Ф.Крюков. Зыбь (отрывок). 1909 г.

Шермиции_2017__Официальный_промо-ролик_[(002381)21-27-40]

…Да, это он – Никишка Терпуг, песенник, удалой боец и забубенная голова. Улица и песни – его радость. Его стихия – кулачный бой. Тут он – артист, щеголь, герой, подкупающий даже противников смелостью мгновенного натиска, ловкостью удара, красотою и благородством приемов. Именно – благородством, доступным только истинной силе и отваге. Рядовые бойцы кидаются обыкновенно с расчетном, взвесивши силы своей и противной стороны, бьют с хитрецой, с коварством, с сердцем. Иной не побрезгует ударить «с крыла». Другие не стыдятся под шумок и лежачим попользоваться… как будто нечаянно.

Настоящий боец никогда до этого не унизится. Никогда не станет высматривать, заходить сбоку. Никогда не спросит, сколько пришло их и сколько наших? Нет. Грудью вперед – дай бойца!.. Держись!.. Весь на виду, гордый, смелый, не уклоняющийся от ударов…

О, красота и упоение боя, очарование риска, бешено-стремительного движения, восхитительный разгул силы и удали!.. Невинное тщеславие и радость бойца перед изумленными и венчающими молчаливой хвалой женски­ми взорами! Сколько синяков износил Терпуг ради вас!..

Вон стоят они, две темные, живые стены, – одна против другой. Выжидают. Высматривают друг друга, пробуют. По временам колыхнутся, сдвинутся. Шумно и гулко смешаются, рассыплются… Короткая, быстро обрывающаяся стычка одиночных бойцов, но не бой. Настоящий бой вспыхнет – зрители не затолпятся, как сейчас, не будут напирать и стеснять бойцов. Поспешно и опасливо отбегут в стороны и будут мчаться лишь на флангах боя с бестолковым, поощряющим криком.

Но это еще не бой. Это – так, щегольство зачинщиков, показные позы, хвастовство ловкостью и удалью. Выйдут с обеих сторон бойцы, по одному, по два, – молодежь, все подростки, женишки. Терпуг считает себя уже на много степеней выше этого мелкого ранга. Ставит себя на одну линию со старыми, серьезными бойцами, которые кидаются только в решительный момент. А тут – народ жидкий, вертлявый, несерьезный… Прицеливаются, подлавливают руками друг друга. Иной вдруг прыгнет вперед, легкий и эластичный, как молодой барс, размахнется внезапно и широко – от внезапности вздрогнет и отпрянет противник, уклоняясь от удара. Но сейчас же снова в своей вызывающей позе и зорко следит, высматривает момент ударить самому.

И долго молча, при безмолвном внимании зрителей, темным, подвижным кольцом оцепивших их, покачива­ются и топчутся они на том небольшом, заколдованном пространстве, которое ни одна сторона не имеет еще смелости взять натиском. Изредка лишь, сбоку, спереди, сзади раздается побуждающий, подтравливающий голос, поощрение, понукание, но точно ничего не слышат насторожившиеся бойцы. И вдруг – один взмахнул… И вот он – быстрый, неожиданный, ловкий удар, и восторженный гул просыпался лавиной… Вздрогнули, зашумели обе стены, и вот-вот он вспыхнет, общий бой…

В этом бою, в одиночном, которым обыкновенно начинают общую схватку, много рисовки, форсу. Нужна выдержка, самообладание, увертливость. Под взглядами сотен глаз, при безмолвно пристальном внимании знатоков, когда стучит от волнения сердце, – не ошибись! Стыдно будет каждого промаха, каждого зевка, каждого неловкого движения…

И все-таки это – ненастоящее: успеть нанести удар и сейчас же отпрянуть назад, в своих… Сорвать гул одобрений – это заманчиво для мелкоты. Он, Никифор Терпуг, уже ушел от этой забавы, стал выше ее. Как серьезный боец, он ценит лишь бой общий, когда боец идет в стене, кидается прямо, без уверток, не уклоняясь от опасных противников, не помогая себе бестолковым криком, прямо бьет, по совести, правильно, не «с крыла». Сшибая, не злорадствует. Падая сам, не злобится. При отступлении не бежит, но подается медленно, с упорным боем.

