Выездная секция «Конь и всадник в истории и культуре» прошла на Великокняжеском конном заводе.

23 мая 2021 г. при содействии прошло заседание выездной секции Всероссийской научно-практической конференции «Война и воинские традиции  в культурах народов Юга России» (Х Токаревские чтения)  «Конь и всадник в истории и культуре» проводившейся на базе Великокняжеского конного завода.

Модератором секции выступил Бойко Андрей Леонидович (ответственный секретарь конференции) − кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии и истории древнего мира Института истории и международных отношений ЮФУ.

Читать далее

Конференция «Война и воинские традиции в культурах народов Юга России) (Токаревские чтения X) 14-15 мая 2021 года.

14-15 мая 2021 года Ассоциация (Союз) содействия организации Фестиваля казачьих национальных видов спорта и народного творчества «Шермиции» приняла участие в организации Всероссийской научной конференции «Война и воинские традиции  в культурах народов Юга России» (Х-е Токаревские чтения). Конференция состоялась на базе Института истории и международных отношений Южного федерального университета.

Читать далее

«Война и воинские традиции в культурах народов Юга России»

МИНОБРАУКИ РОССИИ

ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Институт истории и международных отношений
Министерство культуры Ростовской области

ГБУК РО «Новочеркасский музей истории донского казачества»
Фонд имени священника Илии Попова

Ассоциация (Союз) содействия организации Фестиваля казачьих

национальных видов спорта и народного творчества «Шермиции»

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в работе

Всероссийской научной конференции 

«Война и воинские традиции  в культурах народов Юга России»

(Х-е Токаревские чтения)

Конференция состоится на базе Института истории и международных отношений Южного федерального университета по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33. 14−15 МАЯ 2021 г.

 

На конференции предлагается обсудить следующие вопросы:

− «Бунташный век» в истории Юга России (к 350-летию крестьянской войны под руководством С. Разина);

− Историография, источниковедение и история казачества России и Украины;

− Военная история России и стран Ближнего Востока, история армии и флота России;

− Историческая география, историческая картография и демографическая история;

− Региональная история и новая локальная история;

− Археология и этнография донских казачьих городков;

− Проблемы преподавания военной истории в школе;

− Воспитание на традициях прошлого в рамках преподавания отечественной истории.

Читать далее

Семинар Ассоциации шермиций в станице Мечётинской.

25 августа 2020 года, в Доме Культуры станицы Мечётинской Зерноградского района Ростовской области, прошел семинар среди казаков и казачат Мечетинского юрта на тему “Казачество – неотъемлемая часть наследия Донского края”. Семинар подготовлен и проведен Ассоциацией Шермиции, при поддержке Правительства Ростовской области и на средства областной субсидии. Семинар провел историк, доктор философских наук, президент Федерации шермиций Яровой А.В.

На семинаре была рассмотрены вопросы истории происхождения традиционных состязаний, выступающих неотъемлемой частью обрядовой культуры донских казаков. Была раскрыта роль коня и оружия в обычаях и обрядах казаков, тактика военных построений и отражение их в кулачных боях и борцовских поединках. Показаны приемы владения шашкой и пикой, рассказана история развития фехтовальных игр и фехтования в казачьих полках.

В заключении участники посмотрели научно-популярный фильм «Дон. Картина мира» (реж. О.М.Гапонов). Всем присутствующим были вручены дипломы участников семинара. В организации семинара принимали участие “ГКУ Казаки Дона” и Мечетинское Юртовое казачье общество. Ассоциация ”Шермиции” выражает благодарность за помощь в организации Директору ГКУ “Казаки Дона” Селантьеву А.С., первому товарищу атамана Мечетинского юрта А.С. Ющенко, атаману станицы Мечетинской В.И. Показиеву, и директору Дома культуры А.А. Лыгину.

 

Семинар Ассоциации шермиций в г.Новочеркасске

 

 

20 августа 2020 года,на базе Казачьего эколого-биологического центра г.Новочеркасска Ассоциация Шермиций провела семинар на тему “Казачество – неотъемлемая часть наследия Донского края”. Семинар подготовлен и проведен Ассоциацией Шермиции, при поддержке Правительства Ростовской области и на средства областной субсидии. Семинар провел историк, доктор философских наук, президент Федерации шермиций Яровой А.В. На семинаре с благословением и напутственным словом выступил войсковой священник, настоятель Новочеркасского Патриаршего Вознесенского войскового кафедрального собора протоиерею  о.Георгий Сморкалов.

Участники семинара ознакомились с историей и развитием казачьих воинских искусств, с традиционным для донских казаков состязаниями, обрядами, обычаями. Были рассмотрены не только упражнения с пикой и шашкой, но и разобраны боевые построения и приемы: лава, рассыпной строй, вентерь, которые использовались не только в бою, но и в станичных играх, кулачных забавах.

В заключении участники посмотрели научно-популярный фильм «Дон. Картина мира» (реж. О.Гапонов). Всем присутствующим были вручены дипломы участников семинара. В организации семинара принимали участие “ГКУ Казаки Дона” и казаки станицы Верхняя Новочеркасского округа.

Ассоциация ”Шермиции” выражает благодарность за помощь в организации Директору ГКУ “Казаки Дона” Селантьеву А.С., атаману станицы Верхняя г.Новочеркасска Ю. Рущенко, а также воспитанникам и преподавателям Казачьего эколого-биологического

Семинар Ассоциации шермиций в Аксайском районе

26 июля 2020 года, в Доме Культуры станицы Старочеркасской, Ростовской области, Ассоциация Шермиций провела семинар среди атаманов и казаков Аксайского юрта на тему “Казачество – неотъемлемая часть Донского края”. Семинар подготовлен и проведен Ассоциацией Шермиции, при поддержке Правительства Ростовской области и на средства областной субсидии. Семинар провел историк, доктор философских наук, президент Федерации шермиций Яровой А.В. Участники семинара познакомились с историей проведения исторической панихиды на Монастырском урочище, с возникновением церемониала, его эволюцией, с состязаниями и обрядами, которые существовали в окрестностях Строго Черкасска и являются в настоящее время основой для воспитания донского казака. В заключении участники посмотрели научно-популярный фильм «Дон. Картина мира» (реж. О.М. Гапонов). Всем присутствующим были вручены дипломы участников семинара. В организации семинара принимали участие “ГКУ Казаки Дона” и Аксайское Юртовое казачье общество. Ассоциация ”Шермиции” выражает благодарность за помощь в организации Директору ГКУ “Казаки Дона” Селантьеву А.С., атаману Аксайского юрта С.И. Маркову, главе администрации Старочеркасска Голицыну Е.В.

Семинар Ассоциации Шермиций в г.Сальске

23 июля 2020 года, в Доме Культуры Железнодорожников г.Сальск, Ростовской области, состоялся семинар “Казачество – неотъемлемая часть Донского края”.
Семинар подготовлен и проведен Ассоциацией Шермиции, при поддержке Правительства Ростовской области и на средства областной субсидии. Семинар посетили представители казачьих обществ, учащиеся и преподавательский состав учебных заведений со статусом “казачьи”. Семинар провел историк, доктор философских наук, Яровой А.В. Участники семинара познакомились с историей воинских традиций и обрядов донских казаков, методикой проведения и организацией традиционных и современных состязаний. Ознакомились с научно-популярным фильмом “Дон. Картина мира”. Всем присутствующим были вручены дипломы участников семинара.
В организации семинара принимали участие “ГКУ Казаки Дона” и Сальское Юртовое казачье общество.
Ассоциация ”Шермиции” выражает благодарность за помощь в организации Директору ГКУ “Казаки Дона” Селантьеву А.С., юртовому атаману Логовскому А.С. и атаману Сальска, Еременко Н.А.

Семинар » “Казачество – неотъемлемая часть Донского края” в х. Сусат Семикаракорского юрта.

16 июня 2020 года, в Доме Культуры хутора Сусат, Семикаракорского района, Ростовской области, состоялся семинар “Казачество – неотъемлемая часть Донского края”.
Семинар подготовлен и проведен Ассоциацией Шермиции, при поддержке Правительства Ростовской области и на средства областной субсидии. Семинар посетили представители казачьих обществ, учащиеся и преподавательский состав учебных заведений со статусом “казачьи”. Семинар провел историк, доктор философских наук, Яровой А.В. Участники семинара познакомились с историей воинских традиций и обрядов донских казаков, методикой проведения и организацией традиционных и современных состязаний. Ознакомились с научно-популярным фильмом “Дон. Картина мира”. Всем присутствующим были вручены дипломы участников семинара.
В организации семинара принимали участие “ГКУ Казаки Дона” и Семикаракорское Юртовое казачье общество.
Ассоциация ”Шермиции” выражает благодарность за помощь в организации Директору ГКУ “Казаки Дона” Селантьеву А.С. и атаману Семикаракорского юрта Захарову С.А.

