Новый Левиафан или число как насилие.

34199861_2102478153100132_7493470690197110784_n

Обозначим проблему: в современном мире придается большое значение числовым показателям, на их основе строятся новые стратификации, и определяются правила поведения, даются оценка человека и его деятельности. Благодаря количественным показателям определяют эффективность, понимая под ней соотношение между достигнутым результатом и использованными ресурсами. При этом эффективность ‑ способность выполнять работу и достигать необходимого результата с наименьшей затратой времени и усилий, становится основанием для «Нового Левиафана», распространяющегося по планете, благодаря достижениям технического прогресса. Под Новым Левиафаном следует понимать то, что Ж.Бодрийяр называл кибернетическим неокапитализмом. Попробуем в кратком докладе описать черты Нового Левиафана и обозначить место человека в этой системе координат, опираясь на идеи Н. Лумана, Д. Норта, В. Парето, Ж.Бодрийяра, Ж.Дилёза и других.

Социальный мир, отображенный в фантастическом сериале «Черное зеркало» дифференцируется в зависимости от рейтинга, который люди получают в социальный сетях. Достижение высокого числового показателя  открывает перед человеком двери в элитный квартал, а низкие баллы опускают на дно социальной жизни. Число становится мерилом человека, число используется властной структурой в качестве орудия управления (на любом уровне). Не дыхание ли это Нового Левиафана, преобразившегося критикой тоталитарных систем и формальной демократии чудовище нового склада, использующего новые достижения науки и техники для старой цели: управлять обществом и контролировать человека в интересах самого Левиафана?

Напомню, что в свое время Томас Гоббс для описания Государства использовал образ библейского животного Левиафана. Он писал: «Ибо искусством создан тот великий Левиафан, который называется Республикой, или  Государством  (Commonwealth, or State),по-латыни — Civitas, и который является лишь искусственным человеком, хотя и более крупным по размерам и более  сильным, чем  естественный  человек,  для охраны и защиты которого он был создан. В этом Левиафане верховная  власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть  искусственная душа,  должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы;  награда и наказание  (при помощи  которых  каждый  сустав  и  член прикрепляются  к  седалищу  верховной власти и  побуждаются  исполнить  свои обязанности)  представляют  собой  нервы,  выполняющие  такие  же функции  в естественном  теле;   благосостояние  и  богатство   всех   частных   членов представляют  собой  его  силу,  salus  populi,  безопасность  народа,-  его занятие; советники, внушающие  ему все,  что  необходимо знать, представляют собой память;  справедливость и законы суть  искусственный разум (reason)  и воля; гражданский  мир  — здоровье,  смута — болезнь,  и гражданская война — смерть.  Наконец,   договоры   и   соглашения,  при   помощи   которых  были первоначально созданы, сложены вместе и объединены части политического тела, похожи на то «fiat», или «сотворим человека», которое было произнесено Богом при акте творения».

Это искусственная конструкция была создана для подчинения, которая должна насилием обуздать насилие. Левиафан искусственный механизм, подобен искусственному человеку Голему. Он существует за счет ограничения прав и свобод личности, для поддержания общественного мира и порядка. Человек свободен в том, что не угрожает Левиафану. Используя новый подход к человеку, Левиафан пытается числовые, количественные показатели ввести в область человекомерности. Современный Левиафан, и так растащив человеческую личность в различные функциональные сферы, не оставил ему и приватной области, где человек мог отдохнуть или «собраться» как личность. Человек исчез из общества, остались рейтинги (числовые его показатели), тесты, референдумы, выборы. Основой этого выступила эффективность, которая и есть проявление власти через численные показатели. Интересно, что числительные показатели своего рода достижение экономического развития, и кажется что они должны объективно оценить затраты человека, вклад его в производство… Но расширение этого показателя на другие сферы общества — на культуру, науку, образование, политику, положение человека в общества — говорит о том, что Власть нашла обходной маневр для управления человеком…

