.202). Начало работы – в 10.00. Приглашаются все желающие.

ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ

Оргкомитет

 Председатель – Семенцов М.В.

(г. Краснодар)

 Сень Д.В.,

д.и.н., профессор

Южного федерального университета

(г. Ростов-на-Дону)

Иванеско А.Е. ,

к.и.н., доцент Южного федерального     университета

(г. Ростов-на-Дону)

 Регламент работы конференции

 Доклад – до 15 мин.

Выступление в прениях – до 5 мин.

 10.00 – 10.30 – Открытие конференции

 10.30 – 13.00 – Доклады и сообщения

 

М.В. Семенцов (Краснодар) К 160-летию родоначальника Кубанской этнографии М.А. Дикарева
 Д.В. Сень(Ростов-на-Дону)  Архив Войска Донского: условия формирования и состав документов
 А.Ю. Перетятько(Ростов-на-Дону)  Источниковедение демографии и землепользования Земли Войска Донского в XIX веке: дискуссионные аспекты
 А.В. Захаревич(Ростов-на-Дону)  Тенденциозное освещение боевых действий донского казачества на Кавказской линии в 1801 – 1813 гг. в российской дореволюционной историографии
 Д.Ю. Шишкина (Ростов-на-Дону)  Формирование системы расселения донского казачества
 И.А. Ревин(Новочеркасск)  Войсковая система образования на Юге России в конце XIX столетия в воспоминаниях современников
В.А. Бондарев(Новочеркасск) Стратегии хозяйственной деятельности единоличников Кубани в 1930-х годах
Т.С. Рудиченко (Ростов-на-Дону) Специальная лексика акционального и персонажного кода донской свадьбы
 Т.А. Карташова (Ростов-на-Дону)  Динамика песенной традиции донских украинцев (по материалам экспедиций 1990-х и 2010-х гг.)
 А.В. Зернина(Ростов-на-Дону)   Изучение локальных традиций духоборов Ростовской области (по материалам экспедиций 2012 – 2014 гг.)
А.П. Скорик (Новочеркасск) Донские калмыки: опыт комплексного исследования
 С.В. Черницын (Ростов-на-Дону)  Тенденции развития семейных традиций в Войске Донском в XVII – XVIII вв.
 А.В. Яровой(Зерноград)  Шашка в состязательной культуре донских казаков
 А.В. Шадрина (Ростов-на-Дону) А.Т. Урушадзе (Ростов-на-Дону) Церковь и духовенство в повседневности донского казачества в конце XIX – начале XX вв.Казачья вольность и безумие: случай Евграфа Грузинова

16.00 – 17.00 – Обсуждение

докладов и сообщений

 17.00 – 18.00 – Кофе-брейк