Заседание оргкомитета Шермиции 2020 в Старочеркасске.

В Старочеркасском Воскресенском соборе состоялось первое заседание организационного комитете Шермиции 2020. Игры Степных Народов Юга Роcсии.
Шермиции 2020 входят в перечень мероприятий посвященных празднованию 450-летия служения казаков России, утвержденный Губернатором Ростовской области. Мероприятие поддержано Фондом Президентских Грантов.

Шермиции — это международный этнофестиваль казачьей обрядовой культуры. Традиция Георгиевских Шермиций связана с древними весенними состязаниями донских казаков, которые имели обрядово — ритуальный характер. В мае со всех станиц собирались казаки в окрестностях Черкасска, на высоком месте разбивали лагерь, решали юртовые споры, вопросы военных набегов, а после полудня устраивали игры и забавы конного и пешего характера, облавные охоты, скачки, примерные упражнения с оружием, а к вечеру боролись и бились на кулаки.

Организаторами игр выступают:
1. «Ассоциация (Союз) содействия организации фестиваля казачьих национальных видов спорта и народного творчества Шермиций»,
2. Войсковое казачье общество «Всевеликое Войско Донское».
3. Департамент по делам казачества и кадетских учебных заведений Ростовской области.
4. Министерство культуры Ростовской области.
5. Администрация Аксайского района Ростовской области.
6. Администрация Старочеркасского сельского поселения.

В заседании комитета приняли участие;
Настоятель Вознесенского войскового Собора (Новочеркасск), духовник федерации “Шермиции” протоиерей Георгий Сморкалов.
Настоятель Воскресенского войскового собора (Старочеркасск), протоиерей Валерий Волощук.
Президент федерации казачьих воинских искусств д.ф.н., Яровой А.В.
Директор Ассоциации Шермиции, Ряднов А.В.
Гулебный атаман Шермиции 2019, Рязанов В.В.
Походный атаман Шермиции 2019, Ильинов М.В.
Квартирмистр Шермиции 2019, Кучмист Н.Н.

Перед началом работы оргкомитета протоиерей Валерий Волощук, совершил молебен на начало благого дела.
Были рассмотрены вопросы, связанные с историей игр, их традиционным характером и регламентом проведения. В процессе обсуждения было решено начать фестиваль с Божественной литургии в Воскресенском войсковом соборе.

Шермиции 2020, Игры Степных Народов Юга России, состоятся 16-17 мая 2020 года на Монастырском урочище, Каплице.

Сборник научных работ «Токаревские чтения-VIII»

Вышел новый сборник научных работ «Война и воинские традиции в культурах народов Юга России» (Токаревские чтения — VIII).

В сборник включены материалы Всероссийской научно-практическойконференции «Война и воинские традиции в культурах народов Юга России»(VIII Токаревские чтения), проходившей 17-18 мая 2019 г. на базе Институтаистории и международных отношений ЮФУ.Конференцияпосвященапамятивыдающегосяотечественногоконструктора-оружейника Ф.В. Токарева, родившегося на Дону в 1871 г.Доклады конференции освещают темы войны и воинских традиций в историинародов Юга России и ряда сопредельных территорий.Сборник предназначен для специалистов в области военной истории,культурологии, социологии и археологии. В качестве учебного пособия можетбыть использован студентами гуманитарных факультетов вузов.Для оформления обложки использована украинская народная картина«Казак-мамай» из собрания Государственного музея украинскогоизобразительного искусства (г. Киев), представленная в комплектеоткрыток «Украинские народные картины «»Казаки-мамаи”» серии«Хранится в музеях СССР». Ленинград, Изд-во «Аврора», 1975.

Дирекция ИИМО ЮФУ благодарит Фонд имени священника Илии Попова за финансовую помощь в создании сборника.

Сборник можно скачать здесь:

Нажмите для доступа к d0a2d0a7-8.pdf

Яровой, А.В. Этноспорт донских казаков: от традиционных игр казаков к шоу казаков.

Для ссылок:

Яровой, А.В. Этноспорт донских казаков: от традиционных игр казаков к шоу казаков // Международный журнал «Этноспорт и традиционные игры», №2 (2). М: Институт наследия, 2019. С. 52-67. DOI: https://www. doi. ora/10.34685/HI. 2020.49.10.004

ЭТНОСПОРТ ДОНСКИХ КАЗАКОВ: ОТ ТРАДИЦИОННЫХ ИГР КАЗАКОВ К ШОУ КАЗАКОВ

Андрей Викторович Яровой

доктор философских наук, ORCID: 0000-0002-7312-0519 Азово-Черноморский инженерный институт, Зерноград;

Президент региональной общественной организации «Федерация казачьих воинских искусств — Шермиций»;

E-mail: iarovoi2005@yandex.ru РОССИЯ

Изменения в российском обществе ведут к исчезновению и подмене традиционной состязательной культуры донских казаков. Достаточно указать на распространение во многих регионах Российской Федерации феномена «казачество», который исследователи все чаще называют «неоказачеством», потому что оно сводится к военно-патриотическому воспитанию и сценическому фольклору. Неоказачество формирует новые образцы поведения, двигательной активности, политической и мировоззренческой ориентации, что вызывает обеспокоенность в локальных сообществах казаков Дона, Кубани, Урала и Терека, еще сохранивших исходную этническую идентичность.

Объектом нашего исследования стали традиционные игры и состязания (ТИС) казаков Дона, чтобы определить основные характеристики этих состязательных практик и составить представление базовой модели для решения вопроса об аутентичности их современных репрезентаций. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи: во-первых, определить круг понятий, адекватно отражающих предмет исследования; во- вторых, осветить вопрос о генезисе явления; в-третьих, выделить и осветить этапы развития состязаний — от их зарождения до настоящего времени, с тем, чтобы указать на факторы, оказавшие существенное влияние на их трансформацию, расцвет и деградацию.

Источниковая база нашего исследования включает полевые материалы, собранные автором с 1994 по 2018 гг. на территории Нижнего и Среднего Дона и в Задонье. Воспоминания участников состязаний, чья социализация пришлась на конец XIX — начало ХХ вв., ранее опубликованные автором в материалах ряда конференций, посвященных исследованиям традиционной казачьей культуры[1]. Полевые материалы и обзор источников по состязательным традициям вошли в сборник «Свод памятников состязательной культуры народов Юга России», изданный в рамках проекта «Формирование базы данных для создания социально-культурной сети «Традиции состязательной культуры народов Юга России”»[2]. Полевой материал собирался в экспедиционных поездках методом анкетирования и интервьюирования и включает в себя фиксацию конных и пеших состязаний, бытовавших у казаков в первой половине ХХ в., а также ТИС советского периода[3].

Архивные материалы Государственного архива Ростовской области содержат информацию о праздниках, проходивших в XIX в., и зафиксированные, как в периодических изданиях, так и в мемуарных записях местного населения. В архиве хранятся работы Х.И. Попова, Е.Н. Кательникова, В.Д. Сухорукова,

И.И. Краснова, П.Н. Краснова, И.С. Ульянова, в которых описываются ТИС, указываются места и даты их проведения, даются оценки их роли в общественной жизни.

Литературные источники, содержащие информацию о ТИС, содержатся в произведениях Ф.Д. Крюкова, Д.И. Петрова (Бирюка), М.А. Шолохова, А.Н. Скрипова и др. Здесь можно найти художественное описание кулачных боев, борьбы, скачек и состязаний наездников, а также исконных забав.

Научных работ, посвященных предмету исследования, пока единицы. Борьба и кулачные бои в среде казаков рассматривались в контексте воинских состязательно-игровых игр русского народа[4], упоминаются они и в прекрасном исследовании Б.В. Горбунова, которое в настоящее время требует уточнения в области статистических данных относительно казачьих областей России, и прежде всего Области Войска Донского[5]. Особенностям казачьих ТИС уделяют внимание и современные исследователи, относительно кубанских и оренбургских казаков[6].


[1]  Яровой, А.В. Современные казачьи этноспортивные состязания: опыт возрождения шермиции // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011-2012 гг. Дикаревские чтения (17): материалы Всероссийской научной конференции, Зерноград, 11-13 октября 2013 г. Краснодар: ООО РИЦ «Мир Кубани», 2014.

[2]  Яровой, А.В. Традиции состязательной культуры донского казачества, записанные со слов имформаторов в станицах Ростовской области // Свод памятников состязательной культуры народов Юга России. Сборник материалов. Ростов-на-Дону: Изд-во Южного федерального университета, 2012.

[3]  Яровой, А.В. Воинская культура донского казачества: традиция и современность // Война и военная служба в воинских культурах Юга России. Материалы первой межвузовской конференции «Токаревские чтения». Ростов-на-Дону: Изд-во НМЦ «Логос», 2011.