Не стоит отождествлять Нового Левиафана исключительно с государством. Рассосредоточение власти, насилия, фрактально-ризоматически на ее разных уровнях и в разных функциональных институциях, конструкциях, приводит не к ее слабости, а наоборот ставит перед ней задачу всеобщего контроля. Поскольку человек, если сосредоточен на защите своих прав и свобод, не видит противника, не понимает, что государство меняет свою природу, что возникают силы не только надгосударственные (силы и факторы глобализации), но и силы растаскивающие насилие внутри государства. Изменяются и социальный контроль, который раньше осуществлялся через мобилизующую общество цель, то сегодня цель, по мысли Бодрийяра, заменяется прогнозированием, опережающим программированием, что собственно тоже является симуляцией, выстраивающим «развитие» по новой «дорожной карте».

Контроль над обществом знаком постсоветской России, многие воспринимают то, что происходит в стране как реставрацию старого режима, но перед нами совершенно новое явление, связанное со стремлением кибернетического капитализма к абсолютному контролю над обществом. Этот абсолютный контроль недостижим без современных средств коммуникации. Информация, приходящая в кодированном числом виде, приводит к идее видеть в числе основание для всеобщего контроля. Язык чисел своеобразный медиум, позволяющий все области человеческой деятельности свести к тому, что можно подсчитать. А на основе подсчета различить эффективное / неэффективное, а учитывая закон Парето 20/80 провести оптимизацию, которая будучи порождением симуляций, создаст очередной симулякр.

Число выступает универсальным медиумом, которое в глобализирующейся экономике и в киберпространстве является основным носителем смысла. Сама природа социального становится подчиненной коду 1/0. Из экономики это распространяется на другие сферы — науку, культуру, спорт… Политика, как сфера власти, управления, использует эти показатели для оценки человека (лоялен ли он власти?) при этом власть и деньги привели к введению показателей в область оценки функциональной деятельности человека, даже к его личностным качествам и его творческой деятельности.

Интересно, что Новый Левиафан, будучи искусственной конструкцией, сам пытается воспитывать и формировать нового человека. В Китае, например, это законопослушный гражданин, осуждающий то, что осуждает власть, ведущий здоровый образ жизни, прекрасный семьянин. Все эти показатели можно учесть — количество детей в семье, забота о родителях, количество подгузников, отсутствие скандалов… Все эти данные собираются в один регистр, где выводится точная характеристика человека. Это можно использовать против человека и для совершенствования человека. Например, в 2020 г. в Китае планируется ввести социальный рейтинг — в зависимости от набранных баллов все граждане будут распределены в четыре группы А,В,С, D… В целом мы видим, что в зависимости от правильно выполняемых функций человек занимает страту, становится представителем особого сословия, со своими правами, привилегиями, льготами, и он должен следить за тем, чтобы не лишиться своего места. Иначе, он превратиться в изгоя. Природа такого человека описана Бодрийяром в моделях тела, он пишет, что «для системы политической экономии знака базовой моделью тела является манекен. Возникнув в одну эпоху с роботом, манекен тоже являет собой тело, всецело функционированное под властью закона ценности, но уже как место производства знаковой ценности. Здесь производится уже не рабочая сила, а модели значения — не просто сексуальные модели исполнения желаний, но сама сексуальность как модель». Подчинение человека власти размазанной во фрактально-ризоматическом мире, означает подчинение его универсальному коду, выраженном в числе. Числовая характеристика считывается с видеокамер, социальных сетей, айфонов, гаджетов, шагомеров, отчетов и проч. Человек как живой субъект, обладающий телесностью, вытесняется за рамки социального и политического, обезличенный субъект рассматривается исключительно как носитель эффективного рейтинга. Распределение рейтинга между каждым манекеном, приведет к тому, что то что называется рабочим коллективом — отомрет совершенно, через какое то время разговоры о приватной сфере отомрут полностью.