Правильных бойцов он уважает и в противниках. Он влюбляется в них, невольно подражает им, перенимает их манеры. Одно время он стал ходить вперевалку, как тяжелый, похожий на медведя Фетис Рябинин. Потом увлекся Сергеем Балахоном, перенял его манеру играть песни и носить пиджак, не надевая в рукава. И все за то, что они дрались артистически, великолепно и вокруг их имен шумела завидная слава лихих бойцов.

Сергеем Балахоном он и теперь всякий раз любовался, когда он, широкобородый и пьяно-веселый, раздевшись и сняв фуражку, выйдет вперед и разливисто крикнет:

– Н-но-ка, зач-ном!..

Сколько мужественной красоты… Ни форсу, ни бахвальства – одно упоение боем! Кидается прямо в стену противников. Красивый, кажущийся небрежно-легким взмах – и вот уже брешь в стене и у нее шумный поток других бойцов. Вспыхнул бой, взметнулся в стороны, дрогнула улица, затопотала… Без шапок, с развевающимися волосами и бородами, в одних рубахах мечутся быстрыми молниями бойцы, прыгают, как львы, сшибаются, бухают кулаками, как молотами, сплетаются руками, как бы в братских объятиях, – туман в глазах, в сердце восторженный трепет от возбуждающего, слитного шума голосов, ликующий крик удалой радости…

Весь охваченный головокружительным увлечением, прелестью жгучей опасности, жаждой одоления, бросается Терпуг в самый центр боя. Полный, радостный крик вылетает из его груди, крик вызова и борьбы. Бьет, получает удары. И метки взмахи его, тяжелы кулаки, и знают уже их его противники. Теперь, кидаясь в бой, он слышит уже:

– Терпуг!.. Терпуг!..

И сердце его наполняется гордой радостью: его видят, его замечают и свои, и противники… За ним следят столько красивых женских глаз, на каждый его промах, падение будут смотреть старики… О, он не даст себя на потеху, никакого бойца он не станет обегать!..

Ах, как любил он принять на себя какого-нибудь прославленного бородача из старых, смотревших свысока, пренебрежительно на молодежь, вчера еще числившуюся на полуребячьем положении, не признанную, не заслуженную! Выдержать удар такого осетра – костистого, широкого, с тяжелой рукой, – удержать его, не выпустить из рук – страшно и заманчиво! Но свалить с налету, сбить метким ударом с ног – это такое счастье, такая сладкая мечта, от которой глаза заволакиваются туманом!.. И он уже близок к ее осуществлению – он уже выдерживает Сергея, выходит на Багра и сшиб с ног в прошлое воскресенье Капыша. Он признан…

Масленица в Приморско-Ахтарске

12-го марта в Приморско-Ахтарском Дворце Культуры состоялись кулачные бои приуроченные к Масленичной неделе. Инициатором и организатором являлся творческий коллектив «Казачьи Забавы» под руководством официального представителя Союза Шермиций на Кубани Бригаденко Юрия Николаевича и районный отдел культуры. Кулачные бои прошли при участии всех казаков района. Гостями и участниками были казаки Староминского района. Бои проходили по трем направлениям: «Один на один», «Стенка на стенку» и «Царь горы». Казачата так же развлекались боем на бревне. Во время состязаний казаки и гости угощались блинами с вареньем и чаем из дровяных самоваров. Особую атмосферу Празднику придали исполнение казачьих песен песенными коллективами хутора Степной, поселок Ахтарский. Но больше всех понравилось выступление Атаманов из Староминского района.

 

Кулачный бой, правила

Дисциплина «кулачный бой»
Содержание схватки
§ 1. Целью состязаний является возрождение кулачного боя в среде казаков.
§ 2. Задачей участников является подавление соперника сбиванием ударом;
§ 3. Запрещено целенаправленное травмирование соперника и выполнение травмоопасных действий. Читать далее

Мискин Р. Отклик на статью О. Матвеева

Лях А.П. Татарин идет. Дозор.

В монографии кубанского историка О.Матвеева одна из глав была посвящена «русскому кулачному бою». В сети ее можно найти как перепечатку из Дикаревских чтений на разных сайтах, например здесь  http://www.scarb.ru/RUSBOI%20UDALYI.htm

Откликом на эту статью украинского исследователя Романа Мискина мы пополняем раздел посвященный кулачному бою, его истокам и эволюции.