[4]  Новоселов, Н. П. Военные игры русского народа и их отношение к эпохе военной демократии: дис…канд. ист. наук. М., 1949; Александров А.В. Происхождение русской поясной борьбы в Сибири // Проблемы истории филологии и культуры 4(30). Магнитогорск, Изд-во ФГБОУ ВО «МГТУ им. Г.И. Носова», 2010.

[5]  Горбунов, Б. В. Традиционные рукопашные состязания в народной культуре восточных славян XIX — начала XX вв.: Ист.-этногр. исслед. М.: РАН, Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, 1997.

[6] Александров, С.Г. Физическое воспитание детей и молодежи кубанского казачества (сер^М- нач.ХХ вв): Историко-этнографический очерк. Краснодар: КГАФК, 1999; Печняк, В.А. Пространство состязательности в культуре оренбургских казаков (по материалам этноэкспедиции 2012 г.) // Проблемы истории филологии и культуры 3(41). Изд-во ФГБОУ ВО «МГТУ им. Г.И. Носова», Магнитогорск, 2013.

Упоминания ТИС донских казаков встречается в описаниях календарных праздников, системы воспитания и военной подготовки[1], а также в исследованиях социальной истории донских городков и их общин[2] Особняком стоит работа А.В. Черной, которая провела систематизацию ТИС донского населения, по материалам второй половины ХХ в. с экскурсом в письменные источники XIX в.[3] Описание функций и значений кулачных боев донцов на основе исследований верхнедонской традиции содержится в работе М.А. Рыбловой[4] Кроме этой работы состязательные традиции донцов более не исследовались в качестве самостоятельного предмета рассмотрения, есть только еще одно современное исследование Т.С. Рудиченко, в котором изучены современные проблемы традиционной культуры Дона[5].

Указанные задачи исследования связаны с авторской гипотезой, которая может быть сформулирована следующим образом: состязания этноспорта эволюционируют от традиционных игр, являвшихся частью обряда, к спортивным играм постмодерна, которые наследуют название, но уже не имеют содержания обряда и характерных признаков этнодвигательности. В этом процессе эволюции можно выделить следующие этапы:

  • «традиционные игры казаков», отражающие систему адаптации к природным и историческим обстоятельствам, традиционно их устраивает Войско Донское для военной подготовки казаков;
  • «игры в казаков», современные казачьи соревнования и фестивали, не связанные с традицией, являющиеся имитацией или подделкой традиции.

[1] Астапенко, Г.Д. Быт, обычаи, обряды и праздники донских казаков XVII — XIX вв. Батайск: Батайское книжное издательство, 2002; Рыблова, М.А. Календарные праздники донских казаков. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2016.

[2]  Астапенко, М.П.; Астапенко, Е.М. История казачьих кладбищ и воинских захоронений города Черкасска — станицы Старочеркасской XVII-XXI веков. Ростов-на-Дону: ООО «Мини Тайп», 2018; Броневский, В. История донского войска, описание Донской земли и Кавказских минеральных вод. СПб.,Типогр. Экспедиции заготовления государственных бумаг, 1834; Королев, В.Н. Донские казачьи городки. Новочеркасск: Дончак, 2011.

[3]  Черная, А.В. Традиционные игры Дона: этнопсихологический феномен. Ростов-на-Дону: Изд- во РГПУ, 2003.

[4]   Рыблова, М.А. Кулачные бои у донских казаков // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Северо-Западного Кавказа за 2000 год. Дикаревские чтения (7). Краснодар: ООО РИЦ «Мир Кубани», 2001.

[5]   Рудиченко Т.С. Культурные традиции донского казачества в социальном дискурсе (конец XX начало XXI века) // Южно-российский музыкальный альманах, №2, 2010.

Методология исследования включает авторскую концепцию агональной культуры, к которой относится и культура донских казаков, понимаемая как особого рода социальные коммуникации, содержащие нормативы социальных действий и формирующие ценностную ориентацию участвующих индивидов[1]. В качестве основного подхода к исследованию использовалась теория этноспорта

А.В. Кыласова[2], а также предложенное им совместно с В.Н. Расторгуевым положение о процессе коммодитизации ТИС — обезличивании под воздействием законодательно установленных стандартов в организации массовых культурных и спортивных мероприятий[3]. Важным решением в компаративном анализе стало исследование Акселя Кёлера, который предложил методологию анализа шотландских Хайленд-игр и швейцарского Уншпунненфеста[4]. В изучении подходов к изучению ТИС был использован дихотомический метод — теоретического и праксиологического измерения, предложенный Кыласовым[5].


[1]   Яровой, А.В. От культуры войны к войне культур. Социокультурные проекции агональности в европейской и евразийской культурах. М.: Берлин: Директ-Медиа, 2017. С. 64.

[2]   Кыласов, А.В. Этноспорт. Конец эпохи вырождения. М.: Территория будущего, 2013.

[3]   Кыласов, А.В.; Расторгуев, В.Н. Этноспорт в событийном туризме // Международный журнал исследований культуры, 2017. №1. С. 170-182.

[4]   Кёлер, А. Облагораживание дикости шотландских Хайленд-игр и швейцарского фестиваля Уншпуннен как идея аристократов и политиков для доморощенных олимпиад // Международный журнал «Этноспорт и традиционные игры», №1 (1). М: Институт наследия, 2019. С. 33-62.

[5]   Кыласов, А.В. Традиционные игры и состязания вдоль Шелкового пути // Международный журнал «Этноспорт и традиционные игры», №1 (1). М: Институт наследия, 2019. С. 1-11.

Донские казаки и неоказачество

К началу ХХ в. в России существовало одиннадцать казачьих войск, самым многочисленным из которых было Войско донское[1] Донские казаки представляли собой этническую общность, о происхождении которой

выдвигаются различные теории:                    тюркская, славянская, черкесская,

беглохолопская[2]. При этом сами казаки рассматривают себя или как самостоятельный народ, что характерно для донцов, проживающих на Нижнем Дону, или как часть русского (великорусского) народа, что более характерно для казаков Верхнего Дона[3]. Донцы говорят на особом диалекте, относящемся к южнорусским говорам и имеющем особенности в фонетике, лексике и отчасти в грамматике. Диалект, в свою очередь, подразделяется на ряд говоров, характерных для казаков Верхнего и Среднего Дона, Северского Донца и Нижнего Дона. В последнем говоре (черкасском) особенно заметно украинское и восточное, в первую очередь, тюркское влияние[4]. Обращает на себя внимание тот факт, что составление словника к словарю мужской субкультуры показало большое значение лексики тюркского и арабского происхождения[5]. В численном отношении донцов по первой всероссийской переписи населения 1897 г. было 1 026 263 чел. Их численность значительно сократилась после Гражданской войны 1918-1922 гг. и последовавшей политики расказачивания и идеологического давления Советской системы.

К физическому уничтожению добавилась борьба с культурным своеобразием и этнической идентичностью у оставшейся части казаков, которая вызвала беспокойство Советского Правительства. Так, в телеграмме Реввоенсовету Южного фронта В.И. Ленин предостерегал о последствиях тех мер, которые большевики проводили в Донской области, а именно упраздняли название «станица», переименовывая ее в «волость». В разных районах области местная власть запрещала носить лампасы и упразднила само слово «казак». Во многих местах области запрещались местные ярмарки крестьянского обихода. В станице назначают комиссарами австрийских военнопленных[6].

Советская система образования рассматривала казаков не иначе как беглых крепостных крестьян, ставших сословием Российской империи, и стоявших на страже Царского престола. Только накануне надвигающейся Второй мировой войны советское правительство изменило политику по отношению к казакам.

В результате событий Гражданской войны численность населения уменьшилась на 50,4 %. В 1917 г. численность донцов составляла 1 507 178 чел., а к 1926 г. их осталось только 702 402 чел.[7] Согласно переписи 2002 г. донских казаков уже было только 87 500 чел. в Ростовской области и 20 600 чел. в Волгоградской области. По переписи 2010 г. донских казаков проживало 29 236 чел. в Ростовской области и 16 821 чел. в Волгоградской области[8]. Очевидно многие просто перестали себя идентифицировать с казачеством, поскольку фактов массового вымирания после Второй мировой войны нет.