Есть в этом сверхрационализированном обществе один недостаток, который проявляется даже не в борьбе с достижениями цивилизации, как это делают амиши в США или призывает делать Герман Стерлигов в России, а в том, что оно по сути ризоматическое и номадическое. Номадизм не различает центра и периферии, он требует движения в поисках ресурса для жизни, а социальные сети открыли перед человеком границы (обычный Левиафан этого не выносит), но ограничение соцсетей или подчинение их своей воле потребует и отмены миграций, прикрепления к месту прописки, но это и методы старого Левиафана. Новый Левиафан будет черпать силы для своего могущества в контроле над кодами, или над кодом, управляющим всем. Для этого, правда, ему нужен доступ к этим кодам, его инструменты работы с информационными потоками не должны знать ограничений в мире, но и таких Левиафанов много.

Интересно, что погоня за числовыми показателями, приводит к их фикции, они оказываются пустыми, как пусты научные статьи с низким качеством осмысления, как пусты книги, которые никто не читает. Наполняемость изданий пустыми статьями порождает фикцию науки, симулякры, как известно, спешат тиражировать себя и т.д. И мы обнаружим этот процесс в любой сфере функционально дифференцированного общества, но если функции мнимы, то тогда общество откатывается в сословную дифференциацию, что мы и наблюдаем. Кажущийся прогресс оборачивается социальным регрессом. Для политической сферы, как известно, это чревато разрушением государства, для экономики — крахом системы, а вот для человека ‑ обретением свободы. Свобода, выражающаяся в борьбе, в творческом горении, в агоне, будет стоять у истоков нового цикла цивилизации, где будет место и Левиафану и Бегемоту.

По материалам доклада А.В. Ярового на научной конференции АЧИИ Донского ГАУ, которая состоялась  в г.Зернограде в мае 2018 г.

Ссылка на сайт Дикое поле обязательна.

М.Диденко. Стальной клинок как проводник и хранитель

yXS-nwTpVnU

Всем известно почтительное отношение к стальному оружию воинов в целом и казаков в частности. Оружие – больше чем функциональный инструмент. Это и средство воспитания (наглядный пример доблести предков), и показатель собственной доблести и удачливости (украшения и отделка), и многое другое. Но в этой статье речь, как уже было ранее, пойдет о «нематериальных» вещах, о практических аспектах Традиции, которые универсальны и могут быть полезны в в любое время и любом месте.

Например, опять возьмем оружие как средство воспитания – клинок клали в колыбель будущему воину, чтобы он с самого раннего детства перенимал дух своих предков, своего рода. Каким именно образом происходит передача духа? Что такое сам «дух» с научной точки зрения? Предков такие вопросы не интересовали – они подходили к этому прагматично. Есть позитивный эффект, работает – значит, правильно. А как именно работает – уже не так важно.

Но иногда хочется узнать механизм работы, тем более что в данном случае, с железным оружием, все относительно просто и укладывается в законы физики.

Мы знаем, что мысли человека на материальном, физическом уровне являются биотоками. Фактически, это ток и есть. Приставка «био» означает, что возникает разряд не механическим способом, а в живом организме, при помощи довольно сложных психофизиологических реакций. Биоток – это и мысль, это и эмоция, это и команда мышцам на движение. Скажем, сказал кто-то что-либо неприятное, заискрилась эмоция, а за ней вспыхнула мысль. Итогом мысли в свою очередь стала команда, которая полетела биоэлектрической телеграммой по проводам нервов в мышцы руки. Мышцы руки под воздействием биотока сократились в нужном месте, и человек ударил хама плетью. Все это произошло в секунду.

Можно сказать, что и память человека (набор мыслей, эмоций и команд) тоже является биотоком, а биоток – это уже величина, как мы видим, материальная. Он может перемещаться, он может рассеиваться, он может аккумулироваться. В общем, как и любой ток. А еще нам известно, что по одним объектам ток проходит очень легко, а по другим, изолирующим, совсем не проходит. Железо относится к объектам первого рода – проводникам.