  Читать далее

Пухляковские Домашние игры. Видеоотчет. День первый.

Итак, Пухляковские Домашние игры, несмотря на дикую жару, и прочие автомобильные приключения, состоялись на славу. В Домашних играх приняли участие казаки Дона (станицы Мечетинская, Александровская, Кутейниковская, Усть-Хоперская, Усть-Медведицкая) и Кубани (станицы Пашковская и Уманская), на мероприятии присутствовали: заместитель главы Администрации Усть-Донецкого района Ростовской области по вопросам местного самоуправления Кириличев Н.Н., руководитель Департамента стратегического развития Российского конгресса народов Кавказа Кузнецов А.И. (г. Москва), директор КПИ «ПоходЪ», член правления культурно-просветительской инициативы, Михайлов А.Ю. (г. Москва), директор Некоммерческого партнерства «Туристский информационный центр Усть-Донецкого района «Сердце Дона», заведующий этнографическим комплексом «Пухляковская казачья усадьба» Долгополов С. А., администратор Этно-археологического комплекса «Затерянный Мир» (РРОО «Донское археологическое общество») Каледина Н.М., поэт, журналист, краевед, ведущий специалист отдела искусства и культуры Администрации Константиновского района (г.Константиновск) Кошманов А.М., а также казачий рэп коллектив «Атаманский Дворец» из станицы Александровской (г. Ростов-на-Дону).
Особая благодарность директору Пухляковской средней школы Сычевой Н.В., а также краеведу Сычеву С.Б. за помощь в организации Домашних игр.
Читать далее

Мужская (казачья и не казачья) культура конца XIX начала ХХ вв. в Задонских станицах и слободах.

донские казаки

В начале ХХ века, на территории Задонья, существовало два вида общин. Это военизированная казачья община и крестьянская, территориальная, соседская община. Как отмечал Н.И.Краснов: «Положение об управлении Донского Войска» от 26 мая 1835 г., практически превращало большую часть казачества в особую категорию привилегированных сельских жителей. За верную службу казаку полагался обязательный земельный надел-пай, который необходимо было обрабатывать всей семьей, чтобы приобрести военное снаряжение и строевого коня за свой счет. Информаторы отмечали, что земли давали от 15 до 30 десятин на мужчину, непригодность коня или боевого снаряжения, которая выявлялась на смотре казаков, могла обернуться трагедией, как для семьи казака, так и необходимыми денежными расходами всей общины . Казачья община, таким образом, была окончательно привязана к земле путем феодальной зависимости от службы государству. Казак, воин-профессионал, становился одновременно крестьянином-землепашцем. После реформы 1861 и отмены крепостного права разница между рядовыми казаками и крестьянами еще больше нивелировалась и представляла в основном отличия в условиях землепользования. Читать далее

Кулачный бой в культуре донских казаков.

кулачный бой донских казаков

Кулачный бой наиболее полно сохранил свою сакральную фунцию и является трансформированным реликтом мужского союза воинов. В данной статье мы попытаемся обобщить собранный материал по кулачным боям в среде сельского населения Дона, дать сравнительный анализ основным его элементам.
Читать далее

«Кулачная наука» в среде донских казаков.

кулачная наука
С детства многим известны такие выражения, как — «получить в бубен», «дать в скворечник» или «обломать рога». Хотите знать, откуда появились эти жаргонизмы?. Об этом и не только,
Вы сможете узнать из потрясающей статьи А.Ярового. Реальные воспоминания станичников, ссылки на ценнейшие источники и пр. Читать полностью.

Обряд кулачного боя в культуре донского казачества.

На Дону борьба и кулачный бой являлись неотъемлемой частью традиционной культуры казачьих станиц и хуторов, крестьянских слобод и сел. Казак, чье воспитание проходило в культурном пространстве, наполненном военной символикой, состязательностью, боевым духом, был обязан владеть не только оружием, конем, но и кулаком. Во время свадебного обряда, кто-нибудь из стариков обязательно спрашивал у жениха, а может ли тот драться? И выслушав утвердительный ответ, заключал: «Всякий бравый казак драться должон уметь. Читать далее