В настоящее время помимо донских казаков, выделяющих себя по этническому или субэтническому признаку, появилось и такое явление, которое историк С. Маркедонов называет емким словом «неоказачество»[9]. Это явление связано с политическими процессами 1990-х гг. К неоказачеству можно отнести казаков «по духу» (общественников всех уровней и организаций) и казаков по службе (различного рода реестровые образования казаков, находящихся на государственной службе). После 1991 г. кризис идентичности сказался на мировоззрении всего населения бывшего СССР, люди стали искать новые образцы для подражания, и для части россиян притягательным оказался образ «казака», причудливо сочетающего в себе свободу, волю, анархизм и в то же время казарменность, патриотизм, «верность престолу». Все это причудливым образом воплотилось в неоказачестве — массовом пути так называемого «возрождения». В рамках неоказачества возникло бесчисленное множество игр и состязаний военно-прикладного и патриотического характера, ничего общего не имеющих с ТИС. Видимо моду здесь стали задавать реконструкторы и ролевики, которые занимались воссозданием исторического костюма, оружия казаков. Самым известным их совместным проектом является реконструкция Азовского осадного сидения[10]. Функционирование неоказачества в течение двух десятилетий привело к формированию субкультуры, выраженной в особой одежде (мундир с огромным количеством орденов и знаков отличия, шашка, нагайка за сапогом и проч.), особом досуге (верстание в казаки, порка атамана и друг друга, участие в казачьих «варах» и т.п.) и принципах воспитания (казак- Христов воин, патриот и т.п.).


[1] Агафонов, О. Казачьи войска Российской империи. — М.: АОЗТ «Эпоха»; Калининград, 1995.

[2] Королев, В.Н. Казаки донские // Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2005. С. 114-115.

[3] Краснов, Н.И. Низовые и верховые донские казаки // «Военный сборник», 1858, № 2.

[4] Миртов, А. Донской словарь. Материалы к изучению лексики донских казаков. Ростов-на- Дону: Кубполиграф, 1929; Королев, В.Н.Казаки донские// Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2005. С. 115.

[5] Казачий Дон: Пять веков воинской славы. — М.: Яуза, 2010. С. 84.

[6] Ленин, В.И. Полное собр. соч. Т.50. М.: Политическая литература, 1970. С. 387.

[7] Казачий Дон: Пять веков воинской славы. М.: Яуза, 2010. С. 203.

[8] Распределение лиц, указавших при ответе на вопрос о национальной принадлежности «казак» и «русские казаки», по субъектам Российской Федерации // Всероссийская перепись населения 2010 г.

[9] Маркедонов, С. Неоказачество на Юге России как политический проект. URL:https://polit.m/artide/2005/05/27/cossack/ (дата обращения 20.11.2019).

[10] Осада Азова. URL: http://eventsinrussia.com/event/10359 (дата обращения 20.11.2019).

Традиционные игры донских казаков

Особенности истории и быта выработали у донцов особую культуру агонального типа, которая была пронизана войной и военным делом[1]. Воспитание целеустремленного, находчивого человека, настроенного на то, чтобы активно включиться в борьбу за первенство, «а кто из нас самый лучший», были ее непосредственной задачей.

С конца XVI в. в документах Московского царства становятся известны сборы казачьих юртов на Монастырском острове, возле современного Старочеркасска, которые предполагали не только решение важных вопросов внутренней жизни Войска, но и выявление самых лучших всадников, стрелков, борцов. Сборы происходили с начала весны и до Петрова дня. Здесь на яру проводились войсковые смотры. Как писал А.С. Казаченко: «Общевойсковые


[1]   Яровой, А.В. Агональное пространство в казачьей культуре // Гуманитарные и социально­экономические науки. Ростов н/Д., №3, 2007.

сборы и были тем единственным действом, которое происходило на Яру. Яр не в переносном, а в прямом смысле был сценическим войсковым местом. За отсутствием амфитеатра, театральное войсковое сооружение было чрезвычайно примитивно, но все же это был самый настоящий театр. К назначенному сроку на Яр собиралось все войско. Словно в сказке, из ничего выстраивался «амфитеатр», хотя и не каменный, но с признаками той же правильной геометрии круга»[1]. Это место иногда именовалось «Казачьим островом», оно было запретно для чужаков. В 1635 г. после нападения кафинского паши с крымцами и азовцами, 31 человек нападавших попали в плен, которые были казнены, так как по обычаю казачьего войска, «тем людем спуску не бывает» и на выкуп, захваченных на острове не отдавали[2]. В описаниях В.Д. Сухорукова в мае, когда главное войско собиралось всеми юртами, вторая половина дня посвящалась забавам и играм, состоявшим из борьбы, стрельбы из ружей и луков в цель, конных маневров[3].

Как видно сборы донцов изначально относились к началу весны, а точнее к концу марта, когда начинался паводок и холодная (казачья) вода затапливала пойму Дона. Завершение сборов приурочивалось к моменту схода теплой (русской) воды — Петрову дню. В более позднее время места связанные с историей, казаки использовали в качестве мест сборов на праздники[4], на таких местах атаманы также назначали смотр малолетков. Такими местами выступали и границы юртовых угодий, куда съезжались на состязания казаки из ближайших станиц.

Казачьим календарным праздникам посвящена работа Рыбловой, которая считает, что культура казаков становилась не как продолжение крестьянской русской культуры, а формировалась как противостоящая ей, как культура воинская, мужская, маргинальная, отрицающая нормы и принципы статусной зоны[5]. При этом Рыблова исходит из того, что сформировавшийся у донских казаков цикл календарных праздников, с одной стороны, сохранил общерусскую основу, а с другой — имел множество специфических черт, связанных с особенностями природной среды и хозяйственного уклада жизни казаков, с их статусом военно-служивого сословия. При этом для Рыбловой важным оказывается вписывание казачьих праздников в восточнославянскую традицию, так как в этом случае открывается возможность использовать наработки семиотических и фольклорных школ и направлений для дальнейшей интерпретации казачьих обрядов. Это утверждение Рыбловой весьма спорно, поскольку не касается наследия степных народов (ногайцев, калмыков), чье присутствие в культуре и языке казаков Нижнего Дона не вызывает сомнения. В качестве сравнительного материала мы использовали работы связанные с культурой степных народов[1].


[1]   Козаченко, А.С. Пространственная культура казаков Нижнего Дона конца XVI — XVII вв. Ростов- на-Дону: Донской издательский Дом, 2000. С. 39.

[2]   Новосельский, А.А. Борьба Московского царства с татарами в XVIIs. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1948. С. 239.

[3]   Сухоруков, В.Д. Общежитие донских казаков в XVII и XVIII столетиях. Новочеркасск: Областная Войска Донского тип., 1892. С. 66.

[4]   Броневский, В. История донского войска, описание Донской земли и Кавказских минеральных вод. Т.3. СПб.: Типогр. Экспедиции заготовления государственных бумаг, 1834. С. 189.

[5]   Рыблова, М.А. Календарные праздники донских казаков. Волгоград: ВолГУ, 2016. С.7.

В 1818 г. есаул Е. Кательников писал, что «Торжественные станичные компании были на Троицын день и на Масленицу. Соседние станицы при своих атаманах и стариках, со знамёнами, съезжались верхи на рубеж с общественной сиушкою. Там делали шермиции и кулачные бои»[2]. Отметим, что содержательная сторона состязаний была практически идентична во всех станицах, она отразилась также и в детских играх[3]. Так, в окрестностях Старочеркасска детвора выходила за палисадник города, разбивалась на две партии, строили лагерь из камыша. Все в воинских доспехах. В бумажных шапках и лядунках, с лубочными саблями, с маленькими деревянными пиками. В каждой партии — свой предводитель. Знамена из окрашенной бумаги, трещотки, бубны и тарелки для торжественных песней. По данному знаку обе партии снимаются с лагеря, сходятся, сражаются. Победители преследуют побежденных, отбивают знамена, берут в плен людей и торжественно, с трофеями своих подвигов, при звуке бубнов и тарелок, входят в город, чтобы принять от стариков похвалу[4]. Эта игра повторяет шермицию, которую уже в конном виде устраивали взрослые казаки. На определенное место казаки съезжались при атамане и стариках, на лучших конях, в полном вооружении — с пиками, длинными ружьями, шашками, боршнями, луками и проч. Обширный лагерь разбивался посреди ровной долины, на которой недели по две и по месяцу, в присутствии войскового атамана, продолжались военные игры. Одна толпа юношей пробовала скачкою быстроту лошадей. Другая на всем скаку стреляла в цель. Там удальцы, перекинув через седло стремена, стоя, неслись во весь опор на диких лошадях, отбиваясь шашкою или целясь ружьем. Либо, разослав на землю бурку и бросив на нее плеть, монету и т.п. хватали их на всем скаку. Выезжали охотники поединщества и, раскакавши друг на друга, начинали бой плетьми. Затем открывалось новое зрелище. Большая часть воинов в полном вооружении неслась толпою к реке и на все лету, бросившись в воду, переплывала на другой берег… С наступлением вечера производились кулачные бои»[5].