Не зря мудрые предки интуитивно уважали молнию и кузнецов. Все это взаимосвязано.

Поэтому можно сказать, что когда воин рубил кого-то шашкой, на железном оружии в виде биотока сохранялось это событие, эмоции и ощущения, ему сопутствующие. Накапливался дух. Это, конечно, упрощенно-материальное изложение процесса, но для удобства восприятия можно сказать и так.

Со временем накопленный биоток оружия переходил в новые качества, и, например, клинок начинал подрагивать в руке, если недалеко был враг.

Скорее всего, дело было не в самом клинке, а в воине, который его держал. Здесь уместна аналогия с рамкой лозоходцев, которые при помощи проволоки ищут воду. Рамка здесь является именно проводником биотока человека, рамка просто помогает человеку на уровне сознания увидеть свои же подсознательные ощущения. Не рамка находит воду, а человек, но рамка помогает человеку в контакте со своим же подсознанием. То есть, воин подсознательно чувствует врагов неподалеку, биоток идет в мышцы, они мелко, незаметно для самого человека начинают сокращаться, и клинок в руке дрожит. Хотя, возможны и другие объяснения, которые дополнят это.

Клинок является хранилищем информации, аккумулятором энергии. Со временем энергия накапливается все больше, особенно, если железный проводник переходит из поколения в поколение. И малыш, тронув пальцем лезвие, подсознательно ощущает биотоки своего прадеда, как бы прикасается к сражению, в котором тот победил врага, ощущает эмоции своего предка и перенимает его дух.

М.Диденко Боевой пляс — миф или правда?

И.В.Болдырев. Казаки перед выходом на службу 1875-1876

И.В.Болдырев. Казаки перед выходом на службу 1875-1876

О возможности применения элементов восточнославянского пляса в бою массово стали говорить с начала 90-ых – начала распространения так называемых «русских стилей». Хотя, еще в статье «Гопак и совесть» (Техника – молодежи, 1989 год) И. Лебедев сделал предположение о том, что танец козаков – «это шифр, код славянского у-шу».

Это логичное, понятное предположение – танцевальные элементы – это практически удары ногами. Добавим акробатику и физическую форму, которая необходима для качественного пляса. К тому же танцевали воины с оружием в руках, что тоже является еще одним указанием. Естественно, что такая идея не могла не быть реализованной, и в 1994 году увидела свет книга Владимира Пилата «Боевой гопак». Хотя, на официальном сайте Пилата утверждается, что работа по возрождению стиля началась в 1985 году.

Инициативы такого рода встречали и сопротивление, критику. Например, широко известные в узких кругах статьи Г. Панченко о «реаниматорах». Отчасти такая критика была, по всей видимости, вызвана налетом фантастичности, которой уже тогда грешили многие представители русских стилей, отчасти из-за неприятия самой возможности существования такого направления. В то время многие люди были воспитаны восточными боевиками о единоборствах, и даже подумать не могли, что может быть что-либо лучше восточного (или что вообще может существовать что-либо кроме восточного).

Со временем название «боевой гопак» стало именем нарицательным, обрело негативный оттенок. «Карате в шароварах» — так это стало называться на форумах в Сети. Считалось, что это те же восточные единоборства или кикбоксинг, только в другой одежде и с другой идеологией. Возможно, роль сыграло то обстоятельство, что боевой гопак Пилата (равно как и все русские стили) ничем не проявил себя в спортивных соревнованиях.

Может, повлияло еще то, что практикам и любителям боевых искусств показалось невероятным, что с помощью танцевальных элементов можно биться. Например, резкий присед с выбрасыванием ноги в колено стоящего противника. Теоретически возможно, а на практике?

Непонятно было и главное – как это все тренировать? Совместить знание пляса с опытом в восточных единоборствах? Взять танцевальный элемент с выбрасыванием ноги и, скажем, нарабатывать его по тайбоксерскому «мешку»? Но это и будет пресловутым «новоделом», изобретением велосипеда.

Были и попытки биться, как бы танцуя русскую народную пляску, но в основном они все заканчивались неудачей. То есть, адепт русского стиля танцевал в спарринге.

В итоге некоторые представители русских стилей, говоря о своих направлениях, стали утверждать, что «боевой пляс» является боевым не столько в плане применения танцевальных элементов в бою, сколько в плане входа в измененное состояние сознания («боевое состояние»). Ну и также танец – это хорошая подготовка, это наработка этнической двигательной культуры, а танцевальные элементы помогают лучшему изучению именно боевых элементов.
Тема применения пляски в бою стала спекулятивной.

Но практика показывает, что главное – это методика. Нюансы, до которых, наверное, очень трудно (если вообще возможно) дойти самому. При этом нужно прекрасное знание анатомии, нужен именно тренерский взгляд. Нужна традиция – передача знаний из поколения в поколение. И такое тоже встречается (пусть и очень редко).

При таком подходе танцевальный элемент является а) собственно танцевальным элементом б) инструментом для оздоровления в) способом наработки ударов (ногами). Элементы пляса действительно начинают становиться боевыми. Понятно, что при этом они несколько видоизменяются, но суть остается прежней. Но повторимся – здесь важны нюансы. Как разворачивать корпус и таз при ударе, как натягивать «струны», как разрабатывать суставы и многое другое. Опыт пляса и знание спортивных единоборств здесь не помогут. Здесь невозможно изобрести что-то заново, нужно просто знать, получив знания от учителя.

Проблема в том, что занятия по такому направлению очень трудны – труднее средней тренировки по восточному единоборству. Но предки плясали с детства, и для них эти движения были привычны, а воины могли уделять плясу все свое свободное время.

Направление, в котором нам посчастливилось найти такие занятия, является, скорее, оздоровительным с вкраплениями боевых элементов. Это не группа по изучению боевого пляса, это вообще не группа по рукопашному бою. Она не относится к какой-либо организации, поэтому данный материал целесообразно рассматривать только с исследовательской точки зрения.

Хотелось бы обратить внимание на главное – для того, чтобы пляска стала боевой, мало знать все элементы в отдельности, и уметь их отлично выполнять. Необходима методика, глубинное понимание сути и взаимосвязи всех элементов, а также, как подчеркивалось выше, есть детали, без которых это не будет «работать». Разумеется, боец не танцует во время драки. Просто он использует в своих тренировках немного видоизмененные танцевальные элементы. Например, при помощи дерева (неотъемлемого элемента славянской традиции) танцевальное выпрыгивание с выпрямлением ноги превращается в реальный удар ногой – на тренировке боец отталкивается ногой от дерева.

Подытоживая: использование восточнославянского пляса в бою реально, но необходима особая методика тренировок.

При перепечатывании ссылка на сайт Дикое поле обязательна

М.Диденко Реконструкция казачьей системы внутреннего развития

Desktop

 

От редакции портала Дикое поле. Представляем на суд читателей статью автора книги «Психология и практика уличной схватки», инструктора по рукопашному бою, автора публикаций в Братишке, Самозащите без оружия, Allboxing.ru. Статью размещаем в рубрике Дискуссионный клуб, надеемся что статья вызовет отклики у наших читателей.