Задаваясь вопросом о боевых качествах казаков, генерал И.И. Краснов, писал, что «все казаки, где бы они ни жили, пред каждым воскресным и праздничным днем, стекались в станицы, по большей части верхами, так, что верховая езда и в домашнем быту была неизбежною потребностью казака, и каждый приучался к ней с самого младенчества… Наслушавшись разных повестей из военной жизни, молодые люди садились на лошадей и выезжали за станицу, где старались представить в действии рассказанное им, и разделясь на две стороны, делали пример сражения. Очень нередко присоединялись к ним и служащие казаки, которые делали им со своей стороны наставления. Эти домашние маневры часто соединялись со стрельбою в цель с лошади и пешком, и с другими воинственными упражнениями; они бывали не только в воскресные дни, после станичных сборов, но повторялись всегда, как только казаки съезжались вместе, особенно верхами.»[6].

В описаниях английского путешественника начала XIX в. эта игра выглядела следующим образом: «Казаки упражнялись в маневрах, рассеваясь по степи, заманивая противника в засаду, в конце были устроены состязания с оружием и джигитовкой»[7]. На Монастырском урочище в описании А. Ригельмана в XVIII в., казаки Черкаска «всякий год на оное кладбище в субботу сырной недели поминовение по убитым делают, куда почти все, исключая самых старых и малых, выезжают и по отслужению над оными усопшими панихиды едят и пьют, поют и потом бегают и скачут на конях и делают из того для экзеции своей настоящерыстание, в который случай и не без убийства нечаянного от скачек тех бывает»[8].

Можно видеть, что содержательной стороной состязаний были скачки на длинные дистанции, скачка на целик (мишень), шермиции — конная игра, напоминающая маневры, пешие фехтовальные игры детей и молодежи, состязания в стрельбе из лука и ружья, во владении оружием, прежде всего пикой. Состязания носили обрядовый характер. Вот как, например, описывает скачку на мишень Сухоруков: «На открытом месте стояла мишень — пучок камыша, перпендикулярно поставленный, а в саженях 200 от него назначался пункт, от которого надлежало скакать. Начиналась скачка. Первый несется стрелой седой старец. Бросив у самого пука поводья, прикладывается он коротким своим ружьем, и пук зажжен. За ним летит юноша, который на все скаку спрыгнув с лошади и держась одной рукой за гриву, выхватывает другой из-за пояса пистолет, стреляет в пук и в миг — на лошади. Другие по следам перепрыгивают через огонь[9].

Помимо упражнений с оружием популярной была борьба на поясах, которую на Нижнем Дону называли «на-ломка», «за пряжки». В некоторых станицах проходили кулачные бои, как коллективные, так и в виде единоборства с разными правилами, где можно было бить только в голову, или только в корпус, или «по чем попало». Все состязания имели обрядовую природу и составляли важную часть праздника. Наиболее древними из них были весенние праздники, которые слились с Масленицей; обряды поминовения, которые в разных


[1]   Жуковская, Н.Л. Кочевники Монголии. Культура. Традиции. Символика. / Учебное пособие. М.: «Восточная литература», 2002; Сейдаметов, Э.Х.; Кадыров, Р.Р. Погребальные обряды тюрков в средневековье // Наука, образование и культура, 2016, №5(8). С.14-17.

[2]   Кательников, Е. Были донской станицы // Донские казаки в походе и дома. Ростов-на-Дону: ХПТМП «Донское слово», 1991. С. 35.

[3]   Броневский, В. Указ. соч. С.138; Абаза, К.К. Казаки: Донцы, уральцы, кубанцы, терцы: Очерки из истории и стародавнего казацкого быта в общедоступном изложении, для чтения в войсках, семье и школе / Сост. Конст. Конст. Абаза. — СПб.: В. Березовский, 1890. С. 126; Краснов, П.Н. История войска Донского. Картины былого Тихого Дона. -М.: Вече, 2007. С. 310; Номикосов,С.Ф. Статистическое описание Области Войска Донского. — Новочеркасск: Обл. правление Области Войска Донского, 1884. С. 317.

[4]   Сухоруков, В.Д. Общежитие донских казаков в XVII и XVIII столетиях. Новочеркасск, Областная Войска Донского тип., 1892. С. 62.

[5]   Там же. С. 66.

[6]   Краснов, И.И. О донской казачьей службе. СПб.: Воен. тип., 1852. С. 23-24.

[7]   The story of a wanderer; founded upon his recollections of incidents in Russian and Cossack scenes, by Robert Dyer. London. 1826. P. 146-147.

[8]   Ригельман, А. История или повествование о донских казаках. М.: Университетская типография, 1846. С. 45.

[9]   Сухоруков, В.Д. Общежитие донских казаков в XVII и XVIII столетиях. Новочеркасск, Областная Войска Донского тип., 1892. С. 67.

станицах проходили на старых городках, погостах; сборы казаков на престольные праздники[1]. С развитием Войсковой организации происходит отрыв некоторых состязаний в скачке и целевой стрельбе, которые организуются как завершающий этап подготовки казаков к службе или ежегодных лагерей[2]. Положение об управлении Войском Донским 1835 г. регламентировало многие вопросы быта и подготовки казаков, превращая их в замкнутое военное сословие[3], с другой стороны происходила консервация воинских умений и навыков, которые стремительно исчезали из культуры донцов, с приходом нового, земледельческого быта.

Символический смысл состязаний, проводимых над могилами предков, представляет собой рождение нового мира. Всадники прыгали через зажженный выстрелом огонь; меткой для стрельбы служило яйцо; конные и пешие инсценировали сражение, а лучшие наездники показывали удаль во владении оружием и конем. При этом лучшие воины прославляли свои юрты умением, из них избирали есаулов и предводителей отрядов. Рождение нового мира, приход на этот свет умерших предков являлись основанием для смещения акцента с календарного праздника на поминовение погибших. Всадники устраивали скачку на длинные дистанции, к какому-нибудь кургану, разыгрывали настоящие сражения и состязались в конном и пешем виде, выявляя сильнейших[4]. Сильнейшие батиры, отваги, как называли их на Дону, отвечали за благополучие казачьих общин, ими гордились, они несли особый, казачий стереотип поведения, который донцами назывался «донская развязка» или «чагоманская ухватка». Описывая ее, информаторы обращали внимание на посадку казака на коне, на манеру держаться в седле, на походку, на умение владеть оружием, собственным телом и конем. Что выражает этнодвигательность явления.

С другой стороны, на формирование казачьих состязаний оказала влияние и степная традиция, так как костяк донских казаков на раннем этапе был тюркского происхождения. Наследование обычаев поминовения предков и сопровождение этого обычая состязаниями имеет под собой или монгольское или степное основание[5]. Показательно сравнение обрядов погребения у ногайцев, запорожских казаков и донцов, которые, по сути, идентичны. Поминовение предков сопровождалось и обычаями отбора воинов в поход, который имел в основании уже личное состязание, при этом сборы на священном месте стали носить характер массовых смотров полков, которые обязательно сопровождались коллективными состязаниями (двумя командами) или облавными охотами. Эти сборы донских казаков аналогичны традициям кочевых народов средневековья, если сравнить обычаи монголов имперского периода и донцов.

Традиционные игры донских казаков в старинных своих проявлениях всегда носили обрядовый характер, именно поэтому они были запрещены советской властью, которая запрещала и само имя «казак». Состязания с оружием ушли в разряд детских игр и коллективной памяти, хотя еще перед Второй мировой войной можно было отыскать старого урядника, занимавшегося с детьми деревянным оружием, сами дети играли в казачьи игры, не принимая в свои ряды иногородних. Такая ситуация долго сохранялась в хуторах и станицах, где в большинстве проживало казачье население.

После 1930 г. традиции состязаний сохраняются в формах обучения детей и молодежи стариками и новых советских праздниках 1 мая и 7 ноября, а также сохранившейся Масленице[6]. На этих праздниках уже не только казаки, но и заселившее Донскую область новое населений, демонстрировали соревнования в скачке, джигитовке и рубке лозы (как вид военно-прикладного спорта сохранилась до 1970-х гг.). Пешие состязания заняли место детских игр и развлечений молодежи (игра в шашки, в войну), поясная борьба практически исчезла с развитием спортивных вариантов борьбы, но сохранялась в отдаленных хуторах и семьях казаков, как элемент подготовки или как развлечение на «сабантуе» (праздник по случаю завершения уборки урожая в традициях казаков). С резким уменьшением конного поголовья в 1980-е гг. исчезают конные состязания на Советских праздниках. Если в 1950 г. в Ростовской области насчитывалось 846 991 950 голов лошадей, то в 1993 г. их осталось 2 545 голов[7].

Основной формой сохранения традиционной воинской культуры во второй половине ХХ в. являются память стариков, детские игры и фольклорные фестивали разного уровня — от районного до областного, заменившие традиционные праздники на Дону. Традиционные состязания в форме скачек и конных игр еще сохраняются в качестве содержания советских праздников.

Накануне Второй мировой войны в танцевальных коллективах практикуют использование шашки как предмета жонглирования, который при помощи любителей и мастеров восточных боевых искусств в начале 2000-х гг. превратился во «фланкировку шашкой» — весьма странного явления, которое чиновники от Министерства спорта Ростовской области включили как дисциплину в «Спартакиаду народов Дона», где она стала занимать место так называемого национального вида спорта донских казаков. Жонглирование шашкой было подхвачено различными группами неоказачества и стало своеобразным маркером этого движения. Здесь даже не танец с оружием выходит на первое место, а что-то сродни боя с тенью, где выступающий должен согласно бальной оценочной системе продемонстрировать умение вращать шашкой, перехватывать и подбрасывать ее, нанося одновременно удары руками и ногами, одновременно делая кульбиты и кувырки. Другой дисциплиной неоказачьих состязаний стала «рубка шашкой». Стремление организаторов к спортизации, включая женские соревнования — немыслимые в традиционном обществе, ведет к разрушению этнического статуса игр. Такие соревнования преподносятся как «казачья олимпиада», что ведет к потере культурной памяти и полной деградации явления, что отмечает в своей работе Кыласов[8].

Работа по сбору и систематизации состязаний донских казаков началась в начале девяностых годов. Она вылились в проведение семинаров и соревнований по традиционному фехтованию, борьбе и кулачному бою, бытовавших в Задонских степях[9]. Тяга природных казаков к месту поминовения предков привела к тому, что опираясь на немногочисленные остатки коренного населения Старого Черкасска, был восстановлен обряд панихиды на Монастырском урочище, при этом опорой служили живые свидетели последней панихиды, которая состоялась в 1942 г.[10]

На территории русской крепости Святой Анны, построенной в 30-е годы XVIII в. стали проходить шермиции большого масштаба, памятуя, что здесь со времен атамана Платова устраивались конные ристания и скачки[11]. На крепость как на место проведения традиционных скачек указывали местные жители. Содержательной стороной современных шермиций были: молебен, восстановленный чин освящения воинского оружия, обряд посажения на коня, конные и пешие состязания. Призовой фонд был традиционным и включал в себя седло, шашку, элементы одежды. Его формированием занимались казаки, организаторы игр. Конные состязания предполагали показательное построение лавы и демонстрацию боевых элементов тактических построений казаков в бою, после устраивались состязания во владении оружием: метали дротики, стреляли из лука, рубили шашками мишени. Главный критерий победы заключался в умении превозмочь своего соперника, который параллельно выполнял такие же упражнения. В пешем виде состязались в фехтовальном бое на шашках и пиках, рубке полосы мишеней, борьбе на-ломка и кулачном бою. Для детей восстановили игру в айданчики (альчики), метание тяжестей (кто кого перебросает). Главной же составляющей в шермициях на Монастырском урочище является панихида по погибшим предкам. Эти игры казаков в терминологии Кыласова соответствуют «играм верующего человека»[12]. Здесь молитва, место памяти, собственное участие в обряде являются механизмом сборки его идентичности.

Таким образом, для донцов аутентичность обряда является важным элементом жизнеутверждения народа, сборкой смыслов всей его культуры. Проведение такого обряда вне исторического места бытования совершенно немыслимо. В содержательном аспекте, традиционные состязания верхом и пешком сохраняют элементы этнодвигательности.

Образовавшийся слепок традиционного казачьего праздника был растиражирован по Ростовской области и вышел за ее пределы. Теперь шермиции проводят от Калининграда до Владивостока, правда, кроме названия это явление не содержит там ничего традиционного. Если апеллировать к учению Жана Бодрийяра о симулякрах[13], шермиции распространились исключительно благодаря своему уникальному названию. Теперь шермиции проводят музеи, рестораны, районные администрации. Организаторы таких шермиций преследуют чисто коммерческий интерес, повышая привлекательность территории музея или ресторана для посетителей и в первую очередь туристов. Скопировав с традиционных шермиций основную модель, руководители «проектных» шоу не понимают, что их явление не имеет связи с традицией, что обряд поминовения или празднование встречи весны не могут быть соотнесены с англосаксонской моделью спорта, по которой они «выравнивают» казачьи игры с нарушением всех мыслимых традиционных норм и правил. Названия таких симулякров содержат типичные спортивные термины: «международный турнир», «национальные игры», «чемпионат»[14]. Свои соревнования они называют «олимпиадами». Для нас остается невыясненным то, чего здесь больше — постсоветской ментальности или банального невежества?

Несколько слов следует также сказать об имитациях других казачьих состязаний, которые распространились в российском казачестве, это так называемые «казачьи спасы», «казачьи вары», «казачьи рукопашные бои», «рукопашные бои пластунов» и др. Креативом таких соревнований занимаются малограмотные физкультурники, придуманные ими боевые искусства не имеют будущего, потому что в равной мере чужды англосаксонскому спорту и традиционным играм казаков.

Заключение

Восстановленные состязания казаков Дона не имеют укорененности в современном образе жизни и сохраняются исключительно волей природных донцов, создающих романтический образ прошлого в целях воспитания духа предков.

Процесс коммерциализации казачьих игр, превращение их в спортивное мероприятие, состоящее из разного рода чемпионатов, приводит к возникновению спортивных федераций, спортивных клубов казачьих боевых искусств, появлению гранд-мастеров, что отдаляет состязательную практику от изначальной традиции, делает ее чуждой традиционной системе ценностей.

Подводя итоги нашего исследования, мы можем дать определение существующим современным формам репрезентаций традиционных игр и состязаний казаков:

  • «традиционные игры казаков» — состязания обрядового характера,

являющиеся неотъемлемой частью ритуального комплекса, проводятся в рамках народных праздников и местах традиционного бытования;

  • «игры в казаков» — состязания, устраиваемые для всех желающих, по англо-саксонской модели в виде олимпиад и чемпионатов, с участием профессиональных спортсменов, чаще всего они являются имитациями и костюмированными шоу для поддержания туристического бизнеса, ресторанной индустрии и профанации патриотического воспитания.

[1]   Краснов, И.И. О донской казачьей службе. СПб.: Воен.тип., 1852. С. 23.

[2]   Яровой, А.В. Система обучения владению шашкой в культуре донских казаков //

Историческое оружиеведение, №5-6, 2017/2018.

[3]   Положение об управлении Донского войска. Ч.1, 2, 3. СПб., 1835.

[4]   Краснов, П.Н. История войска Донского. Картины былого Тихого Дона. — М.: Вече, 2007. С.

227.

[5]   Жуковская, Н.Л. Кочевники Монголии. Культура. Традиции. Символика. М.: «Восточная литература», 2002. С. 71-80.

[6]   Очерки истории и культуры казачества Юга России: коллективная монография / Под ред. Г.Г. Матишова, И.О. Тюменцева. Волгоград, изд-во Волгоградского филиала ФГБОУ ВПО РАНХИГС, 2014. С. 516-536.

[7]   Коневодство Юга России. URL: http://www.horse-

rostov.ru/news/konevodstvo_spiral_istorii.php# (дата обращения 20.11.2019).

[8]   Кыласов, А.В. Этноспорт. Конец эпохи вырождения. М.: Территория будущего, 2013. С. 111.

[9]   Яровой, А.В. Современные казачьи этноспортивные состязания: опыт возрождения шермиции // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнической культуры казачьих групп России за 2011-2012 гг. Дикаревские чтения (17): материалы Всероссийской научной конференции, Зерноград, 11-13 октября 2013 г. Краснодар: ООО РИЦ «Мир Кубани», 2014.

[10]  Астапенко, М.П.; Астапенко, Е.М. История казачьих кладбищ и воинских захоронений города Черкасска — станицы Старочеркасской XVII-XXI веков. — Ростов-на-Дону: Изд-во Мини Тайп,

2018. С. 405.

[11]  Астапенко, М. П. Останется вечно монументом. -Ростов-на-Дону: Ростовское книжное издательство, 1984. С. 66.

[12]  Кыласов, А.В. Этноспорт. Конец эпохи вырождения. М.: Территория будущего, 2013. С. 107.

[13]  Бодрийяр, Ж. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет, 2009.

[14]  Международные казачьи игры шермиции. URL: http://shermicii-rostov.ru/ (дата обращения 20.11.2019).

Международный журнал «Этноспорт и традиционные игры». http://ru.ethnosport.org/journal/

Фильм «Дон.Картина мира» 2018 г.