 

К сожалению или к счастью в открытом доступе почти нет информации по внутренним аспектам казачьей Традиции. Это неудивительно, так как закрытость таких аспектов присуща всем системам знания, которые в последние годы принято называть Традицией. Мало того – практически все традиции мира схожи. Это также неудивительно, так как наряду с отличиями в психофизиологии и метафизическом устройстве у представителей разных культур есть и много общего. К тому же Традиция сформирована на основе практики – все, что было полезным, давало результат, становилось частью культуры. А так как физические законы одинаковы на территории всей Земли, совпадения просто неизбежны. Это даже дает право говорить о некоем общем истоке культур мира. Истоке, который трансформировался, обретя локальные особенности, с течением лет, а также благодаря разным климатическим и природным условиям.
Традиция казаков, конечно же, не является исключительным феноменом. Все народы традиционного мира имели свои традиции. Но для нас казачья Традиция является одной из самых интересных (если не самой).
Для начала мы решили рассмотреть несколько любопытных совпадений казачьей Традиции и духовных практик мира (в частности, системы американских индейцев по версии К. Кастанеды). Не претендуя на истинность, мы желаем больше узнать о культуре и внутреннем духовном развитии своих предков. Мы рассмотрим аспекты казачьей культуры с точки зрения психофизологии и психологии, но не только. Мир не исчерпывается обыденными представлениями о нем. Родовая память значит для уважающего себя человека не меньше современных научных данных – модный анализ генов ничего не расскажет тебе о твоих предках, об их жизни, славе и подвигах, испытаниях и радостях.
1. Гиканье
Самым известным параметром казачьей культуры является гиканье, или гик. Известно, что казаки гикали, идя в атаку. Первоначально, судя по всему, с помощью возгласов «ги» и «го» казаки подгоняли боевых коней, так как руки были заняты оружием. Это помогало управлять конем (помимо основного воздействия ногами на корпус животного). Видимо, постепенно казаки осознали воздействие этого боевого клича на себя самих. Гик вызывает силы, помимо этого повышает дух.
Чем это вызвано? По сути, гик – это резкий выдох. Известно, что йоги практикуют разные методы дыхания, по-разному воздействующие на психику – одни успокаивают, другие наоборот будоражат. Человек в чем-то подобен компьютеру и отличие его от компьютера в том, что человек может сам, осознанно воздействовать на себя звуками, нажатием определенных точек (акупунктура), и т.д. В организме все взаимосвязано – скажем, повышение уровня гормона эндорфина вызывает улыбку на лице, но верно и обратное – улыбка на лице может вызвать повышение эндорфина в организме. Человек может гикать, находясь в боевом возбуждении, а может и наоборот – прийти в боевое состояние за счет гиканья. Человек, конечно, сложнее, чем компьютер, но смысл в том, что мы можем воздействовать на себя, добиваясь того или иного эффекта.
Итак, гиканье – это эффективный метод приведения себя в боевое состояние, это подбадривание себя, вызов сил при усталости или преодолении.
С точки зрения психофизиологии это резкий выдох, сокращение мышц живота и воздействие на диафрагму, от которой в человеческом организме очень много зависит. Помимо прочего диафрагма – центр активности. Задействуя этот центр, казак становился более активным.
Также гиканье являлось своего рода «включателем» — при неоднократном использовании возгласа в боевой ситуации он становился «ключом» входа в боевое состояние с соответствующим раскрытием внутренних резервов организма. И далее казак мог использовать гиканье в любой ситуации, когда ему нужно было привести себя в порядок, взбодриться.
Диафрагма считается одним из важнейших центров в йоговской традиции. Также в последнее время медики-ученые пришли к выводу о связи диафрагмы с разумом и нервной системой.
2. Остановка внутреннего диалога
Еще одним важным аспектом внутреннего развития является остановка так называемого «внутреннего диалога» — постоянных мыслей, разговоров, проговариваемых в сознании каждого человека, своего рода «мыслительной жвачки». В Православии остановка внутреннего диалога достигается за счет «умного делания», «иисусовой молитвы» и наверняка многих других вещей, о которых широкому кругу не известно. В практиках народов мира остановка внутреннего диалога достигается за счет разных методов: медитации, концентрации, движения (танец, отработка элементов техники) и других. Казаки применяли наряду с плясом пение.
Песня, во-первых, является мощным и эффективным способом работы с эмоциями и жизненными ситуациями, во-вторых, песня способна вызывать ощущение сопричастности с жизнью и делами предков, в-третьих, во время исполнения песни человек не думает. Отключает свой внутренний диалог. Традиционная культура универсальна и цельна – одна и та же техника способна давать результаты в разных сферах человеческой жизни. Известно, что казаки пели в походах практически постоянно, входя в измененное состояние сознания и оставаясь в нем. Остается только догадываться, что они при этом ощущали, и как это влияло на их жизнь. Хотя, глобальный результат мы все знаем – их подвиги, запечатленные в мировой истории.
Итак, для остановки внутреннего диалога казаки применяли такой эффективный инструмент как пение (наряду с молитвами).
Пение тесно связано с гортанью, которая также является одним из важных центров согласно традиции йогов. Согласно исследованиям Рудиченко Т.С. донское пение в своей основе схоже с калмыцкой песенной традицией, известной своим гортанным пением. Здесь мы можем протянуть параллель и с йоговским, а также буддистским звукоизвлечением и даже мантрами.

3. Смех
В произведениях К. Кастанеды особо подчеркивается, что духовно развитой человек часто смеется и шутит, отрицая трагичные моменты жизни.
Все казаки отличались развитым чувством юмора, любовью к гулянию, песням, но особенно в этом плане прославились запорожские козаки. Юмор стал неотъемлемой чертой их образа, и дело тут не только в южном менталитете, также блестяще проявившем себя в произведениях Н. Гоголя. Можно утверждать, что шутки и смех были методом, сознательно использовавшимся запорожскими козаками, среди которых известно наибольшее количество «знатников», настоящих мастеров внутреннего развития. Хотя, конечно, это был одновременно и противовес тяготам воинской жизни.
Юмор – это оружие против жалости к себе, жалоб на жизнь, которые происходят из-за серьезного отношения к жизни и себе. Несерьезное отношение все меняет, это корневое воздействие на свою личность. Жить без драматизации любого события и переживаний по пустякам намного легче. Человек больше не думает о своих «взлетах» и «падениях», его не отягощают невыполненные планы.
Мало того — несерьезное отношение к жизни повышает храбрость воина, ему становится не так важно, выживет он, или нет. Он учится ценить каждый день, каждый миг своей жизни, понимая, что это может быть последнее мгновение. Парадоксально, но это делает жизнь ярче и веселее. Эта техника полезна и для жизни, и для боя, и для воина, и для любого человека.
Любопытно, используют ли современники эту технику? На осознанном, массовом уровне.

4. Хлопок в ладоши
В статье А. Ярового упоминается, что перед выходом на кулачный бой казак хлопал в ладоши над головой, обращал внимание на себя, возможно, призывая на помощь предков. Хлопанье в ладоши широко используется в русской народной традиции – это многочисленные «ладушки». В ладонях очень много зон, воздействие на которые отражается на всем организме. В частности мы опять говорим о «пробуждении», о взбадривании себя, приведении себя в более активное состояние. Это помимо собственно призыва предков, о чем нужно беседовать отдельно.
В произведениях Кастанеды также упоминается хлопок в ладоши, который является частью приема по воздействию на себя.
В общем, мы видим самобытную (как это всегда и во всем было у казаков, чьей самой характерной чертой была оригинальность) и, самое главное, простую и эффективную систему. Хотя, проста она только с виду, так как остановка внутреннего диалога и несерьезное отношение к жизни требуют практики и настойчивости.
Прорабатывая различные зоны своего организма (плюс нижнюю часть, развитую за счет удерживания коня ногами), казаки получали цельное и всестороннее развитие.
Здесь представлены только 4 метода, но это только начало, и мы надеемся получить ваши отзывы, которые помогут развить наши общие живые знания о культуре предков. Нам интересна не сухая теория, а навыки, которые могут помочь нам, современным людям в нашей современной жизни.