Фонд имени священника Илии Попова представляет фильм Олега Гапонова «Дон. Картина мира», получивший главный приз в номинации «Локация» на всероссийском фестивале документального кино «Россия вдохновляет» в 2018 году. В фильме вы увидите, как в представлении донских казаков открывается перед нами удивительный мир, который на протяжении не одной сотни лет является фундаментом их этнического самосознания и культурного своеобразия.

«Как искать предков донских казаков».

54346749_10217295748722340_6586238228502675456_n

В начале апреля выходит из печати  учебник Ростовского генеалогического общества по генеалогическому поиску «Как искать предков донских казаков». В нем представлены

* Алгоритм исследования.
* Обзор архивных фондов.
* Подсказки для особых случаев.

Стоимость предзаказа — 450 руб. или 8 евро без учета почтовых расходов.

По вопросам приобретения в РФ обращаться к gavrilko76@mail.ru (Галина Лысенко) и ksenikom@yandex.ru (Оксана Компаниец).

Фильм «Дон. Картина мира» получил приз на Фестивале фильмов о туризме и путешествиях.

IMG_8069

У нас радостная новость! Фильм «Дон. Картина Мира» над которым мы трудились многие годы, заработал свой первый кинофестивальный приз!

Победа в номинации «Локация» Фестиваля фильмов о туризме и путешествиях «Россия вдохновляет!» В конкурсе участвовали более двухсот фильмов из пятидесяти регионов России. Это первая наша серьезная победа и мы ей очень гордимся.

Бегущая по стволу дерева ящерица и притаившийся в зарослях камыша волк,
благородный олень и шашка, мерцающая серебром ножен на стене…
перед нами открывается удивительный мир, который на протяжении сотен лет,
является фундаментом этнического самосознания и культурного своеобразия донских казаков.
Вот и у вас есть возможность погрузиться в этот мир, и немного изменить свой взгляд на окружающую нас версию реальности.

ДОН. КАРТИНА МИРА. Режиссер О.М.Гапонов. Ассоциация Шермиции.

Новый Левиафан или число как насилие.

34199861_2102478153100132_7493470690197110784_n

Обозначим проблему: в современном мире придается большое значение числовым показателям, на их основе строятся новые стратификации, и определяются правила поведения, даются оценка человека и его деятельности. Благодаря количественным показателям определяют эффективность, понимая под ней соотношение между достигнутым результатом и использованными ресурсами. При этом эффективность ‑ способность выполнять работу и достигать необходимого результата с наименьшей затратой времени и усилий, становится основанием для «Нового Левиафана», распространяющегося по планете, благодаря достижениям технического прогресса. Под Новым Левиафаном следует понимать то, что Ж.Бодрийяр называл кибернетическим неокапитализмом. Попробуем в кратком докладе описать черты Нового Левиафана и обозначить место человека в этой системе координат, опираясь на идеи Н. Лумана, Д. Норта, В. Парето, Ж.Бодрийяра, Ж.Дилёза и других.

Социальный мир, отображенный в фантастическом сериале «Черное зеркало» дифференцируется в зависимости от рейтинга, который люди получают в социальный сетях. Достижение высокого числового показателя  открывает перед человеком двери в элитный квартал, а низкие баллы опускают на дно социальной жизни. Число становится мерилом человека, число используется властной структурой в качестве орудия управления (на любом уровне). Не дыхание ли это Нового Левиафана, преобразившегося критикой тоталитарных систем и формальной демократии чудовище нового склада, использующего новые достижения науки и техники для старой цели: управлять обществом и контролировать человека в интересах самого Левиафана?

Напомню, что в свое время Томас Гоббс для описания Государства использовал образ библейского животного Левиафана. Он писал: «Ибо искусством создан тот великий Левиафан, который называется Республикой, или  Государством  (Commonwealth, or State),по-латыни — Civitas, и который является лишь искусственным человеком, хотя и более крупным по размерам и более  сильным, чем  естественный  человек,  для охраны и защиты которого он был создан. В этом Левиафане верховная  власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть  искусственная душа,  должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы;  награда и наказание  (при помощи  которых  каждый  сустав  и  член прикрепляются  к  седалищу  верховной власти и  побуждаются  исполнить  свои обязанности)  представляют  собой  нервы,  выполняющие  такие  же функции  в естественном  теле;   благосостояние  и  богатство   всех   частных   членов представляют  собой  его  силу,  salus  populi,  безопасность  народа,-  его занятие; советники, внушающие  ему все,  что  необходимо знать, представляют собой память;  справедливость и законы суть  искусственный разум (reason)  и воля; гражданский  мир  — здоровье,  смута — болезнь,  и гражданская война — смерть.  Наконец,   договоры   и   соглашения,  при   помощи   которых  были первоначально созданы, сложены вместе и объединены части политического тела, похожи на то «fiat», или «сотворим человека», которое было произнесено Богом при акте творения».

Это искусственная конструкция была создана для подчинения, которая должна насилием обуздать насилие. Левиафан искусственный механизм, подобен искусственному человеку Голему. Он существует за счет ограничения прав и свобод личности, для поддержания общественного мира и порядка. Человек свободен в том, что не угрожает Левиафану. Используя новый подход к человеку, Левиафан пытается числовые, количественные показатели ввести в область человекомерности. Современный Левиафан, и так растащив человеческую личность в различные функциональные сферы, не оставил ему и приватной области, где человек мог отдохнуть или «собраться» как личность. Человек исчез из общества, остались рейтинги (числовые его показатели), тесты, референдумы, выборы. Основой этого выступила эффективность, которая и есть проявление власти через численные показатели. Интересно, что числительные показатели своего рода достижение экономического развития, и кажется что они должны объективно оценить затраты человека, вклад его в производство… Но расширение этого показателя на другие сферы общества — на культуру, науку, образование, политику, положение человека в общества — говорит о том, что Власть нашла обходной маневр для управления человеком…

Не стоит отождествлять Нового Левиафана исключительно с государством. Рассосредоточение власти, насилия, фрактально-ризоматически на ее разных уровнях и в разных функциональных институциях, конструкциях, приводит не к ее слабости, а наоборот ставит перед ней задачу всеобщего контроля. Поскольку человек, если сосредоточен на защите своих прав и свобод, не видит противника, не понимает, что государство меняет свою природу, что возникают силы не только надгосударственные (силы и факторы глобализации), но и силы растаскивающие насилие внутри государства. Изменяются и социальный контроль, который раньше осуществлялся через мобилизующую общество цель, то сегодня цель, по мысли Бодрийяра, заменяется прогнозированием, опережающим программированием, что собственно тоже является симуляцией, выстраивающим «развитие» по новой «дорожной карте».

Контроль над обществом знаком постсоветской России, многие воспринимают то, что происходит в стране как реставрацию старого режима, но перед нами совершенно новое явление, связанное со стремлением кибернетического капитализма к абсолютному контролю над обществом. Этот абсолютный контроль недостижим без современных средств коммуникации. Информация, приходящая в кодированном числом виде, приводит к идее видеть в числе основание для всеобщего контроля. Язык чисел своеобразный медиум, позволяющий все области человеческой деятельности свести к тому, что можно подсчитать. А на основе подсчета различить эффективное / неэффективное, а учитывая закон Парето 20/80 провести оптимизацию, которая будучи порождением симуляций, создаст очередной симулякр.

Число выступает универсальным медиумом, которое в глобализирующейся экономике и в киберпространстве является основным носителем смысла. Сама природа социального становится подчиненной коду 1/0. Из экономики это распространяется на другие сферы — науку, культуру, спорт… Политика, как сфера власти, управления, использует эти показатели для оценки человека (лоялен ли он власти?) при этом власть и деньги привели к введению показателей в область оценки функциональной деятельности человека, даже к его личностным качествам и его творческой деятельности.

Интересно, что Новый Левиафан, будучи искусственной конструкцией, сам пытается воспитывать и формировать нового человека. В Китае, например, это законопослушный гражданин, осуждающий то, что осуждает власть, ведущий здоровый образ жизни, прекрасный семьянин. Все эти показатели можно учесть — количество детей в семье, забота о родителях, количество подгузников, отсутствие скандалов… Все эти данные собираются в один регистр, где выводится точная характеристика человека. Это можно использовать против человека и для совершенствования человека. Например, в 2020 г. в Китае планируется ввести социальный рейтинг — в зависимости от набранных баллов все граждане будут распределены в четыре группы А,В,С, D… В целом мы видим, что в зависимости от правильно выполняемых функций человек занимает страту, становится представителем особого сословия, со своими правами, привилегиями, льготами, и он должен следить за тем, чтобы не лишиться своего места. Иначе, он превратиться в изгоя. Природа такого человека описана Бодрийяром в моделях тела, он пишет, что «для системы политической экономии знака базовой моделью тела является манекен. Возникнув в одну эпоху с роботом, манекен тоже являет собой тело, всецело функционированное под властью закона ценности, но уже как место производства знаковой ценности. Здесь производится уже не рабочая сила, а модели значения — не просто сексуальные модели исполнения желаний, но сама сексуальность как модель». Подчинение человека власти размазанной во фрактально-ризоматическом мире, означает подчинение его универсальному коду, выраженном в числе. Числовая характеристика считывается с видеокамер, социальных сетей, айфонов, гаджетов, шагомеров, отчетов и проч. Человек как живой субъект, обладающий телесностью, вытесняется за рамки социального и политического, обезличенный субъект рассматривается исключительно как носитель эффективного рейтинга. Распределение рейтинга между каждым манекеном, приведет к тому, что то что называется рабочим коллективом — отомрет совершенно, через какое то время разговоры о приватной сфере отомрут полностью.

Есть в этом сверхрационализированном обществе один недостаток, который проявляется даже не в борьбе с достижениями цивилизации, как это делают амиши в США или призывает делать Герман Стерлигов в России, а в том, что оно по сути ризоматическое и номадическое. Номадизм не различает центра и периферии, он требует движения в поисках ресурса для жизни, а социальные сети открыли перед человеком границы (обычный Левиафан этого не выносит), но ограничение соцсетей или подчинение их своей воле потребует и отмены миграций, прикрепления к месту прописки, но это и методы старого Левиафана. Новый Левиафан будет черпать силы для своего могущества в контроле над кодами, или над кодом, управляющим всем. Для этого, правда, ему нужен доступ к этим кодам, его инструменты работы с информационными потоками не должны знать ограничений в мире, но и таких Левиафанов много.

Интересно, что погоня за числовыми показателями, приводит к их фикции, они оказываются пустыми, как пусты научные статьи с низким качеством осмысления, как пусты книги, которые никто не читает. Наполняемость изданий пустыми статьями порождает фикцию науки, симулякры, как известно, спешат тиражировать себя и т.д. И мы обнаружим этот процесс в любой сфере функционально дифференцированного общества, но если функции мнимы, то тогда общество откатывается в сословную дифференциацию, что мы и наблюдаем. Кажущийся прогресс оборачивается социальным регрессом. Для политической сферы, как известно, это чревато разрушением государства, для экономики — крахом системы, а вот для человека ‑ обретением свободы. Свобода, выражающаяся в борьбе, в творческом горении, в агоне, будет стоять у истоков нового цикла цивилизации, где будет место и Левиафану и Бегемоту.

По материалам доклада А.В. Ярового на научной конференции АЧИИ Донского ГАУ, которая состоялась  в г.Зернограде в мае 2018 г.

Ссылка на сайт Дикое поле обязательна.

Марк Лоуренс: «Все мы — путешественники по жизни».

От редакции портала Дикое поле: публикуем интервью Марка Лоуренса, которое он дал перед поездкой в Россию на традиционные казачьи игры «Георгиевские Шермиции» 12-13 мая в окрестностях Старочеркасска. Выражаем признательность журналисту и переводчику Людмиле Шаповаловой за предоставленный материал.

— Сколько вы уже изучаете, практикуете боевые искусства и обучаете им? С чего это началось?

— Боевые искусства – это то, на чём я вырос. Ещё когда я был маленьким, я играл в Робин Гуда с мечом и боевым посохом. Я наблюдал за тем, как коренные американцы стреляют из лука. У нас  были дуэли на палках вместо мечей и с крышками от мусорных баков вместо щитов. Я учился стрельбе из винтовки по мишеням. Свой первый официальный урок я получил в 11 лет, это было карате: тогда я выучился базовым ударам кулаком, ногой, блокам, и тогда же я получил свою первую форму. Следующий мой тренер был парень из Кореи, с которым я подружился, когда работал на заправочной станции после уроков: мне тогда было 16, и я получил базовые навыки в борьбе кук суль вон. Преподавать я начал только в 1986 году, после фильма «Большие неприятности», который снимался в Маленьком Китае (район в Сан Франциско – прим. перев.). Как-то после съёмок мы с ребятами из съёмочной группы собрались дома у моего брата и начали обмениваться всем, что знали. Это было такое«дворовое дзюдо».

Поскольку я работал на скорой, я нередко использовал свои навыки в боевых искусствах, имея дело с сумасшедшими или агрессивными людьми в непосредственной близости. Мне пришлось частенько практиковать то, что называлось «джиу джитсу»: много захватов, блоков и удержаний на короткой дистанции. Мы обменивались опытом и практиковали разные штуки. Потом я жил своей жизнью, моему сыну исполнилось 5 лет, и он занимался дзюдо. Как-то я пошёл с ним на тренировку, и увидел, что у детей его возраста нет отдельного тренера. Так я и стал спортивным тренером. Потом на какое-то время я прекратил преподавать, пока в 2001 году один друг не попросил меня помочь ему, и мы вместе открыли в парке клуб по обучению корейскому карате. Я преподавал борьбу на мечах и тростях. Трость пришла со стороны моей жены-филиппинки: её друзья и родные познакомили меня с основными приёмами. Я стал мастером филиппинской борьбы пакамут и стал сертифицированным инструктором программы «Профессионалы борьбы арнис», реализуемой под эгидой правительства Филиппин.

Я занимался боевыми искусствами большую часть своей жизни. И, поскольку у меня есть дети, я преподавал практически беспрерывно. Моя цель — тренироваться в любой момент, когда это только возможно. Так я научился бою на охотничьих ножах у одного тренера, бою на ножах апачи – у индейца апачи. Я занимался индейскими томагавками, копьями, стрелял из лука. Я наблюдал за преподавателями боя на мечах и даже получил чёрный пояс по кенпо джиу джитсу.

13920643_1247775735273167_6468924517406279752_n

Native American Tomahawk and Knife seminar at the Bujikan Dojo in O.C. July 2016.

— Как случилось, что вы стали интересоваться русской шашкой? Что особенного в этом типе оружия?

— Это путешествие началось для меня с того, что моя жена – филиппинка, и у нас с ней родились дети. Я хотел, чтобы они никогда не опускали глаза, говоря о том, что они – филиппинцы. Я сказал им, что моя семья должна гордиться своим происхождением и изучать искусства единоборств своего народа. Когда мой сын Мэтью был подростком, он спросил меня: «А как же быть с нашими русскими и шотландскими корнями?» Я тренировался с одним шотландцем, который состоял в обществе Исторические европейские боевые искусства (HEMA – HistoricalEuropeanMartialArts). Он обучил меня владению палашом шотландских горцев.

Что касается шашки, то на английском не было никакой информации об этом оружии, поэтому я самостоятельно перевёл одно руководство, использовавшееся в дореволюционной русской армии. Мой сын подтолкнул меня к тому, чтобы обучиться владению шашкой, поскольку семья моего отца происходила из Кавказского региона. Многие говорили, что я рождён для боя с мечом и осваиваю технику владения им предельно быстро и хорошо. Так что шашка – это просто часть истории моей семьи.

18921876_1492914814064905_6133372854915728574_n

Master Felix Nalkov and Master Marc Lawrence at the National museum in Nalchek

— Кто ваши студенты? Чего они хотят добиться, приходя к вам в клуб?

— Наши студенты – представители всех видов деятельности. У меня занимаются офицеры полиции, военные, исторические реконструкторы, охранники, домохозяйки, бизнесмены, студенты, рабочие. Они хотят научиться защищать себя и свои семьи от всех видов угроз.

— Какова ваша жизненная философия?

— Моя жизненная философия состоит в следующем: все мы – путешественники по жизни, и этот путь – он не про пункты назначения, а про людей, которых ты встречаешь и опыт, который получаешь по ходу. Богатым тебя делает то, чему ты у них учишься и чем делишься с ними. Я верю, что не стоит искать неприятностей по жизни, поскольку они и так настигнут тебя, будучи частью бытия. Верю, что люди в разных частях света не так уж сильно различаются, поскольку по большей части они хотят жить со своими семьями в мире и видеть, как их семьи растут и процветают. Я верю, что каждый из нас должен найти свой путь в этой жизни. Быть добрым к тем, кто не может расплатиться с тобой – с пожилыми или бедными людьми. Быть человеком чести и держать своё слово. Защищать и помогать старикам и детям, поскольку дети – это будущее, а старики – это хранители жизненного опыта. Делать так, чтобы предки гордились тобой и тем, что ты сделал для своей семьи.

— Чего вы ожидаете от участия в шермициях?

— Я ожидаю встретить людей, похожих на меня, людей, которые любят русскую культуру и искусство единоборств. Я думаю, что найду их. Поскольку я–воссоздатель, которому нравится сохранять живую историю, я знаю, что найду здесь таких же, как я, людей, которые стремятся сохранить прежний опыт для будущих поколений.